Великое переселение народов

20 мая 2017 | Автор: | Комментариев нет »

Напор германцев на римские границы особенно чувствительным становится со второй половины IV в., с династии Валентинианов, со времени так называе­мого великого переселения народов. Толчок к ве­ликому переселению народов исходил из Централь­ной Азии. В IV—V вв. в Азии происходил процесс, аналогич­ный великому переселению в Европе. Казалось, весь мир пришел в движение. Азиатские государства — Китай, Индия и Персия — испытывали постоянные

толчки и давления со стороны многочисленных тюр- ко-монгольских народностей, просачивавшихся через границы названных стран. Часть тюрко-монгольских народностей — хиунг-ну, или гунны, — в своем дви­жении с востока на запад в поис­ках пастбищ для скота и земли для людей достигли Каспийского моря и через Каспийские ворота пробрались до низовья Волги и Черного моря. Под напором гун­нов пришли в движение герман­ские племена готов (gothi, gothones); восточные готы (остго­ты) потеснили западных готов (вестготов). Часть готов подчини­лась гуннам, признала гегемонию гуннского хана и вошла в состав Гуннского ханства. Другая же часть готов продвинулась к рим­ским границам, осев на террито­рии Римской империи на правах федератов1. Но, не удовлетворив­шись отведенными ей землями, орда готов взяла марш на восток, в направлении Константинополя. Попытка императора восточной половины империи Валента за­держать готов окончилась неуда­чей. В ожесточенной сече при Ад­рианополе в 378 г. Валент II был разбит и убит.

В конце IV и первые десятилетия V в. Римская им­перия переживала настоящую катастрофу. Центро­бежные силы развернулись во всю ширь. Повсюду по­дымались узурпаторы, происходили восстания, за­хваты городов и поместий, в Африке вновь поднялись донатисты, провинции провозглашали себя самосто­ятельными империями, дезертирство и разбойничество.

Валент II, понимая, что ему одному не справиться с го­тами, вызвал из Галлии Грациана, только что отразившего набег аламанов. Грациан двинулся на помощь, но еще до его прибы­тия Валент II дал бой готам под Ад­рианополем (9 августа 378 г.). Рим­ская армия потерпела поражение, а сам император погиб. Есть основа­ния думать, что часть его войска, состоявшая из варваров, перешла на сторону готов.

Битва при Адрианополе имела огромное всемирно-историческое значение. Историк Аммиан Марцел- лин сравнивает ее с битвой при Каннах (Amm. Marc., XXXI, 13, 19). Но если после разгрома при Кан­нах мощная Римская республика на­шла в себе силы для продолжения борьбы и добилась победы, то в 378 г. дряхлая Римская империя, изне­могавшая в борьбе с внешними врагами и подтачиваемая внутрен­ними противоречиями, уже не мог­ла оправиться от полученного ею жестокого удара, что и сказалось на всем последующем ходе событий. Гибель лучших кадровых отрядов римских войск и руководящей час­ти военачальников в битве при Ад­рианополе нанесла сокрушительный удар по всей системе вооруженных сил Римской империи. С этого мо­мента римское правительство ока­залось не в состоянии в течение многих лет выставить значительную армию и было вынуждено оконча­тельно доверить защиту границ Империи и поддержание «порядка» внутри наемным отрядам варваров.

На Востоке наступило относитель­ное спокойствие, которое дало воз­можность Феодосию I заняться цер­ковными делами. При его энергич­ной поддержке ортодоксальное тече­ние окончательно взяло верх над арианством. Вместе с тем были унич­тожены последние остатки языческо­го культа: жертвоприношения запре­щены, храмы разрушены. Официаль­ное торжество христианства сопро­вождалось массовыми погромами и уничтожением уцелевших до тех пор центров античной культуры. Одним из наиболее крупных погромов тако­го рода было сожжение александ­рийской толпой храма Сераписа, где погибли остатки александрийской библиотеки (391 г.). Несколько позд­нее в Александрии же христианами была растерзана Ипатия, женщина- философ, школа которой пользова­лась громкой известностью.

Тем временем император Гра­циан пал жертвой борьбы двух пар­тий, образовавшихся среди арис­тократии: римской и варварской. Грациан явно симпатизировал вар­варам, выдвигая их на руководящие посты в армии и в администрации. Реакцией на эту политику явилось восстание римских элементов ар­мии, провозгласивших императо­ром правителя Британии Магна Клемента Максима. В борьбе с ним и погиб Грациан (383 г.).

