Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.

17 Ноя 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Уложение о наказаниях было громадным законом. Оно содержало 2224 статьи, объединенные в 12 разделов, которые подразделя­лись на главы, отделения и отделы. Количество статей в новом ко- 1 дексе увеличилось по сравнению со Сводом законов в три раза.

Однако авторам не удалось преодолеть казуальность, свойственг 1 ную прежним феодальным уголовным сборникам. Законодатель стр$г милея предусмотреть все возможные виды преступлений, не полагаг ясь на обобщающие формулировки. Отчасти это объяснялось низ­ким профессиональным уровнем российских судей, которые не moi> ли бы разобраться в юридических абстракциях и которым нужно было показать состав преступления как можно проще и нагляднее.

Уложение содержало Общую и Особенную части. Функции Об­щей части выполнял первый раздел закона. Общая часть состояла из 5 глав и содержала учение о преступлении и наказании. Она отлича­ется достаточной юридической точностью понятий, свойственных пра­ву нового времени. Но предложенная в ней система наказаний еще типично сословная, феодальная. В Особенной части характеризуются группы преступлений. Их всего 11.

В Общей части Уложения дается более развернутое, чем в 15-м томе Свода законов, определение понятия «преступление». Статья4 Уложения гласит: «преступлением или проступком признается как самое противозаконное деяние, так и неисполнение того, что под страхом наказания уголовного или исправительного законом предписано».

Среди правонарушений Уложение 1845 г. различало преступлен ния и проступки. Под преступлением понималось «всякое наруше­ние закона, через которое посягается на неприкосновенность прав власти верховной и установленных ею властей, или же на права и безоцаеность общества или частных лиц». Проступком называлось нарушение правил, предписанных для охраны прав, определенных законами для общественной и личной безопасности и пользы. Про­ступок влечет за собой не уголовное, а исправительное наказание. В отличие от Свода законов в Уложении различались эти два понятия уголовно наказуемого деяния не по тяжести наказания, а по объекту посягательства. Но граница между ними была проведена не слишком четко.

В Уложении устанавливались формы вины, стадии совершения преступления, виды соучастия, обстоятельства, смягчающие или отягчающие ВИНу, устраняющие уголовную ответственность и т.д. Незна­ние закона не освобождало от наказания.

Вина рассматривалась как необходимое основание наступления ответственности. По форме вины преступления делились на умыш­ленные и неумышленные. В свою очередь умышленные преступле­ния и проступки могли быть совершенными с заранее обдуманным намерением и совершенными «по внезапному побуждению без пре-думышления».

Не считались преступными деяния, совершенные без преступно­го умысла, а также несовершеннолетними (предусматривалось пол­ное отсутствие вины для лиц, не достигших 10 лет, и частичное - для лиц в возрасте от 10 до 14 лет). Освобождали от ответственности душевная болезнь, совершение деяния в состоянии крайней необхо­димости и необходимой обороны, случайность, малолетство (до 10 лет - безусловная невменяемость, до 14 лет - условная), безумие, принуждение, в том числе угроза смерти, добросовестное заблужде­ние относительно противозаконности деяния (ошибка вследствие обмана или случая).

Уложение выделяло стадии преступления: умысел, приготовле­ние к преступлению, покушение на преступление, совершившееся преступление. Признаками умысла считалось «изъявление на сло­вах, или письменно, или иным каким-либо действием намерения учи­нить преступление». Под приготовлением к преступлению закон понимал «приискание средств» для совершения преступления, а под покушением на преступление - «всякое действие, которым начи­налось или продолжалось приведение преступного намерения в ис­полнение».

Каждой стадии соответствовало определенное наказание. Менее всего наказывался голый умысел. Покушение на преступление, если оно не осуществилось по непредвиденным для преступника обстоя­тельствам, наказывалось как оконченное преступление. Собствен­ный отказ от подготовленного преступления требовал снижения на­казания.

Предусматривалась ответственность и за соучастие в преступле­нии. Мера наказания зависела от вида соучастия. Соучастие могло быть без предварительного согласия и в сговоре. В первом случае главные виновники отделялись от случайных участников. В сговоре закон вы-Делял категории соучастников: зачинщиков, сообщников, подстрека­телей. Кроме того, Уложение указывает и других лиц, «прикосновен­ных к преступлению»: попустителей, укрывателей, недоносителей. Для них наказание было менее строгим, чем для участников преступления. За недоносительство и укрывательство не подлежали наказанию лица, состоявшие с преступником в браке или в близких степенях родства.

