Внутренние и внешние предпосылки перестройки

3 Дек 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Исторические предпосылки реформ в СССР во второй половине 1980-х годов назревали в течение длительного времени. В их основе лежали прежде всего глубочайшие технологические перемены, обо­значившиеся в развитых странах в 1960-е - 1970-е годы и означав­шие вступление человеческой цивилизации в качественно новую фазу развития. Очевидно, что отсутствие адекватной реакции со стороны советского руководства на это обстоятельство грозило СССР отстава-нием-'от Запада не на 10 или 20 лет, а «навсегда». Истощение эконо­мики страны в результате гонки вооружений, политическое, военное и экономическое давление со стороны блока НАТО во многом предоп­ределяли временные рамки начала преобразований.

Длительное время в советском обществе господствовала идеология. Строго централизованная система управления с монопольным положе­нием КПСС в системе власти предопределяла внедрение в обществен­ное сознание идейных стереотипов, которые разделялись правящей вер­хушкой. Фактически сохранялось положение, которое В.И. Ленин в свое время характеризовал следующим образом: «Вся юридическая и фак­тическая конституция Советской республики строится на том, что партия все исправляет, назначает и строит по одному принципу»1. Система партийных представлений была в наиболее концентрированном виде изложена в Программе КПСС, которая наряду с Основным законом го­сударства являлась по сути конституционным актом, ставящим доволь­но жесткие идеологические границы развития экономической, полити­ческой, социальной и духовной сфер. От уровня отражения в партийной программе жизненных реалий во многом зависело поступательное дви­жение всего общества. Программа, принятая в 1961 г. на XXII съезде КПСС, догматизировала советский опыт 1930- 1950-х годов, а все не­похожее на эту модель в политике, экономике, духовной сфере, рождав­шееся в других социал истических стра нах, рассматри валось ка к отступ -ление от социализма и «по определению» идеологически ошибочным и вредным. Об опыте развитых буржуазных государств говорить и вовсе не приходилось: им было положено «загнивать», вступая в новую фазу очередного «кризиса». Все это приводило к тому, что и в 1970-1980-е годы сохранялась прежняя природа общественных отношений.

Между тем страна к середине 1980-х годов постепенно сползала к кризисному состоянию. В середине 1980-х годов в СССР на потребле­ние (личное и коллективное) приходилось только 1/2 ВНП, тогда как в западных странах - 70-80%. В общем объеме промышленного про­изводства доля товаров потребления составляла в 1985 г. 25%, а средств производства и вооружения - 75%. Ситуация осложнялась и тем, что физический износ оборудования превысил в целом 40%, а во многих базовых отраслях он составлял 50-60% и более. Внешне си­туация не выглядела так драматично, поскольку по всем плановым и статистическим материалам производство военной техники объединя­лось с гражданским машиностроением. Реально же машиностроение в 1970-е и начале 1980-х годов росло примерно вдвое медленнее обще­го роста промышленного производства, что сделало импорт оборудо­вания на сумму около 15 млрд руб. в год абсолютно необходимым ус­ловием элементарного поддержания воспроизводственных процессов.

Глубокий кризис переживало сельское хозяйство. СССР был вы­нужден тратить ежегодно миллиарды долларов на закупку продоволь­ствия за рубежом. Старение техники и технологии, высокая доля руч­ного труда, низкое качество и продукции, и производительности труда, запущенность социальной сферы - все это объясняется прежде всего фундаментальными причинами, а не субъективной волей отдельных людей.

Необходимым фактором поддержания советской экономики на пла­ву продолжали оставаться валютные поступления. Средства, получае­мые от продажи нефти и газа, позволяли партийно-хозяйственной бю­рократии с оптимизмом смотреть в будущее и не торопиться с введени­ем даже объективно назревших экономических новаций. Большие на­дежды в этой связи возлагались на грандиозный проект «Уренгой-6», предполагавший добычу и транспортировку газа из Западной Сибири во Францию, Италию и Западную Германию.

После прихода к власти в США в 1981 г. ярого антикоммуниста Р. Рейгана целью нового американского президента и его администра­ции стало не столько сосуществование с советской властью, сколько фундаментальное изменение советской системы. СССР был провозг­лашен «империей зла», которая должна быть уничтожена. Средством достижения цели становилась экономическая война против Советско­го Союза.

