Видовая продолжительность жизни

17 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Возраст, к которому жизнеспособность ослабевает настоль­ко, что смерть становится неизбежной, колеблется в некоторых пределах вокруг величины, называемой биологической, или видо­вой, продолжительностью жизни, то есть характерной для чело­века как одного из видов (Homosapiens) живых существ. При этом следует понимать, что видовой продолжительности проти­востоит индивидуальная продолжительность жизни, которая мо­жет и превзойти видовую, и «не дотянуть» до видовой. В 1996 г. все средства массовой информации сообщили почти одновре­менно две сенсационные новости из Франции, одну — печаль­ную, другую — обнадеживающую. Первая: умер экс-президент Франции Франсуа Миттеран, не дожив нескольких месяцев до восьмидесятилетия. Вторая: в Книгу рекордов Гиннесса занесе­но имя дотоле мало кому известной француженки Жаннет Каль-мен, которая отметила свое 120-летие и признана самой старшей (вот так деликатно: не старой, а старшей) женщиной планеты. Правда, и она недолго прожила после юбилея.

Если взглянуть на эти известия с точки зрения демографии, то Миттеран, человек, покоривший многие интеллектуальные и политические вершины, не смог преодолеть «пик смертности», хотя и приблизился вплотную к видовой (биологической) продолжительности жизни. Как мы увидим, именно эту цифру — 80—85 лет — чаще других возрастов называют величиной видо­вой продолжительности человеческой жизни.

Еще во времена Мечникова шли споры о том, каков по чис­лу лет этот видовой предел. Сравнивая видовую продолжитель­ность жизни различных животных с периодами их роста, пыта­лись вывести общий коэффициент для расчета продолжительнос­ти жизни для всех животных, заодно и для человека. Так, ло­шадь растет до 4, а живет до 25—30 лет, рогатый скот растет в течение 5 лет, а живет до 35—40. Путем нехитрого деления сро­ка жизни на время роста получали искомый коэффициент — 6—7. Отсюда следовал вывод: человек растет до 14 лет; умно­жив эту цифру на 6 или 7, получаем видовую продолжитель­ность жизни — 90—100 лет. Французский естествоиспытатель Жорж Луи Бюффон (1707—1788) еще двести лет назад утверж­дал, что продолжительность жизни в б или в 7 раз дольше пери­ода роста, который занимает у человека 14 лет, следовательно, продолжительность равняется 90—100 годам. Несколько позже соотечественник Бюффона физиолог и врач Пьер Жан Флуранс (1794—1867), в принципе согласившись со своим предшествен­ником, увеличил время роста до 20 лет, а число периодов из­менил на 5 и в конечном итоге пришел к тому же числу — 100 лет. Примечательно, что оба француза были почетными члена­ми Петербургской академии наук.

Спорили еще и о том, что принимать за критерий времени роста. Некоторые авторы предлагали считать мерилом время окончания сращивания длинных костей своими конечными сег­ментами (эпифизами). Тогда бы время роста человека равня­лось 20 годам, следовательно, видовая продолжительность жиз­ни вырастала бы до 120—140 лет.

Недавно сразу несколько издательств выпустили на русском языке книгу англичанки Джустии Гласе с весьма характерным названием — «Жить до 180 лет». Методика расчета уже знако­мая, отличие лишь в том, что продолжительность жизни любого организма может составить от 7 до 14 периодов времени, за кото­рое этот организм достигает зрелости. Человек, по мнению ав­тора, достигает зрелости не ранее чем в 20—25 лет, следователь­но, жизнь может продолжаться до 280 лет. Коли так, то непо­нятно, почему автор-исследователь отбирает целых 100 лет и ос­тавляет человеку «лишь» 180 лет для жизни. В круг своих еди­номышленников Дж. Гласе включает некоего доктора Кристо-ферсона из Лондона, который заявляет, что «человек может про­жить 300, 400, 1000 лет, если его организм обеспечивается все­ми необходимыми для жизнедеятельности веществами», а также Роджера Бэкона, того самого, который верил в «философский камень» алхимиков и утверждал, что человек может прожить 1000 лет. Еще один «веский аргумент», приводимый в назван­ной книге в поддержку идеи автора, — Мафусаил, который, если верить Ветхому завету, прожил 960 лет.

Оставим пока в стороне старика Мафусаила и разберемся с методой, построенной на соотнесении продолжительности роста с продолжительностью жизни. Почему расчеты, в какой-то мере ' верные для животных, оказываются нереальными для человека? Ответ, видимо, следует из того, что человек, в отличие от ос­тальных биологических существ, является, как мы уже отмеча­ли, существом социобиологическим, то есть все процессы, в том числе и биологические, у него и для него являются социальны­ми. Во второй половине XIX в. многие естествоиспытатели, увлеченные учением Ч. Дарвина, переносили его теорию естест­венного отбора на человека и человеческое общество. В какой-то мере эту точку зрения разделял И. И. Мечников, но в даль­нейшем он четко разграничил влияние социального и биологи­ческого, утверждая, что «естественный отбор, дойдя до челове­ка, преломляется, как луч в призме. Это уже не он больше!»

