Уголовное право Российской империи XVIII в.

13 Ноя 2014 | Автор: | Комментариев нет »

В XVIII в. уголовное право сделало значительный шаг в своем раз­витии. Это объяснялось как общим развитием правовой культуры, так и стремлением использовать уголовное законодательство для разре­шения социальных противоречий, свойственных периоду абсолютиз­ма. Особое значение в этой сфере имеет законодательство Петра I, прежде всего его Артикул воинский.

Воинский артикул 1716 г. был сводом военно-уголовного зако­нодательства. Он состоял из 24 глав, включавших 209 артикулов (ста­тей), нормы которых распространялись и на сферу гражданско-право­вых отношений. Как и все законодательство Петра I, Артикул был со­ставлен под значительным влиянием зарубежного законодательства (в первую очередь Швеции) и существенно ужесточил нормы уголовного права. В нем впервые применен термин «преступление» для обозна­чения уголовного правонарушения. Под преступлением подразумева­лось «все то, что вред и убыток государству приключити может».

Заметно развилось учение о составе преступления, хотя в нем еще наблюдаются большие пробелы. Не был установлен возраст уголов­ного вменения. Артикул говорит об ответственности малолетних, ко­торые подлежат наказанию, но в меньшей мере. Освобождение их от ответственности допускалось, но не являлось обязательным. Как пра­вило, дети за криминальные действия наказывались от 10 лет розга­ми, от 15 плетьми. Невменяемость являлась основанием для смягче­ния, но не исключения ответственности.

В петровском законодательстве делаются новые шаги к разграниче­нию преступлений по субъективной стороне. Предусматриваются умыш­ленные, неосторожные и случайные деяния. Однако Артикул воинский часто путает неосторожные и случайные деяния. Закон говорит о раз­личных стадиях преступления, однако наказание за приготовление, по­кушение и оконченное преступление обычно одинаково. Как и ранее, сурово карается даже голый умысел на совершение политических пре­ступлений. Например, в 1700 г. купец Яков Романов спьяну похвалял­ся, что убьет царя. Схваченный по доносу, он был приговорен боярами к смертной казни. Правда, Петр заменил ему смертную казнь каторгой.

Закон рассматривает различные формы соучастия, однако ответ­ственность соучастников обычно одинакова. Более того, по ряду госу­дарственных преступлений ответственность распространялась не толь­ко на преступника, но и на его жен и детей.

В качестве обстоятельств, смягчавших ответственность, рассмат­ривались малолетний возраст преступника, его невменяемость, состо­яние аффекта, неосторожность. Допускается, как и ранее, необходи­мая оборона и учитывается состояние крайней необходимости (голод при краже).

Отягчающим обстоятельством служила повторность совершения преступления (рецидив). Так, за малую кражу виновного наказывали шпицрутенами, прогоняя 6 раз при совершении преступления в первый раз, 12 - при повторной краже, урезанием носа, ушей и каторгой - в третий раз. Малая кража, совершенная в четвертый раз, требовала смер­тной казни. Как обстоятельство, которое отягощает и усиливает ответ­ственность, Артикул расценивает состояние опьянения. На тяжесть на­казания влияли также обстоятельства совершения преступления, его общественная опасность, совершение преступления в группе.

Петровское законодательство воспроизвело ту классификацию преступлений, которая была зафиксирована в Соборном Уложении. Но система преступлений становится более четкой, заметно выросло и количество видов преступлений.

По-прежнему на первом месте стоят преступления против церк­ви. Как и Соборное Уложение, Артикул воинский начинается именно с этого рода преступлений, но посвящает им уже две главы. Так, сре­ди преступлений против веры появились, кроме известных, божба (упоминание «всуе» имени Бога), несоблюдение церковных обрядов, «действительное с дьяволом обязательство». Разнообразнее стано­вятся наказания: богохульство карается прожжением языка раска­ленным железом с последующим отсечением головы, чародейство - тюрьмой и шпицрутенами. «Совращение в раскол» наказывалось каторгой, конфискацией имущества, а для священников - колесова­нием. При всем пренебрежении Петра к монастырям и церкви он прекрасно понимал необходимость защиты идеологической опоры государства.

Развивается и система государственных преступлений. Полити­ческие преступления передаются в ведение особых органов: Преоб­раженского приказа, Тайной канцелярии, Тайной экспедиции (при Екатерине II). Среди них особое внимание уделялось оскорблению величества словом «непристойным и противным», действием, кри­тикой намерений и действий, которые влекут за собой смертную казнь (четвертованием или отсечением головы). Карались «непристойные выражения» о престолонаследии, высших государственных чиновни­ках, правительственных учреждениях, присяге, деньгах, паспорте, портретах монарха, царских указах. Суровые наказания предусмат­ривались за лживые толки по поводу реформ, неслужение молебнов и непразднование царских дней, ошибки в титуле монарха и пр.

