Церковный раскол и его последствия

5 Мар 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Содержание

Введение 3

Глава I. Церковь накануне и в период преобразований 10

1.1. Предпосылки реформ. Состояние русской церкви в I половине XVII в. 10

1.2. Суть реформ патриарха Никона 12

Глава II. Преобразования Никона и их влияние на духовную культуру российского общества 15

2.1. Раскол и старообрядчество как социально-политическое и религиозное идеологическое течение 15

2.2. Последствия церковных преобразований для культурного и общественного развития России 18

Заключение 23

Список источников и литературы 25

Введение

Актуальность темы. Столкновения различных групп населения, произошедшие в России во второй половине XVII века в результате церковной реформы, нашли отражение не только в том общественном движении, каким был раскол в православной церкви, но и во всей российской культуре, национальном самосознании.

Современные богословы, констатируя кризисное состояние духовной культуры общества, связывают его с падением авторитета религии, которое в свою очередь порождено особенностями нашей эпохи.

На протяжении почти столетия православная церковь оказалась практически отстраненной от реального участия в жизни страны и ее граждан. Сегодня ситуация меняется коренным образом. Большинство отечественных богословов полагают, что одним из важнейших источников всех современных общественных проблем является отход людей от истинной веры. Поэтому и свой вклад в совершенствование общества они видят прежде всего в поднятии социального статуса православной религии и повышении религиозности современного человека

В связи с этим и патриарх Московский и всея Руси Алексий II и первосвятитель Русской Старообрядческой церкви митрополит Алимпий объединены общей проблемой обновления общественной нравственности. Патриарх Московский и Всея Руси Алексий оценивает современное состояние общества следующее: «теперь мы живем в секуляризованном, плюралистическом обществе, которое включает верующих и неверующих, православных и последователей других концессий и религий. Мы должны всерьез принимать эту реальность и прислушиваться к голосу церкви» (16, с.53).

Вместе с тем незыблемая, не кричащая о себе старообрядческая стойкость, духовная и нравственная убежденность могут стать залогом нашей будущей жизни.

Помимо вышесказанного, актуальность нашей проблемы связана с тем, что исследователи, занимающиеся изучением церковных преобразований середины XVII века, уделяли достаточное внимание проблеме осуществления реформы патриархом, но работ, рассматривающих вопросы влияния церковной реформы на духовную культуру российского общества, практически нет.

Историографический обзор. Вопросы, связанные с изучением церковных преобразований патриарха Никона всегда были интересны широкому кругу специалистов. Изучением церковной реформы и ее последствий для русской духовной культуры занимались историки, социологи, церковные деятели, однако полного представления об этом явлении в истории России нет.

В целом существует ряд теоретических разработок отечественных авторов, рассматривающие отдельные стороны церковной реформы, последствия реформы, влияние ее на культуру российского общества.

Серьезное изучение реформы и ее последствий отечественными историками и богословами стало особенно глубоким только через 200 лет после ее осуществления.

До середины девятнадцатого века работы о событиях второй половины семнадцатого века, написанные представителями русской церкви и русской исторической науки, имели только обличительные и миссионерские цели. Однако уже тогда существовали многочисленные старообрядческие сочинения, рисовавшие совсем другую сторону этого трагического конфликта (сочинения протопопа Аввакума, «Повесть о боярыне Морозовой», «Житие Епифания», «Записка о жизни Ивана Неронова» и др.). Но эти сочинения оставались почти неизвестны широким кругам русского «европеизированного» общества и, конечно, не могли быть опубликованы ввиду строгих правил цензуры, не позволявшей дать слово представителям многомиллионного русского старообрядчества. К началу царствования Александра II положение несколько изменилось. Рост старообрядческих общин, успех старообрядцев-поповцев в воссоздании ими своей иерархии, появление старообрядческих изданий за границей и, наконец, само «открытие» русским обществом старообрядчества как мощного движения, насчитывавшего в своих рядах от четверти до трети всех великорусов, привели в конце 1850-х и в 1860-х годах к появлению обширной литературы о реформе и расколе (16, с. 156).

В ХХ веке, с утверждением «марксистской» науки, церковную реформу стали рассматривать как борьбу двух противоборствующих тенденций: светской власти и цезаропапизма, то есть указывали на главенство социально-политических факторов. В настоящее время данная тенденция многими исследователями подвергается необоснованной критике, однако нельзя говорить, что эта точка зрения себя изжила (14).

Необходимо отметить, что в исторической науке существует два направления изучения исследуемой темы. Часть историков рассматривают реформу патриарха Никона и раскол как религиозно-церковное и политическое явление. Другие же историки, исследуя реформу, в основном изучают раскол как общественное, религиозное и политическое явление, при этом реформа как таковая ими не рассматривается.