Закон четко оговаривал обстоятельства, отягчающие вину и меру ответственности. К ним относились: степень умысла, безнравствен­ность побуждений к совершению преступления, жестокость, «гнус­ность или безнравственность способа совершения преступления», тя­жесть его, особая активность и число привлеченных сообщников, «не­искренность и упорство в запирательстве» при расследовании. «Со­вокупность» обстоятельств отягощала вину.

К отягчающим вину обстоятельствам относились также повтор-ность и рецидив преступления, более высокое состояние, звание, сте­пень образованности преступника, а также состояние опьянения, если оно достигнуто намеренно с целью преступления (со злым умыслом).

К обстоятельствам, устраняющим наказуемость, относили смерть преступника (кроме гражданского иска и казенных взысканий, кото­рые обращались на имущество преступника и переходили к наследни­кам), примирение с обиженным (по делам частного обвинения), исте­чение срока давности, помилование. Примирение не могло иметь мес­то при оскорблении начальства, в случае изнасилования и обольще­ния, по делам о незаконном вступлении в брак.

Срок давности устанавливался лишь для преступлений и зависел от его вида. Самый высокий (10 лет) действовал в отношении преступ­лений, которые влекли за собой наказание в виде лишения всех прав состояния и каторжные работы. В других случаях он мог составлять 8, 5 лет и 3 года. Срокдавности не действовал в отношении государствен­ных преступлений, «злоумышлении против императора и его супру­ги», при переходе из православия в другую веру, незаконном присвое­нии сословных прав - чина, должности, ордена, почетного титула и ряде других преступлений.

Система преступлений по Уложению была сложной. На первом месте традиционно стояли преступления против веры. Они подраз­делялись на чисто религиозные (богохульство, отступление от веры, перекрещивание и др.) и направленные против священнослужителей (убийства, оскорбления и т.п.). Первые наказывались лишением всех прав и каторгой, а для лиц из податных сословий еще и плетьми, нало­жением клейма, вторые могли иметь следствием смертную казнь. По-прежнему сохранялся запрет на переход из православия в другую веру. Преследовались сектанты (хлысты, духоборы, молокане и пр.) и вов­лечение в секты детей.

Вторую группу составляли государственные преступления. По­мимо бунта, заговоров, оскорбления императора и его семьи, появля­ются новые составы преступления - составление и распространение антигосударственных сочинений, создание тайных обществ. Вводится ответственность за шпионаж в условиях войны (в мирное время - го­раздо позже, в 1892 г.). Государственные преступления влекли за со­бой суровые наказания, вплоть до смертной казни. Покушение и даже умысел свергнуть императора карались лишением всех прав состоя­ния и смертной казнью. За участие в восстании также полагались ли­шение всех прав состояния и смертная казнь. Составление и распрос­транение письменных и печатных сочинений с целью «возбудить к бун­ту» каралось лишением всех прав состояния и ссылкой на каторжные работы в крепость на срок от 8 до 10 лет. При этом лицам, не освобож­денным от телесных наказаний, дополнительно назначались от 50 до 60 ударов плетью и клеймение.

Специальные разделы были посвящены различным категориям преступлений и проступков против порядка управления и должност­ным правонарушениям. Прежде всего это действия, препятствующие осуществлению правосудия и деятельности полицейских властей (вплоть до массовых беспорядков). Преследовались оскорбления чи­новников при исполнении, невыполнение предписаний, срывание объявлений, фальсификации правительственных указов, побеги из тюрем и пр.

В Уложении появились новые статьи и даже специальное отделе­ние «О неповиновении фабричных и заводских людей». Особенно су­рово наказывались организованные выступления рабочих. Явное не­повиновение фабричных и заводских людей владельцу или управляю­щему заводом, оказанное «целою артелью или толпою», каралось как восстание против властей, т.е. смертной казнью. Предусматривались наказания и против участников забастовок. Виновные подвергались аресту: зачинщики - на срок от трех недель до трех месяцев, прочие - от семи дней до трех недель.

Особо выделялись преступления и проступки по службе госу­дарственной. К ним относились бездействие, превышение полномо­чий, использование служебного положения в корыстных целях, неза­конный арест или обыск, растрата, подлог и др. Мздоимство (взятка) наказывалось «вдвое против цены подарка» с обязательным отреше­нием от должности. В Уложении фигурировало еще лихоимство, под чем подразумевалась взятка для решения незаконного дела, которая наказывалась помимо указанного выше еще ссылкой в Сибирь или заключением в арестантские роты. Субъектами данных правонарушений являлись чиновники и государственные должностные лица.

