Условия и факторы повышения эффективности функционирования института полиции

19 Июл 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Социальные детерминанты (решающие факторы) повышения эффективности деятельности института полиции, связанные с механизмом социального управления в органах внутренних дел (полиции), дифференцируются на внешние и внутренние, организационно-управленческие, социальные, правовые, личностные. Организационно-управленческими детерминантами повышения эффективности деятельности института полиции являются оптимальная организационная структура системы управления органов внутренних дел, современный стиль руководства в полиции, социологическое обеспечение управленческой деятельности. К социальным и правовым детерминантам повышения эффективности деятельности института полиции относятся: совершенствование механизма социально-правовой защищенности сотрудников органов внутренних дел и членов их семей; формирование и развитие профессионального союза сотрудников полиции; повышение культурного уровня личности сотрудника органов внутренних дел (полиции); совершенствование кадровой политики, образования и воспитания кадров; стратегия повышения эффективности взаимодействия полиции с общественностью; формирование позитивного образа полиции в общественном мнении.

  1. Оптимальная организационная структура системы управления органов внутренних дел.

К числу наиболее важных факторов повышения эффективности деятельности органов внутренних дел (полиции) относится организационное построение, которому в ведомственной научной литературе придается приоритетное значение. Анализируя различные модели организационного построения системы МВД России, рассматриваемые в литературных источниках, мы выделяем в числе наиболее характерных вариантов – кардинальное реформирование системы МВД за счет ее обособления в самостоятельную структуру исполнительной власти и передачи ряда ее функций иным органам исполнительной власти (А. Ю. Аврутин). Более осторожный вариант реорганизации – это оптимизация правомочий органа правопорядка и его организационных форм, связанная или с решением проблемы «организационно-правового статуирования полиции (милиции) как системы государственных органов и как органов дознания» (В. В. Черников); или с учреждением «в перспективе муниципальной милиции, подчиненной органам местного самоуправления, наряду с федеральной милицией, находящейся в ведении МВД России» (Б. П. Кондрашов и Ю. П. Соловей). Среди наиболее распространенных вариантов организационного построения – реформирование и развитие органов внутренних дел на пути сохранения действующей организационной структуры при уточнении объема и содержания реализуемых функций (А. К. Киселев, С. О. Лосев, Р. Э. Оганян).

В конечном итоге проблема оптимизации организационной структуры системы управления органов внутренних дел сводится к центральному вопросу повышения эффективности деятельности института полиции, а именно: к проблеме централизации и децентрализации управления (утверждения управленческих отношений), уточнения его целей и функций, полномочий, определения места и роли полиции в государственном механизме. Существующая в настоящее время в виде административно-правовой структуры, централизованная система правоохранительного ведомства не в состоянии в достаточной мере обеспечивать успешное функционирование органов внутренних дел, демонстрируя серьезные недостатки в работе органов внутренних дел (полиции). Между тем с принятием Федерального закона «О полиции» были не только определены и утверждены обновленные принципы работы федерального органа исполнительной власти в сфере деятельности органов внутренних дел, его функции, но и значительно усилена централизованная форма управления правоохранительного органа. Таким образом, в системе правоохранительного ведомства сохраняются условия для проявления негативных организационных моментов и доминирования бюрократической модели управления.

Отвечая вызовам глобализации социальных процессов, требованиям прогрессивного развития российского общества, современное социальное управление в полиции предполагает изменение организационной структуры МВД России в направлении формирования и развития полиции как самостоятельной и эффективно управляемой централизованной федеральной службы, способной к осуществлению ведомственных полномочий на всех уровнях государственной власти. Успешность решения актуальных задач современного управления, как и повышение эффективности деятельности института полиции, становятся возможны на пути децентрализации системы МВД (полиции), связанной с образованием федеральной криминальной полиции и муниципальной полиции, образованием новых механизмов реализации управленческих решений. В системе МВД России полиция как управляемая подсистема данной системы не отвечает понятию субъекта управления. В случае признания полиции полноценным субъектом управления сотрудники получают больше возможностей быть привлеченными к ключевым этапам управленческого процесса: этапам подготовки и принятия решений, что способствует поддержанию стабильной деловой атмосферы в профессиональном коллективе сотрудников полиции, выстраиванию конструктивных отношений между руководством и подчиненными, сотрудниками и населением. Кроме того, это служит полноценным условием для формирования сплоченного коллектива, заинтересованного в общественном признании, поддержке со стороны населения; достижения положительных результатов, качественного исполнения управленческих решений, эффективного выполнения задач, возложенных на личный состав полиции.

По нашему мнению, возможны два варианта изменения МВД (полиции):

а) выведение полиции из системы МВД России с последующей реорганизацией в самостоятельный институт при системе органов исполнительной власти (федеральная криминальная полиция);

б) выделение полиции в качестве самостоятельной федеральной службы, находящейся в подчинении МВД России (при осуществлении четкой структуризации ее функций и полномочий, в первую очередь, в вопросах защиты прав и интересов населения, обеспечения правопорядка).

  1. Современный стиль руководства в полиции. Важным условием повышения эффективности деятельности института полиции является современный стиль руководства в полиции. В материалах ведомственной периодической печати, трудах Академии управления МВД Российской Федерации представлен большой круг вопросов, связанных с личностью руководителя органов внутренних дел и стилем руководства (А. В. Гладилин, Я. А. Здир, В. И. Казанцев, Л. М. Колодкин, В. Б. Коробов, Б. Б. Косов, В. И. Михайлов, А. Н. Роша). В последние годы наметилась тенденция рассмотрения обсуждаемой тематики с позиции теории и практики менеджмента (В. Д. Голиков). При этом содержание многих исследований включает обсуждение желаемых качеств руководителя, необходимых для успешного осуществления его служебной деятельности, наряду с разбором манеры поведения руководителя и определением значимых детерминант (Л. М. Колодкин)[1] или обоснованием оптимальной структуры механизма формирования индивидуально-ситуативного стиля управления как социального феномена (Г. М. Бураканова)[2].

Поиск оптимальных качеств руководителя, определение позитивных ориентиров и т. п. с целью выявления модели эффективного управления является дискуссионным вопросом. По мнению А. Н. Роши, «основные способности к лидерству проявляются, в конечном счете, лишь при нахождении на должности руководителя и исполнении соответственных обязанностей»[3].

Аналитический обзор литературных источников, связанных с проблемой эффективного стиля руководства, и осмысление процесса целевого управленческого воздействия в органах внутренних дел (полиции) позволили нам сделать ряд следующих выводов:

Первое. Следуя тому, что руководство связано с осуществлением управления, оно представляет собой персонифицированную правовую форму управленческой деятельности, объем и содержание которой определяются и регламентируются должностными обязанностями руководителя. Связанное с осуществлением управления руководство отличает собственное содержание, обусловливающее отличие двух этих понятий, – в основе руководства лежит правовая природа, а в основе управления – социальная. Из чего следует, что руководство является производной по отношению к управлению деятельностью, а объем исполняемых руководителем управленческих функций нормативно закрепляется в его должностных обязанностях и неодинаков для разных рангов. Другим определяющим отличием данных понятий является то, что в основе управленческой деятельности лежит целеполагание, а в основе руководства – организация работы подчиненных (целевое воздействие).

Второе. В системе управления органов внутренних дел целевое воздействие осуществляется через управленческие отношения, определяющие стиль руководства. В соответствии с литературными источниками под стилем руководства принято понимать устойчивую совокупность личностных, субъективно-психологических характеристик руководителя, отражающих индивидуальное сочетание профессиональных, волевых, организационных и нравственных качеств руководителя, посредством которых реализуется тот или иной метод управления. Таким образом, являясь одним из коммуникативных проявлений в системе общественных отношений, стиль руководства может выступить оценочным критерием характера утвердившихся форм и методов управления.

Третье. В преобладающем большинстве случаев субъекты управления придерживаются авторитарного стиля руководства, следуя жесткой иерархической структуре управленческих отношений, а подчас и оперативной ситуации, требующей единоличного принятия решения.

Четвертое. Опираясь на идею, что проблема оптимизации целевого воздействия в полиции в силу специфики правоохранительного ведомства может быть решена через признание роли личности в коллективе, становление института полиции и повышение эффективности его деятельности в условиях социальной глобализации социального пространства и утверждения демократических ценностей предполагает закрепление современного стиля руководства, ориентированного на личность, ее высокую сознательность, преданность делу.

При оценке линии поведения руководителей городских и районных отделов органов внутренних дел, в ходе социологического анкетирования, в опросные листы были заложены характеристики: ясная постановка задач и целей; строгий контроль за их выполнением; быстрота действий в подготовке и принятии решений; четкое распределение функций и обязанностей; уклончивость и неопределенность требований; противоречивость требований и заданий; справедливость вознаграждения; внимание к морально-психологическому настрою подчиненных; общение в одобрительной и не угрожающей манере. Выяснилось, что ожидания сотрудников связаны с внимательным и уважительным отношением руководителя к своим подчиненным. Подтверждает данное утверждение собирательный портрет руководителя ГУВД-ОВД, представленный специалистами из Академии экономической безопасности и Московского университета. Судя по данному портрету, руководители в большей степени демонстрируют следующие качества: заинтересованность в достижении успеха в служебной деятельности, высокий профессионализм, развитые организаторские способности и т.п. и в меньшей степени: личные морально-деловые качества, способность обучать подчиненных на собственном примере, тактичное отношение к сотрудникам[4].

Как видим, признание роли личности в коллективе может стать отправной точкой для эффективного целевого управленческого воздействия, когда руководитель, исходя из уровня развития коллектива в целом и степени развития профессиональной и общей культуры отдельно взятого подчиненного, подходит к сотрудникам индивидуально, «персонально». Так, средства и методы управленческого воздействия, успешно используемые в отношении работников, обладающих недостаточным уровнем квалификации, могут оказаться неэффективными в случае, когда люди обладают более высоким уровнем культуры, демонстрируют самостоятельность и инициативу. Действительно, зачастую в одном и том же коллективе одни сотрудники инициативны, активны, самостоятельны, другие, напротив, ожидают, что их организуют, проконтролируют. Одним достаточно только подсказать, дать совет, направление для выполнения задания, другим требуется приказ начальника сверху. Поэтому правомерно, что профессионально незрелые или зависимые сотрудники нуждаются в более строгом контролировании со стороны руководства. В этой связи современный стиль руководства – это целенаправленное воздействие субъекта управления на управляемые субъекты с целью достижения социально заданных целей, ориентированное на утверждение системы социально-гуманистических и правовых отношений, связей и форм взаимодействия.

В данном прочтении современный стиль руководства ориентирован на качественную организацию деятельности управляемого субъекта (контроль, управление, стимулирование, воспитание), учитывая его базовые социальные потребности (общение, самоактуализация, признание, повышение социального статуса) и опираясь на всемерное использование позитивного социального ресурса коллектива сотрудников полиции (формы социальной самоорганизации, преданность профессии, профессионализм). В этом случае субъект управления должен стремиться к такому эффекту, чтобы профессиональная деятельность его сотрудников обеспечивала реализацию их внутренних мотивов – приносила удовлетворение благодаря осознанию общественной значимости своей деятельности и возможностям собственной самореализации, участию в организации, руководстве, общению с людьми, материальному благополучию. Для успешной реализации управленческой деятельности руководителю важно осваивать индивидуальный, персональный подход к подчиненным – учитывать развитие их личностных качеств, способности решать профессиональные задачи.

Исходя из этого, эффективным является следующий алгоритм современного стиля руководства: индивидуальный, персональный подход – формирование профессионального ядра единомышленников – создание единого сплоченного коллектива – мобилизация коллектива на качественное решение поставленных задач, цели. Преимущество такого стиля руководства заключается в развитии и укреплении фундаментальных демократических основ управленческих отношений в институте полиции, обеспечивающих реализацию и воплощение правовых, гуманистических ценностей.

