Участие прокурора в рассмотрении уголовных дел судом кассационной инстанции

8 Мар 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Кассационный порядок рассмотрения уголовных дел осуществляется в целях проверки законности, обоснованности и справедливости судебных решений, не вступивших в законную силу (ч. 3 ст. 354 УПК) и обжалованных участниками уголовного судопроизводства, из числа указанных в ч. 4 ст. 354. Приговоры суда должны быть, кроме того, мотивированными (ч. 4 ст. 7). Поэтому кассационной инстанции надлежит проверять также и мотивированность судебных решений, не вступивших в законную силу.

Законность - это качество, свидетельствующее о неуклонном соблюдении предписаний УПК при рассмотрении дела и постановлении судебного решения, а также о правильном применении материальных законов при осуществлении правосудия. Обоснованность означает, что судебное решение опирается на установленные судом обстоятельства и исследованные им доказательства по конкретному уголовному делу. Справедливость есть такая нравственная и правовая категория, основываясь на которой, суд при отправлении правосудия должен беспристрастно разрешить уголовное дело. При этом соразмерными должны быть все оценки и выводы суда о виновности и наказании, степени общественной опасности преступного деяния и совершившего его лица, юридической оценки содеянного и фактических обстоятельств по уголовному делу.

В соответствии с ч. 4 ст. 354 УПК право принесения кассационного представления на приговор имеет не только гособвинитель, но и вышестоящий прокурор. В то же время само понятие "вышестоящий прокурор" применительно к кассационному обжалованию приговора нуждается в уточнении. В смысле ст. 4 Закона о прокуратуре вышестоящими по отношению друг к другу являются: Генпрокурор РФ - по отношении ко всем прокурорам, прокуроры регионального уровня - по отношению к прокурорам районного звена. На основе системного анализа положений УПК и Закона о прокуратуре можно определить, что право принесения кассационного представления в качестве вышестоящих прокуроров принадлежит: на приговоры мировых судей и приговоры районных судов, не вступившие в законную силу, - прокурорам районного звена, их заместителям, прокурорам регионального уровня и их заместителям, Генпрокурору РФ и его заместителям; на приговоры судов областного звена - прокурорам регионального уровня и их заместителям, Генпрокурору РФ и его заместителям, на приговоры судебных коллегий ВС РФ - Генпрокурору РФ и его заместителям. В определенном смысле такое разъяснение было дано и в постановлении Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1.

Повышение требований к кассационным представлениям неразрывно связано с возросшим процессуальным значением этого документа. Подача его в установленный законом срок приостанавливает исполнение соответствующего приговора, определения и постановления суда (судьи). В законную силу указанные решения вступают после проверки их законности, обоснованности и справедливости кассационной инстанцией (ч. 1 ст. 359 УПК). В системе требований к кассационному представлению особое значение занимают доводы, обосновывающие неправосудность приговора и иных судебных решений. Такие доводы непременно должны охватывать обстоятельства дела, исследованные по нему доказательства, а также юридические основания обжалования: нарушение предписаний процессуального и неправильное применение норм материального законов (ст. 379).

Цель обжалования не вступивших в законную силу приговоров (постановлений) - предупреждение и устранение судебных ошибок при принятии решений по уголовным делам, предотвращение осуждения невиновных и оправдания виновных, воспрепятствование вступлению в законную силу незаконных, необоснованных и несправедливых решений, чем обеспечивается гарантированная Конституцией РФ защита прав и законных интересов граждан.

Пленум ВС РФ в постановлении от 23.12.2008 N 28 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций" разъяснил, что если судебное решение обжаловано и гособвинителем, и вышестоящим прокурором, то вне зависимости от содержания приведенных в них доводов (правовых оснований) рассмотрению подлежат оба представления при условии, что поданы они в срок, установленный законом. Приказом Генпрокурора РФ от 20.11.2007 N 185 обязанность своевременно приносить кассационные представления на все незаконные, необоснованные и несправедливые судебные решения по уголовным делам возложена в первую очередь на гособвинителей, в то время как вышестоящий прокурор должен использовать предоставленное законом право на своевременное внесение кассационного представления в случае, если оно не принесено по каким-либо причинам гособвинителем (п. 10.4).

