Уровни научного познания и философские основания науки

5 Янв 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Структура любой науки содержит два основных уровня познания - эмпи­рический и теоретический. Эмпирический уровень (от греческого empeiria -опыт) - это основа, фундамент теории. Он представлен в виде совокупности твердо установленных в ходе экспериментов и наблюдений фактов. Теоретиче­ский уровень (от греческого theoria— исследование) науки представлен научны­ми гипотезами и теориями. Он вырастает на основе эмпирического.

Для того чтобы было понятнее, обратимся к конкретному примеру - рас­смотрим уровни познания в астрономии. Эта наука возникла в результате дли­тельных наблюдений за звёздным небом. Эмпирические факты, обнаруживаю­щиеся в ходе наблюдений - это неподвижность одних звёзд и периодическое движение других, изменение освещённости поверхности Луны, появление хво­статых звёзд. Описание всех этих фактов ещё не есть наука - это голая эмпирия. Наука астрономия возникает тогда, когда человек, обобщая конкретные наблю­даемые факты, вводит в оборот мыслимые идеальные объекты, обозначая их понятиями "звезда", "планета", "фаза Луны", "комета" и т.д. Затем, оперируя ими, устанавливая взаимосвязи, человек начинает выстраивать модели устрой­ства космоса. Так появляется теоретический уровень.

Рассмотрим подробнее уровни научного познания. Эмпирический уровень всегда имеет непосредственный контакт с реальными "живыми" объектами, будь то в ходе эксперимента или наблюдения. На этом уровне фиксируется, прежде всего, наличный факт. Например, факт уменьшения толщины озонового слоя земной атмосферы, факт увеличения числа сердечно-сосудистых заболева­ний и т.п. Фиксируются также количественные характеристики зафиксирован­ного факта, например, насколько быстро уменьшается количество озона в атмо­сфере, или, как прогрессирует по годам численность заболевших и т.д. Выяс­няются свойства объектов, их взаимосвязи с другими объектами, проводится классификация, систематизация полученных данных. В заключение, выявляют­ся простейшие эмпирические закономерности.

Однако закономерности эмпирического уровня мало что дают для пони­мания сути зафиксированных явлений - они ничего не объясняют. Функцию объяснения выполняет теоретический уровень, надстраивающийся над эмпири­ческим. Главная задача теории - описание, систематизация и, в итоге - объяс­нение совокупности обнаруженных эмпирических фактов. Особенность теоре­тического уровня, отличающая его от эмпирического - это то, что он имеет де­ло не непосредственно с окружающей действительностью, а с идеальными объ­ектами. Именно ими оперирует теория. Таким образом, переход, скачок с эмпи­рического уровня на теоретический возможен тогда, когда субъект, имевший

вначале дело с реальной вещью или явлением, абстрагируется от множества его несущественных свойств, и строит идеальный (отвлечённый) объект, например, "идеальный газ", "государство", "организм" и т.п. В отличие от реальных, иде­альные объекты имеют не бесконечное, а чётко фиксированное количество ос­новных свойств, определяющих сущностные характеристики реального объекта. Набор основных свойств зависит от общего теоретического контекста и цели научного объяснения. Скажем, определения понятия "организм" в биологии и социологии будут различными.

Поясним содержание понятия "идеальный объект" на конкретном приме­ре. Исследуя равномерное и прямолинейное движение физических тел, механи­ка абстрагируется от многих несущественных свойств — от материала, из кото­рого состоит тело, от его цвета, температуры, и др. Они отбрасываются, оста­ются лишь три: масса, координаты и вектор скорости, которые становятся атри­бутами идеального объекта под названием "материальная точка". Если реаль­ный объект невозможно интеллектуально проконтролировать из-за его беско­нечной сложности, то идеальный объект вполне можно проконтролировать ра­зумом.

Идеальный объект — это своего рода элементарный кирпичик теоретиче­ского уровня. Помимо идеальных объектов теория определяет также и взаимо­связи между ними, то есть, устанавливает научные законы. Из элементарных -первичных идеальных объектов затем конструируются более сложные - вто­ричные, и т.д. вверх по иерархии сложности до тех пор, пока всё первичные объекты не будут связаны воедино самыми общими закономерностями Напри­мер, И.Ньютон создал теорию движения космических тел, теорию устройства Солнечной системы, исходя из простейшего понятия - понятия материальной точки. Более сложный идеальный объект - планетная система, в которой мате­риальные точки - центральная звезда и планеты связаны между собой законом всемирного тяготения.