Среди историков понимание реформы и раскола как религиозно-церковного явления характерно для С. М. Соловьева, В. О. Ключевского, Е. Е. Голубинского, Н. Ф. Каптерева, А. В. Карташева, а среди русских мыслителей - для В. С. Соловьева, В. В. Розанова, Н. А. Бердяева, Георгия Флоровского и многих других.

С. М. Соловьеву принадлежит заслуга введения в научный оборот обширных материалов о реформе и расколе. Он создал и запоминающиеся исторические портреты многих участников бурной и напряженной эпохи. Не случайно материалами историка впоследствии широко пользовался известный исторический романист Д. Мордовцев в работе над романом «Великий раскол».

Большой интерес представляют работы Н.М. Никольcкого, посвященные истории церкви в России, в частности. Для многотомной «Русской истории с древнейших времен» (под редакцией М.Н. Покровского), Н.М. Никольским были написаны шесть глав, среди которых - «реформы Никона и религиозно-социальные движения во второй половине XVII века» (1912). Вскоре после этого вышла в свет его книга «Протопоп Аввакум» (1915). Издание же его книги «История русской церкви» осуществилось в 1930 году, в связи с чем автор вынужден был внести определенные идеологические поправки. Однако, его исследование дает достаточно полную картину событий, связанных с преобразованиями патриарха Никона, а также их последствиям – Никольский Н.М. уделяет достаточное внимание различными религиозно-общественными движениям второй половины XVII века

После революции 1917 года в России книг о реформе и расколе почти не выходило. Это объясняется общим отношением советского государства к церкви и ее истории: вопросы церкви и духовной жизни не входили в программу научной работы и издательств Советского Союза. Тем не менее, известным специалистом по древней русской литературе В. И. Малышевым было издано несколько открытых им сочинений Аввакума, а также ряд собственных работ о роли старообрядчества в культуре русского севера.

Характерным примером «официальной» точки зрения может служить оценка реформы и раскола в третьем томе «Истории СССР / Под ред. Н.И.Павленко»: «Общим лозунгом для всех, кто становился под знамя старообрядчества, был возврат к старине, протест против каких бы то ни было новшеств. Однако различные социальные группы вкладывали в понятие «старины» неодинаковое содержание». Далее утверждается, что «крестьянин и посадский могли быть глухи к заклинаниям фанатика Аввакума», но зато с сочувствием относились к борьбе старообрядцев «против дворянского государства».

В современной литературе о церковной реформе и ее последствиях можно выделить незначительное количество работ. Это прежде всего два исследования: историка А. П. Богданова - «Перо и крест: Русские писатели под церковным судом» (9) и А.Головатенко «Московское общество и церковный раскол XVII века» (10). Обе эти работы включают ряд очерков по истории Церкви, в которых рассказывается о тех ее деятелях, которые, по мнению автора, вошли с нею в конфликт. В первой из названных книг идет речь о протопопе Аввакуме и его соратниках, истории соборов против старообрядцев, а во второй публикуются документальные сведения о противостоянии общества и церкви. В эту же струю входит работа Н. Ф. Каптерева (12).

Обзор источников. Анализ церковной реформы и ее последствий для русской духовной культуры не возможен без документальных, литературных памятников.

К ним относятся, во-первых, документы, связанные с историей церковной реформы, раскола, собранные в десятитомном издании «Материалы по истории раскола за первое время его существования». Здесь собраны богатейшие сведения о вождях сторонников и противников церковной реформы, главных движениях и событиях в истории раннего старообрядчества. И хотя с момента выхода последнего тома постоянно добавляются новые документы по истории реформы, «Материалы...» все же остаются основными источниками (3).

Во-вторых, важной составляющей источниковедческой базы явились источники личного происхождения – группа видов источников, функцией которых является установление межличностной коммуникации. Они наиболее последовательно воплощают процесс самосознания личности и становление межличностных отношений. К источникам личного происхождения относятся дневники мемуары, переписка.

Мемуары - повествование о прошлом, основанные на личном опыте и собственной памяти мемуариста. Именно в мемуарах в наибольшей последовательностью и полнотой реализуется историческое самосознание личности. К данному виду источников относится «Жития протопопа Аввакума». Появившейся в 70-х годах XVII века в связи с событиями раскола и известное во многих списках, «Житие» можно сопоставить с традиционными русскими житийными произведениями только по заглавию, отдельным изречениям из книг христианской канонической литературы. По содержанию это автобиография или, если принять во внимание широту охвата Аввакумом современных ему событий, первые русские мемуары. Аввакум в своих воспоминаниях много рассказывает о перипетиях церковного раскола, о преследованиях старообрядцев официальной церковью и государственной властью.