В целях обеспечения большей процессуальной самостоятельности прокурора, поддерживавшего обвинение в суде первой инстанции, при обжаловании приговора или иного судебного решения руководитель органа прокуратуры или иной вышестоящий прокурор лишен права отзыва представления, принесенного этим работником (ч. 3

ст. 359 УПК). Также вышестоящий прокурор не вправе заменить кассационное представление нижестоящего прокурора своим представлением либо изменить основания и мотивы представления нижестоящего прокурора. Все вышеперечисленное создает надежные гарантии независимости гособвинителя при исполнении своего служебного долга и в то же время предоставление вышестоящему прокурору возможности принесения представления создает дополнительную гарантию защиты публичного интереса в ходе осуществления производства по уголовным делам.

На практике имеют место случаи, когда работники прокуратур районного звена в соответствии с данными им вышестоящими прокурорами поручениями поддерживают обвинение по делам, относящимся к подсудности судов областного звена. Однако вносить представление на судебное решение такого суда, если по каким-либо причинам оно не было обжаловано участвовавшим в деле гособвинителем, вправе лишь прокурор регионального уровня или его заместитель.

Также на практике возник вопрос: вправе ли прокурор одного района, утвердивший обвинительное заключение (обвинительный акт) и не поддерживавший гособвинение, принести представление на приговор по этому делу, если он вынесен федеральным судом другого района (например, если уголовное дело передано в суд другого района). Этот же вопрос возникает и при направлении в районный суд уголовного дела транспортным, природоохранным или иным специализированным прокурором. Актуальным становится этот вопрос и в связи с проводимой по инициативе ВС РФ реорганизацией системы федеральных районных судов, когда юрисдикция одного районного суда распространяется, как правило, на территорию нескольких административных районов (округов). В этом случае правом принесения кассационного представления согласно УПК наделяется либо гособвинитель, либо вышестоящий прокурор (районного звена, его заместитель или вышестоящий по отношению к ним прокурор). Поэтому, если прокурор районного звена, утвердивший обвинительное заключение (обвинительный акт), придет к выводу о незаконности, необоснованности или несправедливости приговора, то он вправе обратиться с предложением о внесении представления либо к прокурору соответствующего района, судом которого был вынесен приговор, либо к вышестоящему прокурору.

При наличии в деле оснований, указывающих на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора, гособвинитель (вышестоящий прокурор) не освобождается от обязанности принесения на него представления, даже если приговор уже обжалован тем или иным участником процесса. Он не освобождается от этой обязанности и в тех случаях, когда он согласен с основаниями и просьбой, указанными в кассационной жалобе. Прокурор как представитель интересов государства и общества не пользуется правом процессуального соучастия. Он не может присоединиться к кассационной жалобе и осуществляет свои полномочия независимо ни от кого, руководствуясь только требованиями закона.

Очевидно, что необходимость в принесении представления вышестоящим прокурором возникает: а) когда гособвинитель не может обжаловать судебное решение сам (в случае болезни, увольнения, иных непреодолимых обстоятельств); б) при отказе гособвинителя (попреки мнению вышестоящего прокурора) обжаловать судебное решение; в) в случае отказа гособвинителя от обвинения, если вышестоящий прокурор не согласен с его позицией*(125).

В соответствии с Федеральным законом от 29.12.2010 N 433-ФЗ в ч. 1 ст. 389.6 УПК в качестве одного из обязательных элементов представления (жалобы) введено указание оснований отмены или изменения судебного решения. Находим это правильным для профессиональных субъектов обжалования, таких как гособвинитель (вышестоящий прокурор), поскольку выполнение подобного требования закона возможно

в силу наличия у данных участников процесса юридических познаний. Указание гособвинителем (вышестоящим прокурором) в представлении своих доводов со ссыпкой на соответствующие основания, а также доказательств, обосновывающих их требования, направлено на определение пределов проверки судебного решения в вышестоящей судебной инстанции. Кроме того, мотивированное и аргументированное представление более вероятно может быть положено в основу судебного решения (о форме и содержании представления см. 9.2).

