Уголовное право и процесс Новгородской и Псковской республик

6 Ноя 2014 | Автор: | Комментариев нет »

К уголовному праву относится более половины статей ПСГ. По сравнению с Русской Правдой, где преступления именовались общим термином «обида», Псковская грамота, хотя и не имеет специального термина для обозначения понятия «преступление», рассматривала в его качестве все деяния, запрещенные уголовно-правовой нормой. Под преступлением понималось не только нанесение вреда частным лицам, но и причинение ущерба государству и его органам.

В соответствии с новым, расширенным по сравнению с Русской Прав­дой понятием преступления изменяется и сама система преступлений.

Впервые в русском праве появляются государственные преступ­ления. В ст. 7 ПСГ упоминает государственную измену (перевет), ко­торая карается смертной казнью. К перевету приравнено действие кромского татя, т.е. вора, совершившего кражу в кремле, где хра­нились государственная казна, акты и прочие ценности. Опасным пре­ступлением считался также поджог, смыкавшийся порой с изменой. Зажигальник (поджигатель) в ПСГ понимается как государственный преступник и карается смертной казнью. К преступлениям против го­сударства относились вынесение неправосудного приговора («право­го не погубите, а виноватого не жаловати» — ст. 3); тайный посул или тайная взятка («а тайных посулов не имати ни князю ни посаднику» — ст. 4); нанесение ударов судебно-административному лицу («кто под-верника ударит» - ст. 58); насильственное вторжение в помещение суда («кто силой в судебную полезет» — ст. 58).

Виновные в перечисленных преступлениях наказывались тюрем­ным заключением и высоким штрафом.

В ПСГ получила развитие система имущественных преступлений, усилена охрана собственности от различных покушений.

В грамоте предусматривалась кража (татьба), причем она раз­личалась на простую и квалифицированную. Простой кражей счита­лась кража в первый раз (по Грамоте и во второй), которая производи­лась из кладовой, саней, с воза, из лодки, зерна из ямы, кража скота, сена. Эти виды кражи наказывались штрафом в размере 9денег(ст. 8).

В памятнике есть статья, которая устанавливает денежные взыс­кания в пользу потерпевшего от 2 до 10 денег и судебные пошлины от 3 до 6 денег за кражу домашних животных.

К квалифицированной краже относились кража церковного иму­щества, конокрадство, кража в третий раз. За квалифицированную кражу назначалась смертная казнь.

ПСГ отличает татьбу (тайное похищение чужого имущества) и разбой, наход и грабеж (насильственный, открытый захват чужого имущества). Термин «разбой» сохранил значение неспровоцирован­ного убийства с целью завладения имуществом. Наход — это либо разбой шайкой, либо нападение одного феодала на усадьбу другого (содержание соответствующих статей ПСГ не позволяет более точ­но определить это понятие). За грабеж, разбой и наход взыскивал­ся высокий штраф.

К преступлениям против личности относились убийство (голов-щина), нанесение побоев, оскорбление действием.

За убийство карались штрафом в размере 1 рубля и денежным взысканием семье убитого. При отказе выдачи убийц властью или общиной взыскивалась «дикая вира», как и по Русской Правде. Осо­бым составом преступлений выделено отцеубийство и братоубий­ство.

Нанесение побоев и вырывание бороды квалифицировалось как оскорбление действием. Если избиение происходило в публичном месте, то виновник карался денежным штрафом в пользу князя и денежным взысканием в пользу потерпевшего. За вырванные бо­роды взимался высокий штраф в 1 рубль.

Неуплата штрафа влекла за собой выдачу преступника «голо­вой» потерпевшему.

Закон не содержит норм, определяющих круг субъектов преступ­ления, но из него исключаются холопы. ПСГ освобождает от ответ­ственности при невиновном причинении вреда.

Система наказаний в ПСГ проста, упоминаются только два вида наказания — смертная казнь и штраф. Государственная измена, цер­ковная кража, конокрадство, кража в третий раз, поджигательство карались смертной казнью. Но способы смертной казни грамота не определяла. Из летописей нам известно, что воров в Пскове обычно веш*али, виновных в поджоге сжигали. Изменников забивала толпа. Убийцам отрубали голову. В отличие от Русской Правды ПСГ не зна­ет членовредительства. Возможно, членовредительские наказания осуществлялись по нормам самой Русской Правды, которая приме­нялась и в Новгородско-Псковском судопроизводстве. Большинство преступлений наказывалось штрафом (продажей). Денежный штраф устанавливался, как правило, в размере 1 рубля (200 грамм серебра, что равноценно стоимости стада овец). Штрафы взимались в пользу князя, часть суммы поступала в городскую казну. Одновременно с уп­латой штрафа виновный должен был возместить ущерб.

Судебный процесс в Новгороде и Пскове носил состязательный характер, но роль суда существенно усилилась. Наряду с состязатель­ным существовал и розыскной процесс.