К третьему виду источников относится переписка политических деятелей середины XVII, в частности, к ним относится переписка царя Алексея Михайловича и патриарха Никона, которая раскрывает не только личностное отношение к производимым преобразованиям, но и государственную политику середины XVII века.

Анализ источников и исследовательской литературы показывает, что проблема преобразований патриарха Никона и их последствий для русской духовной культуры затрагивается уже в середине XVII века.

Актуальность обозначенной проблемы, ее недостаточная теоретическая разработанность обусловили выбор темы контрольной работы «Раскол и его социальные и культурные последствия».

Хронологические рамки данного исследования мы определили следующим образом – 40-е г - вторая половина XVII века. Данный период распадается на отдельные временные промежутки, которые стали предметом нашего исследования. В указанные рамки входит время подготовки церковной реформы, ее проведение, а также время непосредственного влияния церковной реформ на российское общество (60-90-е гг. XVII века).

Географические рамки. Раскол охватил практически всю территорию Московского государства, в том числе Сибирь, Поволжье, Урал и т.д. Тем не менее, в данной контрольной работе рассматриваются отдельные аспекты раскола в центральных регионах страны.

Цель работы выяснить особенности осуществления церковной реформы патриархом Никоном и ее влияние на духовную культуру русского общества.

В соответствии с целью исследования предусматривается решение следующих задач:

• изучить степень исследованности проблемы в историческом аспекте;

• выявить причины церковной реформы;

• определить сущность и основные направления преобразований патриарха Никона;

• проанализировать особенности раскола и старообрядчества как ярких последствий церковной реформы;

• определить степень влияния реформы на последующее развитие российского общества.

Проявленная цель и задачи обусловили выбор методов исследования. Работа опирается на системный метод – всякое явление рассматривается как саморазвивающаяся система, метод историзма, предполагающий рассмотрение каждого исторического явления с точки зрения его эволюции, и сравнительный метод исследования.

Структура исследования. Данная контрольная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и используемой литературы.

ГЛАВА I. ЦЕРКОВЬ НАКАНУНЕ И В ПЕРИОД ПРЕОБРАЗОВАНИЙ

1.1. Предпосылки реформ. Состояние русской церкви в I половине XVII века

В истории России и русской православной церкви первая половина XVII века является особой и своеобразной стадией. Эта стадия знаменована ростом могущества церкви, ростом ее притязаний не только в экономической сфере, но и во внутриполитической жизни страны. Большую роль в этом сыграло установление патриаршества, поэтому несколько слов следует сказать именно об этом.

Фактически после Смуты церковь становится крупнейшей экономической, политической и идеологической силой. Ее богатства были огромны. Православная церковь России была разветвленной идеологической организацией. Она охватывала всю территорию страны, которая увеличилась в XVII в. более всего за счет освоения русским народом Сибири. Основными ячейками этой организации оставались храмы (церкви) и монастыри. В стране в 80-х годах XVII в. насчитывалось около 15 тыс. церквей (включая церкви монастырей), в том числе в Сибири - несколько более 150. В большинстве своем это были приходские церкви, которые являлись центрами местной религиозной общины, городской или сельской. Кроме приходских существовали еще соборные церкви (соборы) и у отдельных крупных феодалов - домовые церкви. Но соборов было мало (видимо, менее 200), так как они имелись только в значительных городах (в каждом, за исключением Москвы, - по одному) и «степенных» монастырях. Службу в храмах и установленные обряды исполняло белое духовенство - попы, дьяконы, дьячки и пономари, в соборных храмах - протопопы, протодьяконы, попы, дьяконы, дьячки и пономари. Эти церкви и занятое в них белое духовенство играли главную роль в сохранении и воспроизводстве религиозной веры (16, с. 157).

Основным звеном церковной организации были патриарший и архиерейские дома, то есть церковные власти, ведавшие духовенством на территории епархии и всей России. Освоение Сибири, возвращение в середине XVII в. Смоленской области, воссоединение Украины с Россией и рост численности православного населения за счет «новокрещенов» из нерусских народностей повлекли за собой увеличение количества епархий, то есть областных организаций церкви.

Интересы всех групп духовенства как сословия по большей части совпадали. Все служители культа, начиная от сельского дьячка и кончая патриархом, были заинтересованы, в том числе материально, в сохранении сложившейся церковной организации, ее идеологического влияния на жизнь общества. Однако и в этой организации, в обществе в целом приходское духовенство, служители соборных церквей, монастыри, архиерейские и патриарший дома занимали неодинаковое место, что определяло во многом социальное положение этих групп духовенства и их мирские интересы.