  1. Социологическое обеспечение управленческой деятельности.

В числе социальных детерминант повышения эффективности деятельности института полиции – социологическое обеспечение управленческой деятельности правоохранительного ведомства, основу которого составляет социологическая информация, полученная в ходе социологических исследований вневедомственными научными организациями, ее последующий аналитический анализ и прогнозирование общественно значимых процессов в сфере деятельности органов внутренних дел.

В ходе организуемых органами управления органов внутренних дел социологических исследований используется инструментальная и концептуально-теоретическая социологическая информация, при этом по своим качественным характеристикам каждый из типов социологической информации должен соответствовать требованиям, предъявляемым к ним со стороны управления.

В подавляющем большинстве случаев практика управления системы МВД России использует инструментальную социологическую информацию[5], выступающую основным видом социологической информации, широко используемой в социальном управлении для выработки управленческих решений. В этой связи следует напомнить, что в социологических исследованиях встречаются три типа дифференциации инструментальной социологической информации:

  1. Первичная и вторичная информация. Первичная информация содержит сведения о социальных объектах социологического исследования, полученных посредством применения социологических методов сбора информации. Ее особенность заключается в невозможности непосредственного использования без предварительной аналитической или статистической обработки. Вторичная информация, являющаяся основой для заключительных выводов и теоретических обобщений, формирующих социологическое знание – это переработанная первичная информация, представленная в обобщенной, систематизированной, удобной для использования форме.
  2. Качественная и количественная информация. Первая включает в себя часть содержания инструментальной информации, выраженную вербально. К количественной информации относится инструментальная информация о социальных объектах, выраженная числами. Данная дифференциация сложилась в прикладной социологии исторически как результат признания установки на обязательность и стремления к числовому представлению результатов измерительной процедуры.
  3. Оперативная и стратегическая информация. В контексте управленческой деятельности оперативная информация используется для регулярной коррекции управляющих воздействий, а стратегическая – при социальном планировании, проектировании, моделировании.

Как видно, социологическая информация является ценным и необходимым информационным ресурсом, обеспечивающим двустороннюю связь между управляющей и управляемой подсистемами. Поэтому так важно формирование культуры использования социологической информации в управлении органов внутренних дел, связанной с организацией и проведением большого количества социологических исследований в сфере правоохранительной деятельности и их превращением в органичный элемент управленческой деятельности.

Между тем, представляя собой один из методов прикладной социологии, инструментальная социологическая информация обладает специфическими особенностями, ограничивающими возможности ее использования в практике управления: это значительные финансовые затраты на получение информации, временные затраты на получение информации, трудоемкость обеспечения качества информации, ее контроль и т. д.

Что касается концептуально-теоретической информации, то она является результатом специальной, интеллектуальной работы с информацией и представляет основу прикладного социологического исследования, выступая как единство методологии, методики и организации исследования. В отличие от инструментальной социологической информации, она не оказывает непосредственного влияния на выработку конкретных управленческих решений, поскольку идеальный абстрактный уровень отражения социальной реальности, а также средства выражения информационного знания (категориально-понятийный аппарат в виде теоретических положений и закономерностей) не отвечают условиям процесса управления. В большей степени востребованы именно выводы и практические рекомендации.

Между тем актуализация проблем управления органов внутренних дел, особенно в условиях формирования института полиции, инициирует аппарат управления МВД России на формирование культуры использования социологической информации в деятельности управления, в частности, на постоянное обращение к оперативной информации о состоянии объекта управления.

С начала 90-х годов XX столетия Министерство внутренних дел Российской Федерации организовывало проведение ежегодных социологических исследований общественного мнения с целью изучения состояния правопорядка и эффективности деятельности органов внутренних дел. Подобное систематическое и регулярное проведение социологических исследований о состоянии социальных объектов как на региональном, так и на федеральном уровнях выглядит особенно перспективным.

Систематический опрос общественного мнения о состоянии правопорядка и результативности работы органов внутренних дел является незаменимым источником информационного и аналитического обеспечения управленческой деятельности в системе МВД России. Будучи незаменимым институтом гражданского общества сегодня, общественное мнение служит способом выражения удовлетворенности населения теми или иными социально значимыми для него событиями и принимаемыми правительством решениями, многими другими жизненно важными вопросами, а также критерием оценки эффективности исполнения задач различными социальными институтами, включая институт полиции.

За рубежом проективный (планируемый) опрос общественного мнения о деятельности полиции с целью эффективного использования его результатов на практике давно стал необходимой и органичной частью служебной деятельности полицейских департаментов, ориентируемых на изучение конкретных проблем граждан.

Систематический социологический мониторинг общественного мнения позволяет не только получать представление о деятельности органов внутренних дел (полиции) в целом и деятельности и личности сотрудника полиции, в частности, среди гражданского населения, но и открывает возможности для своевременных внесений актуальных управленческих корректив, целенаправленного привлечения результатов исследования в процесс подготовки и принятия научно обоснованных управленческих решений, направленных на совершенствование правоохранительной деятельности; установления системы обратной связи в интересах населения и ведомства.

Опрос общественного мнения о деятельности органов внутренних дел выступает формой общественного контроля работы полицейских подразделений. При этом мнение общественности о деятельности полиции можно рассматривать и как совокупность имеющихся в обществе оценок, взглядов, суждений по социально значимым для населения проблемам, и как оценку результативности деятельности полиции в целом. Способное дать исчерпывающий ответ на вопрос, в какой степени (мере) деятельность полиции соответствует ожиданиям и потребностям населения, и позволяющее судить об уровне обслуживания органами внутренних дел различных социальных групп и слоев общества, общественное мнение за счет систематического социологического опроса эффективно поддерживает конструктивную обратную связь между населением и полицией.

Роль и значение общественного мнения как одного из контролирующих и координирующих социальных факторов заключается в том, что оно воздействует на все стороны деятельности органов внутренних дел и их подразделений и «стимулирует» их на результативность. Широкий спектр исследований отчасти подтверждает многообразие функций общественного мнения, выступающих в зависимости от характера взаимодействия общественного мнения и социальных институтов в качестве экспрессивной (контрольной), консультативной и директивной. Кроме того, в правоохранительной сфере общественное мнение выполняет функцию профилактики правонарушений.

Также актуальна роль общественного мнения и в правотворческой деятельности законодательного органа власти. При этом если в области правотворчества преимущественно выступает рекомендательная функция общественного мнения, то в сфере реализации законов (то есть в правоприменительном процессе) доминирует регулятивная.

Между тем эффективность социологического мониторинга в значительной степени определяется тем, насколько методически грамотно организована работа по его изучению, есть ли возможности для ее усовершенствования согласно появлению новых технологий и насколько полно оно учитывается в процессах управленческой деятельности.

Проблема научно-методического обеспечения исследований общественного мнения о деятельности органов внутренних дел успешно решается благодаря научным трудам А. К. Уледова, Б. А. Грушина, В. Б. Житинева, В. С. Коробейникова, М. К. Горшкова, В. Н. Цветкова, Л. И. Спиридонова, И. Б. Михайловской, А. Н. Роши, В. В. Варчука, В. Б. Козлова, Ю. Н. Мазаева, В. С.Чернявского, С. В. Егорышева и других авторов.

Учет общественного мнения в процессе управленческой деятельности в органах внутренних дел связан с проблемой качества опросов населения и выбора объективных оценочных критериев деятельности органов полиции. В данном случае первоочередное значение будут иметь оценочная и регулятивная функции общественного мнения. Мнение населения о деятельности органов внутренних дел, о достоинствах и недостатках в их работе, о том, как лучше устранить эти недостатки с точки зрения граждан, обеспечивает оперативный обмен информацией между населением и органами внутренних дел, становится их взаимной потребностью.

В связи с этим интересно мнение европейской общественности о реализации сотрудниками органов внутренних дел функции социальной помощи и социального обслуживания. Так, например, взятая на вооружение правоохранительными органами Запада социальная концепция полицейской службы заключается в том, что сотрудники полиции служат обществу, обеспечивают безопасность граждан и получают ощутимую помощь от общества, которому они служат. Согласно этой стратегии полиция учится прислушиваться к населению и концентрирует свои усилия на тех направлениях, которые усиливают качество жизни людей[6]. В этом случае общественность может выполнять оценочную, регулятивную, аналитико-конструктивную и контрольную функции. При этом общественное мнение одновременно оценивает сам факт соблюдения социальных норм сотрудниками и содержит требования к их поведению. В этом качестве общественное мнение оказывает влияние на деятельность сотрудника органов внутренних дел, способствуя его формированию и развитию как личности.

Эффективность социологического мониторинга деятельности органов внутренних дел объективно повышается, когда носителями общественного мнения наравне с населением являются сами сотрудники полиции (оценка изнутри). Сопоставляя мнение сотрудников полиции с мнением населения, можно выработать обобщенные, новые концептуальные взгляды на совершенствование деятельности органов внутренних дел.

И, наконец, эффективность изучения общественного мнения о деятельности органов внутренних дел в значительной мере зависит от глубины исследования содержания и закономерностей функционирования общественного мнения, от отношения к нему сотрудников органов внутренних дел, понимания его возможностей, готовности органов внутренних дел использовать мнение общественности в целях повышения эффективности социального управления своего ведомства.

Прикладное использование результатов опроса общественного мнения о деятельности органов внутренних дел, как правило, находит применение в двух формах – информационной и рекомендательной. Информационная форма предполагает определение состояния дел на том или ином участке работы, рекомендательная – определяет направление, пути и средства совершенствования деятельности органов внутренних дел, исходя из конкретных задач, поставленных перед различными службами и подразделениями милиции.

В методических материалах ВНИИ МВД России рассматриваются возможные направления практического использования результатов опроса общественного мнения о деятельности органов внутренних дел на общефедеральном, региональном и местном уровнях с учетом их стратегического курса, масштаба[7]. Полученная информация позволяет совершенствовать взаимодействие органов внутренних дел с населением, оперативно определять комплекс проблем, которые необходимо решать не только с позиции ведомства, но и с учетом потребностей развития общества, выявлять представления о состоянии правопорядка в обществе на основе социологического мониторинга мнений людей из разных регионов, и наконец, использовать ее в процессе разработки общей стратегии борьбы с преступностью на общефедеральном уровне.

Особенностью использования результатов опроса общественности в деятельности органов внутренних дел на региональном и местном уровнях является внедрение результатов опроса в конкретные технологии управления на уровне руководителей МВД, ГУВД, УВД. В частности, это предполагает обеспечение оперативного реагирования на заявления и жалобы населения, поступающие в местные органы полиции; осуществление мониторинга преступлений; оценку деятельности органов внутренних дел с различных точек зрения; внесение своевременных корректив в практическую деятельность полицейских служб и подразделений; разработку рейтинговых таблиц с учетом показателей общественного мнения; планирование специальных операций и специальных мероприятий; принятие управленческих решений.

В настоящее время значимость исследования общественного мнения о деятельности правоохранительного органа возросла в связи с тем, что Федеральном законе «О полиции» мнение граждан о деятельности полиции является одним из основных критериев официальной оценки ее работы (статья 9 п. 8).

При этом мониторинг обеспечивает динамику мнения общественности о деятельности полиции, закладывает основы для анализа текущей обстановки в целом, играет незаменимую роль при разработке и проектировании стратегических планов правоохранительного ведомства на федеральном и региональном уровнях.

В практике принятия и реализации управленческих решений особый интерес представляет оценка эффективности социального управления органов внутренних дел со стороны самих сотрудников полиции, изнутри.