После этого в западной полови­не империи начался десятилетний период гражданских войн и узур­паций, в которые вмешался и Фе­одосий I. Одним из наиболее ин­тересных моментов этого периода было провозглашение в 392 г. им­ператором Запада богатого и об­разованного римлянина Евгения.

Он стал оказывать покровитель­ство язычеству, против чего решительно выступил Феодосий I. На границе между Северной Итали­ей и Иллирией войска Евгения были разбиты, а сам он убит (394 г.).

«Готы рассеялись по всему бе­регу Фракии и шли осторожно впе­ред, причем сдавшиеся сами рим­лянам их земляки или пленники указывали им богатые селения, особенно те, где можно было найти изобилие провианта. Не говоря уже о прирожденной силе дерзости, большой помощью являлось для них то, что со дня на день к ним присо­единялось множество земляков из тех, что в первые дни перехода на римскую землю, мучимые голодом, продавали себя за глоток скверно­го вина или за жалкий кусок хлеба. К ним присоединялось много рабо­чих с золотых приисков, которые не могли снести тяжести оброков: они были приняты с единодушного со­гласия всех и сослужили большую службу блуждавшим по незнакомым местностям готам, которым они по­казывали скрытые хлебные магази­ны, места убежища туземцев и тай­ники» (История, XXXI, 6, 5, 6).

Грациан, которому снова при­шлось вернуться в Галлию для от­ражения аламанов, назначил авгу­стом Востока Феодосия, сына пол­ководца Валентиана.

С большим трудом Феодосий I набрал войско, включил в него часть готов и начал планомерную борьбу с варварами, вытесняя их из Фракии. Однако усмирить готов удалось только при помощи вернув­шегося Грациана. Готы в качестве союзников» (федератов), обязан­ных нести военную службу, были снова водворены в Мёзии (382 г.). во приняли неслыханные до того времени размеры, как это можно заключить на основании многочислен­ных документов конца IV и в особенности V в., от­носящихся к данному вопросу1.

Со всех сторон напирали варвары. Перемещение войск с восточных границ на запад ослабило восточный фронт и тем самым ускорило продвижение гуннов в Ар­мению, Фракию, Малую Азию и Сирию. Грецию опус­тошали вестготы под предводительством Алариха, а мар- команны со Среднего Дуная прорвались к Адриатике.

В последний раз Римскую империю собрал и объ­единил Феодосий I Великий, преемник Грациана. Но это объединение было чрезвычайно кратковремен­ным, продолжалось всего только один год. После

смерти Феодосия I (395 г.) его преемниками остались два его несовершеннолетних сына — Аркадий и ГЪ- норий. С этого времени наступает период глубокого разложения государственной власти, понижения пре­стижа императора и господства временщиков, опеку­нов императоров. Большая часть императорских опе­кунов, фактических правителей государства, выходила из варваров, чаще всего из германцев. Опе­кунами римских императоров становились влиятель­ные германские вожди, имевшие большие поместья, содержавшие на свой счет дружины и располагавшие массой клиентов и рабов. В качестве высших санов­ников Римского государства (римских патрициев) варварские вожди по своему усмотрению смещапи и назначали римских императоров, пока, наконец, сами не превратились в римских императоров.

Согласно воле умершего императора, опекуном Ар­кадия, (395—408 гг.), августа восточной половины им­перии, был назначен галл Руфин, а Гонория (395—423 гт.) — вандап Стилихон (Stilico), прославившийся по­бедами над бастарнами, готами, гуннами и аланами. Ко всем прочим, разлагавшим римскую государственность силам прибавилась еще новая сила — вражда восточ­ного и западного дворов. Неприяз­ненные отношения между восточным и западным двором и смертельная враж­да между опекунами молодых импера­торов — Руфином и Стилихоном — вконец ослабили силу сопротивления римлян прорвавшимся через границы варварам.

Ненавидевшие друг друга Руфин и Стилихон поочередно обращались за поддержкой к готскому вождю Алариху (Alaricus), втягивая его та­ким образом во внутренние дела им­перии и тем самым подготовляя поч­ву для последующего захвата Рима германцами.

После устранения Руфина Стили­хон сделался единым главой государ­ства, привлекшим на свою сторону старую знать рядом выгодных для нее реформ — сложением тяготевших на аристократических поместьях дол­гов, заменой поставки рекрутов невы­соким денежным налогом и т. д.