Гособвинитель (вышестоящий прокурор) вправе по своему усмотрению, с учетом обстоятельств уголовного дела и избранной им позиции, приобщить к представлению дополнительные материалы и ходатайствовать об исследовании их в суде кассационной инстанции (ч. 4 ст. 377 УПК). При этом нужно указать, как и в связи с чем получены эти дополнительные материалы, учитывая, что их недопустимо получать путем производства следственных действий. Понятно, что это ограничение имеет отношение прежде всего к материалам, которые представляет сторона обвинения. Оно связано с тем, что все материалы, полученные путем производства следственных действий, являются доказательствами по уголовному делу и с ними стороны должны быть ознакомлены по окончании предварительного следствия или дознания. Очевидно, что в период срока кассационного обжалования прокурор не вправе производить какие-либо следственные действия для того, чтобы получить дополнительные материалы (допрашивать свидетелей, назначать дополнительную или повторную экспертизу и т.п.), поскольку предварительное расследование по делу давно завершено.

Изучение практики рассмотрения уголовных дел в кассационном порядке Судебной коллегией по уголовным делам ВС РФ показывает, что удовлетворяются именно те кассационные представления, в которых гособвинители указывали на конкретные нарушения материального либо процессуального закона, допущенные при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции. Так, были отменены оправдательные приговоры в отношении М., А. и Ш., вынесенные Санкт-Петербургским городским судом. В определениях Судебной коллегии указано, что эти приговоры были основаны на противоречивых доказательствах, которым суд не дал надлежащей оценки, не указал, почему он считает достоверными одни доказательства и отклоняет другие. Также Судебной коллегией по представлению гособвинителя отменен приговор Иркутского областного суда в отношении С., Б., К. и других в связи с несоответствием выводов, изложенных в резолютивной части приговора, обстоятельствам дела, установленным судом и изложенным в описательной части приговора. Во всех этих случаях гособвинители ставили вопрос об отмене приговоров в связи с реально допущенными судом первой инстанции нарушениями уголовно-процессуального закона.

Кассационная инстанция в первую очередь проверяет поданное представление с точки зрения соответствия его формы и содержания требованиям, указанным в законе. Также выясняется, не препятствует ли рассмотрению уголовного дела выявленное судом кассационной инстанции несоответствие кассационного представления указанным в законе требованиям. Признав кассационное представление не соответствующим предусмотренным законом требованиям, кассационная инстанция возвращает его для пересоставления.

Неявка сторон в заседание суда не препятствует рассмотрению уголовного дела, если стороны своевременно извещены о дате, времени и месте судебного заседания. Вместе с тем в приказе Генпрокурора РФ от 20.11.2007 N 185 содержится требование в обязательном порядке принимать участие в разрешении дела судом кассационной инстанции как в случае принесения кассационного представления, так и в случае рассмотрения дела по жалобе стороны защиты.

Суд кассационной инстанции проверяет законность, обоснованность и справедливость судебных решений лишь в обжалованной части. Вместе с тем изменения, внесенные в ч. 2 ст. 360 УПК Федеральным законом от 04.07.2003 N 92-ФЗ, позволяют суду кассационной инстанции проверять уголовное дело и в части обстоятельств, касающихся интересов осужденных, в отношении которых жалоба или представление не были поданы. При этом не может быть допущено ухудшение положения осужденных (оправданных). Поэтому все доводы, касающиеся необходимости отмены оправдательного приговора, а также отмены обвинительного приговора по мотивам, ухудшающим положение осужденного, должны быть изложены в кассационном представлении прокурора, поданном в установленный УПК 10-дневный срок.

Закон предусматривает очень важное положение, заключающееся в том, что стороны вправе ходатайствовать перед кассационной инстанцией о непосредственном исследовании доказательств по делу в соответствии с правилами, установленными гл. 37 УПК. Е.Г. Мартынчик высказывал по этому поводу следующее мнение: "Приняв решение по ходатайству стороны о непосредственном исследовании доказательств, кассационная инстанция вправе: допросить осужденного, потерпевшего, свидетелей, экспертов, осмотреть вещественные доказательства, огласить показания и документы"*(126). Однако позиция ВС РФ по этому поводу несколько иная. В одном из писем Судебной коллегии указывалось, что в отличие от апелляционной инстанции в суде кассационной инстанции судебное следствие не проводится. Для того чтобы допрашивать в судебном заседании свидетелей, необходимо обеспечивать обязательное участие сторон. Закон же не требует обязательного участия сторон в судебном заседании суда кассационной инстанции. В связи с этим, по мнению судей ВС РФ, непосредственное исследование доказательств судом кассационной инстанции может заключаться лишь в оглашении по ходатайству сторон имеющихся в деле материалов. Такое же разъяснение было дано в упоминавшемся выше постановлении Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1. Вместе с тем позиция законодателя изменилась в связи с введением с января 2013 г. по всем уголовным делам апелляционного порядка пересмотра судебных решений.

