Внешняя политика Августа

2 Янв 2017 | Автор: | Комментариев нет »

Вследствие сильного истощения государства, по­литической неустойчивости и всеобщей усталости Август вынужден был ослабить завоевательную по­литику и удовлетвориться защитой границ римского государства от покушений на них со стороны сосед­них государств и народностей. Эпоха Августа и его преемников — принцепсов I в. известна как период «римского мира» (pax Romana) и внутренней кон­солидации стран средиземноморского бассейна, вхо­дивших в состав римских владений.

В Анкирской надписи Август в отношении внеш­ней политики выдвигает два противоположных мо­мента. С одной стороны, он подчеркивает свое ми­ролюбие, но с другой — не забывает указать также на успехи римского оружия и дипломатии. «Храм Януса Квирина, — гласит 13-й параграф «Деяний», — который, по обычаю наших предков, запирался, ког­да во всех подвластных римскому народу землях и морях царил добытый победами мир, и который за все время от основания города до моей жизни запирался лишь дважды, в мой принципат, по постановлению се­ната, был заперт три раза».

Но миролюбие Августа, как видно из дальнейших параграфов, не помешало ему снаряжать сухопутные и морские экспедиции в отдаленные страны, завоевы­вать эти страны и облагать их данью. «Я расширил, читаем мы в 26-м параграфе Анкирской надписи, границы всех провинций римского народа, смеж­ных с племенами, не подчинявшимися нашей власти (quae non parerent imperio nostro). Мой флот поднял­ся по Океану до устья Рейна, на Восток до границ кимвров (ad fines cimbrorum navigavit), куда до сего времени не доходил ни один римлянин ни по морю, ни по суше».

По сравнению с Республикой принципат действи­тельно был эпохой мира; правда, войны в течение «римского мира» в I и II вв. н.э. никогда не прекра­щались, но разница была в масштабе и количестве извлекаемых из них выгод. При Августе войны велись на востоке, западе, се­вере и юге. На востоке самым крупным государством при Августе было Парфянское царство (Regnum Parthorum), между Каспийским морем и Индийским

океаном. В состав Парфянского царства входили мно­гие старые культурные народы — халдеи, персы, ми­дяне и др., большая же часть парфянского населения состояла из номадов и полуномадов. Управлялась Парфия царем, носившим титул «царя царей», имев­шим массу слуг, клиентов и рабов. Экономическая сила Парфянского царства состояла в посред­нической торговле между Дальним Востоком и Ри­мом. Центром посреднической торговли, денежных операций и ремесл была Селевкия на реке Тигре, один из самых больших городов античности (более 700 тыс. жителей); из других городов Пар­фии следует отметить Вавилон и Ктесифон, старинные культурные центры. Своего расцвета Парфия до­стигла при царе Ороде, в середине I в. до н. э., затем началась династи­ческая война, во время которой Ород был убит своим сыном Фраа- том, завладевшим его престолом под именем Фраата IV.

Внутренней слабостью Парфии объясняется легкость, с какой Ав­густ достиг значительных диплома­тических успехов в восточных де­лах. Дипломатическим путем римля­нам удалось укрепить свое влияние в ряде восточных царств, располо­женных между Римом и Парфией: в Каппадокии, Армении, Коммагене и Боспорском царстве. Не чувствуя себя прочно внутри и не веря в на­дежность своих вассалов, Фраат IV пошел на уступки: вернул римлянам знамена, отнятые в битве при Каррах (53 г.), и согласился на исправление границ. Границей между Римом и Парфией была при­знана река Евфрат (20 г.).

Возвращенные из Парфии знамена были помеще­ны в храме Марса Мстителя, выстроенном на новом Форуме Августа. В честь этого торжества в Риме были установлены ежегодные празднества, сооруже­на арка и выпущены монеты, напоминавшие об успе­хах в Парфии и Армении. Эти успехи Августа вос­певали близкие ему поэты.

Между Римом и Парфией установлены были от­ношения, способствовавшие развитию торговли. Ре­гулярную караванную торговлю поддерживали и пар­фяне и римляне, она способствовала экономическо­му подъему как римской Сирии, так и парфянской Месопотамии.

К востоку от римских провинций находились за­висимые от Рима царства: Понт, Каппадокия, Комма- гена и др. Боспорским царством во времена Августа правил после смерти Фарнака IV Асандр, признан­ный Римом и получивший, вероятно от Антония, ти­тул царя. Замужем за ним была дочь Фарнака IV Ди- намия. В 14 г. до н. э. Рим вмешался в боспорские дела. Боспорским царем посажен был понтийский царь Полемон, с ко­торым вынуждена была вступить в брак Динамия. Но власть Полемона была непрочной: в 8 г. до н.э. он был убит во время карательной экспеди­ции против одного из восставших племен. Последующие династы чека­нили монеты с изображением Авгу­ста, но верховная власть Рима в сущ­ности была номинальной.