В конечном итоге, активное выявление динамичных установок, запросов и настроений, присущих сотрудникам и населению, позволяет принять своевременные управленческие решения, направленные на повышение эффективности деятельности полиции и качественное выполнение поставленных перед ними задач; понять социально-психологические проблемы взаимодействия органов внутренних дел с населением; учесть актуальные потребности различных социальных групп и слоев населения, их ожидания и интересы.

Очевидно, что для того чтобы социологическая информация постоянно соответствовала информационным потребностям управления органов внутренних дел, нужен длительный и целенаправленный процесс совершенствования организации данного канала информации, ориентирующийся на постоянное обновление информационных технологий и на новые тенденции развития сферы прикладных социологических исследований. Потребуются усилия как со стороны исполнителей – специализированных социологических организаций, поставляющих социологическую информацию, так и со стороны потребителей – заказчиков этой информации (органы управления системы МВД России). Также требуется целенаправленно формировать культуру использования социологической информации в практической деятельности полицейских подразделений. Необходимо выстраивать эффективную систему обратной связи между управляющей и управляемой подсистемами, между полицией и населением; целесообразно обращение к инструментальной и концептуально-теоретической социологической информации при подготовке, принятии, корректировке управленческих решений, а также при составлении долгосрочных планов, проектов.

К этому стоит добавить, что включение социологической информации в повседневную работу полиции предполагает их ориентацию на изучение конкретных интересов и потребностей социальных групп и общностей, в том числе и сотрудников полиции.

  1. Совершенствование механизма социально-правовой защищенности сотрудников органов внутренних дел и членов их семей.

Одним из центральных вопросов повышения эффективности деятельности института полиции в современной России является систематическое и последовательное решение социальных проблем, и прежде всего, в части обеспечения социально-правовой защищенности сотрудников органов внутренних дел и членов их семей. Согласно результатам социологического исследования, социологических опросов, представленных ВНИИ МВД России, Всероссийским институтом повышения квалификации сотрудников МВД России, другими аналитическими источниками, социально-правовая защищенность сотрудников органов внутренних дел – одна из существенных причин неэффективного исполнения служебных обязанностей сотрудниками правоохранительного ведомства.

Проблема обозначилась с начала 90-х годов XX столетия, когда на фоне все возрастающей преступности и криминала возникло несоответствие между настроем на построение правового и социально-ориентированного государства и низким уровнем социальной и правовой защищенности сотрудников органов внутренних дел. Принятый в 1991 году Верховным Советом РСФСР Закон «О милиции» ввел в обиход не только понятия «правовая защита» и «социальная защита сотрудников милиции», но и гарантировал меры по социальной и правовой защите сотрудников, уточненные и детализированные в Положении о службе в органах внутренних дел Российской Федерации впоследствии. Однако во всех вышеуказанных и принятых впоследствии нормативно-правовых документах до сих пор нет четкого определения понятия «социальная и правовая защита сотрудников органов внутренних дел». Рассматривая содержание понятий «социальная защита», «социальная защищённость», «правовая защищённость», «социальные гарантии», представленных в научной литературе в сферах вне деятельности органов внутренних дел, отметим, что в целом эти термины раскрывают смысл и определяют направленность социальной и правовой защиты населения в условиях современного развития общества.

Термин «социальная и правовая защита», включенный в правоведческий лексикон в конце 80-х годов ХХ века, означает деятельность государства по выработке и реализации мер правового, политического, социально-экономического, материально-технического и организационного характера, гарантированных нормативными актами в целях социального обеспечения жизни сотрудников и создания надлежащих условий для осуществления служебной деятельности. Исполнение сотрудниками возложенных на них служебных обязанностей обеспечивается системой государственных гарантий в части их социально-правовой защищенности, представляющих собой соответствующие юридические средства, механизмы, презумпции, процедуры.

Обеспечение социальной защиты сотрудников органов внутренних дел также является функцией государства, предусматривающей установление соответствующих льгот, гарантий и компенсаций сотрудникам и членам их семей посредством действующего законодательства. Уровень (степень) защиты сотрудников и членов их семей действующим законодательством посредством четко прописанного механизма реализации предоставляемых им льгот, гарантий и компенсаций – есть социальная (правовая) защищенность.

Основными элементами механизма социальной защиты в органах внутренних дел являются: правовое закрепление порядка и правил предоставления сотрудникам органов внутренних дел и их семьям установленных льгот, гарантий и компенсаций, а также обязанности должностных лиц в данной сфере; объём материальных и денежных средств, направляемых на социально-экономическое обеспечение сотрудников органов внутренних дел и определяемых бюджетом и государственными целевыми программами; контроль за выполнением обязанностей по обеспечению социальной защиты сотрудников органов внутренних дел и членов их семей должностными лицами и государственными органами; юридическая ответственность должностных лиц и соответствующих органов исполнительной власти за не предоставление сотрудникам органов внутренних дел и их семьям предусмотренных законом льгот, гарантий и компенсаций.

Таким образом, социальная защищенность сотрудников органов внутренних дел (полиции) – есть уровень (степень) защиты сотрудников органов внутренних дел (полиции) и членов их семей действующим законодательством посредством четко прописанного механизма реализации предоставляемых им льгот, гарантий и компенсаций. Под гарантией социальной защиты сотрудников органов внутренних дел следует понимать законодательно установленную и гарантированно реализуемую на практике систему мер, создающую сотрудникам и членам их семей условия достойной жизни в период прохождения службы, а также после ее прекращения по определенным основаниям.

Второй по важности вопрос о социально-правовой защищенности сотрудников органов внутренних дел и членов их семей касается содержания правовых норм, гарантированных нормативными актами. По данным социологических опросов, решение социальных вопросов для сотрудников органов внутренних дел и членов их семей стабильно регистрируется как неудовлетворительное на протяжении 2000–2011 гг.

С принятием нормативных актов, направленных на увеличение денежного содержания работников органов внутренних дел (полиции) и установление дополнительных льгот и привилегий (и прежде всего, с выходом Федерального закона от 19 июля 2011 г. № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»), логично говорить о завершении проблемы социальной защищенности личного состава ведомства. Между тем нормативно-правовая база, представленная в органах внутренних дел, не в полной мере обеспечивает социально-правовую защищенность сотрудников и членов их семей, в частности, законодательно не прописан механизм компенсации денежного довольствия и пенсионного обеспечения, оплаты жилищных сертификатов в случае инфляционных процессов или в случае изменения уровня прожиточного минимума. По-прежнему актуален вопрос в части расширения социальных гарантий сотрудников органов внутренних дел и членов их семей. В этой связи нам представляется целесообразным внести соответствующие законодательные поправки в действующие нормативно-правовые акты, регламентирующие вопросы социально-правовой защиты сотрудников правоохранительного органа и способствующие укреплению социального статуса сотрудника полиции в обществе, поднятию престижа полицейской службы, повышению эффективности деятельности института полиции.

  1. Формирование и развитие профессионального союза сотрудников полиции.

Значимую роль в повышении эффективности деятельности института полиции может сыграть развитие форм социальной самоорганизации сотрудников полиции. Поскольку в механизме управления социальным институтом, организацией, системы формальных норм не в состоянии объективно учитывать и контролировать все элементы организационных отношений, последние оставляют внутри себя свободные пространства, являющиеся источником образования неформальной организационной структуры, или неформальной организации, и социальной самоорганизации. Последняя, будучи специфическим типом социального регулирования, проявляется на уровне органов внутренних дел в разнообразных формах неформального объединения сотрудников ведомства и служит механизмом, нивелирующим объективную ограниченность формальной организационной структуры, выступая в качестве одного из факторов повышения управляемости социальной системой, институтом. В этой связи заслуживает внимания, на наш взгляд, развитие и полновесное включение в процесс управления различных позитивных форм социальной самоорганизации сотрудников, основывающихся на общности интересов, образующих дополнительные связи и отношения, способствующие укреплению официальных служебных взаимоотношений сотрудников полиции.

Дискуссия по проблематике социальной самоорганизации сотрудников в органах внутренних дел (полиции) затрагивает ряд аспектов (правовые, организационные, социальные и другие) и посвящена вопросам определения термина, цели, роли, оптимизации механизмов функционирования, эффективного привлечения позитивных форм самоорганизации сотрудников полиции в профессиональной деятельности органов внутренних дел.

В отечественной социологии под термином «социальная самоорганизация» понимается «одна из составляющих социального управления; проявление спонтанного в обществе, самосовершающиеся процессы социального регулирования»[8]. При этом большинство исследователей, несмотря на различия в определениях самоорганизации, раскрывают социальный смысл данной категории, рассматривая ее в основном с позиции социологического знания, как особый процесс социального регулирования, сочетающийся и одновременно отличающийся от целевого управления и формальных организационных структур своими характерными свойствами – спонтанностью, самопроизвольностью, саморегулированием. Так, например, с точки зрения А. И. Пригожина, механизм управления включает в себя возникающие вследствие функционирования социальной системы спонтанные регуляторы, отличающиеся стихийностью, самопроизвольностью, отсутствием единого организующего начала, такой процесс управления называется самоорганизацией[9].

По мнению Ю. А. Зубок, В. И. Чупрова, самоорганизация состоит в «самоупорядочении спонтанных процессов внутриколлективных взаимодействий» и связана именно с «моментом выбора», придающим этим процессам упорядочивающий характер[10]. В этой связи самоорганизация определяется как «спонтанно совершающийся процесс социального регулирования, связанный с возникновением новых структур или трансформацией уже существующих в момент их крайней неустойчивости»[11].

В исследовании В. И. Шепелева, «самоорганизация – это сложный процесс налаживания, поддержания, совершенствования, развития должного порядка в системе общественных отношений, тонкий механизм воздействия на сознание, мышление, поведение участников соответствующих общественных отношений»[12].

Характеризуя социальную самоорганизацию, А. И. Пригожин отмечает, что хотя в ней и присутствует субъективная сторона человеческих взаимоотношений – сознание человека, его личные интересы, планы, цели, воля, однако не «как сознательно образуемая общая основа процесса. При этом каждый преследует свою цель, но процесс, который в итоге возникает, оказывается самосовершающимся. То, что на уровне индивида есть целенаправленное поведение, на более широком уровне (на уровне организации) теряет субъективную целенаправленность и выступает как самоорганизация системы»[13].

Являясь естественным продуктом социального взаимодействия, социальная самоорганизация осуществляется в формах – лидерства, объединения на основе общих групповых интересов, образования неформальных групп, участия в выработке и принятии решений и др., на уровне коллектива, группы, массы. При этом, представляя специфический тип социального регулирования, самоорганизация совпадает с понятием неформальной организационной структуры в границах социальной организации.

В отличие от формальной организационной структуры, призванной для исполнения служебных обязанностей, соблюдения субординации служебных отношений, регламентации прав и обязанностей, неформальная организационная структура характеризует качественное состояние коллектива, а также состояние неофициальных взаимоотношений в коллективе, основанных на межличностных контактах сотрудников и возникающих не только в связи с исполнением служебных обязанностей. В итоге, образуя дополнительные, базирующиеся на общности интересов связи, неформальные структуры не только укрепляют официальные служебные взаимоотношения сотрудников, но и могут послужить серьезным препятствием для надлежащего исполнения служебных обязанностей в связи с привнесением субъективного аспекта отношений.

Рассуждая о разновидностях социальной самоорганизации, в литературе выделяют два варианта неформальной организации: внеформальную (основывается на системе связей, отношений) и социально-психологическую (основывается на симпатиях, антипатиях и т. д.). В частности, А. И. Пригожин понимает под внеформальной организацией спонтанно развиваемую членами данной организации систему связей, отношений, деятельности, направленную на решение организационных задач способами, отличающимися от формально предписанных; и выделяет три характерные черты этого явления: спонтанность, то есть незапланированность возникновения; существование и функционирование наряду, параллельно, с формальной организацией; служебное, «деловое», содержание при совпадении (или расхождении) деятельности с целями формальной организации[14].

