Учение об истине

26 Июл 2014 | Автор: | комментария 2 »

Проблема истины является одной из главных в гносеологии. В ряде религиозных учений под истиной понимается Бог, Абсолют – сущность, лежащая в основе всего. Слияние человеческой души с божественной рассматривается как полное овладение истиной в йоге, суфизме, буддизме, христианской мистике. К такому пониманию истины близко стоял Платон, полагавший, что в основе каждого предмета лежит сверхчувственная идея, познание которой и означает постижение истины об этом предмете. В средневековой философии под истиной понималось соответствие существования вещи ее собственной божественной сущности. Гегель понимал под истиной соответствие вещи понятию о нем. Все эти определения похожи друг на друга тем, что в них истина рассматривается как нечто, имеющее онтологические основания. Ныне эту концепцию «онтологической истины» развивает В. С. Хазиев. Он отмечает, что существуют истинные вещи: те которые соответствуют заложенной в них человеческой идее. «Конечные предметы, события, явления истинны, если соответствуют своим идеям», - пишет автор[1]. Если же самолет не летает, а хлеб нельзя есть, то эти вещи онтологически ложны, т.к. не соответствуют своим идеям, утверждает В. С. Хазиев.

Аристотель сформулировал определение, которое стало традиционным в теории познания и называется теперь классическим определением истины. Его можно сформулировать так: истина – это знание, соответствующее действительности. Но у этого широко распространенного определения есть один существенный недостаток: как определить это соответствие, ведь любая информация о действительности нам дана в виде знания о ней. Тогда под истиной приходится понимать знание о предмете, не противоречащее другим знаниям о нем. Например, если знание, полученное теоретическим путем, подтверждается чувственным опытом человека, его знаниями, полученными через органы чувств, то это знание и есть истина. Таким образом, мы приходим к следующему определению истины, которое было сформулировано сторонниками позитивистской традиции: истина – это такое знание об объекте, которое согласуется с другими знаниями о нем. В философии науки оно развивалось А. Пуанкаре (1854–1912) и получило название конвенциализма. Видно, что оно несколько шире, чем приведенный выше случай совпадения знания чувственному опыту человека. Здесь подразумевается и «вписанность» нового знания в существующую систему знаний о том или ином фрагменте мира, например, в картину физической или социальной реальности, математическую модель и т.д. Думается, что определение истины как знания, согласованного с другими знаниями, является наилучшим из возможных ее определений в рамках научного мышления.

Противоположностью истины является заблуждение. Его нужно отличать от лжи. Ложь – это преднамеренное искажение истины, а заблуждение не содержит такого намерения. Заблуждающийся считает свое знание истинным, а лжец – нет. Поэтому противоположностью лжи является правда, а не истина. Правда включает в себя истину, но не сводится к ней – в ней отражается еще и нравственная оценка того, кто выражает истину. Знаток тонкостей русского языка В. Даль писал, что правда – это истина на деле, в образе, честность, неподкупность, справедливость.

Не тождественна истинности и правильность знания. Правильность– это логическая характеристика знания, выражающая прежде всего его непротиворечивость. Знание может быть правильным, но неистинным, так как кроме соответствия логическим нормам, она должна соответствовать и другим знаниям, например, полученным практическим путем.

Как отличить истину от заблуждения? Главной трудностью при ответе на этот вопрос является отмеченная уже проблема сравнения знания об объекте с самим объектом. Как бы мы не старались, это оказывается невозможным. Почему? Дело в том, что любая информа­ция об объекте нам может быть дана только в виде его отражения нашей психикой. Если сначала мы получили знание об объекте из теоретических источников, а затем решили проверить его соответствие действительности, то вся процедура такой проверки оказывается операцией сравнения теоретической информации об объекте с информацией о нем, полученной с помощью органов чувств. Мы можем ощупывать объект, воздействовать на него другими предметами, измерять, наблюдать, получая в конечном счете так называемое эмпирическое (опытное) знание о нем. Если полученное эмпирическое знание не противоречит знанию теоретическому, то последнее объявляется истинным. Правда, в процедуре проверки истины всегда неявно участвует и третий вид знания – мировоззренческое знание. Это знание имеет характер убеждений, кристаллизуется в течение всей жизни, концентрируя в себе наиболее ценный жизненный опыт личности. Мировоззренческое знание участвует в процессе познания от начала до конца: основательно влияя на выбор объекта исследования, оно служит затем постоянно действующей матрицей, с которой сопоставляются полученные результаты. Если теоретическое знание вписывается в области практического и мировоззренческого знаний, то у человека создается чувство уверенности в его истинности. Такое представление о критерии истины не противоречит ши­роко распространенному в отечественной философии и науке мнению, что истиной является знание, подтвержденное на практике. Речь, как видно, идет о сопоставлении одного знания с другим, полученным эмпирическим путем.

На деле процесс проверки истины является более сложным. Новое теоретическое знание обычно сопоставляется с другими теориями и существующими в данной области принципами. То же происходит и в процессе получения эмпирических результатов: меняются условия наблюдения и эксперимента, рассматриваются аналогичные ситуации в других областях знания, возникшие при иных обстоятельствах.

Так, в процессе получения истины по уголовному делу имеет место согласование различных знаний: данных криминалистической экспертизы, результатов следственного эксперимента, наблюдений за подозреваемым, показаний свидетелей, знаний, являющихся обобщением личного жизненного опыта следователя, коллективного практического опыта органов дознания, следствия, суда и т. д.

Таким образом, критериями истины являются:

а) соответствие знания логическим нормам;

б) согласованность знания с господствующими в этой области теориями, истинность которых не вызывает сомнения;

в) соответствие знания убеждениям субъекта (мировоззренческий критерий);

г) согласованность знаний, полученных теоретическим, умозрительным путем, со знаниями эмпирического характера.

[1] Хазиев В. С. Трагедия категории «онтологическая истина» // Философская мысль. 2001. № 2. С. 20.

Комментарии к записи "Учение об истине"
Оставить комментарий
  1. Статья - очень хорошая. Прежде всего тем, что "истина" рассматривается не просто как теоретическое понятие для умных и не очень умных разговоров, а как часть (элемент, фрагмент, сегмент и т.д.) каждого мгновенья жизни и отдельного человека, и групп людей, и различных общностей, и, в конечном счете, всей истории всего человечества. Если что-то истинно, оно жизнеспособно и красиво, и добротно и по-доброму, и дает всем и всему гармонию и счастье. Поиск смысла жизни и поиск своего пути жизни - это и есть поиск онтологической истинности бытия и гносеологической истины в познании.
    Валерий Хазиев

    • Спасибо за потрясающие слова, Валерий Семёнович. Так приятно читать отзыв корифея социальной философии на своем сайте.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!