Царская власть пыталась урезать привилегии церковных владений и привлечь их к несению государственных повинностей. Но после возвращения из польского плена патриарха Филарета (1619 год), отца нового царя Михаила Романова, положение церкви даже стало укрепляться (11, с. 85).

Все это вызывало недовольство дворянства и верхушки горожан - купцов, которые требовали использовать церковную казну и тем самым облегчить тяжесть лежавших на них государственных повинностей.

Нарастание финансовых трудностей и усиление недовольства, которое стало особенно заметным после неудачной русско-польской войны 1632 - 1634 гг., вынудили правительство царя Михаила Федоровича пойти на отдельные уступки рядовой массе светских феодалов и посадам. Но основные требования этих общественных сил были удовлетворены уже при царе Алексее Михайловиче после восстания в Москве в 1648 г., в котором помимо посадских людей и стрельцов приняли участие оказавшиеся в столице рядовые светские феодалы. Следствием этого восстания и других выступлений горожан в 1648 - 1649 гг. были созыв земского собора и принятие нового свода законов - Соборного уложения 1649 г. (81, с. 114) В 1648 - 1649 гг. церковь лишилась также важных судебных и административных привилегий.

Расхождение интересов царской и церковной властей было подготовлено и событиями в духовной жизни русского общества. Эти события обнаруживали, с одной стороны, необходимость перемен в церкви, которые бы усилили ее идеологическое влияние, а с другой - неспособность церковной власти осуществить такие перемены.

Таким образом, в обстановке широкого недовольства церковью перед ней с особенной силой встал вопрос об укреплении своего авторитета и влияния на массы. Церковные власти пытались рядом указов воздействовать на возмущавшее народ поведение «духовных пастырей».

Помимо внутренних причин необходимость реформы церкви вызывалась чаще еще и причинами внешнеполитического характера. Воссоединение Украины с Россией в 1654 году выдвигало задачу объединения русской и украинской церквей; но их разделяли накопившиеся за несколько веков различия в обрядах и правилах. Унификация церковных норм была нужна и для осуществления далеко идущих замыслов в отношении православных народов Балканского полуострова, находившихся под владычеством султанской Турции. Без упорядочения церковной жизни в Российском государстве нельзя было рассчитывать на успех церковно-политического влияния вне его пределов.

1.2. Суть реформ патриарха Никона

Сущность официальной реформы заключалась в установлении единообразия в богослужебных чинах. До июля 1652 г., то есть до избрания на патриарший престол Никона (патриарх Иосиф умер 15 апреля 1652 г.), положение в церковно-обрядовой сфере оставалось неопределенным. Протопопы и священники из ревнителей благочестия и митрополит Никон в Новгороде, не считаясь с решением церковного собора 1649 г. об умеренном «многогласии», добивались совершения «единогласной» службы. Напротив, приходское духовенство, отражая настроения прихожан, не выполняло решения церковного собора 1651 г. о «единогласии», в связи с чем в большинстве церквей сохранились «многогласные» службы. Результаты исправления богослужебных книг не внедрялись в практику, так как не было церковного одобрения этих исправлений (16, с. 173).

Первым шагом реформы стало единоличное распоряжение патриарха, затронувшее два обряда, поклоны и перстосложение при крестном знамении. В памяти от 14 марта 1653 г., разосланной по церквам, было сказано, что впредь верующим «не подобает во церкви метания творити на колену, но в пояс бы всея творити поклоны, еще же и трема персты бы есте крестились» (вместо двух). При этом в памяти не содержалось никакого обоснования необходимости данной перемены в обрядах. Поэтому неудивительно, что изменение поклонов и перстосложения вызвало недоумение и недовольство верующих. Открыто это недовольство выразили провинциальные члены кружка ревнителей благочестия. Протопопы Аввакум и Даниил подготовили обширную челобитную, в которой указали на несоответствие нововведений установлениям русской церкви и для обоснования своей правоты привели в ней «из книг выписки о сложении перст и о поклонех». Челобитную они подали царю Алексею, но царь передал ее Никону. Распоряжение патриарха осуждали также протопопы Иван Неронов, Лазарь и Логгин и дьякон Федор Иванов. Никон решительно пресек протест своих прежних друзей и единомышленников (13, с. 94).

Ивана Неронова он сослал под крепкий надзор в Спасокаменный монастырь на острове Кубенского озера в Вологодском уезде, Аввакума - в Сибирь, Даниила - в Астрахань, лишив его сана священнослужителя, и т. д. Кружок ревнителей благочестия распался и прекратил свое существование (7, с. 106).

