Уголовное право по Соборному Уложению 1649 г.

11 Ноя 2014 | Автор: | Комментариев нет »

В XVI в. утверждается понятие преступления как нанесение мате­риального и морального ущерба лишь в случаях, предусмотренных нор­мами права. Такого рода деяния рассматривались как нарушение воли государя, т.е. нанесение вреда государству. Они именовались «лихим делом», хотя общего термина для обозначения преступления пока не существовало, поскольку противоправность как важнейший элемент понятия уголовно наказуемого деяния законом четко не была опреде­лена, рамки уголовной ответственности устанавливались судебно-ад-министративными органами.

Субъектами преступления признавались все члены общества, в том числе и холопы. Куголовной ответственности не привлекались дети до семилетнего возраста и умалишенные. Для несовершеннолетних лиц стардие семи лет наказание смягчалось.

Вырабатывается термин, обозначающий субъект преступления - «лихие люди». Судебник 1550 г. допускал обвинение лица в преступ­лениях и без совершения конкретного преступления, такой «ведомо лихой человек» признавался социально опасным общественным мне­нием (облихование, повальный обыск). Как правило, их сажали в тюрь­му «до смерти», а имущество шло на погашение издержек и долгов (ст. 52 Судебника 1550 г.).

За ряддеяний назначались различные наказания в зависимости от социальной принадлежности лиц, их совершивших.

Хотя уголовное право в Соборном Уложении 1649 г. было разработа­но на более высоком уровне, чем в предшествующих актах русского зако­нодательства, все же основное внимание в нем уделялось описанию кон­кретных составов преступлений. Нормы общей части уголовного права имелись в Уложении лишь в виде разрозненных статей.

Уложение 1649 г. разграничивает преступления на умышленные, неосторожные и случайные. Статьи рассматривают «воровскоеумыш-ление», «учинение пожара нарочно», говорят об убийстве ненароч­ном, грешным делом, об убийстве «без хитрости». Неумышленные и случайные действия не наказывались. Убийство «пьяным делом» рас­сматривалось как умышленное и не влекло смягчения наказания.

Вместе с тем Уложение не всегда четко различало случайное, не­наказуемое действие и неосторожную форму вины (ст. 223, 225, 226, 228 гл. X Соборного Уложения).

Уложение знало институт необходимой обороны (ст. 200 гл. X). При этом не ставился вопрос о соразмерности средств обороны и нападе­ния. Необходимой обороной считалось убийство не только при защите своей жизни, но и «жизни того, кому он служит», т.е. господина. Зави­симые люди, не оборонявшие своего господина от нападения, подле­жали смертной казни.

Уложение различает стадии совершения преступления. Окончен­ное преступление отграничивается от умысла («будет кто каким умыш-лением мыслить на государское здоровье злое дело» - ст. 1 гл. II), приготовления к преступлению и покушения («а будет чей-нибудь че­ловек... вымет какое оружие хотя убити того, кому он служит» - ст. 8 гл. XXII).

В Соборном Уложении выделялись такие формы соучастия, как под­стрекательство (ст. 19 гл. XXII), пособничество (ст. 198 гл. X), укры­вательство (ст. 20 гл. XXI). В одних случаях за соучастие следовало одинаковое с преступником наказание, в других - различное.

Уложение более сурово карает повторно совершенное преступле­ние - рецидив (ст. 9, 10, 12 гл. XXI).

Развивая предыдущее законодательство, Соборное Уложение 1649 г. содержит подробные описания различных составов преступле­ний (воинских, имущественных, против личности и др.), сведенных в определенную систему.

Среди них:

а) преступления против религии и церкви (богохульство, совра­щение в мусульманскую веру, насильственное обращение в право­славие, произнесение непристойных речей во время церковной службы, совершение в церкви бесчинств: убийств, ранений, оскор­блений и т.д.) были поставлены на первое место. За большинство из них назначалась смертная казнь. Впервые в истории российского законода­тельства им посвящалась специальная глава. Сурово преследовалось еретичество. Новоуказные статьи 1685 г. предусматривали наказания: за состояние в расколе - ссылка, за распространение раскола - смерт­ная казнь, за укрывательство раскольников, передачу их писем - битье кнутом и ссылка;

б) государственные преступления (государственная измена, по­сягательство на жизнь и здоровье царя, самозванство и др.) назы­вались крамолой.

Вторая глава Уложения «О государской чести и как его государское здоровье оберегать» раскрывает государственные преступления как наи­более опасные, влекущие смертную казнь «безо всякого милосердия». В их числе «умышление на государственное здоровье», «злое умышление Московским государством завладеть и государем быть», «сдача города недругу изменой», «зажение умышлением или изменою города или дво­ров» и др. Измена каралась смертной казнью с конфискацией имущества. Уголовной ответственности подлежали не только сам преступник, но и члены его семьи: жена, дети, отец, мать, братья, сестры, знавшие об из­мене и недоносившие властям (ст. 6 гл. II). Уложение разрешало кресть­янам и слугам доносить об измене своего господина, хотя в других случаях им запрещалось обращаться в суд с иском на него. «А опричь тех великих дел ни в каких делах таким изветчикам не верити» (ст. 13 гл. II).