Как видно, внеформальная организация возникает в связи с существованием формальной организации и тесно связана с нею.

Вынося на обсуждение научной общественности вопрос о перспективах использования социальной самоорганизации сотрудников полиции с целью повышения эффективности деятельности полиции в современной России, необходимо определить направленность и условия, или источники развития внеформальной организации сотрудников органов внутренних дел. Так, например, А. И. Пригожин выделяет три источника образования внеформальной организации: 1) функциональную недостаточность, или ограниченность, формальной организации, связанную с ее природной дисфункцией и с субъективными деформациями; 2) социальную интеграцию работников в организации, возникающую вследствие достижения равновесия между задачами организации и интересами членов организации; 3) автономию личности исполнителей по отношению к предписанным им ролям и функциям, позволяющую вариативно подходить к выполнению профессиональных обязанностей и выбору действенных путей и средств решения поставленных целей[15].

Действительно, ограниченность формальной организации, обусловливаемая ее формальной стороной или спецификой строения и условиями деятельности организации, создает определенные недостатки в ее функционировании и грозит жизнедеятельности самой организации. Эта функциональная недостаточность формальной организации, распространяющаяся на ее функции и вызывающая их нарушения, отчасти «компенсируется» за счет самоорганизации.

Еще один источник образования внеформальной организации, обеспечивающий механизм социальной регуляции через самоорганизацию, действует на основе определенной общности интересов организации и членов данной организации. Рассчитывая на удовлетворение собственных потребностей силами учреждения, индивиды становятся лицами, заинтересованными в решении ее задач. В этом случае достигается относительное равновесие (баланс) между интересами индивида и целями учреждения.

Нарушение равновесия, вызванное противопоставлением целей системы интересам ее членов, приводит к конфликтам и даже грозит существованию самой социальной системы. Зачастую возникшие противоречия приводят к тому, что у сотрудников возникает желание вообще уволиться из органов внутренних дел. По данным наших опросов, за последние десять лет большинство сотрудников, пожелавших «вообще уволиться из органов внутренних дел», на «открытый вопрос» анкеты о причинах такого желания единодушно указывают на низкую заработную плату, жилищные проблемы, отсутствие свободного времени.

Нарушение равновесия между интересами ведомства и человека может принимать и другую сторону, когда сотрудники пытаются найти возможности и средства для достижения собственных целей (потребностей) путем внеформальной активизации, которая может принять как положительную, так и отрицательную направленность. Так, по данным лаборатории экономической социологии ИСЭПН РАН (опрос проводился в восьми регионах страны), сотрудники подразделений по борьбе с организованной преступностью использовали незаконные способы зарабатывания денег: собирание платы с торговцев (38 % опрошенных), продажу конфиденциальной информации (19 % опрошенных), услуги по прекращению или приостановлению дел (35 % опрошенных)[16].

Другой пример – результат социально-психологических исследований в ГУВД, УВД по девяти субъектам Российской Федерации, включая одно УВДТ на транспорте. Согласно этим данным негативное поведение сотрудников органов внутренних дел в процессе осуществления ими служебных обязанностей объясняется специалистами московских вузов МВД тем, что «материальные проблемы сотрудников приводят к различным нарушениям ими служебной дисциплины, при этом данный фактор является основополагающим»[17].

Следующим источником, или условием, формирования внеформальной самоорганизации сотрудников является автономия личности по отношению к предписанным ей функциям и исполняемым обязанностям. Добросовестно выполняя служебные функции, обязанности в соответствии с предписанной ей ролью и статусом, личность не отождествляет себя при этом с функционированием только в пределах формальной организации. Функциональная сторона выступает лишь частью сложной структуры личности как члена учреждения, поэтому при любом, даже самом формализованном и жестком режиме, она (личность) оказывает «сопротивление» стремлению отождествить ее с функцией формальной организации.

Повторимся, в ходе анализа дихотомии «личность» и «функция» следует помнить, что в проявлениях относительной самостоятельности личность включается в исполнение роли сотрудника в качестве заинтересованной стороны, могущей принимать как положительную, так и отрицательную направленность, что напрямую зависит от духовно-нравственного уровня развития, качества социально-культурных установок, уровня профессиональной и общей культуры индивидуума.

Между тем, если с позиции формальной организации индивид, выполняющий служебные обязанности, рассматривается в качестве профессионального функционера, исполняющего предписанные ему роли и функции, то в реальности определяющее влияние на выполнение сотрудниками служебных обязанностей оказывают, помимо их профессиональных ролей и качеств, личностные особенности исполнителя. Это может быть желание реализовать потребности в личностном росте, самоуважении, самовыражении и т. д., состояться в качестве профессионального работника, стремление добиться поставленной цели. Например, когда в ходе оперативно-служебной деятельности формально предписанные пути решения проблемы (задачи) оказываются ошибочными или неэффективными, личность, заинтересованная в успешности своей работы, пытается найти более эффективные варианты их решения. Здесь в ролевое исполнение и поведение сотрудника включаются те качества и возможности личности, которые формальная организация не в состоянии запрограммировать. Эти личностные особенности исполнителя являются необходимыми предпосылками для формирования социальной самоорганизации сотрудников органов внутренних дел.

Доказательством тому, что потребность в личностном росте является немаловажным резервом формирования самоорганизации сотрудников органов внутренних дел, служат результаты социологических опросов. Как показали итоги опроса в десяти регионах Российской Федерации, 10 % сотрудников считают, что служба в органах внутренних дел не способствует их личностному росту, а 35 % сотрудников воспринимают перспективы своей служебной деятельности с пессимистических позиций[18].

Для сравнения, по данным нашего социологического исследования (по данным 2007 г.), 15 % сотрудников органов внутренних дел «не видят перспективы роста вообще» и 40,5 % респондентов «живут надеждами на далекие ожидания».

Таким образом, развивая идеи А. И. Пригожина применительно к неформальной организационной структуре коллектива в системе органов внутренних дел в части выявления условий развития социальной самоорганизации сотрудников, считаем целесообразным признать необходимыми предпосылками для формирования внеформальных форм самоорганизации сотрудников наличие социально-культурных ценностей и духовных ориентиров, преобладающих в среде объединяющихся индивидуумов; потребность человека в личностном росте, самореализации.

Обуславливая становление и развитие разнообразных форм социальной самоорганизации сотрудников в полиции, они образуют дополнительные резервы эффективного управления личным составом.

Рассматривая перспективы развития позитивных форм социальной самоорганизации сотрудников с целью их активного привлечения к процессу социального управления в полиции считаем необходимым, обратиться, прежде всего, к положительному опыту международной социальной интеграции сотрудников полиции в лице Международной полицейской ассоциации (МПА), зарекомендовавшей себя на практике. Данная профессиональная организация, созданная в 1950 году в Великобритании благодаря инициативе сержанта британской полиции Артура Троупа, сегодня является самой распространенной международной общественной организацией, объединяющей полицейских и гражданских служащих полиции (милиции).

С начала 90-х годов в Российской Федерации функционирует Российская секция Международной полицейской ассоциации МПА, являющейся структурным подразделением Международной неправительственной некоммерческой общественной организации INTERNATIONAL POLICE ASSOCIATION – IPA. МРА является международной неправительственной организацией со статусом SPECIAL при Экономическом и Социальном Совете ООН и консультативным статусом в Совете Европы[19]. Российская секция МПА занимается: повышением авторитета правоохранительных органов и улучшением отношений между правоохранительными органами и населением; содействием международному сотрудничеству полицейских через их дружеские контакты для улучшения взаимного понимания профессиональных проблем; обменом опытом, профессиональными знаниями; развитием культурных связей; расширением кругозора; организацией взаимопомощи в социальной сфере; развитием мирного сосуществования различных народов мира; установлением личных контактов через организации взаимных визитов; совместным проведением праздников, торжеств, отпусков, научных семинаров[20]. Важным направлением деятельности российской секции МПА предлагается признать также социальную поддержку сотрудников, состоящих на действительной службе, ветеранов правоохранительных структур. «Помочь адаптироваться к гражданской жизни, оказать содействие в трудоустройстве, поддержать человека в трудную минуту, вот в чем заключается эта деятельность»[21].

Поднимая вопрос о другой перспективной форме социальной самоорганизации сотрудников – профессиональном союзе сотрудников полиции, организация и деятельность которого номинально разрешена ФЗ «О полиции», – заметим, что именно в такой форме объединение сотрудников в системе МВД России пока не получило своего широкого развития. По сути, можно говорить об отсутствии профессионального союза сотрудников органов внутренних дел (полиции), за исключением отдельных примеров в лице Москвы и Московской области. Очевидно, профсоюзное движение сотрудников правопорядка, предполагающее объединение сотрудников органов внутренних дел в целях оказания взаимопомощи, поддержки и защиты своих прав, не стало массовым по ряду причин объективного и субъективного характера. К объективным причинам, снижающим инициативу сотрудников полиции, следует отнести специфику ведомства, иерархию, субординацию, законодательные пробелы в Федеральном законе «О полиции», в котором, в частности, не прописано, что в случае отстаивания своих прав к каким подразделениям и органам внутренних дел следует обратиться сотруднику. К субъективным причинам относятся: инертность, пассивность, неразвитость традиции в отстаивании своих прав сотрудниками ведомства, отсутствие примера со стороны самих руководителей. Поэтому в дальнейшем, в случае совершенствования управленческой деятельности в органах внутренних дел, изменения организационной структуры, повышения профессиональной и общей культуры сотрудников полиции, следует ожидать, что профсоюзное движение получит поддержку и развитие в правоохранительном ведомстве.

Подытоживая обсуждение вопроса, посвященного развитию форм социальной самоорганизации сотрудников полиции, рассматриваемых в качестве одной из социальных детерминант повышения эффективности деятельности института полиции, полагаем необходимым всемерно поддерживать формирование и распространение разнообразных, позитивных форм социальной самоорганизации сотрудников, и в первую очередь, профессионального союза сотрудников органов внутренних дел (полиции), основывающихся на социальной интеграции сотрудников полиции; мотивом поведения которых являются благородные мотивы профессиональной деятельности, принципы и стандарты профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел.

Выступая в качестве перспективной формы самоорганизации сотрудников органов внутренних дел, профессиональный союз сотрудников полиции создает собственные общепринятые правила, нормы, ценности, определяющие поведение сотрудников в правоохранительном учреждении, институте.

  1. Повышение культурного уровня личности сотрудника органов внутренних дел (полиции).

Исходя из признания личностного элемента социального института, особая роль в социально-управленческом механизме повышения эффективности деятельности института полиции отводится нами личности сотрудника органов внутренних дел (полиции). Личность сотрудника полиции – это носитель особых социальных свойств и социокультурных характеристик (готовность служить людям, обществу, закону), необходимых для качественного исполнения профессиональных обязанностей в сфере социально-правового обслуживания населения. Профессиональные обязанности, деятельность личности сотрудника полиции, выступающего и объектом, и субъектом управленческих отношений, одновременно обуславливается объективно заданными ролями, статусами, социальными условиями, а также внутренними устремлениями, направленностью их интересов, ценностными ориентациями, идеалами.

Выступая в системе социальных отношений в роли выразителя интересов органов внутренних дел и интересов граждан, сотрудники полиции выполняют свойственные им социальные функции и предписания и потому в значительной степени именно качество деятельности и культурный уровень личности сотрудника органа внутренних дел в значительной степени определяют успешность построения института полиции, эффективность его функционирования, уровень доверия населения к полиции, оценку ее работы.