Последующие решения Никона были более обдуманными и подкреплялись авторитетом церковного собора и иерархов греческой церкви, что придало этим начинаниям видимость решений всей русской церкви, которые поддержала «вселенская» православная церковь. Такой характер имели, в частности, решения о порядке исправлений в церковных чинах и обрядах, утвержденные весной 1654 г. церковным собором.

Перемены в обрядах были осуществлены на основе современных Никону греческих книг и практики константинопольской церкви, сведения о которой реформатор получал главным образом от антиохийского патриарха Макария. Решения об изменениях обрядового характера были утверждены церковными соборами, созванными в марте 1655 г. и в апреле 1656 г.

В 1653 - 1656 гг. проводилось также исправление богослужебных книг. Для этого было собрано большое количество греческих и славянских книг, в том числе и древних рукописных. Из-за наличия расхождений в текстах собранных книг справщики Печатного двора (с ведома Никона) взяли за основу текст, являвшийся переводом на церковнославянский язык греческого служебника XVII в., который, в свою очередь, восходил к тексту богослужебных книг XII - XV вв. и во многом повторял его. По мере сравнения этой основы с древними славянскими рукописями в ее текст вносили отдельные исправления, в итоге в новом служебнике (сравнительно с прежними русскими служебниками) отдельные псалмы стали короче, другие - полнее, появились новые слова и выражения; троение «аллилуйи» (вместо двоения), написание имени Христа Иисус (вместо Исус) и т. д.

Новый служебник был одобрен церковным собором 1656 г. и вскоре опубликован. Но исправление его текста указанным путем продолжалось и после 1656 г., в связи с чем текст служебников, изданных в 1658 и 1665 гг., не вполне совпадал с текстом служебника 1656 г. В 1650-х годах велась также работа по исправлению Псалтири и других богослужебных книг. Перечисленные меры определили содержание церковной реформы патриарха Никона.

ГЛАВА II. ПРЕОБРАЗОВАНИЯ НИКОНА И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ДУХОВНУЮ КУЛЬТУРУ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

2.1. Раскол и старообрядчество как социально-политическое

и религиозное идеологическое течение

Реформа Никона, силовые методы ее проведения (в их числе расправы с иерархами и рядовыми священнослужителями, не принявшими нововведений) и вообще управление Никоном церковью вызвали широкое недовольство. Введение новых обрядов и богослужения по исправленным книгам многие восприняли как введение иной религиозной веры, отличной от прежней, «истинно православной». Кроме того, причиной раскола явилась неграмотность как населения, так и духовенства, в том числе и самого патриарха Никона. В понятиях ими смешивались обряды и церковные догмы. Кроме того, последней целью Никона, по мнению В. Ключевского, была борьба с противниками патриаршества, а не с противниками реформы (8, с. 104).

Родоначальниками раскола были провинциальные ревнители благочестия. Они стали идеологами этого движения, состав участников которого был неоднородным. Среди них было много малообеспеченных служителей церкви. Выступая за «старую веру», они выражали недовольство усилением гнета со стороны церковных властей. Большинство же сторонников «старой веры» составляли посадские люди и крестьяне, недовольные укреплением феодально-крепостнического режима и ухудшением своего положения, что они связывали с нововведениями, в том числе и в религиозно-церковной сфере.

Реформу Никона не приняли и отдельные светские феодалы, архиереи и монахи. Раскол последней трети XVII в. - это сложное социально-религиозное движение. В нем участвовали сторонники «старой веры» (они составляли большинство участников движения), члены различных сект и еретических течений, не признававшие официальную церковь, враждебные ей и государству, тесно связанному с этой церковью. Враждебность раскола официальной церкви и государству определялась отнюдь не расхождениями религиозно-обрядового характера. Ее обусловили прогрессивные стороны идеологии данного движения, его социальный состав и характер (15).

Идеология раскола отразила чаяния крестьянства и отчасти посадского сословия, и потому ей были присущи как консервативные, так и прогрессивные черты. К первым можно отнести идеализацию и защиту старины, проповедь национальной замкнутости, враждебное отношение к распространению светских знаний и пропаганду принятия мученического венца во имя «старой веры» как единственного пути спасения души. Эти идеи наложили глубокий отпечаток на движение раскола, породив в нем консервативно-религиозные устремления и практику «огненных крещений» (самосожжений). Но характер движения они стали определять позже, в XVIII в., когда оно стало старообрядческим и когда старообрядческая церковь примирилась с феодально-крепостническим государством (16, с. 32).