Преследовались также преступления и проступки против поста­новлений о повинностях, государственных и земских, среди кото­рых особо выделялось уклонение от рекрутской повинности (наруше­ние очередности через подлог, дезертирство, самоизувечение, бегство, укрывательство дезертиров и т.п.).

Преступления и проступки против доходов казны предусмат­ривали санкции за хищения и растрату казенной собственности, причи­нение ущерба государственному имуществу, фальшивомонетничество. Последнее влекло за собой лишение всех прав состояния, соединенное с каторжными работами в крепостях, телесные наказания. Не менее су­рово наказывалась подделка ценных бумаг. Закон защищал государствен­ные монополии, как традиционные (соляную, чайную, винную), так и новые (горный промысел, в том числе разработку золота на казенных землях), преследовал самовольную охоту в запрещенных местах и т.п.

Преступления и проступки против общественного благочи­ния предусматривали наказания за нарушение общественного поряд­ка. Здесь содержалось все то, что составляло компетенцию общей по­лиции: надзор за санитарным состоянием городов, гостиницами, борь­ба с эпидемиями и пр. Закон, к примеру, преследовал бродяжничество. «Всякий беспаспортный или не могущий доказать свою гражданскую личность» объявлялся бродягой, забирался в солдаты или на исправи­тельные работы с последующей ссылкой на Кавказ или в Сибирь. Зап­рещалось заниматься врачебной практикой без диплома или свидетель­ства, держать «притоны и шайки» (сообщества преступников более 3 человек) для разбоев, «зажигательства», игры в карты и пр. Закон предписывал также «во избежание голода» на случай неурожая заво­дить и содержать «общественные запасные хлебные магазины».

Преступления и проступки против законов о состоянии пре­дусматривали наказание за покушение на основы сословного строя, права и сословные привилегии, охраняя и закрепляя сословное разде­ление людей в обществе, чему был посвящен 9-й раздел Уложения. Запрещались и преследовались порча или хищение документов о со­стоянии, похищение или подмена детей, продажа людей в рабство, при­своение наград, чинов, титулов, других прав состояния. Всякое наме­рение лица скрыть свою принадлежность к определенному сословию наказывалось лишением всех прав состояния и ссылкой в Сибирь на поселение, при этом лица, не освобожденные от телесных наказаний, подвергались наказанию плетьми от 10 до 20 ударов. В этом разделе имелось специальное отделение «О преступлениях крепостных людей против своих господ». Выступления крепостных крестьян против сво­их господ приравнивались к восстанию против правительства. Любое неповиновение помещику влекло для крепостного наказание розгами от 20 до 50 ударов. За подачу жалобы на своих помещиков крепостные крестьяне наказывались розгами до 50 ударов. Переход крестьян от одного владельца к другому и переход «в другое состояние» без воли помещика наказывался розгами от 30 до 60 ударов.

В особую группу выделялись преступления против жизни, здра­вия, свободы и чести частных лиц. Самым тяжким преступлением, как и ранее, считалось убийство. Однако теперь убийство, даже умыш­ленное, не наказывалось смертной казнью. Оно влекло за собой нака­зание в виде лишения прав состояния, бессрочной каторги и телесных наказаний (100 ударов плетьми). Закон жестоко преследовал убийство детей (аборты рассматривались как разновидность этого преступления). Женщины за них подвергались лишению всех прав состояния, телесным наказаниям и ссылке в Сибирь. По-прежнему одним из уголовных пре­ступлений считалось самоубийство. Самоубийцу лишали христианского погребения, а завещания считались недействительными. Не наказыва­лись покушавшиеся или лишившие себя жизни в безумии, беспамят­стве от болезни, женщины, спасавшие свою честь и целомудрие. Другие же попытки лишить себя жизни влекли за собой церковное покаяние.

В особый раздел в Уложении были выделены преступления про­тив прав семейственных. Уложение защищало права супругов, пре­следовало противозаконное вступление в брак, многобрачие, наруше­ния прав личности супругов (увечья, побои, истязания). За неповино­вение родителям, развратную жизнь и другие пороки грозило заклю­чение в смирительном доме до 6 месяцев, за нанесение им телесных повреждений - каторга до 8 лет, наказание плетьми и клеймение.

