Уголовное право РСФСР в условиях военного коммунизма

22 Ноя 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Призванное защищать новый общественный и государственный порядок уголовное право с первых дней советской власти становится мощным орудием диктатуры пролетариата с ее карательными органа­ми и ярко выраженной классовой политикой.

Советское правительство объявило «красный террор» против «лиц, прикосновенных к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам». В частности, вводился институт заложников. Бывшие экс­плуататоры, полицейские, генералы, офицеры, не хотевшие служить в Красной Армии, помещались в концентрационные лагеря. В случае совершения кем-либо террористических актов против деятелей Совет-ской'власти определенная группа заложников подлежала расстрелу.

В практике революционных трибуналов вырабатывается в это вре­мя четкое представление о контрреволюционном преступлении. Это контрреволюционный мятеж, восстание, заговор, участие в контрре­волюционной организации, ставящей своей целью свержение советс­кой власти. К контрреволюционным преступлениям относились также попытки ряда организаций присвоить себе функции государственной власти. Так были расценены декретом ВЦИКот 3 января 1918 г. дей­ствия кадетско-эсеровского большинства Учредительного Собрания.

В целях борьбы с контрреволюционными преступлениями было изда­но несколько специальныхдекретов. В них подтверждалось право ВЧК осуществлять подавление вооруженных выступлений против Советс­кой власти, а также определялись другие случаи, когда ВЧКимела пра­во применить непосредственное подавление.

Особо опасными преступлениями, приближавшимися к контрре­волюционным, признавались погромы, хищения, спекуляция, банди­тизм, хулиганство. Сурово преследовались должностные преступ­ления (взяточничество, халатность, волокита).

Выделялись воинские преступления: связь с внутренними и вне­шними врагами, предательство, мародерство, грабежи и насилия над населением. С весны 1918 г. появляются дезертирство как самоволь­ный уход из рядов Красной Армии или неявка по призыву. Для борьбы с ними суды располагали весьма широким диапазоном наказаний - от штрафа до расстрела.

Первые декреты, как правило, не определяли системы наказаний. Го­ворилось о предании суду революционного трибунала, заключении в тюрь­му до предания суду и т.п. Первая попытка упорядочить систему наказа­ний была предпринята Инструкцией Наркомюста от 19декабря 1917 г.

По мере развития законодательства о преступлениях назревал воп­рос о кодификации уголовного права. В 1919 г. Наркомат юстиции из­дал Руководящие начала по уголовному праву РСФСР. Он явился про­образом Общей части будущего Уголовного кодекса.

Во введении к Руководящим началам излагались общие принципы советского уголовного права и пути его развития, давалась оценка бур­жуазного уголовного права, обосновывалось назначение Руководящих начал.

Согласно теории социальных функций права принцип законности в них был подменен принципом целесообразности. Предполагалось, что пролетарский суд при решении дел будет руководствоваться «со­циалистическим правосознанием», опираться на «социальное чутье», а потому ему не понадобится исчерпывающее и полное нормирование всех отношений. «Руководящие начала» не имели особенной части и ограничивались поэтому только разделами о сущности уголовного пра­ва, об уголовном правосудии, о преступлении и наказании и о некото­рых других общих положениях.

Впервые в советском уголовном праве в разделе III давались опре­деления преступления и наказания. Преступление характеризовалось как нарушение порядка общественных отношений, охраняемого уго­ловным правом.

Раздел VI Руководящих начал был посвящен наказаниям. Предус­матривалось 16 видов наказаний - от расстрела до общественного порицания и объявления бойкота. При назначении наказания рекомен­довалось учитывать степень и характер социальной опасности преступ­ника, его социальное происхождение и принадлежность к «угнетаю­щему» или «эксплуатируемому» классу. Принадлежность к неимущим классам являлась смягчающим вину обстоятельством, так же как со­стояние голода, нужды, невежество и несознательность. В разделе VII говорилось об условном осуждении, которое широко применялось в это время и имело большое воспитательное значение.

В кодексе не определялись и не расшифровывались такие понятия, как форма вины, необходимая оборона, крайняя необходимость: моти­вы преступления, кроме указанных выше, не учитывались, что усилива­ло принцип объективного вменения (по результату преступления).

В судебной практике большое значение приобрел принцип анало­гии, когда при отсутствии в законе конкретной нормы, разрешающей конкретный казус, можно было решать его по аналогии с другим казу­сом. Свобода толкования норм права на практике вела к произволу.

К уже применявшимся наказаниям новый уголовный кодекс доба­вил внушение, общественное порицание, принудительное изучение курса политграмоты, бойкот, отстранение от должности, исключение из коллектива. Высшей мерой наказания стал расстрел. Советское уго­ловное законодательство сделало значительный шаг назад от дорево­люционной правовой системы, отвечавшей самым высоким требова­ниям мировой науки.

Руководящие начала по уголовному праву РСФСР практически без изменений были восприняты в Украине, Белоруссии, Закавказье.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!