Без судебной процедуры следовало казнить через повешение чле­нов «недозволенных» обществ или собраний, целью которых были возмущение и бунт. В обязанность каждого подданного вменялось доносительство о бунте и об измене. Распространение доносов, ко­торые теперь не подвергались столь тщательной проверке, как во вре­мена Соборного Уложения, было ограничено лишь в 1762 г. особым указом Петра III. Он упорядочил процедуру их подачи и проверки.

К государственным преступлениям примыкали воинские (дезер­тирство, неявка на службу, насилие в отношении мирного населения и др.). Воинский артикул посвятил им более десяти глав (гл. 4-15). Среди них можно отметить, кроме известных ранее, сопротивление офицеру, нарушение правил строевой и караульной службы, нару­шение правил обращения с военнопленными и многие другие.

Развивается система должностных преступлений: казнокрадство, взяточничество, упущения по службе, нерадивость (оставление оружия, порча, пропажа, продажа и т.п.). Более строгой становится и ответственность.

К преступлениям против порядка управления относились срыва­ние и уничтожение указов (каралось смертной казнью), подделка пе­чатей, писем, актов и расходных ведомостей (полагалисьтелесные на­казания и конфискация), подделка денег (наказывалась сожжением).

К преступлениям против суда относились лжеприсяга и лжесвиде­тельство, за которые полагались отсечение пальцев, которыми прися­гали, каторга и церковное покаяние.

Преступления против «благочиния» включали укрывательство преступников, содержание притонов, присвоение ложных имен и про­звищ с целью причинения вреда, распевание непристойных песен и произнесение нецензурных речей. В последующих указах устанавли­вались наказания за буйство, игру в карты на деньги, драки и нецен­зурную брань в публичных местах.

Среди преступлений против личности особое место занимают убийства, среди которых в законодательстве Петра I появляются но­вые, относящиеся к категории особенно тяжких: отцеубийство, убий­ство младенца, офицера, отравление, убийство по найму. За эти пре­ступления полагалось колесование. Кубийству приравнивались само­убийство и убийство на дуэли. Тело самоубийцы, например, следовало «в бесчестное место отволочь и закопать волочая прежде по улицам и по обозу». Покушение на самоубийство наказывалось исходя из его мотивов бесчестием, изгнанием из полка, а то и смертной казнью. Ду­элянты вместе с секундантами подлежали смертной казни. Убитые на дуэли подвешивались за ноги.

К преступлениям против нравственности относились изнасилова­ние, кровосмешение, прелюбодеяние, двоеженство и др., караемые смертной казнью, каторгой или тюремным заключением.

Наказание за имущественные преступления (кража, грабеж) зависело от цены вещи. Кража на сумму до 20 рублей квалифициро­валась как малая. К большой краже отнесены кража на сумму свыше 20 рублей, кража при наводнении или пожаре, кража из военных хра­нилищ, кража, совершенная у своего господина или товарища, кража, совершенная стоящим в карауле, а также малая кража, совершенная в четвертый раз. Большая кража каралась смертной казнью. Повеше­нием наказывались приравненная к краже утайка вещей, взятых на хранение, растрата казенных денег, присвоение находки. Императри­ца Елизавета Петровна повысила цену малой кражи до 40 руб., но указ 1781 г. вернул ее к прежней сумме, снизив при этом наказание заключением в рабочем доме, где можно было заработать стоимость укра­денной вещи и возместить ее пострадавшему.

Усложнилась и система наказаний. Наказание характеризовалось неопределенностью формулировок закона («по суду наказан будет», «по обстоятельствам дела наказан будет») и отсутствием формально­го равенства перед законом. Основной целью наказания по-прежнему остается устрашение, что и определяет ужесточение санкций. Смерт­ная казнь применялась уже в 122 случаях, причем в 62 с указанием вида. Смертная казнь подразделялась на простую и квалифицирован­ную. К простой относились отсечение головы, повешение и расстрел (аркебузирование). К квалифицированным видам смертной казни от­носились четвертование, колесование, посажение на кол, закапыва­ние в землю заживо, залитие горла металлом, сожжение на костре или срубе, повешение за ребро на железном крюке. При Петре I, который активно участвовал в допросах и казнях, трупы казненных месяцами висели на улицах, устрашая окружающих.

При Петре I появилась новая цель наказания - использование тру­да осужденных. Этой цели служит новый вид наказания - каторга, введенная в 1699 г. Первоначально под каторгой понималось исполь­зование заключенных как гребцов на галерах (по-русски - каторгах), но вскоре под каторжными работами стали понимать иные тяжкие ра­боты. Труд преступников использовался на строительстве Петербур­га, портов, дорог, каналов, на работах в рудниках и мануфактурах. Ка­торжные работы назначались за тяжкие преступления. Потребность в рабочей силе побудила Петра I существенно расширить круг преступ­лений, за которые применялась каторга, поэтому смертная казнь час­то заменялась каторжными работами. Каторжные работы применялись и к злостным должникам.

Каторга могла быть пожизненной, срочной и бессрочной. Срочная назначалась на 10-20 лет, бессрочная применялась в двух случаях: помещик, сославший своего крестьянина, мог в любой момент вер­нуть его обратно, а должник освобождался после отработки долга. Пожизненных каторжных клеймили. На каторгу (кроме пожизненной) ссылали не только осужденного, но и его семью. При этом имелось в виду не столько наказание невиновных людей, сколько заселение нео­своенных территорий. Каторжные работы были рентабельными, так как каторжник стоил государству значительно дешевле, чем наемный рабочий.