В результате проведенного непосредственного исследования доказательств кассационная инстанция полномочна дать им оценку. Это необходимо для того, чтобы постановить законное, обоснованное и справедливое решение по уголовному делу и таким путем устранить допущенную по нему судебную ошибку, восстановить нарушенные права и свободы человека и гражданина. Однако такого права суд кассационной инстанции не имеет по отношению к тем доказательствам, которые были исследованы судом первой инстанции и не были предметом непосредственного исследования в суде кассационной инстанции. Так, Судебная коллегия отклонила кассационное представление гособвинителя на приговор Владимирского областного суда, которым Г., Т., 3., Б. и Ш. были оправданы по ст. 210 ч. 1, 210 ч. 2 УК в связи с их непричастностью к совершению этих преступлений. Осужденные по этому же делу А., Б. и 3. были признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. 228 ч. 1 и 3 УК. В кассационном определении указано, что изложенная затем в представлении позиция гособвинителя суду была известна, однако суд прямо указал в приговоре, по каким причинам он не может согласиться с позицией обвинения о доказанности преступлений, предусмотренных ст. 210 УК, привел в приговоре доказательства, представленные обвинением, и дал им надлежащую оценку. Гособвинитель в кассационном представлении просил дать этим доказательствам иную оценку, чем им дал суд первой инстанции, что не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Суд кассационной инстанции в то же время не вправе, отменяя приговор, предрешать вопрос о доказанности либо о недоказанности тех или иных обстоятельств, о допустимости или недопустимости доказательств, если дело направляется для нового судебного рассмотрения в суд первой инстанции.

При рассмотрении дела стороны вправе представлять суду второй инстанции дополнительные материалы, подтверждающие или опровергающие доводы, изложенные в кассационной жалобе или представлении, например документы (справки, свидетельства, сертификаты, лицензии, выписки из книги приказов, историй болезни и т.д.). Реализация права сторон на представление дополнительных материалов суду кассационной инстанции увязана с определенными требованиями, ранее выработанными практикой, а ныне закрепленными и в законе: а) лицо, представляющее дополнительные материалы, обязано указать, каким путем и в связи с чем они получены; б) дополнительные материалы недопустимо получать путем производства следственных действий. Данные положения относятся, прежде всего, к прокурору.

Приговор или иное судебное решение кассационная инстанция оставляет без изменений, если доводы кассационного представления не находят подтверждения в материалах уголовного дела и не колеблют законности, обоснованности и справедливости обжалованных актов правосудия, вынесенных судом первой инстанции. В таком случае суд принимает решение об оставлении кассационного представления без удовлетворения.

Так, Судебной коллегией отклонено кассационное представление гособвинителя на приговор Свердловского областного суда в отношении К., оправданного за непричастностью к совершению преступлений. В кассационном определении было указано, что гособвинитель в представлении "механически перечислил доказательства, хотя все эти доказательства были исследованы в судебном заседании и оценены в приговоре, они не опровергают выводы суда о невиновности К.". Как видно из этого примера, суд кассационной инстанции не входит в разрешение вопросов о доказанности преступления, если в кассационном представлении приводятся те же доказательства, которые гособвинитель приводил в суде первой инстанции, если суд дал им оценку в приговоре.

В еще более сложную ситуацию попадает гособвинитель, если он в кассационном представлении ссылается на доказательства, вызывающие сомнения с точки зрения их допустимости. Так, К. был оправдан Красноярским краевым судом по обвинению в покушении на убийство. Судебная коллегия, отклоняя кассационное представление гособвинителя, указала, что ряд доказательств получены с нарушением закона. Так, несмотря на то что потерпевший ранее знал К. в течение длительного времени, К. был представлен ему для опознания. Суд исключил протокол опознания как недопустимое доказательство. Впоследствии потерпевший изменил свои показания, до начала судебного разбирательства умер, а К., пользуясь тем, что допустимых доказательств представлено не было, выдвинул версию об алиби, которую гособвинитель не смог опровергнуть.