Итак, мы выделили и описали в структуре науки два уровня - эмпириче­ский и теоретический. Однако вся сложность процесса получения научных зна­ний, создания научных теорий этими уровнями не исчерпывается. Существует ещё один, часто упускаемый из вида уровень - уровень философских основа­ний- содержащий общие представления об объективной действительности, о сущности и возможностях человеческого познания. Выделяя в структуре науч­ного знания только эмпирический и теоретический уровни, мы не можем счи­тать научную теорию знанием. В лучшем случае её можно истолковать как ап­парат обобщения и описания эмпирических данных, предсказывающий новые эмпирические факты. Однако такая позиция науку не устраивает, она стремится к гораздо большему - к описанию наблюдаемого в качестве отражения объек­тивной реальности. Наука стремится найти объективную истину, лежащую за наблюдаемыми явлениями. Именно поэтому наука стремится осмыслить своё содержание философски.

Что же мы должны понимать под философскими основаниями науки? Прежде чем ответить на этот вопрос, обратимся вначале к одной из реальных проблем, возникших в квантовой механике. В 30-х годах Альберт Эйнштейн и Нильс Бор, стоявшие у истоков квантовой теории, вступили в дискуссию по по­воду интерпретации вероятностного характера предсказаний, которые даёт квантовая механика. А.Эйнштейн утверждал, что вероятностный характер пред­сказаний вызван неполнотой квантовой теории. Он считал, что рано или поздно будут открыты новые законы микромира, и тогда явления можно будет пред­сказать однозначно и точно. С целью пояснения этой позиции рассмотрим про­стой пример с подбрасыванием монеты. Как мы знаем, вероятность выпадения, скажем, орла, равна. В момент подбрасывания монеты мы не можем точно предсказать, какой стороной она упадёт. Мы можем однозначно говорить толь­ко о вероятности той или иной альтернативы. Возникает вопрос, чем обуслов­лено наше вероятностное суждение, объективным вероятностным характером поведения монеты, или же мы не знаем до конца все детали поведения монеты. В классической физике данный вопрос разрешается так. Со времён Ньютона и Лапласа признаётся всеобщий детерминизм физических явлений. Исход любого действия считается заранее предопределённым набором начальных условий. В опыте с монетой эта посылка приводит к следующим выводам. Если бы мы точно знали все начальные условия -^аассу монеты, точку приложения силы и т.д., то смогли бы точно вычислить, какой стороной она упадёт. Но поскольку полной информацией о монете мы не обладаем, то приходится довольствовать­ся вероятностным суждением. Само же поведение монеты не вероятностно, а строго предопределено. Аналогичными были рассуждения А.Эйнштейна о квантовомеханических явлениях.

В противоположность А.Эйнштейну Н.Бор считал, что квантовая механи­ка - это логически непротиворечивая и полная теоретическая система. Вероят­ностные представления в ней возникают в силу вероятностной природы самих микрообъектов. Вероятностно само устройство природы и её не устранит ника­кая теория.

Таким образом, мы видим, что позиции А.Эйнштейна и Н.Бора основы­ваются на различных философских представлениях об окружающей реальности. Эти представления неотделимы от научной теории. Любая теория превращается в научное знание только тогда, когда её основные понятия получают философ­скую интерпретацию - онтологическую и гносеологическую.

Любой учёный в своей научной работе исходит из определённых фило­софских предпосылок. Причём это обстоятельство многими не осознаётся, ибо философские допущения считаются сами собой разумеющимися. Философские предпосылки неразрывно связаны со стилем мышления исторической эпохи, в которую живут учёные, творящие науку. В XVIII веке, например, когда возни­кает такое философское направление как классический рационализм, очевид­ным казалось убеждение о возможности построения точной картины мира в

мышлении. Уверенные в том, что в природе господствуют необходимые зако­номерности и причинная связь явлений, учёные вплоть до XX века отвергали идею об объективном характере понятия вероятности.

Все уровни научного знания тесно взаимосвязаны между собой. Во-первых, очевидна зависимость теоретического уровня от эмпирического, так как любая теория опирается на факты, полученные в ходе наблюдений и экспе­риментов.

Во-вторых, эмпирический уровень испытывает влияние со стороны теоре­тического, так как и эксперимент и наблюдение в науке ведутся не хаотическим образом, не наугад, а по заранее определённой теоретической программе. Эта программа образует для эмпирических фактов теоретический контекст.

В-третьих, теоретический уровень зависит от уровня философских осно­ваний. Об этом было уже достаточно много сказано.

В-четвёртых, от философских оснований зависит также и эмпирический уровень. Все эксперименты проводятся на основе философских допущений об устойчивости и неизменности эмпирических закономерностей, об их повторяе­мости и др.

И, наконец, в-пятых, наши философские представления зависят ст эмпи­рии и теорий. Философские взгляды на действительность изменяются потому, что экспериментальная и теоретическая наука, развиваясь, выявляют новые факты и закономерности, не укладывающиеся в прежнюю картину мира.