К прогрессивным сторонам идеологии раскола следует отнести освящение, то есть религиозное обоснование и оправдание различных форм сопротивления власти официальной церкви и феодально-крепостнического государства, борьбу за демократизацию церкви, разоблачение репрессивной политики царской и церковной властей в отношении старообрядцев и других верующих, не признававших официальной церкви, и оценку этой политики как действий, противоречащих христианскому вероучению. Вожди раскола (Аввакум и его «соузники» по пустозерской ссылке) в 70-е годы XVII в. подошли даже к оправданию народных восстаний своего времени, утверждая, что в этих «междуусобиях» проявляется «праведен суд божий», небесное возмездие царской и церковной властям за их действия (правда, их позиция в отношении восстаний не отличалась последовательностью, в других случаях Аввакум считал восстания «пагубой», приносящей отечеству опустошения и кровопролития).

Эти черты идеологии движения и преобладание в составе его участников крестьян и посадских людей, страдавших от феодально-крепостнического гнета, придали расколу характер социального, антикрепостнического по своей сути движения, что выявили народные выступления последней трети XVII в.

Итак, безрассудностью патриарха Никона, так и упорной поддержкой его нововведений и царем, и правящим классом привело к возникновению раскола и старообрядчества.

Старообрядчество (староверие) - это общее название нескольких самостоятельных религиозных движений русских православных людей, отказавшихся присоединиться к церковной реформе, предпринятой патриархом Никоном в XVII веке, и стремящихся сохранить церковные установления и традиции в тех древних формах, которые, по их мнению, существовали до момента принятия Русью христианства. Старообрядцы разделены по вероучительным признакам на согласия и толки, разница между которыми может быть весьма существенной и принципиальной (16).

Несмотря на это, благодаря общности исторической судьбы, представители всех согласий осознают свою идейную и социальную близость.

Уникальность староверия состоит в его основной идеологеме: необходимости сохранения православного обряда во всей его полноте, каким он сложился в русском православии к середине XVII века.

Староверы «уходили в обряд», отгораживаясь от неприемлемой для них окружающей жизни. Однако в силу радикально меняющихся обстоятельств (отсутст¬вие иерархии и правильно поставленного священства и т. п.) им не удавалось сохранить обряд в полной мере). Стремясь любой ценой сберечь и его и веру, они были вынуждены - именно в результате этого яростного стремления - принципиально менять и то и другое. В своих духовных исканиях староверы были вынуждены решать вопрос: как, ни на йоту не отступая от дедовского наследства и теоретически сохраняя все таким, как есть, жить при этом в совершенно изменившихся обстоятельствах? Для старообрядца такая постановка вопроса - хуже любой ереси. Однако на практике он смело отметал многие незыблемые в прошлом духовные авторитеты, обращался в поисках решения проблем к Писанию и, как лютеранин, был вынужден полагаться на свой разум (16, с.153-154).

2.2. Последствия церковных преобразований для культурного и общественного развития России

Раскол и оформление старообрядческой церкви были главным, но не единственным показателем падения влияния официальной церкви на народные массы в последней трети XVII в.

Наряду с этим, особенно в городах, продолжался рост религиозного индифферентизма, обусловленный социально-экономическим развитием, увеличением значения в жизни людей мирских потребностей и интересов за счет церковно-религиозных. Пропуски церковной службы и нарушения других обязанностей, установленных церковью для верующих (отказ от говения, неявки к исповеди и т. п.), становились обыденным явлением. Более того, в 90-х годах XVII в. монах подмосковного Андреевского монастыря Авраамий, отразивший интересы горожан, предложил оправдание предпочтению мирских дел церковно-религиозным. От царей и их приказных людей, утверждал он, «господь бог... не станет спрашивать долгих молитв, и поклонов многих, и стояния всенощнаго...», если они будут сосредоточиваться на исполнении своих мирских обязанностей и добросовестно трудиться. «Самодержцам, - писал далее монах, - труды вместо долгих молитв и многих поклонов, и псальмопения, и канонов, и всенощнаго келейного стояния. Обще глаголется правило, яже монахи творят, и на досугах и миряне» (4, с. 214).

Развитию в XVII в. ростков новой культуры противостояла патри¬архальная консервативная «старина». «Ревнители старины» из самых различных социальных кругов опирались на принцип незыблемости по¬рядков и обычаев, которые были завещаны поколениями их предков. Однако сама же церковь преподала в XVII в. наглядный пример нару¬шения отстаиваемого ею принципа «Все старое - свято!» Церковная реформа патриарха Никона и царя Алексея Михайловича свидетельст¬вовала о вынужденном признании церковью возможности некоторых пе¬ремен, но только таких, которые проводились бы в рамках канонизиро¬ванной ортодоксальной «старины», во имя и ради укрепления ее. Мате¬риалом же для новшеств служили не результаты дальнейшего прогресса человеческой культуры, выходившей за рамки культуры сред¬невековья, а те же трансформируемые элементы средневековой «ста¬рины».