Социологические исследования регионального и общероссийского уровня, ориентированные на изучение эффективности деятельности органов внутренних дел, свидетельствуют, что проблемы в деятельности правоохранительного органа во многом связаны с личностью сотрудника правоохранительного органа, уровнем ее профессионального мастерства и общей культуры. Так, результаты опроса, проведенного Фондом «Общественное мнение» по заказу МВД России в 2009 году, позволили выявить нарушения в действиях сотрудников органов внутренних дел, наиболее характерных в структуре причин, определяющих неудовлетворительный уровень работы органов внутренних дел. Иерархия этих факторов выстроилась следующим образом[22] (Таблица 12).

 

 

 

Таблица 12

 

Факторы, определяющие неудовлетворительный уровень работы

ОВД, по данным 2009 г. (в % )

 

Коррупция, взяточничество 17
Недостаток профессионализма, навыков, компетентности 13
Неуважение сотрудников к гражданам 12
Вседозволенность сотрудников, уверенность в собственной безнаказанности 10

 

Как видим, основные претензии, предъявляемые к сотрудникам правоохранительного органа общественным мнением, это морально-этические качества сотрудника. Это подтверждается и при выяснении факторов, которые в наиболь­шей степени способствуют снижению авторитета органов внутренних дел у населения.

Согласно исследованиям А. В. Сухинина, ра­ботники правоохранительного органа считают, что они выступают инициаторами конфликта только в 2 % случаев, граждане – в 72 % случаев, обе стороны – в 14 % случаев, а в 7 % случаев виноваты третьи лица[23].

В числе наиболее частых причин создания конфликтных ситуаций по вине населения, граждан сотрудники отмечают: нарушение административного и уголовного законодатель­ства; неповиновение законному требованию сотрудника; воспрепятствование восстановлению истины по уголовно­му делу, материалу проверки; оказание насилия или попытка оказать физическое насилие над сотрудником; оскорб­ление сотрудника правопорядка.

Между тем общественность ожидает, что сотрудники полиции должны выполнять служебные обязанности профессионально и высоко­нравственно при всех обстоятельствах. Недостаточная ориентация сотрудника правоохранительного органа на такие качества, как сдержанность, терпение, выдержка, создает реальные препятствия для конст­руктивного взаимодействия с гражданами, приводит к возникновению конфликт­ных ситуаций.

Социологический портрет потенциально конфликтнообразующей личности сотрудника ОВД, по результатам исследования А. В. Сухинина, выглядит следующим образом. Это мужчина в возрасте от 26 до 30 лет, работающий в патрульно-постовой службе (участковым инспектором, в уголов­ном розыске, ГИБДД), со стажем работы от 2 до 5 лет, имеющий среднее специальное или среднее общее образование. Женатый. Демонстрирующий слабое стремление к учебе и повы­шению профессионального уровня, отсутствие необходимых волевых качеств и умение преодолевать трудности. Недостаточно дисциплинирован, хотя по месту службы характеризуется в основном удовлетворительно[24].

Рассматривая проблему деятельности и личности сотрудника полиции, отметим, что неформальная организационная структура основывается на межличностных отношениях сотрудников ведомства. Ее составными компонентами являются личность, ее сознание, поведение, взаимодействие с другими личностями, а также социальные нормы и ценности, регламентирующие взаимодействие управляющих и управляемых подсистем и совместную деятельность людей. Неформальная структура дополняет формальную организационную структуру благодаря установлению необходимых социальных связей, не предусмотренных формальными отношениями.

Детерминируя общественное положение и социальное окружение человека, общие и специфические условия жизни определяют общую социальную направленность его интересов, систему ценностных ориентаций, социальные установки, потребности. В свою очередь, исходя из социальной направленности интересов, складываются мотивы избирательного отношения личности к окружающему миру, социальной действительности[25]. Действуя на основе системы потребностей и предшествующего опыта, субъект формирует относительно устойчивые готовности (диспозиции) к поведению, восприятию, способу действий в конкретных ситуациях, в трудовой деятельности.

Сказанное означает, что в процессе принятия стратегических управленческих решений нельзя сводить функции работника полиции только к его социальной функции, но и обязательно учитывать уровень его сознательности, ценностные ориентации, социальные установки, мотивы, и соответственно, принимать меры, направленные на глубокое осознание сотрудниками правоохранительного органа социальной роли полиции в обществе, развитие мотивации на повышение своего профессионального мастерства и общей культуры.

Наряду с общим направлением мотивации труда человека в науке принято различать внешние и внутренние мотивы трудовой деятельности. Внешние мотивы – стремление к власти, престиж, заработок – находятся вне истинных интересов работника, поскольку при внешней мотивации труд не является сам по себе целью, а становится лишь средством достижения чего-либо (карьеры, успеха, признания).

Внутренние мотивы порождаются самой трудовой деятельностью – ее общественной значимостью, удовлетворением, которое приносит работа благодаря тем или иным возможностям творчества, изобретательности, общению с людьми, участию в организации, руководстве, то есть тем, что побуждает человека к труду, содержится в самой деятельности. Такая мотивация возникает из потребностей самого человека, поэтому на ее основе он трудится с удовольствием без внешнего давления и не под гипнотическим влиянием хрустящих банкнот в кармане. В итоге внутренние мотивы способствуют росту удовлетворенности трудом, стимулируют развитие индивидуальных способностей, вызывают осознание социального смысла труда, высокого чувства ответственности. «Именно внутренняя мотивация, – по мнению К. Замфира, – становится источником развития человека: она обогащает личность благодаря ориентации на общественную полезность, развивает у нее чувство общественной сопричастности; она стимулирует совершенствование профессионального мастерства и обогащает индивидуальные знания, способности, воспитывает чувство ответственности – словом, формирует такую личность, которая стремится проявить себя во всех сферах жизни, и в первую очередь, в труде»1.

Отвечая на вопрос: «Какие мотивы побудили Вас работать в органах внутренних дел?», сотрудники демонстрируют социально-востребованные мотивы выбора своей профессии (Таблица 13). Так, почти две трети сотрудников, по данным 1996 года и 2007 года, и более половины сотрудников, по данным 2010 года, руководствовались «желанием быть полезным обществу в борьбе с преступностью» (соответственно, 30,0 %, 30,5 % и 57,7 %).

Таблица 13

Мотивы выбора профессии сотрудниками (в % )

 

 Мотивы 1996 г. 2007 г. 2010 г.
Желание быть полезным обществу в противодействии преступности 30,0 30,5 57,7
Романтика профессии 6,5 11,5 10,2
Традиции семьи 3,3 2,5 6,1
Пример, совет сотрудника 18,8 15,0 14,2
Причины материального характера 6,7 7,0 8,1
Где-то нужно было работать 5,6 11,0 2,0
Ощущал склонность к этой работе 36,7 15,0 36,7
Наличие льгот, связанных с профессией 6,7 5,5 8,1
Желание обладать властью над другими людьми 1,1 2,0 4,0
Выбор профессии был сделан чисто случайно 6,7 3,5 8,1

 

В связи с тем, что среди сотрудников органов внутренних дел доминируют мотивы ценностно-полезной ориентации деятельности, можно предположить, что избрание ими правоохранительной деятельности в качестве будущей профессии в значительной мере определяется необходимостью участия молодых людей в решении общественно значимой цели. Притом, что ощущение нужности людям, обществу делает профессию человека средством приближения к совершенствованию. В идеале мотивация выбора профессии предполагает не только необходимость определенной профессиональной подготовки, навыков или умения, но и наличие общественно значи­мой цели.

Несомненно, что идеальным при выборе профессии является стечение обстоятельств, когда человек получает возможность для достижения материального благо­получия, собственной самореализации, признания общественностью значимости его профессии, ее нравственной пользы. Ясно и то, что социально-востребованные мотивы, имевшиеся при выборе профессии, необходимо подкреплять на деле, чтобы они становились устойчивыми и были необходимыми стимулами деятельности сотрудника. Данные социологического мониторинга свидетельствуют о степени удовлетворенности сотрудников органа правопорядка избранной профессией следующим образом: свыше трети сотрудников полностью удовлетворены выбором своей профессии (36,7 % на 1996 год, 40,5 % на 2004 год и 44,0 на 2010 год.), что подтверждает наметившуюся тенденцию сокращения текучести кадров. Так, по данным многолетнего исследования, если в 2002 году 29,0 % опрошенных респондентов изъявляли желание вообще уволиться из органов внутренних дел, то, по данным 2010 года, уже процент таковых респондентов существенно снизился и составил 5,6 % (Таблица 14)

 

Таблица 14

 

Состояние текучести кадров в ОВД (в %)

 

2000 г. 2002 г. 2004 г. 2006 г. 2008 г. 2010 г.
Да, хотел бы перейти в другую службу 19,5 22,5 20,0 24,0 17,5% 29,0%
Да, хотел бы вообще уволиться из ОВД 13,5 29,0 10,0 7,0 9, 9% 5,6%
Не хочу менять место работы 44,0 37,5 50,0 53,5 48,5 59,6
Затрудняюсь ответить 23,0 11,0 20,0 17,5% 24,5 5,6%

 

 

Желание сотрудников органов внутренних дел перейти в какие-либо другие отделы, подразделения ведомства может быть продиктовано разнообразными причинами. В качестве одной из таких побудительных причин могут выступить серьезные конфликты с товарищами по работе, руководством, просто имеющиеся трудности в работе, потребность в уважении.

Характер отношений, складывающихся в процессе осуществления трудовой деятельности в коллективе, – одно из важных слагаемых морально-психологической удовлетворенности или неудовлетворенности человека, ведь благодаря комфортным человеческим условиям можно удовлетворить свои индивидуальные и социальные потребности, включая потребности общения, признания и уважения (Таблица 15 ).

 

 

 

Таблица 15

 

Оценка взаимоотношений в коллективе (в %)

 

 

Взаимоотношения в коллективе

 

Оценка взаимоотношений

доброжелательные

 

 

безразличные

 

 

неприязненные

2008 г. 2010г. 2008г. 2010г. 2008 г. 2010г.
С непосредственным начальством  

79,0

 

66,1

 

20,0

 

26,6

 

1,0

 

6,4

С руководителем

подразделения

 

69,0

 

33,8

 

27,5

 

42,7

 

3,5

 

8,8

С коллегами по работе  

82,0

 

91,0

 

14

 

8,0

 

4,0

 

1,0

 

Взаимоотношения сотрудников органов внутренних дел, складывающиеся в их коллективах, свыше 90 % демонстрируют доброжелательные отношения с коллегами по работе. Между тем заметно снизился процент доброжелательных отношений во взаимоотношениях подчиненных с непосредственным начальством – от 79 % в 2008 году до 66,1 % в 2010 году, с руководителями подразделений – от 69 % в 2008 году до 33,8 % в 2010 году. Все это указывает на изменения морально-психологического климата, складывающегося в коллективах органов внутренних дел в последнее время. Очевидно, что следует значительно поработать в плане дальнейшего улучшения уставных и неуставных служебных взаимоотношений в тех же коллективах (6,4 % и 8,8 % в 2010 году соответственно демонстрируют неприязненные отношения подчиненных с непосредственным начальством и руководителями подразделений).

Желание сотрудников правоохранительного органа перейти в другие отделы предположительно объясняется надеждами на перспективу их дальнейшего служебного продвижения, на то, что на новом участке работы для них откроются возможности профессионального роста. Особенно важным это представляется для молодых сотрудников полиции. Между тем, исходя из ответов на вопрос: «Видите ли Вы перспективу своего служебного роста?», – увеличилось количество сотрудников органов внутренних дел, надеющихся на ближайшую перспективу – от 20,5 % в 2000 году до 33,8 % в 2010 году, но при этом практически половина опрошенных по-прежнему живет надеждами на далекие перспективы служебного роста (Таблица 16).