И тем не менее дружба Стилихона с аристократией продолжалась недол­го. При дворе имелась группа патри­отов — римлян, подозрительно отно­сившаяся как к самому варвару Стили- хону, так и к окружавшей его свите германцев. Патриотам удалось настро­ить против влиятельного временщика императора Гонория, войти в соглашение с патриотиче­ски настроенным офицерством и вызвать ряд восстаний, наиболее серьезным из которых было восстание Гилдо- на в Африке. Отпадение Африки тотчас же отразилось на снабжении столицы, вызвав ряд серьезных взрывов не­довольства, возникших на почве голода. Стилихону уда­лось разбить Гильдона (398 г.), но вслед за этим после­довало вторжение в Италию Алариха, действовавшего с согласия императрицы Евдоксии, жены Аркадия.

В 401 г. вестготы из Иллирика, где они тогда на­ходились, двинулись на Италию, но при Полленции и Вероне (402 г.) Аларих был разбит и согласился заключить мир с Римом при условии уступки ему ча­сти территории. Условие было принято, вестготы по­лучили земли в бассейне реки Савы.

На этом дело не остановилось. За вестготами подня­лись остготы, аланы, вандалы, свевы, бургунды, аламаны и многие другие германские и негерманские племена.

Недовольная политикой уступок партия патриотов обвинила Стили­хона в государственной измене, убе­див в этом слабовольного, поддавше­гося различным влияниям Гонория. Стилихон был осужден и обезглавлен (408 г.).

Смерть Стилихона послужила поводом для нового вторжения вест­готов в Италию. Требуя исполнения договора, заключенного со Стилихо­ном, Аларих два раза осаждал Рим и наконец 14 августа 410 г. взял сто­лицу мира, подвергнув ее жестоко­му разграблению, захватил массу до­бычи и военнопленных, в том числе дочь Феодосия Великого, сестру Го­нория, Плацидию1.

В качестве выкупа Аларих полу­чил 5 тыс. фунтов золота, 30 тыс. фунтов серебра, 3 тыс. дорогих пур­пуровых одежд, 4 тыс. шелковых камзолов, 3 тыс. фунтов перцу и многое другое. Для уплаты наложен­ной дани сенат приказал произвести конфискацию храмовых и частных имуществ и перелить дорогие вещи и статуи, в том числе и статую Рим­ской доблести (Virtus), символ рим­ских побед, славы и господства.

В своем движении от Равенны до Рима готский вождь почти не встре­чал никакого сопротивления. Высшие классы были со­вершенно деморализованы и неспособны к сколько- нибудь напряженной борьбе, чиновники продажны и трусливы, низшие же классы смотрели на Алариха как на своего избавителя и переходили на его сторону.

Во время осады Рима рабы-германцы устроили по­гром своих господ, открыли Алариху Саларийские во­рога и в количестве 40 тыс. перешли на его сторону2.

В ненависти к римскому госу­дарству объединились варвары, рабы и свободные. К своим про­тивникам Аларих относился с полным презрением. «Чем гуще трава, тем легче ее косить», — ответил вестготский конунг на сообщение о большом числе предполагаемых защитников Рима. На современников взятие «вечного города» произвело по­трясающее впечатление.

«Страшный слух, — повест­вует римский писатель Иероним (335—420 гг.), современник это­го события, — пронесся с запа­да: Рим в осаде, спасение граж­дан покупается золотом, их вновь осаждают, уже ограблен­ных, чтобы после имущества ли­шить и жизни. Срывается голос, и рыдание мешает продолжать письмо. Покорен город, который покорил всю вселенную!»

Далее Иероним описывает от­чаянное состояние римских граж­дан во время осады.

«Рим погиб не столько от меча, сколько от голода и болез­ней.. Безумие голодающих дошло до пределов: рвали друг друга, мать не щадипа грудного младен­ца своего, и ее чрево вновь при­нимало то, что она родила»1.

В известной мере захват Рима Аларихом можно считать концом Римской империи и греко-рим­ской античности. Город Рим по­сле разграбления вестготами продолжал существовать и даже заново отстроился, но это уже не был старый императорский Рим. Рим V в. более походил на сред­невековый папский город со мно­жеством церквей и церковных зданий. Перенесение столицы из Рима на север Италии, в Равенну, и особенно захват «мировой сто­

всемогуществе церкви и ее главы, «единственного защитника и отца города», римские императоры вне зависимости от их субъек­тивных настроений в вопросах религии должны были серьезно считаться с христианской церко­вью и папским авторитетом. В этом заключается причина изда­ния многочисленных декретов об «очищении» языческих храмов и водружении на них «знака святой христианской религии» (креста). Преследования языческой рели­гии, все еще имевшей немалое число сторонников, и декреты в интересах ортодоксальной церк­ви совпадали с периодами пора­жений, общественных бедствий, эпидемий и голодовок и, следова­тельно, с ослаблением государ­ственной власти. Таковы выше­приведенные декреты Гонория и Феодосия II о конфискации хра­мовых имуществ, запрещении языческих празднеств и культа.