За убийство изменника Уложение предусматривало вознаграждение («а тому... кто изменника догнав на дороге убьет или приведет, дати го­сударево жалование» ст. 15 гл. II);

в) преступления против порядка управления: подделка докумен­тов (скребление и чернение), подделка печатей, фальшивомонет­ничество (делание воровских денег), нарушение правил взимания торговых пошлин, порядка содержания питейных заведений, са­могоноварение, самовольный выезд за границу. Для фальшивомонет­чиков Уложение устанавливает особый вид смертной казни - залитие горла расплавленным металлом.

Серьезным преступлением было «лихоимство» (взятки, непра­вомерные поборы, вымогательство);

г) преступления против судебной власти включали вынесение судьей неправосудного приговора за взятку («а будет... какой су­дья, истца или ответчика по посулам, или по дружбе, или по недружбе правого обвинит, а виноватого оправит», ст. 5 гл. X), подделку, неправильную запись подьячим в приговоре судебного заседания, волокиту, используемую для вымогательства («а который судья судных дел вершити не учнет для своей корысти..., а челобитчиком в том чинится волокита и убытки»), ложные показания свидетелей, лжеприсягу, ложный донос («ябедничество»), драку в суде. Ложное обвинение влекло такое же наказание, какое предусматривалось за преступление, в совершении которого было неправомерное обвине­ние;

д) воинские преступления рассмотрены в гл. XII «О службе рат­ных людей Московского государства». Уложение строго карает изме­ну ратных людей: кто «учнет изменою из полков переезжати в не­приятельские полки... и сказывати про вести и... ратных людей, и тако­ва переезщика... повесити против неприятельских полков, а поместья его и вотчины и животы взяти на государя» (ст. 20 гл. VII).

За оставление службы (в случае если «ратные всяких чинов люди... недождався отпуску, с государевой службы сбегут») назначалось на­казание в зависимости от того, в который раз совершено преступле­ние: «кто сбежит впервые» - «бити его кнутом», за второе оставле­ние государевой службы - «его бити кнутом же, да поместного окладу у него убавити», «а будет сбежит в третие, и его бити кнутом же, да у него отняти поместье и отдати в роздачу» (ст. 8 гл. VII).

В случае дезертирства стрельцов и казаков и даточных людей их сыскивали, били кнутом и возвращали на службу в полки. Если же да­точных людей, сбежавших со службы, не смогли разыскать, то их вла­дельцы платили денежный штраф «по двадцати рублев за всякого че­ловека» (ст. 9 гл. VII).

Суровые наказания были предусмотрены в случае насилия или нанесения ущерба местному населению ратными людьми. Если они «едучи на службу... или со службы по домам... станут грабити, и учнет смертное убийство, или женскому полу насильство, или в гумне хлеб потравят или... насильством из прудов рыбу выловят или иное насиль­ство кому сделают» (ст. 30). Виновные в убийствах и изнасилованиях приговаривались к смертной казни, а нанесенный ущерб возмещался в двойном размере.

За кражу оружия в полках наказывали битьем кнута «нещадно», а оружие возвращали владельцу. За кражу коня вор наказывался отсе­чением руки (ст. 29).

Запрещалось предоставлять отпуска за посулы под страхом нака­зания командиров кнутом. Отпуска разрешались только «для самых нужныхдел» (в случае «домового разорения или людских побоев»);

е) преступления против благочиния предполагали наказание за содержание притонов, укрывательство беглых, незаконную продажу имущества (краденого, не оформленного должным обра­зом), недозволенную запись в заклад, обложение пошлинами ос­вобожденных от них лиц. Например, за недоносительство и укры­вательство людей, «у которых уши отрезаны», взыскивался штраф в 10 рублей, чтобы «татям и разбойникам нигде пристанища не было»;

ж) преступления против личности - убийство, нанесение уве­чий, побои, оскорбление - подробно разбираются в гл. XXII «Указ, за какие вины кому чинити смертную казнь, и за какие вины смертию не казнити, а чинити наказание».

Различалось умышленное убийство (каралось смертной казнью) и неумышленное (наказывалось битьем кнутом и заключением в тюрь­му). Особо выделялось убийство родителей: «будет который сын или дочь учинит отцу своему или матери смертное убийство: и их за оте­ческое, или за матерное убийство, казнити смертию безо всякой по­щады». Следовало строгое наказание за убийство господина: «А бу­дет чей человек того, кому он служит, убьет до смерти: и его самого казнити смертию же безо всякия пощады».