В ряде случаев гособвинители ссылались в кассационных представлениях на явно недопустимые доказательства. Так, по уголовному делу по обвинению в убийстве П., оправданного Кировским областным судом, гособвинитель утверждал, что первые показания П. в качестве подозреваемого были более достоверны. При этом в уголовном деле имеется постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по жалобе П., где указано, что П. во время этого допроса в качестве подозреваемого был пристегнут наручниками к батарее, однако сделано это было "в интересах безопасности следователя, проводившего допрос". Понятно, что Судебная коллегия такое представление отклонила, не принимая и иные доводы гособвинителя. Точно так же отклонено кассационное представление по уголовному делу И. и других, которые обвинялись в совершении разбоев и убийств организованной группой и были оправданы Смоленским областным судом. Гособвинитель в представлении указал, что суд необоснованно признал недопустимым доказательством "протокол чистосердечного признания".

Анализ правоприменительной практики приводит к выводу о том, что зачастую существуют взаимообусловленность и взаимосвязь между нарушениями уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного и других законов. Например, нарушения УПК при проведении судебного следствия причинно обусловливают другие нарушения: неправильную юридическую квалификацию деяния, неверное исчисление размера причиненного материального вреда, необоснованное удовлетворение гражданского иска и т.п. В целях выявления и устранения таких нарушений кассационная инстанция обязана проверить как выполнение предписаний процессуальных законов, так и правильность применения норм материального права (уголовного, гражданского, административного и др.).

В числе требований, предъявляемых к приговору, указывается и такое, как его справедливость (ч. 1 ст. 297, ст. 373 УПК). Справедливость приговора - это его социально-правовая, этическая характеристика, отражающая оценку судом общественной опасности преступления и совершившего его лица с точки зрения социальной морали, человеческих ценностей, соразмерности назначенного наказания тяжести содеянного и личности виновного.

В соответствии со ст. 383 УПК одним из оснований к отмене и изменению приговора является несправедливость приговора. Несправедливым приговор признается в связи с чрезмерной мягкостью либо чрезмерной суровостью назначенного наказания. Вместе с тем в УПК отсутствует норма, требующая обязательного снижения наказания при изменении квалификации преступления на норму уголовного закона, предусматривающую менее строгое наказание. На наш взгляд, введение такой нормы не вызывается необходимостью, так как суд кассационной инстанции вправе по своему внутреннему убеждению разрешить вопрос о наказании в соответствии с санкцией статьи Особенной части УК, по которой квалифицировано деяние.

Действующий уголовно-процессуальный закон предусматривает субъективное право прокурора отозвать, а также изменить либо дополнить поданное им кассационное представление.

В соответствии с ч. 3 ст. 359 УПК лицо, внесшее представление, может до начала судебного заседания отозвать его. Тем самым действующее законодательство наделило правом отзыва кассационного представления лишь прокурора, его принесшего; вышестоящий прокурор не вправе отозвать представление, принесенное гособвинителем и, наоборот, гособвинитель не вправе отозвать представление, принесенное вышестоящим прокурором.

УПК устанавливает возможность принесения дополнительного кассационного представления или изменения представления до начала рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции. При этом не содержится требований, которым должно отвечать дополнительное представление или заявление об изменении представления. Однако это не означает, что они составляются в произвольной форме. Так, в них должны содержаться: 1) наименование "дополнительное кассационное представление" или "заявление об изменении кассационного представления"; 2) ссылка на ранее поданное представление с указанием даты его принесения и данных о подавшем его лице;

3) дополнительные доводы и основания, которые отсутствуют в первоначальном представлении, либо указание на то, какие доводы и основания, содержащиеся в первоначальном представлении, подлежат исключению или обновлению, какое новое требование относительно судьбы процессуального (обжалуемого) акта формулирует прокурор. Дополнительное представление или заявление об изменении представления не должны содержать доводы, которые приведены в первоначальном представлении, не должны быть идентичного или почти идентичного содержания, в противном случае подобный акт не будет соответствовать цели дополнения или изменения.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!