Описание уровней научного познания будет неполным, если не коснуться ^ ещё одного фактора, определяющего внешний облик и внутреннюю структуру науки Речь идёт об идеалах научности.

Под идеалами научности понимают систему познавательных ценностей и норм, которыми руководствуются учёные при создании научных теорий. Идеа­лы научности - это совокупность стандартов и критериев, во-первых, описания и объяснения научных фактов и явлений, во-вторых, построения научных тео­рий, организации в них знания, и, в-третьих, доказательности и обоснованности научных выводов.

Особенностью идеала научности является его конкретно-исторический характер. В каждую историческую эпоху учёные руководствуются в своей на­учной деятельности идеалами, отличными от прежних. Идеал научности зави­сит от целого ряда факторов - социальных, политических, культурных, и, в зна­чительной степени определяется той философией, которая владеет духовным сознанием эпохи. Для того чтобы показать, как сильно влияет идеал научности, скажем, на способы научного описания, приведём пример из средневековой науки. В книге Джорджа Рипли "Книга двенадцати врат" (XV век) приводится следующий рецепт получения философского камня:

"Чтобы приготовить эликсир мудрецов, или философский камень, возь­ми, сын мой, философской ртути и накаливай, пока она не превратится в зеле­ного льва. После этого прокаливай сильнее, и она превратится в красного льва Дигерируй этого красного льва на песчаной бане с кислым виноградным спир­том, выпари жидкость, и ртуть превратится в камедеобразное вещество, кото­рое можно резать ножом. Положи его в обмазанную глиной реторту, и, не спе­ша, Дистиллируй. Собери отдельные жидкости разной породы, которые поя­вятся при этом. Ты получишь безвкусную флегму, спирт и красные капли. Киммерийские тени покроют реторту своим тёмным покрывалом, и ты най­дёшь внутри неё истинного дракона, потому что он пожирает свой хвост"'.

В XIX веке французский химик Жан-Батист Андре Дюма "перевёл" этот текст. Оказалось, что речь идёт о химических превращениях свинца, его оки­слов и солей. Алхимические термины означали следующее: "философская ртуть" - свинец; "зелёный лев" - оксид свинца; "красный лев" - сурик; "кислый виноградный спирт" - уксус и т.д.

Современный идеал научности (на нём мы остановимся позже) возникает на основе классического идеала, который формируется постепенно, начиная с античности, и, окончательно оформляется в ХУП-ХУШ веках в эпоху Нового времени. Классический идеал долгое время не фиксировался философами и ис­ториками науки, так как носил очевидный характер. В современную эпоху по-

еле наступления второй научной революции, после фундаментального кризиса оснований науки, классический идеал отчётливо предстал перед исследовате­лями. Выделим его основные положения.

Во-первых, научной признаётся такая теория, которая стремится к объек­тивной истине. Наука перестаёт быть наукой, если в неё проникают заблужде­ния.

Во-вторых, любое научное положение, любая научная теория должны быть прочно и надёжно обоснованы. Должен строго выполняться формально-логический закон достаточного основания. Наука всегда стремилась к поиску надёжного и достоверного фундамента для обоснования системы научных зна­ний.

В-третьих, согласно идеалу методологического редукционизма, в класси­ческой науке считалось, что среди наук можно найти своего рода эталон науч­ности. Остальные науки должны стремиться к данному эталону. В качестве та­кого образца в истории науки выдвигали математику и физику.

В-четвёртых, в классической науке господствовала идея о социокультурной автономии науки, то есть о её независимости от социально-экономических, культурно-исторических, мировоззренческих и социально-политических усло­вий. Считалось, что наука должна развиваться в соответствии с её внутренней логикой, а она, в свою очередь, должна определяться изучаемыми объектами реальности.

Перечисленные выше классические идеалы научности переживают сейчас кризис, постепенно происходит переход к новым идеалам, но до сих пор мно­гими учёными классические идеалы активно защищаются.

Основу нового неклассического идеала науки составляют следующие по­ложения.

Во-первых, не посягая на требование истинности - это центральное по­ложение классического идеала, современные исследователи склонны к отказу от принципа фундаментальной обоснованности знания. Более важной ценно­стью современной науки считается её способность реально решать научные проблемы.

Во-вторых, требование методологического редукционизма сменяется представлением о необходимости разных стандартов научности в науке. Мо­низм сменяется плюрализмом.

В-третьих, сегодня почти никто из методологов науки не отвергает идею о важности для развития науки социокультурных факторов. . Социально-политические, мировоззренческие и другие факторы в значительной степени влияют как на направление, так и на логику научного развития.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!