После разграбления Рима Аларих взял путь в хлебородные части Италии — Кампанию, отту­да в Сицилию — и затем в Афри­ку, главную житницу Римской им­перии. Однако этот план не был осуществлен вследствие трудно­сти перехода и внезапной смерти вождя. Аларих умер в Консенции 34 лет от роду. Вождь готов был погребен с большим почетом в могиле, вырытой арабами, в боль­шом числе находившимися в его стане, на дне реки Бузент. После того как могила Алариха со мно­жеством сокровищ была зарыта, река была возвращена в свое рус­ло, арабы, знавшие местонахож­дение могилы, были убиты1.

Преемник Алариха, его племян­ник Атаулъф, отказался от завоева­ния Африки и повернул в Галлию.

лицы» варварами, свидетельство­вавшие о полном упадке рабовла­дельческой государственности и ослаблении императорской вла­сти, способствовали возвышению церкви и ее главы — римского папы. Функции светского импера­тора переходили к церковному императору — папе, переговоры с варварскими королями, заведы- вание финансами, благотвори­тельность, образование, устрой­ство зрелищ и развлечений и пр. переходили к церкви. При таком

Толчок перемещения народов по-прежнему исхо­дил от гуннов. При Аттиле Гуннское ханство достиг­ло колоссальных размеров, растянувшись от Кавка­за до Рейна и Дуная. На востоке верховенство Атти- лы признавалось до китайской стены. Гуннское хан­ство представляло громадную, но слабо спаянную фе­дерацию, состоявшую из массы самых разнообразных племен — скифов, сарматов, аланов, франков, руги- ев и пр. Входившие в состав Гуннского ханства княжества управлялись собственными князьями, вассалами верховно­го хана.

Объединивший под своей властью все части Гуннского ханства Аттила (434—453 гг.) подчинил своему влиянию пра­вый берег Дуная, имея намере­ние в дальнейшем распростра­нить свою власть на Балкан­ский полуостров и Фракию, вплоть до Константинополя.

Император Восточной импе­рии Феодосий II (408—450 гг.), не могший задержать движение Аттилы, пошел на уступки, за­платил единовременно 6 тыс. фунтов золота и, при­знав себя вассалом гуннского хана, согласился на уплату ежегодной дани в 700 фунтов золотом и ус­тупил часть территории.

После заключения мира с Феодосием II Аттила с востока повернул на запад в долину Дуная и по Верхнему Дунаю и Рейну двинулся в направлении Галлии. Императором Западной империи в это вре­мя был Валентиниан III (425—455 гг.), за малолет­ством которого государством управляла его мать Галла Плацидия (Galla Placidia) и командир при­дворной гвардии (cornes domesticorum) иллириец Флавий Аэций (Flavius Aetius), опекун молодого им­ператора. Благодаря своему авторитету, Аэцию, одержавшему ряд побед на рейнско-дунайской гра­нице и умевшему ладить с грозным царем гуннов, удалось на время ослабить борьбу придворных ко- терий и подчинить своему влиянию императора и его мать. Одновременно с этим Аэций вел дипломати­ческую политику в отношении варваров. В качест­ве заложника Алариха долго проживший среди вар­варов и хорошо изучивший их быт и нравы, Аэций искусно пользовался раздорами в лагере врагов, с помощью гуннов разгромил бургундов, франков, за­ключил мир с королем вандалов Гейзерихом, пода­вил восстание багаудов и обеспечил снабжение Рима хлебом.

С коалицией римлян и германцев —• вестготов, франков и бургундов, Аэций выступил против само­го Аттилы, надвигавшегося на Западную Европу. По­требовав от римского императора уступки террито­рии, контрибуции и руки Гонории, сестры Валентиниана, и получив в этом отказ, Аттила с войском, по пре­данию, доходившим до 700 тыс. человек, двинулся к Рейну, на­воднил Галлию и осадил город Орлеан, но по стратегическим соображениям отодвинул свою армию к Марне и в 451 г. на Ка- талаунских полях, близ Труа, столкнулся с Аэцием. Произош­ла ожесточенная «битва наро­дов», в которой победу одержа­ли римляне и их союзники (готы). Аттила отступил за Рейн, в следующем, 452 г. предпринял новый поход на Италию, но, по­терпев неудачу под Аквилеей, вступил в мирные переговоры с папой Львом, которые не были доведены до конца вследствие внезапной смерти вождя гуннов (453 г.). Разгром Аттилы повлек за собой распад Гуннского ханства, раскрошившегося на свои составные части.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!