Судебные функции осуществляли князь, вече, посадник, старосты. Судебными полномочиями обладал и наместник новгородского архи­епископа. Появляется новый вид суда — братчина, прообраз сослов­ного суда горожан. Первоначально братчина возникла как своеобраз­ное общество для увеселений и пиршеств (клуб), а затем преврати­лась в союз граждан по профессиям, наподобие будущих купеческих гильдий. По ПСГ братчина могла судить своих сочленов.

Процесс начинался обычно подачей искового заявления, жалобы. Половник и его господин начинали разрешение своих споров о земле с заклича — публичного оповещения на торгу о своих претензиях. Это объявление должно было привлечь к делу свидетелей из числа членов общины. Важным этапом был вызов ответчика в суд. Вызов на суд про­изводился по повестке (позовнице). Уклонение от явки на суд означа­ло проигрыш дела. В случае 5-дневной неявки ответчика его могли до­ставить в суд принудительно. В случае принудительного привода от­ветчика в суд и оказания им при этом вооруженного сопротивления следовало наказание как за убийство (ст. 26).

Своеобразной стадией процесса был извод. Его суть заключалась в том, что добросовестный приобретатель, чтобы снять с себя подо­зрение в незаконном присвоении чужой вещи, должен был указать лицо, у которого он купил имущество (ст. 54).

На процессе допускалось представительство сторон, так называе­мые пособники. Первоначально пособников было разрешено иметь женщинам, малолетним, монахам, глубоким старцам и глухим, затем это право получили все. Пособники должны были в суде представлять их интересы. Должностные лица не могли выступать в качестве пред­ставителя стороны, чтобы не оказывать давления на суд. В случае спо­ра о церковной земле интересы церкви представлял староста, т.е. вы­борный представитель верующих.

Большое внимание ПСГуделяетдоказательствам. Доказательства­ми при рассмотрении дела могли быть собственное признание, пока­зания свидетелей, присяга (рота), письменные документы (грамота), судебный поединок (поле) и извод.

Свидетели были двух категорий: видоки — очевидцы, свидетели факта и послухи — свидетели доброй славы ответчика. Послух должен был защищать свои показания против ответчика в поединке. Ответчик мог выставить на поединок с послухом противной стороны «наймита» (ст. 21, 36). Неявка послуха на суд вела к проигрышу дела стороной, опиравшейся в доказательстве своей правоты на его показания.

По делам о воровстве в качестве доказательства выступало «по-лишное», т.е. краденая вещь, найденная улица, заподозренного в со­вершении кражи. «Полишное» обнаруживалось во время обыска, про­водимого должностным лицом (приставом) в присутствии истца.

Среди письменных доказательств различались: запись — офици­альный документ, заверенный в установленной законом форме, и про­стые расписки — рядницы, доски. При этом запись имела большую доказательственную силу, чем доска. Письменные доказательства не представлялись только при иске посредством заклича. В процессе пись­менные доказательства преобладали над устными.

Судебный поединок (поле), а также присяга (рота) использова­лись при отсутствии в споре у сторон других убедительных доказа­тельств.

Выйти на судебный поединок по решению суда могла одна из сто­рон. Малолетние, больные, престарелые и увечные, а также монахи и священнослужители могли выставить за себя наемного бойца. Жен­щина могла выставить наймита в тяжбе с мужчиной. Но в тяжбах между собой они не имели права выставлять вместо себя бойцов (ст. 119). Победивший на судебном поединке как доказавший свою правоту су­дом Божиим выигрывал тяжбу, а сверх того имел право забрать ору­жие побежденного, с которым тот вышел на бой.

В качестве присяги различались вольная рота и судебная рота. Вольной ротой была добровольная присяга по требованию истца (ст. 116), причем ответчик по татьбе вольную роту давал на том месте, где произошла кража (ст. 34, 35). Судебная рота давалась по требованию суда (сторона, не явившаяся на суд для присяги, проигрывала про­цесс,— ст. 99).

Во времена ПСГ публичный процесс (на княжем дворе) заменяет­ся канцелярским, закрытым для публики. Процесс был устным, но ре­шение выносилось в письменном виде. При его выдаче взимались су­дебные пошлины.

Пересмотр уже разрешенных судом дел не предусматривался, если не возникало подозрений в подлинности документов, служившихдока-зательствами.

Решение по делу исполняли специальные слуги князя или должно­стные лица города.

К этому времени уже сформировался разветвленный судебный ап­парат. Кроме судей, ПСГ называет дьяков, писцов, приставов, межни­ков, в пользу которых идут судебные пошлины. Так, ст. 82 гласит: «А княжой писец имеет писати судницу о земли, ино ему от судни-цы взяты 5 денег, а от позовницы — деньга, а от печати — день­га, а от безсудной и от приставной — деньга».

Здесь мы видим названия документов, фигурировавших в процес­се судебного разбирательства. Судница — судебное решение, позов-ница — вызов в суд, бессудная — оправдательная грамота, пристав­ная — удостоверение прав пристава. Все документы скреплялись пе­чатью, которой ведал особый судебный чиновник.

Появляется апелляционная инстанция под именем суда доклад­чиков, состоявшая из выборных бояр и житьих людей.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!