Система зависимых царств сохра­нилась не всюду. Бывшее Галатское царство превращено было в провин­цию; Ироду Великому, получивше­му власть в 40 г. до н. э. и обязанно­му во многом Антонию, удалось со­хранить власть над Иудеей и сосед­ними областями и при Августе. По­сле смерти Ирода иудейское госу­дарство было поделено между его сыновьями, а затем главная часть его, Иудея, вошла в состав провинции Сирии и управлялась прокуратором.

В 25 г. до н.э. из Египта Августом направлены были войска в Счастливую Аравию (Arabia Felix). Экспедиция эта, ставившая, несомненно, своей це­лью установление контроля над торговыми путями, идущими в Индию, закончилась полной неудачей. В Киренаике и провинции Африки Августу пришлось отра­жать нападение южных племен.

Завоеванная Цезарем Нумидия была отдана Юбе II (сыну одноименного противника Цезаря), который воспитывался при дворе Августа и был женат на до­чери Антония и Клеопатры. В 25 г. до н. э. Нумидия была присоединена к провинции Африке, а Юба II по­лучил в управление Мавретанию.

После многих лет затишья и поражений достиг­нутые на Востоке успехи произвели сильное впечат­ление на римское общество и способствовали укреп­лению положения Августа. Выразителями обществен­ного мнения в то время были придворные поэты и пи­сатели. В их воображении победы Августа предста­влялись началом того момента, когда Рим, возглав­ляемый единым властелином, дойдет до границ Оке­ана и подчинит себе все народы мира. «От страны восхода солнца и до края его заката царит величие Империи. Никто не смеет нарушить приказов Цезаря... ни те, кто пьет воду голубого Ду­ная, ни геты, ни серы (китайцы), ни коварные персы (парфяне), ни уро­женцы далекого края у Дона». Восторженность Горация разде­ляли и другие поэты, современники Августа: Вергилий, Пропорций, Тибулл и др., увлеченные волной милитаризации. Сам Август с гордостью повест­вует об успехах восточной полити­ки Рима: «Ко мне бежали, умоляя о защи­те, цари парфянский и мидийский... парфянский и мидийский народ при­няли от меня через посредство сво­их послов просимых ими царей». Замирение Востока имело не только стратегическое, но и пер­востепенное коммерческое значе­ние — к римлянам переходила по­средническая торговля между Запа­дом и Востоком. Вновь открывались торговые пути и устанавливались торговые связи с восточными стра­нами — Китаем и Индией, занимавшими одно из пер­вых мест во внешней торговле Рима. «Ко мне, — гласит 31-й параграф «Деяний боже­ственного Августа», — индийские цари не один раз присылали посольства, никогда не виданные до тех пор ни при одном вожде... Нашей дружбы искали че­рез своих послов бастарны, скифы и сарматы, жив­шие по эту сторону Танаиса».

Включение в состав римских владений Египта обес­печивало за Римом торговые пути по Красному морю в Индию и по Нилу в глубь Африки — в Эфиопию. Через Египет шли торговые пути в Аравию и Ин­дию, откуда ввозились предметы богатой индийско- аравийской природы, пряности, предметы роскоши и туалета, хлопок, индиго, свинец. Страбон говорит о целых флотилиях, отправлявшихся на юг по Красно­му морю.

Не последнее место торговые интересы занимали и в северо-западной политике Рима. Многочислен­ные войны римлян на севере и западе имели целью обеспечить торговые пути и охранить границы от на­бегов соседних племен и пополнить пустевший не­вольничий рынок. Главный торговый путь шел через Альпы, на закрепление альпийских проходов и было направлено вни­мание Августа. Римлянам удалось покорить горные племена и за­крепить за собой дороги и золотые рудники и захватить рабов. Особен­но много труда стоило покорение племени салассов, живших в Циспа- данской Галлии (около Малого Бер­нара). После долгого сопротивления салассы в 25 г. потерпели жестокое поражение, многие погибли, остав­шиеся же в живых 44 тыс. человек были проданы в рабство с торгов.