 

 

Таблица 16

 

Оценка сотрудниками эффективности деятельности

служб, подразделений (в %)

 

2000 г. 2002 г. 2004 г. 2006 г. 2008 г. 2010 г.
Да 20,5 22,5 31,0 33,5 26,5% 33,8
Вижу, но не в ближайшее время 44,0 29,0 32,0 37,5 40,5% 51,6
Перспективы роста вообще не вижу 20,0 37,5 16,5 12,5 15,0 10,4
Затрудняюсь ответить 23,0 11,0 20,5 16,0 18,0 10,4

 

В этой связи следует отметить, что, согласно психологическому исследованию уровня организационной идентичности сотрудников органов внутренних дел, был установлен следующий парадокс: в желании сотрудников уволиться из ведомства в качестве ведущих факторов решения об уходе из организации «выступают мотивационные, они мало осознаются, вследствие чего более осознаваемые гигиенические выступают на первый план в данном решении»[26]. Таким образом, истинные и видимые мотивы ухода из организации не совпадают. Отсюда следует, что желание сотрудника уволиться из органов или перейти в какие-либо другие отделы, подразделения полиции может быть продиктовано разнообразными причинами. Причем в качестве одной из таких глубоких побудительных причин могут выступить не столько достойная оплата труда, качественная организация рабочего места, благоприятные отношения в коллективе, высокий уровень материально-технической оснащенности, взаимопонимание с коллегами и руководством, сколько – потребность в уважении, наличие возможности в профессиональном и личностном росте и «условий для проявления человеческого потенциала, инициативы и самостоятельности работника»[27].

В связи с сохраняющейся остротой проблемы повышения профессионального мастерства и уровня культуры личного состав необходимо представлять то качественное основание типа личности сотрудника полиции, которое влияет на результативность деятельности полиции и формирует негативное отношение к деятельности органов внутренних дел в целом.

В качестве первоначального основания, необходимого для проведения социальной типизации личности сотрудника органов внутренних дел (полиции), используются их ценностные ориентации, так как при рассмотрении субъективных аспектов деятельности сотрудника органов внутренних дел определяется значимость, в первую очередь, именно ценностных ориентаций самой личности.

В социологии термином «ценностная ориентация» определяется осознание человеком, общественной группой всей совокупности имеющихся материальных и духовных благ, образа жизни, необходимых нравственных норм и выбора из них наиболее предпочитаемых[28]. К вопросу рассмотрения ценностных ориентаций сотрудника полиции можно подойти через изучение характера отношений сотрудников к значимым, на их взгляд, качествам правоохранительной службы. Отвечая на вопрос: «Какими качествами, на Ваш взгляд, должен обладать сотрудник ОВД?», – большинство сотрудников демонстрируют осознание значимости профессиональных нравственных качеств личности (Таблица 17).

 

Таблица 17

Ценностные ориентации сотрудников ОВД (в % )

 

 Качества 1996 г. 2007 г. 2010 г.
Профессионализм и компетентность 75,6 62,5 77,5
Высокая культура общения и поведения 33,3 35,5 62,2
Неукоснительное соблюдение законности 38,9 35,5 40,8
Честность 33,3 39 51
Принципиальность 24,4 20 16,3
Наличие чувства долга, ответственность 25,6 32 51
Стремление помочь людям 28,9 6,5 42,8
Любовь к своей профессии 16,7 22,5 28,5
Хорошая боевая и физическая подготовка 33,3 38,5 53
Опрятный внешний вид 18,9 16,5 42,8
Добросовестность 17,8 22 34,6

 

По данным наших исследований, видно, что решая проблему ценностных ориентаций из числа представленных на их усмотрение качеств, сотрудники органов внутренних дел выделяют: 1) профессионализм и компетентность – от 62,5 % до 77,5 %; 2) высокую культуру общения и поведения – от 33,3 % до 62,2 %; 3) хорошую боевую и физическую подготовку – от 33,3 % до 53,0 %; 4) честность – от 33,3 % до 51,0 %; 5) наличие чувства долга, ответственности – от 25,6 % до 51,0 %; 6) неукоснительное соблюдение законности – от 35,5 % до 40,8 %; 7) опрятный внешний вид – от 16,5 % до 42,8 %.

При этом необходимость проявления морально-этических качеств теми же сотрудниками милиции оценивается намного ниже, в частности: 8) добросовестность – от 17,8 % до 34,6 %; 9) любовь к своей профессии – от 16,7 % до 28,5 %; 10) принципиальность – от 16,3 % до 24,4 %.

Тем не менее, отдавая должное развитию профессиональных качеств, сотрудники признают, что первыми в ряду негативных факторов, способствующих снижению авторитета ОВД, стоят некомпетентность и низкий профессиональный уровень (Таблица 12).

Все вышесказанное служит основой для построения типоло­гии личности сотрудника полиции. Опираясь на теорию установки Д. Н. Узнадзе и диспозиционную концепцию личности В. А. Ядова, нами предложена социальная типизация личности сотрудника органов внутренних дел (полиции), основывающаяся на ценностных ориентациях, так как при рассмотрении субъективных аспектов деятельности сотрудника органов внутренних дел, в первую очередь, определяется значимость именно ценностных ориентаций самой личности.

Рассматривая ценностные ориентации в качестве основы типизации личности, мы полагаем возможным выделить четыре типа сотрудников полиции: «подвижник», «профессионал», «прагматик», «проформист».

К «подвижническому» типу относятся сотрудники, глубоко осознающие миссию полицейской службы в обществе, стремящиеся приобрести широкие профессиональные знания, умения и навыки, проявляющие самостоятельность и творчество в процессе своей практической деятельности, отдающие все свои силы и энергию многообразной деятельности (профессиональной, научной, общественно-политической). Они видят свое призвание в служении обществу, защите и помощи людям. Обладая широким кругозором, обширным кругом познаний, интересы таких сотрудников выходят за рамки избранной ими профессии.

К типу «профессионал» относятся сотрудники, сконцентрировавшиеся исключительно на своей служебной деятельности, то есть проявляющие интерес только к своей профессии, и вся деятельность которых ограничивается узкими профессиональными рамками. Для них характерно целенаправленное, то есть мотивированное избирательное приобретение знаний, навыков и умений, а также формирование качеств, необходимых для выполнения специфических, профессиональных обязанностей в правоохранительной сфере.

Тип «прагматика» представляют сотрудники, аттестующиеся как неплохие специалисты. Служебная деятельность рассматривается ими как средство, необходимое для достижения жизненного успеха, продвижения по карьерной лестнице, получения социальных благ и т. п.

«Проформист» – тип сотрудника, создающий видимость работы и не проявляющий особого интереса как к своему профессиональному, так и к культурному росту, собственно недостаточно осознающий социальную роль полиции в обществе. Данный тип отличает консервативное мышление и поведение, отсутствие инициативы, склонность к силовому решению возникающих проблем.

Конечно, необходимо понимать известную условность классифицируемых типов личности сотрудника полиции, неполноту их характеристик и возможность принадлежности человека сразу к нескольким типам.

Как видим, в четком осознании сотрудниками полиции своих мыслей и действий, понимании общественной значимости своей профессиональной деятельности (миссии) и необходимости повышения своей квалификации, общего уровня культуры заключается немалый резерв повышения эффективности деятельности института полиции. В этой связи актуальна проблема формирования современного облика сотрудника полиции, отвечающего следующим качествамвидит свое призвание в служении населению, обществу, закону; глубоко осознает миссию полицейской деятельности в обществе; стремится к приобретению широких профессиональных знаний, умений и навыков; проявляет самостоятельность и ответственность в процессе осуществления практической деятельности и активность в различных видах деятельности (профессиональной, научной, общественной).

Таким образом, рассмотрение субъективных аспектов профессиональной деятельности сотрудников полиции, выделение типов личности сотрудников органов внутренних дел (полиции) дают основание для изложения ряда выводов: повышение роли человеческого потенциала (личности) полиции, развитие социокультурных характеристик личности сотрудника, его мировоззрения, сознания, культуры являются одним из главных «капиталов» успешного преобразования органов внутренних дел, эффективного функционирования российской полиции в современной России; повышение культурного уровня личности сотрудника правоохранительного органа в значительной степени обусловлено развитием внутренней мотивации сотрудников (ориентация сотрудников на общественную полезность, чувство общественной сопричастности, совершенствование профессионального мастерства, обогащение индивидуальных знаний, способностей, воспитание чувства самостоятельности, ответственности, стремление проявить себя в профессиональной деятельности); удовлетворенность сотрудника полиции работой, выбором профессии складывается не только в связи с тем, в какой мере условия и содержание их деятельности развивают и закрепляют уже имеющиеся мотивы поведения, но и с тем, насколько полно они способствуют развитию профессиональных, личностных, духовно-нравственных качеств и предоставляют возможность удовлетворить социальные и индивидуальные потребности.

  1. Совершенствование кадровой политики, образования и воспитания кадров.

Следующим приоритетным направлением повышения эффективности деятельности института полиции является решение комплекса проблем кадровой политики МВД России, связанных с отбором, расстановкой, переподготовкой, обучением и воспитанием кадров; ориентируемых на духовно-нравственные принципы и высокие профессиональные стандарты и подготовку высокообразованных, квалифицированных специалистов, обладающих общей и профессиональной культурой, должными личностными, духовно-нравственными качествами.

Научно-публицистическая полемика, посвященная проблематике профессионального образования и подготовки кадров в органах внутренних дел, во многом обращается к проблеме реформирования и оптимизации системы подготовки кадров, а также связанным с нею вопросам, касающихся затратности (эффективности), квалификационных требований по должностям, подбора, обучения, расстановки кадров и повышения кадровой политики в целом. Активно дискутируется идея разработки, следования универсальным стандартам подготовки полицейских кадров ввиду последних демократических преобразований и в связи с тенденцией все ускоренного развития европейских стран по пути глобализации (В. М. Кукушин, В. Кикоть, А. К. Кисилев, А. В. Губанов, С. Ю. Миронченко).

Идея о необходимости следования международным стандартам в области подготовки и образования кадров полемизируется на страницах отечественной научной печати начиная с 90-х годов XX столетия. Одним из первых высказал эту мысль В. М. Кукушин, по мнению которого, этические нормы, принципы, правила поведения сотрудника органов внутренних дел на службе, в общении с населением, коллегами по работе, в быту должны быть концептуально основаны на положениях Международного кодекса поведения должностных лиц, занимающихся вопросами поддержания правопорядка[29]. В последние годы дискуссия о необходимости следования единым стандартам активно развивается в связи с нарастанием интеграции стран Европы и Азии, Латинской Америки и Африки. По уверениям многих ученых, в частности, по мнению А. К. Кисилева, актуальность вопроса о необходимости следования единым стандартам объясняется «прежде всего, ростом транснациональной преступности, существенными различиями в национальных системах подготовки полицейских кадров, что значительно осложняет международное сотрудничество в этой области, а также проблемой обеспечения прав человека в деятельности полиции»[30].

Данная точка зрения, высказанная А. К. Кисилевым в связи с изучением им опыта подготовки полицейских кадров на Западе, в том числе опыта работы Европейского полицейского колледжа (CEPOL) и Ассоциации европейских полицейских колледжей (AEPC), получила развитие с предложением о пересмотре концепции образования для МВД Российской Федерации. В ряду предлагаемых инноваций рекомендовано уделять внимание не столько подготовке юристов широкого профиля, сколько подготовке полицейских-практиков, обладающих необходимыми профессиональными знаниями, умениями и навыками, требуемыми для успешного осуществления правоохранительной деятельности. В числе других предложений – ввести оценку навыков (компетенции) выпускника, которая могла бы быть проведена только с участием потребителя кадров, и учитывать характер рассматриваемой кандидатуры («станет ли он или она защищать права человека?» и т. д.) в процессе подбора сотрудников[31].