Новое могло утвердиться только в результате отказа от насаждав¬шейся церковью нетерпимости к «перемене обычаев», к новшествам, особенно к заимствованию культурных ценностей, созданных другими народами.»

Признаки нового в духовной и культурной жизни русского общества XVII в. проявлялись многообразно. В области общественной мысли начинали развиваться новые воззрения, и если они не касались прямо общих мировоззренческих основ средневекового мышления, покоившегося на богословии, то в разработке конкретных проблем общественной жизни они шли далеко вперед. Были заложены основы политической идеологии абсолютизма, осознана необходимость проведения широких преобразований, намечена программа этих преобразовании.

В центр внимания мыслителей XVII в. все более выдвигались вопросы экономической жизни. Рост городов, купечества, развитие товарно-денежных отношений выдвигали новые проблемы, обсуждавшиеся целым рядом общественных деятелей того времени. В самих мероприятиях правительственной политики, осуществлявшихся такими деятелями, как Б. И. Морозов или А. С. Матвеев, отчетливо видно понимание растущей роли денежного обращения в экономике страны (14, с. 44).

Одним из наиболее интересных памятников общественно-политической мысли второй половины XVII в. являются сочинения Юрия Крижанича, хорвата по происхождению, работавшего в России над исправлением богослужебных книг. По подозрению в деятельности в пользу католической церкви Крижанич был сослан в 1661 г. в Тобольск, где прожил 15 лет, после чего вернулся в Москву, а затем уехал за границу. В сочинении «Думы политичны» («Политика») Крижанич выступил с широкой программой внутренних преобразований в России как необходимого условия ее дальнейшего развития и процветания. Крижанич считал необходимым развивать торговлю и промышленность и изменить порядки государственного устройства. Будучи сторонником мудрого самодержавия, Крижанич осуждал деспотические методы правления. Планы преобразований в России развивались Крижаничем в неразрывной связи с его горячим интересом к судьбам славянских народов. Выход их из тяжелого положения он видел в объединении их под руководством России, но необходимым условием единства славян Крижанич считал ликвидацию религиозных разногласий путем перехода их, в том числе и России, в католицизм (7).

В обществе, более всего среди столичного дворянства и посадских людей крупных городов, заметно возрос интерес к светским знаниям и свободе мысли, что наложило глубокий отпечаток на развитие культуры, особенно литературы. В исторической науке этот отпечаток обозначают понятием «обмирщение» культуры. Образованный слой общества, правда в то время узкий, не удовлетворяло уже чтение одной религиозной литературы, в которой основными были священное писание (Библия) и богослужебные книги. В этом кругу получает распространение рукописная литература светского содержания, переводная и оригинальная русская. Большим спросом пользовались занимательные художественные повествования, сатирические сочинения, в том числе с критикой церковных порядков, и произведения исторического содержания.

Появились различные произведения, остро критиковавшие церковь и церковников. Широкое распространение получило в первой половине XVII в. «Сказание о куре и лисице», в котором изображались лицемерие и стяжательство духовенства. Желая поймать кура, лисица словами «священного писания» обличает «грехи» кура, а поймав его, сбрасывает личину благочестия и заявляет: «А я теперь сама голодна, хочу я тебя скушать, чтоб мне с тебя здравой быть». «И тако сконча живот кур», - заключает «Сказание» (3, с. 161).

Никогда еще нападки на церковь не достигали такого распространения, как в литературе XVII в., и это обстоятельство весьма показательно для характеристики начинающегося кризиса средневекового мировоззрения в России. Конечно, сатирическая насмешка над церковниками еще не содержала в себе критики религии в целом и ограничивалась пока обличением неблаговидного и возмущавшего народ поведения церковников. Но эта сатира развенчивала ореол «святости» самой церкви.

В придворных кругах возрос интерес к польскому языку, литературе на этом языке, польским обычаям и моде. О распространении последних говорит, в частности, указ царя Алексея Михайловича 1675 г., которым было предписано, чтобы дворяне столичных чинов (стольники, стряпчие, дворяне московские и жильцы) «иноземских немецких и иных извычаев не перенимали, волосов у себя на голове не подстригали, також и платья, кафтанов и шапок с иноземских образцов не носили и людем своим потому ж носить не велели».

Царская власть активно поддержала церковь в борьбе с расколом и иноверием и использовала при этом всю мощь государственного аппарата. Она выступила также инициатором новых мер, направленных на совершенствование церковной организации и дальнейшую ее централизацию. Но отношение царской власти к светским знаниям, сближению с Западом и иноземцами было иным, чем у церковников. Это расхождение породило новые конфликты, которые выявили также стремление церковного руководства навязать свои решения светской власти.