Широко применялись телесные и членовредительские наказания: битье кнутом, батогами, плетью, розгами, отсечение руки, пальцев.

урезание носа, ушей, вырывание ноздрей и т.д. Телесные наказания, в том числе битье осужденных, не было новинкой в России. Петр I при­думал новый вид такого наказания - шпицрутены. Удары шпицруте­нами были менее мучительными, чем кнутом. Но зато они назначались тысячами, поэтому часто влекли за собой те же последствия, что и кнут, т.е. изувечение или даже смерть преступника.

Среди наказаний широко фигурировали штрафы и конфискации как средство пополнения доходов казны.

В качестве дополнительных использовались позорящие наказания. К ним относились повешение за ноги после смерти, удар профоса по щеке, испрашивание прощения на коленях, раздевание донага, прибитие имени к виселице и др. С правления Петра I стало применяться шель­мование. Преступник предавался церковной анафеме, отлучался от цер­кви и объявлялся вне закона ее обрядов. В отношении дворян, кроме указанного, применялась гражданская казнь - над головой стоящего на коленях преступника палач ломал шпагу. Ошельмованный не мог быть свидетелем в суде, его можно было безнаказанно побить, ограбить и пр.

Во второй половине XVIII в. происходит некоторое смягчение норм уголовного права. Большинство изменений было связано с именем Екатерины II. В своем «Наказе» Уложенной комиссии Екатерина II провозгласила принцип презумпции невиновности, указывая, что «че­ловека нельзя считать виновным ранее приговора судейского». Одной из целей наказания стало исправление, перевоспитание преступника. «Наказ» призывал смягчить наказание сообщникам, непосредствен­но в преступлении не участвовавшим, не наказывать за голый умысел даже по политическим преступлениям, не говоря уже об умысле на убийство. По Уставу благочиния окончательно установилась индиви­дуальность наказания за преступление, сын перестал отвечать за отца, уменьшалось наказание за неумышленное преступление, совершен­ное в состоянии опьянения. Устав отделил проступки от преступле­ний и ввел штрафы за буйство и драки, произнесение бранных слов в присутствии «степенных людей» и женщин, начал борьбу с пьянством (пьяниц направляли в смирительные дома). Рассмотрение дел о про­ступках и малых кражах, а также предварительное следствие были от­даны в руки полиции.

В 1765 г. возраст уголовного вменения был определен в 17 лет. Недееспособные лица (умалишенные) освобождались от наказания.

Особенно важные изменения произошли в сфере наказаний. С се­редины XVIII в. начало меняться отношение к смертной казни и вооб­ще к жестоким наказаниям. Уже Елизавета Петровна в 1744 г. приостановила исполнение смертных приговоров, повелев прислать в Се­нат все подобные дела. Местные власти неоднократно направляли хо­датайства об отмене указа, но в 1746 г. императрица подтвердила указ о приостановке применения смертной казни. В 1754 г. смертная казнь была заменена кнутом и вечной каторгой '.

Екатерина II продолжила политику Елизаветы Петровны по ограни­чению казней. В ее правление было лишь несколько случаев вынесения смертных приговоров: Мировичу в 1764 г., двум участникам чумного бун­та в Москве и Е. Пугачеву и еще нескольким «бунтовщикам» в 1775 г. После этого Сенат повелел уничтожить все орудия казни и пытки (кроме кнута) и впредь руководствоваться указами об отмене казней.

Смертную казнь заменили тюрьма и ссылка, которые должны были, по мысли «просвещенной» императрицы, «возвратить заблуд­шие умы на путь правый». Ссылать могли на вечное поселение (с обя­зательными работами) и на житье. На житье в Сибирь по указу Ели­заветы 1760 г., подтвержденному Екатериной II в 1765 г., можно было ссылать провинившихся крепостных крестьян по желанию их владель­цев. Правительство, заинтересованное в быстрейшем освоении окра­ин, снабжало их землей, инвентарем и семенами и освобождало на первое время от податей.

Екатерина II смягчила наказание для участников дуэлей, предпи­сав обращать его на оскорбителя, подавшего повод к дуэли, и осуж­дать не сам поединок, а его последствия (раны, увечья, смерть).

Расширилось применение такой формы лишения свободы, как тю­ремное заключение. Появляются новые виды мест лишения свободы - смирительные и работные дома для менее опасных преступников и ад­министративно арестованных. Жалованная грамота дворянству пре­доставила некоторые привилегии дворянам и в области уголовного права. Даже в местах лишения свободы дворяне иногда имели особый режим заключения, вплоть до того, что им разрешалось держать при себ.е крепостных слуг.

Широко применявшиеся при Петре I штрафы, вычеты из жалова­нья, конфискации имущества были прекращены при Екатерине II в отношении дворянства. С 1776 г. шельмование трансформируется в лишение всех прав состояния.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!