Между тем мысль о переносе опыта зарубежных стран в практику образования и подготовки кадров в органах внутренних дел Российской Федерации имеет, наряду с ее несомненными достоинствами, и слабые стороны. Например, говоря о недостатках системы подготовки полицейских кадров в западных странах, А. В. Губанов указывает на отсутствие индивидуализированного подхода к обучаемым[32]. Кроме того, следует учитывать и особенности культурных различий России и Запада, их национальных отличий: традиций, обычаев, верований.

В Российской Федерации центральное место в системе подготовки квалифицированных кадров для органов внутренних дел (полиции) отводится Департаменту государственной службы и кадров МВД России, которому совместно с образовательными учреждениями МВД Российской Федерации предписано обеспечить разработку единой многоуровневой системы профессионального образования, отвечающей современным потребностям ведомства и общественности. В этой связи решением коллегии Министерства внутренних дел Российской Федерации от 9 февраля 2007 года данному Департаменту поручено разработать образовательные стандарты нового поколения, оформленные в виде квалификационных (профессиональных) требований, ориентированных на практику органов внутренних дел в соответствии с задачами предстоящей профессиональной деятельности.

В настоящее время квалификационные требования разработаны по профилям подготовки: «деятельность подразделений участковых уполномоченных милиции, уголовного розыска, государственной инспекции безопасности дорожного движения, вневедомственной охраны»[33]. На очереди подготовка профессиональных (квалификационных) требований по ряду других профилей: деятельность подразделений дознания, борьба с экономическими и налоговыми преступлениями, др. специальности. Кроме того, вниманию вузов предложен проект федерального государственного стандарта третьего поколения по специальности «Юриспруденция», разработанный Учебно-методическим объединением по юридическому образованию, а также проект стандарта по специальности «Правоохранительная деятельность», представленный на заседании Учебно-методического совета в январе 2008 года в г. Уфе[34].

Признавая заслуги Департамента кадрового обеспечения МВД России по совершенствованию профессиональной подготовки кадров, в частности, в части успешного разрабатывания квалификационных требований по профилям деятельности полиции, оптимальное решение проблемы качества подготовки кадров для органов внутренних дел Российской Федерации видится нами все-таки в направлении создания образовательных стандартов, объединяющих профессиональные, личностные, духовно-нравственные аспекты образования. Включение в обязательном порядке в образовательную систему органов внутренних дел «профессионально-личностного» направления подготовки кадров означает, что наряду со стандартизацией квалификационных требований, необходимых для подготовки современных высококвалифицированных специалистов, отвечающих требованиям времени и запросам общественности, важно параллельно решать задачи формирования профессиональной и общей культуры курсантов и слушателей. Эти задачи решают учебные дисциплины социально-гуманитарного цикла, нацеленные не только на привитие сотрудникам основ общей культуры в сфере правоохранительной деятельности, но и на заложение личностных, духовно-нравственных начал формирования будущих специалистов, обеспечивая тем самым более качественное исполнение сотрудниками органов внутренних дел профессиональных обязанностей и гуманное отношение к людям.

Социально-гуманитарное образование ориентируется на формирование духовно-нравственных основ профессиональной деятельности будущих специалистов, базирующихся на изучении и усвоении ценностей, идеалов отечественной культуры, познании национальных традиций, обычаев, обрядов, исконно религиозных верований, других культурных ценностей, преломляющихся в моральные, эстетические, правовые и другие социальные нормы и ценности и выступающих ключевыми ориентирами, принципами, правилами поведения сотрудников. Без таких ориентиров, как самопожертвование, патриотизм, справедливость, служение людям, немыслима сама правоохранительная деятельность, поэтому духовно-нравственное развитие личности будущего специалиста (криминалиста, следователя, дознавателя, участкового уполномоченного, сотрудника ГИБДД, ППС и др.) является необходимым основанием для формирования его профессионализма.

В практике многих зарубежных стран при поступлении кандидата на учебу в полицейские школы или колледжи, на службу в полицию все правоохранительные органы предъявляют в качестве основного критерия при подборе кадров требования к духовно-нравственным характеристикам соискателя[35], а из опыта западноевропейских стран (Франции, Италии, Испании, Португалии) обращает на себя внимание рациональный алгоритм продвижения по служебной лестнице сотрудников жандармерии, когда выдвижение кадров осуществляется не только на основе деловых или физических, но и моральных и иных качеств[36].

Между тем проблема формирования должных личностных, духовно-нравственных качеств сотрудника полиции, его воспитания обусловливается не только принципами кадрового обеспечения или характером сугубо внутренних организационных процессов, сложившихся в деятельности органов внутренних дел на этапе постсоветского периода развития Российского государства, но и повышенным требованием общественности к личности сотрудника правоохранительного органа. Среди главных претензий, предъявляемых к сотрудникам органов внутренних дел общественным мнением, – неудовлетворительный уровень профессиональных и морально-нравственных качеств сотрудника.

В этой связи, ориентируясь на передачу широкого спектра знаний о природе человека и общества, социально-гуманитарные дисциплины в образовательной системе высших учебных заведений органов внутренних дел Российской Федерации обеспечивают «привитие курсантам» понимания важности соблюдения прав и свобод граждан, необходимости формирования установки на самореализацию, сохранения личного достоинства, проявления инициативности, ответственности и самостоятельности, достойного служения закону и обществу. При этом ключевыми элементами механизма трансляции социально-культурных ценностей, способствующих формированию и развитию у будущих сотрудников органов внутренних дел духовно-нравственных качеств, собственного продуманного мировоззрения, в форму, приближенную к идеалу, могут выступить профессионально-этические и эстетические стандарты, включенные в гуманитарное образование в системе образовательных учреждений МВД России (академии, институты, кадетские корпуса, школы милиции).

В данном контексте освоение эстетических, этических и психологических знаний, умений и навыков является незаменимым инструментом формирования общей и профессиональной культуры личности курсанта (слушателя), определяя мировоззрение и поведение человека, максимально приближенных к высоким стандартам и ценностям.

Таким образом, в образовательной системе органов внутренних дел России социально-гуманитарные дисциплины направлены не только на освоение системы знаний о человеке и мире, раскрытие закономерностей общественной жизни, но и на формирование системы мировоззрения, эстетического сознания, умений, навыков, нравственных ориентиров курсантов, оказывая тем самым воспитательное воздействие на личность будущего сотрудника полиции.

Особую актуальность приобретает формирование профессиональных нравственных качеств личности сотрудника полиции в связи с построением правового государства. Как следует из признания одного из руководителей московской милиции, «самое пристальное внимание сегодня должно быть уделено развитию у сотрудников органов внутренних дел демократического, гуманитарного мышления, приобретению навыков диалога с различными институтами гражданского общества, способности своевременно определять актуальные направления правоохранительной направленности»[37].

Заметим, что организация процесса нравственно-эстетического и психологического обучения личного состава требует пристального внимания со стороны руководящего состава органов внутренних дел, заместителей начальников по работе с личным составом, психологов различных подразделений, учреждений, органов системы МВД Российской Федерации.

Рассматривая перспективы социально-гуманитарного образования в высших учебных заведениях МВД Российской Федерации, необходимо понимать, что процесс эффективного формирования профессиональной и общей культуры курсантов и слушателей предполагает не ограничиваться рамками образовательных учреждений МВД России и предусматривает целую систему профессиональной подготовки, обучения и воспитания кадров в органах внутренних дел в целом. Поэтому следует улучшать те элементы системы подготовки кадров, которые направлены на развитие профессиональной и общей культуры практических работников. В целях осуществления этой задачи рекомендуется обеспечить организацию практических занятий по овладению конкретными навыками служебной деятельности и правилами поведения сотрудниками в рамках повышения квалификации и служебно-боевой, морально-психологической подготовки личного состава органов внутренних дел (служебный этикет, профессионально-этические стандарты, правила поведения в служебных отношениях).

Таким образом, социально-гуманитарное образование, рассматриваемое в качестве эффективного инструмента подготовки кадров в органах внутренних дел, выступает составной частью системы профессионального образования и эффективного наполнения кадрами органов внутренних дел в целом. Первоочередными направлениями совершенствования кадровой политики являются:

- ориентация на образовательные стандарты, объединяющие профессиональные и личностные, духовно-нравственные аспекты образования;

- привитие основ профессиональной и общей культуры курсантам и слушателям, обучающимся в образовательных учреждениях системы МВД России;

- комплексное и всестороннее осуществление в системе органов внутренних дел воспитательной работы (институты резерва, кураторства, наставничества, совет ветеранов, шефская помощь, музейная работа) в целях формирования личности сотрудника органов внутренних дел, отвечающей высоким нравственно-эстетическим и профессиональным характеристикам.

Включение в обязательном порядке в образовательную систему органов внутренних дел «профессионально-личностного» направления подготовки кадров означает, что наряду со стандартизацией квалификационных требований, необходимых для подготовки современных высококвалифицированных специалистов, важно параллельно решать задачи формирования личности сотрудника полиции, обладающей свойствами, характеристиками и качествами, отвечающими Кодексу профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, а также требованиям времени и запросам общественности.

  1. Стратегия повышения эффективности взаимодействия полиции с общественностью.

Осмысливая проблему реализации инструментов управления, связанных с внешними внесистемными аспектами функционирования полиции, и рассматривая вопросы привлечения общественности к охране правопорядка, организации взаимодействия органов внутренних дел с общественными объединениями граждан, органами местного самоуправления, общественными формированиями правоохранительной направленности, другими формами совместного обеспечения общественного порядка, нами определены проблемы теоретического и практического характера. Во-первых, необходимость уточнения отдельных категорий и понятий. Во-вторых, отсутствие конкретной правовой регламентации общественного контроля за деятельностью правоохранительного органа, определяющей границы контроля, его объекты, субъекты, их полномочия, а также средства, формы и механизмы осуществления контроля. В-третьих, низкая активность деятельности общественных объединений и организаций, ориентированных на обеспечение общественной безопасности и правопорядка. В-четвертых, отсутствие стратегии системной организации взаимодействия органов внутренних дел с общественностью, общественными организациями и объединениями, институтами, а также широкими слоями и группами населения, отдельными гражданами.

Исследуя проблему взаимодействия органов внутренних дел с общественностью, представленную в научной литературе в различных аспектах, заметим, что ученые, практики наполняют смысловое содержание понятия «взаимодействие» государственных и негосударственных субъектов, а значит, и определяют стратегию организации взаимодействия в зависимости от его понимания. Так, в юридической литературе, при отсутствии общепринятого определения понятия «взаимодействие», оно широко представлено в интерпретациях, отталкивающихся от признаков, характеризующих содержание правоохранительной деятельности того или иного подразделения (И. Ф. Амельчаков). В свою очередь, понятие «организация взаимодействия», или «организация внесистемного взаимодействия», рассматривается как «согласованная по целям, задачам, месту и времени совместная деятельность органов внутренних дел с другими правоохранительными и государственными органами, организациями, учреждениями, предприятиями, органами местного самоуправления, средствами массовой информации, общественными объединениями» (И. С. Баженов). Таким образом, в основе понятий «взаимодействие» и «организация взаимодействия», рассматриваемых исследователями в юридическом аспекте, лежит совместная деятельность государственных и негосударственных субъектов с целью решения задач по охране правопорядка и обеспечению общественной безопасности. В свою очередь, мы предлагаем несколько по-новому раскрыть содержание термина «взаимодействие», представляя общественные объединения и организации в качестве негосударственных субъектов общества.

Следующий ряд проблемных вопросов связан с определением перспективных форм эффективного взаимодействия государственных органов с общественностью, а также выделением главных субъектов данного взаимодействия. В области социологического знания формами, обеспечивающими эффективное взаимодействие органов внутренних дел и общественности, рассматриваются: общественные объединения и организации (С. В. Егорышев[38]), СМИ (Ю. Ю. Комлев[39]), институты гражданского общества (А. Е. Линкевич[40]).