Закрепление за Римом Альпий­ских проходов обеспечивало пра­вильную связь с Галлией, столица которой Лугудун (Лион) была связа­на с Италией дорогой, пролегавшей через Бернарский проход. Из Север­ной Италии до Лугудуна путь про­должался не более двух дней. Покоренные альпий­ские местности были разделены на три небольшие провинции, управлявшиеся прокураторами из всад­нического сословия.

Около того же времени Галлия в административ­но-политических целях была разделена на четыре провинции: Нарбонская Галлия (Gallia Narbonensis), Лугудунская Галлия (Gallia Lugudunensis), Белъги- ка (Belgica) и Аквитания (Aquitania). За исключе­нием Нарбонской Галлии, оставленной за сенатом, вся остальная Галлия была объявлена императорской провинцией и управлялась имперской бюрократией.

Одновременно с войнами с альпийскими племе­нами велась война в Испании с горными испански­ми племенами — астурами и кантабрами, жившими в северо-западной части полуострова. Военными опе­рациями против испанских племен руководил Випсаний Агриппа (29—19 гг )'. После многих усилий и трудов Агриппа покорил горные племена Испании, разрушил их «орлиные гнезда» и большую часть гор­ных жителей переселил в долину. В административ- но-фискальных целях Пиренейский полуостров был разделен на три провинции: 1) Тарракоискую (Tarraconensis), или Ближнюю, Испанию (Hispania Citerior), 2) Лузитанию (Lusitania) и 3) Бетику (Baetica), или Дальнюю Испанию (Hispania Ulterior). Каждая из названных провинций делилась на не­сколько округов (civitates)2.

Стремление удержать Галлию приводило римлян к столкновению с германцами, где недовольные гал­лы находили убежище и поддержку против римлян В 12 г. до н.э. римское войско под начальством Дру­за Клавдия Нерона, пасынка Августа, перешло Рейн и продвинулось далеко в глубь Германии. Оперируя с суши и с моря, римляне в походах 12—8 гг. захва­тили всю северную часть Германии до Эльбы, обра­зовав из покоренных земель новую провинцию Гер­манию. Одновременно с покорением зарейнских обла­стей шло покорение придунайских земель (14—9 гг.), населенных гетами и другими варварскими народно­стями. Помимо торговых мотивов и захвата рабов при покорении северных народностей, в особенности германцев, первостепенное значение имело приобре­тение военной силы. Из покоренных областей наби­рались вспомогательные отряды (auxilia), значение которых в составе римской армии все возрастало. На этом, собственно, успехи римлян в Германии и окон­чились.

Однако центр тяжести внешней политики Авгус­та лежал на Дунае и на Рейне, так как именно здесь границы империи являлись особенно ненадежными. В 16 г., под предлогом защиты Истрии от набегов варварских племен, был предпринят поход на север против таврисков, в результате которого образова­лась новая провинция Норик (Штирия и часть Карин- тии), богатая железом и золотом. В следующем году были покорены племена ретов и винделиков (в Цент­ральных Альпах и на Верхнем Дунае). Несколько по­зднее здесь образовали провинцию Рецию. Наконец, в течение четырех лет (12 — 9 гг.) тяжелой войны, которую римские войска вели под начальством Ти­берия Клавдия Нерона, пасынка Августа, были поко­рены паннонцы, жившие в нынешних Австрии и Вос­точной Венгрии. Их область позднее была обраще­на в провинцию Паннонию.

В итоге всех этих завоеваний северная граница империи пошла по Верхнему и Среднему Дунаю. Ли­ния Нижнего Дуная также требовала укрепления. С этой целью была покорена Верхняя Мёзия (Югосла­вия), населенная гетами, и присоединена к Македо­нии. Нижнюю Мёзию (Северную Болгарию) Август присоединил к вассальному фракийскому царству Котиса, на которого была возложена ее защита.

Таким образом, дунайская граница была обеспе­чена. Оставался Рейн, где положение являлось осо­бенно тревожным. Германцы неоднократно переправ­лялись через Рейн и опустошали Галлию. Такие на­беги имели место, например, в 29, 17 и 12 гг. К тому же 1 ерманцы поддерживали восстания галльских пле­мен. Август решил нанести сильный удар по герман­ским племенам. Пасынок Августа Друз Клавдий Не­рон в течение нескольких кампаний 12—9 гг. проник в Западную Германию вплоть до Эльбы, действуя на суше и с моря. Возвращаясь из последнего похода, Друз неудачно упал с лошади и вскоре умер. Герман­скую войну продолжал его старший брат Тиберий. В кампаниях 8—7 гг. до н.э. и 4—5 гг. н.э. власть римлян в Германии еще более расширилась и окреп­ла. Одновременно на германцев шло наступление и с юга, от дунайской границы.