Демографы часто используют аллегорию с шарами: длина пути брошенного шара соответствует длине человеческой жизни. Шары, сразу выпавшие из рук бросавшего, — это младенческие смерти, не долетевшие до цели — случаи преждевременной смер­ти, попавшие в цель — это и есть естественная смерть старых людей. Необходимо учитывать, что длина пути каждого шара зависит от характера поверхности, по которой он движется. Шар, брошенный по травянистому полю, скоро остановится, а тот, что движется по зеркалу паркета, будет катиться до противопо­ложной стены.

Другая распространенная аллегория — свеча. Когда рождает­ся новый человек, она зажигается. Свеча может потухнуть сразу же, может догореть до половины, а может гореть до блюдечка, на котором она стояла, — все зависит от условий, от сквозняков в комнате.

Длину пути шара определяет сила трения, время горения свечи — сила ветра. Длину человеческой жизни во многом определяют социальные трения и ветры истории. В трудах И. П. Павлова, как и в работах его предшественни­ка И. М. Сеченова, которого Павлов почитал своим учителем и называл «отцом русской физиологии», одно из центральных по­ложений заключается в том, что формирование сложнейших ак­тов психической (по тогдашней терминологии — «душевной») де­ятельности ведущее место принадлежит, как выражался Сеченов в своей знаменитой работе «Элементы мысли», «условиям сущест­вования».

Изучая высшую нервную деятельность животных, Павлов видел основную цель своей работы в раскрытии закономернос­тей психической деятельности человека, но он не считал воз­можным перенесение на человека закономерностей, открытых при изучении собаки. Он указывал, что особенности высшей нервной деятельности человека «поражающе резко выделяют его из ряда животных». И условия существования человека, и осо­бенности его высшей нервной деятельности делают бессмыслен­ными, некорректными расчеты предельной продолжительности жизни человека по животному типу.

По-разному определяемая величина видовой (биологической) продолжительности жизни колеблется от 70 до 200 лет и боль­ше. И. И. Мечников говорил о 125 годах. А. А. Богомолец добавлял к этому числу еще 25—35 лет. В 70-е гг. Б. Ц. Урла-нис, взяв в качестве основного ориентира продолжительность жизни в наиболее передовых и благополучных странах, путем сложных расчетов и построения кривых пришел к выводу, что видовая продолжительность жизни человека составляет 86 лет для мужчин и 88 лет для женщин, однако сам он говорил о до­вольно приблизительном характере этих величин. Чаще всего ученые называют нормальным лимитом жизни 100 лет. Их оп­поненты считают, что установка на этот возраст в качестве "Цели, к которой надо стремиться, лишена биологических оснований и не имеет статистических доказательств.

Урланис довольно язвительно опровергал 100-летний рубеж, считая, что в этом сроке сказывается магнетизм круглого числа, которое само по себе является результатом принятия человеком десятичной системы счета. Эта последняя, в свою очередь, ос­новывается на числе пальцев обеих рук или обеих ног у челове­ка. На каком же основании можно утверждать, что длина жизни человека определяется числом пальцев его рук или ног, умно­женным на 10? Ясно, что, исходя из 100-летнего срока, люди принимают желаемое за действительное и к тому же (правда, это относится только к русским авторам) не удерживаются от со­блазна поддаться словесной близости понятий «век — человек». Другое дело, что 100-летний возраст не является недостижимым для человека, некоторые люди преодолевают эту планку. Но при расчете видовой (биологической) продолжительности жизни сле­дует ориентироваться не на уникальные, максимально возмож­ные сроки жизни, а на массовые статистические данные о ее продолжительности.

Видовая продолжительность жизни должна служить реальным ориентиром для увеличения средней ожидаемой продолжительности предстоящей жизни. Разница между этими двумя величи­нами — это резерв, который вполне может быть освоен даже без чудо-открытий в биологии и медицине, а путем улучшения ус­ловий и образа жизни. Многое здесь зависит от самого челове­ка. Ведь говорят, что человек сам кузнец своего счастья, и к этому афоризму можно дописать: и длины своей жизни. Но для достижения предельного возраста необходимо вести правильный образ жизни, прикладывать усилия не в старости с помощью врачей, а в молодости с помощью физической культуры в самом широком понимании этого слова, не сводя все дело к физичес­ким упражнениям.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!