Американская администрация предприняла энергичные усилия для срыва советских планов. В результате первая нитка газопровода всту­пила в строй с двухгодичным опозданием, а строительство второй нитки газопровода было вообще сорвано. Кроме того, США удалось добиться существенных изменений на нефтяном рынке. Особенно катастрофич­ным для СССР было падение цены на нефть в 1986 г.: если в ноябре 1985 г. один баррель стоил 30 долл., то через пять месяцев - всего 12. В результате СССР потерял около половины валютных поступлений.

Не менее пагубное влияние на советскую экономику оказала и но­вая американская линия в сфере гонки вооружений. С 1980 по 1985 гг. расходы США на оборону удвоились. Значительные средства были брошены на создание технологически сложных систем стратегическо­го оружия. Было выделено 26 млрддолл. на программу «Стратегичес­кая оборонная инициатива» (СОИ). Финансовые и военные перспек­тивы СССР выглядели весьма неблагоприятно: ограниченность ресур­сов и пробуксовывание в освоении достижений научно-технического прогресса усугублялись скоординированными усилиями Запада по ог­раничению доступа нашей страны к современным технологиям. Если в 1975 г. высокотехнологичные изделия составляли 32,7% советского импорта товаров, то в 1983 г. - только 5%.

Крайне неблагоприятные последствия для Советского Союза име­ли события в Афганистане. Как отмечают исследователи, ежегодно Афганистан требовал от СССР 3-4 млрддолл. на содержание 120-тысячного воинского контингента и ведение боевых действий. Война, унесшая почти 13 тыс. жизней советских солдат и офицеров, имела большой отрицательный международный резонанс, оказала значитель­ное негативное (и экономическое, и политическое, и моральное) влия­ние на внутреннюю жизнь СССР

Следует обратить внимание, что преобразования в СССР в середи­не 1980-х годов во многом стали результатом изменений в структуре властвующих слоев общества (номенклатуры)- Приход Л.И. Брежнева к руководству партией совпал с важным периодом в истории страны. В это время нарастало постепенное осознание исчерпанности экстенсив­ных методов развития и связанных с ними методов управления экономи­кой. Формировались предпосылки перехода к инновационному типу раз­вития, децентрализации системы принятия управленческих решений и повышения роли экономических регуляторов как обязательных условий поступательного движения народнохозяйственной системы. Это пред­полагало реорганизацию управления и передачу значительной части функций политических институтов субъектам экономической деятель­ности, т.е. политическая элита должна была делегировать значитель­ный объем властных полномочий элите экономической. Очевидно, что добровольно «делиться» властью брежневскому поколению руководи­телей, воспитанному в традициях жесткого административного подчи­нения, было трудно. Вместе с тем и остановить процесс эволюционного размывания системы «снизу» было невозможно.

Исследователи отмечают существование в СССР начала 1980-х годов рыночных отношений, хотя и в деформированной нетрадицион­ной форме. Роль денег здесь часто играли связи, возможности, дефи­циты, приводившие к тому, что административно-командная экономи­ка постепенно превращалась в экономику административного торга, или экономику согласований. Полагают, что в ходе такого взаимодей­ствия происходило неуклонное повышение влияния и самостоятель­ности ведомств и ослабление роли общегосударственных институтов. Распоряжение значительными материальными и финансовыми ресур­сами в условиях существования бюрократического рынка формирова­ло у значительного слоя управленцев соблазн преодолеть отчуждение от собственности.

Одним из важнейших социально-политических процессов этого периода было усиление позиций крупнейших региональных функцио­неров. В обмен на политическую поддержку Брежнева некоторые рес­публиканские, краевые и областные руководители получили немыс­лимую ранее степень автономии. Центральная же власть часто «закрывала глаза» на порядки, которые было все труднее называть социа­листическими.

Расширение действия элементов рыночных отношений происходи­ло и «снизу». Различные по интенсивности кампании по уничтожению мелкотоварного сектора большого успеха не имели. В 1970-х - начале 1980-х годов индивидуальные приусадебные хозяйства играли важную роль в снабжении населения некоторыми видами продуктов питания. Не­развитость отраслей легкой промышленности и социальной сферы при­водила к расширению нелегального производства товаров и услуг. В ре­зультате масштабы теневой экономики, существовавшей вне государ­ственного контроля, с середины 1960-х годов выросли в десятки раз.

Все это вело к ослаблению государственности и снижению общего уровня управляемости всей совокупностью социальных процессов. Необходимость перемен ощущалась всеми, однако пути выхода из кри­зиса еще предстояло определить.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!