Между тем, несмотря на положительный опыт взаимодействия органов внутренних дел с общественными объединениями граждан, включая правозащитные и иные организации, необходимо понимать, что последние выполняют преимущественно информационно-аналитические, правозащитные, экспертные, благотворительные задачи.

На наш взгляд, эффективное взаимодействие полиции с общественностью становится возможным в случае установления конструктивных и доверительных отношений с различными социальными организациями, группами и широкими слоями населения, в том числе благодаря расширению диапазона сотрудничества.

Исходя из понимания необходимости интеграции института полиции в систему общественных отношений, целесообразно поставить вопрос о важности системной организации взаимодействия полиции с общественностью и уточнить ее дефиницию.

Системная организация взаимодействия полиции с общественностью – это целостное взаимодействие полицейских подразделений с общественностью, охватывающее многие уровни их совместной деятельности как государственных и негосударственных субъектов в целях реализации социально значимых задач по обеспечению удовлетворенности потребностей личности и населения в защите и безопасности. Следуя пониманию стратегии системной организации взаимодействия полиции с общественностью, основным субъектом этого взаимодействия нами определены: СМИ, правозащитные организации, различные общественные советы (официальные и неофициальные). При рассмотрении означенных субъектов взаимодействия в качестве полноправных участников общественного контроля за деятельностью правоохранительных органов открываются возможности для более эффективного решения проблемы охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности.

Механизм взаимодействия органов внутренних дел (полиции) с общественностью, укрепляющий доверие граждан к правоохранительным органам и способствующий установлению конструктивного взаимодействия с населением, включает в себя: активное взаимодействие полиции с общественностью, организациями, институтами, социальными группами, отдельными гражданами; широкое привлечение современных, передовых печатных и электронных средств массовой информации, сетей Интернета; правовая регламентация общественного контроля за

деятельностью правоохранительного органа, определяющего границы контроля; его объекты, субъекты, их полномочия, а также средства, формы и механизмы осуществления контроля. В этой связи стратегия взаимодействия органов внутренних дел с общественностью требует системной организации доверительных отношений, основывающейся на целостном, планомерном сотрудничестве, охватывающем многие уровни, пласты совместной деятельности государственных и негосударственных субъектов в целях выполнения социально значимых задач укрепления правопорядка и общественной безопасности, защиты прав и свобод граждан.

Особого внимания заслуживают три главных «канала» взаимодействия органов внутренних дел с общественностью: 1) участковые уполномоченные; 2) общественные объединения и организации, институты, представляющие гражданское общество (СМИ, оппозиционные партии, политические движения, правозащитные организации, религиозные конфессии, неправительственные организации); 3) общественные группы и слои населения (молодежные формирования, движение ветеранов, объединение граждан по месту жительства, родительские комитеты).

В тесной связи со стратегией повышения эффективности взаимодействия полиции с общественностью находится формирование позитивного образа полиции в общественном мнении. Анализ работ, посвященных вопросу формирования позитивного имиджа органов внутренних дел, разрабатываемого исследователями на протяжении последних лет, выявляет проблемы теоретического и методологического характера. Во-первых, это касается вопросов терминологического согласования и четкого употребления понятий «имидж» или «образ» применительно как к сотруднику органов внутренних дел, так и к ведомству. Во-вторых, проблема согласования «имиджевых терминов» заключается не только в их терминологической путанице и разнообразии методологических позиций их употребления, но и в практическом отсутствии в ряде работ их дефиниции вообще.

В этой связи проблема согласования употребления понятий должна рассматриваться не только с учетом признания специфики массового и индивидуального сознания, но и понимания природы формирования позитивного общественного мнения. Придерживаясь марксистской методологии и основываясь на имеющихся в литературе попытках определения термина «образ», выделении его существенных элементов (идеальная форма отображения, свойства объекта, формирование, развитие, процесс взаимодействия субъекта с окружающей средой), мы предлагаем следующее определение понятия «образ полиции». Образ полиции – это идеальная форма отображения в массовом и индивидуальном сознании объективно существующего института полиции, выполняющего специфические, профессиональные задачи по удовлетворению потребностей в обеспечении безопасности условий жизнедеятельности личности и населения. Данное определение выступает в качестве методологической основы рассмотрения проблемы формирования образа полиции в общественном мнении в позитивном контексте и позволяет определять условия, средства и методы его формирования.

Основываясь на результатах социологических опросов, посвященных изучению общественного мнения о деятельности органов внутренних дел, и анализируя механизм формирования позитивного образа сотрудника правопорядка в общественном мнении (Ю. Н. Мазаев[41], С. В. Табан[42]), мы делаем вывод, что для целенаправленного, активного формирования позитивного образа полиции в общественном мнении необходимо:

а) наделять его положительными характеристиками, соответствующими ожиданиям и потребностям населения;

б) акцентировать внимание ведомственных пресс-служб на электронных и печатных средствах массовой информации, других современных коммуникациях, включая Интернет-издания; интегрировать в стратегию взаимодействия полиции с общественностью современные технологии взаимодействия;

в) активизировать взаимодействие полиции с различными социальными организациями, группами и широкими слоями населения.

Таким образом, обосновывая необходимость целенаправленного формирования положительного образа полиции в общественном мнении с активным привлечением средств массовой информации, выступающих в качестве одного из связующих звеньев между полицией и общественностью, а также построения развитой системы управления социальной информации, связанной с выстраиванием эффективной системы связей с общественностью, формированием позитивного общественного мнения о полиции, разработками специальных технологий и адаптацией общих методов пиар-технологий к специфике деятельности различных подразделений и отделов органов внутренних дел, мы считаем целесообразным:

а) разработать и реализовать эффективные программы, способствующие установлению конструктивных и открытых отношений полиции с общественностью;

б) поднять уровень доверия и авторитета полиции среди населения;

в) обеспечить моральное удовлетворение сотрудников полиции и граждан, оказывающих содействие и помощь полиции в поддержании правопорядка.

[1] Колодкин Л. М. Методы изучения и оценки персонала органов внутренних дел. – М., 1993. – С.12.

[2] Бураканова Г. М. Социальное проектирование системы подготовки руководящих кадров: автореф. дис. … канд. соц. наук // Академия управления МВД России. – М., 2003. – С. 32.

[3] Роша А. Н. Социологические аспекты деятельности и личности руководителя. – М., 1993. – С. 44.

[4] Роша А. Н. Указ. соч. – С. 26.

[5] Приказ МВД Российской Федерации № 1246 от 30 декабря 2007 г. «О повышении эффективности изучения общественного мнения об уровне безопасности личности и деятельности органов внутренних дел Российской Федерации на основе использования вневедомственных источников социологической информации».

[6] Overman R. The Case for Community Policing. The Police Chief, March, 1994. – P. 20-23.

[7] Общественное мнение о милиции: 1995 – 2000 гг.: учебное пособие. – М.: ВНИИ МВД России, 2001. – С. 81.

[8] Российская социологическая энциклопедия / под общ. ред. акад. РАН Г. В. Осипова. – М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА. – М., 1998. – С. 672.

[9] Пригожин А. И. Современная социология организации. – М., 1995. – С.74.

[10] Зубок Ю. А., Чупров В. И. Самоорганизация в проявлениях молодежного экстремизма // Социологические исследования. – 2009. – № 1. – С. 79.

[11] Там же.

[12] Шепелев В. И. Гражданское общество как основа формирования и функционирования нормативно-регулятивной системы // Философия права. – 2006. – № 4. – С. 47.

[13] Пригожин А. И. Указ. соч. – С. 74.

[14] Пригожин А. И. Указ. соч. – С. 110.

[15] Там же. – С. 115.

[16] Колленникова О. А., Косалс Л. Я., Рывкина Р. В. Коммерциализация служебной деятельности работников милиции // Социологические исследования. – 2004. – № 1. – С.76.

[17] Адаев А. Результаты социально-психологического исследования служебных коллективов // Профессионал. – 2008. – № 1. – С. 26.

 

[18] Адаев А. Результаты социально-психологического исследования служебных коллективов // Профессионал. – 2008. – № 1. – С. 25.

[19] Одиссеос М. Спасибо за прекрасную организацию 35-й! // Полицейское братство. Спецвыпуск. – 2008. – С. 15.

[20] Одиссеос М. Указ. соч. – С. 3.

[21] Тверской регион развивается // Полицейское братство. – 2007. – № 7. – С. 6.

[22] Результаты изучения общественного мнения об уровне безопасности личности и деятельности органов внутренних дел Российской Федерации // Профессионал. – 2010. – № 1. – С. 11.

[23] Сухинин А. В. Организационно-правовые и социологические аспекты предупреждения и разрешения конфликтов работников милиции: дис. ... канд. юрид. наук. – М., 1989. – С. 52.

[24] Сухинин А. В. Указ. соч. – С. 52.

[25] Ядов В. А. Стратегия социологического исследования. Описание, объяснение, понимание социальной реальности. – М.: Добросвет, 1998. – С. 60–61.

1 Замфир К. Указ. соч. – С. 73.

[26] Ермолаев В. В., Бардакова Н. А. Исследование уровня организационной идентичности сотрудников органов внутренних дел // Международная научно-практическая конференция «Обеспечение законности и правопорядка в странах СНГ»: сборник материалов. – Ч.2. Естественные, технические и социально-гуманитарные науки.– Воронеж: Воронежский институт МВД России, 2009. – С. 87.

[27] Там же. – С. 84.

[28] Российская социологическая энциклопедия / под общ. ред. акад. РАН Г. В.Осипова. – М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА. – М., 1998. – С. 354.

[29] Проблемы организации работы с личным составом органов внутренних дел: труды Академии МВД СССР. – М., 1993. – С. 17–22.

[30] Кисилев А. К. Трансформироваться, а не реформироваться (чему российскую милицию может научить зарубежный опыт) // Полицейское право. – 2006. – № 3. – С. 24.

[31] Оганян Р. Э., Кисилев В. М. Подготовка полицейских в странах Евросоюза: пособие. – М.: ВНИИ МВД России, 2006. – С. 87–88.

[32] Губанов А. В. Полиция зарубежных стран. – М., 1999. – С. 182–183.

[33] Кикоть В. Система образования МВД России: вчера, сегодня, завтра // Профессионал. – 2008. – № 1. – С. 5.

[34] Там же. – С. 7.

[35] Оганян Р. Э., Кисилев В. М. Указ. соч. – С. 87–88.

[36] Быков А. В. Основы кадровой политики в полиции и жандармерии отдельных западноевропейских стран //Вестник Московского университета МВД России. – 2008. – № 1. – С. 150.

 

[37] Чугунов В. Взаимодействие органов внутренних дел с правозащитными организациями // Профессионал.– 2008. – № 1. – С. 14.

 

[38] Егорышев С.В. Социальные условия формирования механизма общественной правоохранительной деятельности // Юридический мир. – 2009. – № 4. – С. 36–38.

[39] Комлев Ю. Ю. Средства массовой информации в коммуникативной деятельности органов внутренних дел: проблемы теории и практики. – М.: ВНИИ МВД РФ, 2001.

[40] Линкевич А. Е. Проблемы укрепления взаимодействия органов внутренних дел с населением в борьбе с преступностью в условиях формирования в современной России гражданского общества. – Уфа: Восточный ун-т, 2006.

[41] Мазаев Ю. Н. Особенности формирования позитивного общественного мнения о милиции // Социологические исследования. – 2004. – № 2 . – С. 107.

[42] Табан С. В. Проблемы формирования позитивного имиджа сотрудников ОВД // Закон и право. – 2001. - № 1. – С. 49.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!