Обширный раздел был посвящен преступлениям против соб­ственности частных лиц, усиливший защиту частной собственнос­ти. Любое завладение чужого имущества (дома, земли) даже без раз­боя и других уголовных преступлений переводилось из гражданской сферы в уголовную. Насильственное завладение чужим недвижимым имуществом (землей, домом и т.д.), осуществленное вооруженными людьми, наказывалось лишением всех прав состояния и ссылкой в Сибирь. Умышленный поджог какого-либо обитаемого здания влек наказание, связанное с лишением всех прав состояния и ссылкой на каторжные работы в крепость на срок от 8 до 10 лет. Наказание увели-чивалось, если здание принадлежало церкви, императору или членам его фамилии. Разбой, грабеж наказывались лишением всех прав со­стояния и ссылкой на каторжные работы в крепости, заводы, рудники на различные сроки или пожизненно. Виноватые в краже наказыва­лись в зависимости от обстоятельств совершения преступления ссыл­кой, заключением в работные дома, отдачей в исправительные арес­тантские роты и битьем розгами.

Наказание, как и прежде, преследует цель устрашения. Но появля­ется и стремление к перевоспитанию преступников. В это время в Рос­сии среди правоведов большой популярностью пользовалась теория ис­правления и перевоспитания преступников на основе различных систем лишения свободы. В этой связи после принятия Уложения о наказаниях стали развиваться институт условного и условно-досрочного освобож­дения, легкие виды наказаний, краткосрочное заключение, амнистии.

Уложение устанавливало сложную систему наказаний. Наказания группировались в 11 родов наказаний, а последние в зависимости от тяжести делились на 35 видов и степеней, начиная от смертной казни и заканчивая внушением. Создавалась своеобразная «лестница наказа­ний». Суд не имел права применять иного наказания, кроме установ­ленного законом, но он мог установить ту степень наказания, которую считал необходимой, не выходя при этом за его рамки. Но в целом си­стема наказаний в Уложении отличалась недостаточной определенно­стью санкций, отсутствием четкости в установлении возможной заме­ны одних наказаний другими, казуистичностью.

При определении наказания учитывались сословная принадлеж­ность, освобождение или нет от телесных наказаний, наличие чина, ордена и т.п. Принадлежность к высшим сословиям давала определен­ные преимущества. Например, администрация тюрьмы могла принуж­дать к работам лишь мещан и крестьян, а лица других «состояний» могли работать по собственному желанию. Дворяне и чиновники, под­вергнутые кратковременному аресту, могли отбывать его и дома, в то время как все другие - только в полицейских органах. Дворяне, духо­венство, почетные граждане, купцы первой и второй гильдий освобож­дались от наложения клейма, заключения в оковы, наказания плеть­ми, шпицрутенами, палками, розгами.

Все меры ответственности подразделялись на общие (за любые преступления), особенные (за преступления и проступки по службе) и исключительные (за определенные, указанные в законе преступле­ния). Общие наказания делились на главные, дополнительные и заменяющие. Главные наказания могли быть уголовными (за преступ­ления) и исправительными (за проступки).

К наказаниям уголовным относились: 1) лишение всех прав состо­яния и смертная казнь; 2) лишение всех прав состояния и каторжные работы; 3) лишение всех прав состояния и ссылка на поселение в Си­бирь или на Кавказ.

Смертная казнь применялась за государственные преступления и нарушение карантинных уставов во время эпидемий (например, за со­крытие больных чумой). Вид казни назначал суд, в практике же приме­нялся один ее вид - повешение. Наличие смягчающего обстоятельства вело к замене смертной казни каторгой без срока или на срок до 20 лет.

Каторжные работы имели несколько степеней тяжести: без срока, на срок от 4 до 20 лет. Наиболее тяжкой была каторга в рудниках, ме­нее тяжкой - на заводах и в крепостях. Бессрочная каторга применя­лась за отцеубийство, повторное убийство, убийство близких родствен­ников, убийство священников во время богослужения, составление подложных именных указов, поджог, потопление. Отбывали каторгу в Сибири и на Сахалине. По истечении известного срока каторжане «при­мерного поведения» переводились на более легкий режим содержа­ния, увеличивалось время отдыха, ослабевал надзор. Со временем они могли строить собственные дома, обзаводиться семьями. Отбывшие каторгу переводились в категорию ссыльнопоселенцев и определялись на местожительства в отдаленные районы с соответствующей матери­альной помощью.

К вышеназванным наказаниям для лиц, не освобожденных от те­лесных наказаний, добавлялось битье плетьми. Для лиц, осужденных на каторгу, предусматривалось от 30 до 100 ударов, на поселение в Сибирь - от 10 до 30 ударов плетьми-. Осужденных на каторгу и на поселение в Сибирь клеймили. На лбу и щеках у них выжигалось сло­во «кат» (каторжный). Для военных сохранялись шпицрутены, но при экзекуции обязательно должен был присутствовать врач, который при необходимости прекращал ее.