Жена, убившая мужа, закапывалась живой в землю: «А будет жена учинит мужу своему смертное убийство или скормит его отра­вою, а сыщется про то допряма: и ее за то казнити, живу закопаты в землю и казнити ее такого кознею безо всякой пощады» (если жен­щина была беременна, то ее до родов держали в тюрьме, затем каз­нили).

Убийство изменника или вора на месте преступления не рассмат­ривалось как преступление и не влекло наказания.

За нанесение телесных повреждений устанавливалось наказание по принципу талиона. «Если кто учинит над кем мучительное надру­гательство, отсечет руку или ногу, или нос, или ухо, или губы обре­жет, «ли глаз выколет, ...ему то же починити» и, кроме всего, постра­давшему возмещался вред в размере 50 рублей за всякую рану (ст. 10 гл. XXII).

Преступления против чести (оскорбление действием и словом) наказывались в зависимости от занимаемой должности, обществен­ного и имущественного положения пострадавшего (ст. 27-28 гл. XV). За оскорбление женщины взыскивался штраф в двойном размере;

з) преступления против имущества. Им Уложение посвящает гл. XXI «О разбойных и татебных делах». Выделяются татьба (тай­ное похищение имущества), грабеж (насильственный, явный, открытый захват имущества), разбой (грабеж, сопровождаемый посяга­тельством на жизнь и здоровье потерпевшего).

За первую кражу полагалось наказание кнутом, отсечение левого уха и тюремное заключение на 2 года. В этот период заключенного мог­ли «из тюрьмы не выимая» в кандалах посылать «на всякие изделья». Затем ссылали на окраины государства. За вторую кражу били кну­том, отсекали правое ухо и заключали в тюрьму на 4 года, «посылки на изделия в кандалах», затем ссылали в окраинные города. За кражу в третий раз полагались пытка и смертная казнь, имущество преступни­ка отдавалось истцу в пользование. Смертная казнь полагалась и за церковную кражу («а церковных татей казнили смертью безо всякого милосердия, а животы отдавались в церковные татьбы», ст. 14). Если кража сопровождалась убийством, то по ст. 13 «а ... тать учинит и на первой татьбе убийство: и его казнити смертью».

Наказание за разбой было жестче. В первый раз назначались от­сечение правого уха, трехгодичное тюремное заключение и ссылка, во второй - смертная казнь. Если разбой сопровождался убийством, то в любом случае полагалась смертная казнь.

Наказывались также поджог (поджигателя бросали в огонь), пор­ча чужого имущества и мошенничество;

и) преступления против нравственности. Соборное Уложение ча­стично определяет преступления против нравственности, известные ранее только церковному праву (ст. 25, 26 гл. XXII). Сюда относились нарушение семейных устоев, сводничество, «блуд» жены, непо­читание детьми родителей, отказ содержать престарелых ро­дителей и некоторые другие.

За курение табака, запрещенное еще указом 1634 г., Соборное Уложение назначало битье кнутом, вырывание ноздрей и ссылку.

Уголовное законодательство середины XVII в. уделяло большое внимание системе наказаний. Ярко выраженной целью наказания в Соборном Уложении являлось устрашение. Виды наказаний отражают чрезвычайную жестокость карательных функций Соборного Уложения, за многие преступления предусматривается смертная казнь.

Простыми видами смертной казни считались отсечение головы, по­вешение, утопление. Значительное место в системе наказаний зани­мала квалифицированная смертная казнь. Одной из самых тяжких мер наказания являлось закапывание живьем в землю. К квалифицирован­ным видам смертной казни относились также сожжение, залитие гор­ла расплавленным оловом или свинцом, четвертование, колесование, посажение на кол.

Широко применялись членовредительные и болезненные нака­зания: отрезали нос, ухо, руку, били кнутом и батогами, клеймение, наказание по принципу талиона.

Уголовное законодательство знало уже такие меры наказания, как тюрьма и ссылка на окраины, каторжные работы, имущественные на­казания, лишение чина, отстранение от должности, церковное пока­яние. Как самостоятельный вид наказания тюремное заключение было выделено еще Судебником 1550 г. Штраф, который ранее применял­ся часто, занимал уже незначительное место среди наказаний. Де­нежные взыскания (штрафы) и имущественные наказания выступа­ли как дополнительный вид наказания за должностные преступления, нарушение интересов собственника в земельных спорах и обычно со­провождались битьем кнутом и заключением в тюрьму.

Закон подробно регламентирует размеры штрафа в зависимости от сословного положения истца: за бесчестие гостя - 50 руб., торго­вого и посадского человека - 5 руб., крестьянина - 1 руб. Харак­терной чертой Судебника было то, что во многих случаях конкретные санкции не определялись, что приводило к судебному произволу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!