В 6 г. н.э. Тиберий начал большое наступление на племя маркоманнов. Их вождь Маробод создал сильное варварское королевство на территории ны­нешней Чехии. Хотя он вел себя очень осторожно по отношению к римлянам, но возбудил их подозре­ния реформой военного дела по римскому образцу. Его войско насчитывало до 75 тыс. человек.

Римляне планировали нанести двойной удар из Паннонии и Германии. Но в этот момент в тылу у Ти­берия вспыхнуло восстание паннонцев и далматов, ненавидевших римскую власть. Поводом к восстанию послужил набор войск для германского похода.

Общее состояние провинций в последние годы правления Августа не было спокойным, повсюду происходили брожения и росло недовольство фискальной политикой Рима, поборами и вербовками. Брожение имело место во всех про­винциях Египта, Испании, Галлии, но особенно сильно оно было в двух северо-восточных провинциях — Далмации и Паннонии. Долго накоплявшееся недовольство перешло в 6 г. н.э. в откры­тую войну. Воспользовавшись отъездом наместника провинции Марка Валерия Мессалы на германский фронт, далматинцы вос­стали, уничтожили оставшийся римский гарнизон и уже готовы были идти на самый Рим. К далматинцам присоединились паннон- цы. Общее число восставших, по свидетельству Веллея Патерку­ла, доходило до 800 тыс. человек, из них 200 тыс. находились под оружием при 9 тыс. кавалерии.

Под влиянием тревожных слухов, приходивших из мятежных провинций, общественное настроение в Риме в эти годы было от­чаянное, создавшееся положение сравнивали со временем второй Пунической войны. Общему настроению поддался и сам импера­тор, говоривший в одной из своих речей в сенате,что враги через 10 дней возьмут Рим. В спешном порядке производился набор войск, отовсюду стягивались ветераны, вербовались в войска рабы и вольноотпущенники; вновь навербованные легионы немедлен­но же отправлялись на фронт, был дан приказ о переброске вос­точных легионов в Иллирик.

Повстанческая армия образовала три фронта: одна часть дви­нулась через Триест в Италию, вторая — на Салоны, а оттуда в Македонию, третья же, паннонская армия, концентрировалась около Сирмия. Положение римлян ухудшалось еще тем, что в самом Риме в эти годы на почве продовольственных затрудне­ний происходили волнения, отвлекавшие внимание правитель­ства; не было спокойно также и в других провинциях, в особен­ности в соседних Галлии и Германии. И тем не менее, несмотря на столь отчаянное положение, Рим преодолел и эту опасность. Отправленный с 15 легионами на театр военных действий Гер- маник, пасынок Августа, с большим трудом и потерями подавил восстание.

Пять дней спустя по окончании далматинской войны в Рим пришло известие о разгроме Квинтилия Вара в Германии. Восстание в Паннонии подняло дух германских племен, объеди­ненных князем из племен херусков Арминием, мечтавшим о со­здании германской федерации. Поводом к восстанию послужила неосторожная политика римского наместника Публия Квинтилия Вара, обложившего германцев налогом и ограничившего самостоятельность племенных князей, отменившего ро­довую месть, родовые суды и т. д. В 9 г. н.э. Квин- тилий Вар, завлеченный Арминием в засаду, с от­рядом в 20 тыс. человек пехоты и 9 тыс. кавалерии был уничтожен германцами в Тевтобургском лесу (Teutoburgiensis saltus), на север от города Оснабрюка. Поражение Вара являлось следствием двух при­чин — неосторожной политики римского наместни­ка, с одной стороны, и усиления германских племен — с другой. Под влиянием соприкосновения с римской культурой и внутреннего роста германские племе­на крепли, от кочевого образа жизни переходили к оседлому, основывали городские поселения (oppida), составляли федерации и успешно отража­ли нападения римлян.

Известие о поражении Вара в Риме благодаря своей внезапности произвело тяжелое впечатление. Город был переведен на положение усиленной ох­раны. Сам принцепс был в полном отчаянии, рвал на себе одежду, бился головой о стену, в течение нескольких месяцев не брился, беспрерывно повто­ряя одну фразу Quintili Vare, legiones redde! (Квин- тилий Вар, верни легионы!)1. Сверх всего негодова­ние и глубокая печаль дряхлеющего принцепса уси­ливалась сознанием невозможности, при оскудении Италии людьми, вновь навербовать три отборных легиона взамен погибших в непроходимых лесах Германии.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!