Исправительные наказания по своей тяжести подразделялись на 7 родов. К ним относились ссылка, отдача в исправительные арестант­ские роты, которые сопровождались лишением всех особенных прав и преимуществ либо лишением некоторых личных прав и преимуществ (поступления на государственную и общественную службу, для духо­венства - лишение сана и др.). Для лиц, не освобожденных от теле­сных наказаний, к этим наказаниям обычно добавлялись наказания роз­гами (от 50 до 100 ударов) и отдача на время (от 1 года до 10 лет) в исправительные арестантские роты гражданского ведомства. К испра­вительным наказаниям относились также временное заключение в крепость, тюрьму, смирительные или работные дома, кратковременный арест, выговор в присутствии суда, денежные взыскания.

Лишение всех особенных прав и преимуществ предусматривало ли­шение титулов, дворянства, чинов и всяких знаков отличия, права по­ступать на государственную или общественную службу, записываться в гильдии, быть свидетелем, опекуном и пр. Это было лишение не толь­ко прав состояния, но и прав и преимуществ, присвоенных «лично или по званию».

Самым тяжким было лишение всех особенных прав и преиму­ществ и ссылка в Сибирь с заключением или без него. Ссылка как принудительное поселение в отдаленных местах была бессрочной, но по Уставу о ссыльных они могли по истечении 10 лет пребывания в Сибири причисляться к крестьянам и поселяться по своему желанию в сибирских губерниях (для евреев существовало ограничение - стовер­стное расстояние от границы). Ссыльные обеспечивались льготами на приобретение имущества, суточными, деньгами на отопление и т.п.

Среди исправительных наказаний широко применялось лишение свободы. Существовало большое разнообразие мест заключения: сми­рительный дом, крепость, арестантские роты, рабочий дом, арестный дом. Главное отличие заключалось в подчинении их разным ведомствам. Так, рабочие и арестные дома находились в ведении полиции, арестан­тские роты - в военном управлении, тюрьмы подчинялись особой тю­ремной администрации Министерства внутренних дел. Самым легким было заключение в смирительный дом (от 3 месяцев до 3 лёт). Сюда сажали за оскорбление родителей, разные виды порочной жизни. Зак­лючение в смирительный дом не влекло лишения прав.

Не влекло за собой лишения прав и заключение в тюрьму, сроки которого не были большими (от 3 месяцев до 2 лет). Арестанты содер­жались с разделением по полу и возрасту, с обязательным отделением подследственных от приговоренных, людей низшего сословия от дво­рян, .чиновников, разночинцев и иностранцев. В тюрьме разрешалось иметь собственную одежду, белье, постель, еду. Предусматривалось и использование труда заключенных (крестьян и мещан по распоряже­нию начальства, других сословий - по желанию).

Заключение в крепости могло быть от 6 недель до 2 лет без ли­шения прав и от 2 до 6 лет с лишением некоторых прав и преимуществ. Имел место и кратковременный арест (от 1 дня до 3 месяцев). Аре­стованные содержались в полиции, тюрьме или на гауптвахте.

Дополнительными наказаниями были церковное покаяние, ли­шение некоторых прав, воспрещение жительства в определенных местах, в частности, в столицах, учреждение опеки, отдача под надзор полиции, опубликование имени в Ведомостях и т.п.

Заменяющие наказания могли присуждаться вместо главных. Смер­тная казнь могла быть заменена гражданской смертью, заключение - те­лесным наказанием (по шкале соответствия, установленной Уложением), денежный штраф при отсутствии средств - работами в рабочем доме или тюрьме. Для высших сословий, дворян и чиновников, кратковременный арест в тюрьме мог быть заменен домашним арестом или арестом в поме­щении ведомства, где служил осужденный. Для лиц старше 70 лет катор­га заменялась ссылкой в Сибирь. К заменяющим наказаниям относились также принудительное лечение, установление опеки.

Особенные наказания полагались за служебные преступления. Кним относились исключение со службы, отрешение от должности, понижение в должности, вычет из жалованья, лишение выслуги, выговор. Часть их назначалась в административном порядке, часть - по приговору суда.

Исключительные наказания полагались лишь за отдельные, оп­ределенные законом преступления. Это могло быть лишение христи­анского погребения за самоубийство, лишение права наследования имущества того родителя, вопреки воле которого виновный вступил в брак, церковное покаяние и др.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!