Таким образом, события, последовавшие за реформой церковного управления второй половины XVII века, показали, что, отстаивая свои политические интересы, церковная власть превратилась в серьезное препятствие на пути прогресса. Она мешала сближению России с западными странами, усвоению их опыта и проведению необходимых перемен. Под лозунгом защиты православия и его крепости церковная власть добивалась изоляции России. На это не пошли ни правительство царевны Софьи - В. В. Голицына, ни правительство Петра I. В итоге на повестку дня был поставлен вопрос о полном подчинении церковной власти светской и ее превращении в одно из звеньев бюрократической системы абсолютной монархии.

Заключение

В результате проделанной работы мы пришли к следующим выводам. Причины церковной реформы заключаются в следующем:

Во-первых, к середине XVII века усилилась борьба между светской и духовной властью. Руководители церкви нередко вмешивались в решение вопросов внутренней и внешней политики страны. Крепнущее русское самодержавие, особенно в эпоху складывания абсолютизма (вторая половина XVII в.), не могло с этим мириться.

Во-вторых, большие богатства, накопленные церковью - земли и тысячи крестьян, промыслы и деньги, привлекали внимание не только государственной власти, но и феодалов. В результате чего наблюдалось стремление светской власти ограничить рост монастырского землевладения, а также судебные и фискальные функции церкви, способствующие экономической независимости церкви и иммунитету духовных пастырей.

В-третьих, наблюдался упадок религиозности, как среди гражданского населения, так и в среде духовенства.

В-четвертых, внутрицерковная организация не соответствовала изменившейся социально-экономической и внутриполитической ситуации в России.

В-пятых, требование унификации обрядовой стороны культа.

В преобразованиях Никона мы выделили два правления: проведение церковной реформы как таковой и устранение несогласных с его деятельностью.

Сущность официальной реформы заключалась в установлении единообразия в богослужебных чинах, в исправлении религиозно-обрядовых расхождений между русской и греческой церквами. Первым этапом стало единоличное распоряжение патриарха, затронувшее два обряда, поклоны и перстосложение при крестном знамении, которое не содержало никакого обоснования необходимости данной перемены в обрядах и не было подкреплено авторитетом церковного собора. Существенное значение для служителей церкви и верующих имело также исключение из служб, в основном из литургии, архиерейской молитвы, отпуста и некоторых ектений.

Раскол представлял собой религиозно-психологическое явление, содержащее в себе в той или мере и социально-политические компоненты.

Причинами раскола стали как силовые методы проведения реформы патриархом Никоном (в их числе расправы с иерархами и рядовыми священнослужителями, не принявшими нововведений) и вообще управление Никоном церковью, так и неграмотность и населения, и духовенства, которые восприняли введения новых обрядов и богослужения по исправленным книгам как введение иной религиозной веры, отличной от прежней, «истинно православной».

Огромное влияние оказал раскол на общественную и духовную жизнь России. Общая тенденция, которая наблюдается в данный период в отечественной культуре – обмирщение, развитие светских элементов культуры.

Итак, осуществление реформы, несомненно, укрепило церковную иерархию и централизацию церкви. Победа реформато¬ров создала духовную атмосферу в обществе, способствую критическому отношению к традиции, восприятию но¬га, что стало психологической предпосылкой глобальных преобразований Петра I.

В то же время реформа и суд над Никоном стали прологом ликвидации патриаршества и полного подчинения церкви государству.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

Источники

1. Алексей Михайлович. Переписка с патриархом Никоном // Памятники литературы Древней Руси. Кн.11. – М.: Художественная литература, 1988. – Кн.1. – 416с.

2. Житие протопопа Аввакума // Памятники литературы Древней Руси. Кн.11. – М.: Художественная литература, 1988. – Кн.2. – 528с.

3. Материалы по истории раскола за первое время его существования / Под ред. Н.И.Субботина. Кн.1. – М., 1874. – 718с.

4. Памятники древнерусской литературы. – М.: Наука, 1976. – 622с.

Литература

5. Аджиев М. Раскол // Знание-сила. – 1993. - №4. – С.89-98.

6. Андреев И. Повесть о том, как поссорились Алексей Михайлович с Никитой Миничем // Знание-сила. – 1998. – №.7. – С.148-159.

7. Андреев И. «Строптивый патриарх» // Россия XXI. – 2000. - №2. – С.80-123.

8. Антощенко А.В. Ключевский о церковном расколе в России XVII века // Отечественная история. – 1999. - №3. - С.100-120.

9. Богданов А.П. Перо и крест: Русские писатели под церковным судом. – М.: Политиздат, 1990. – 484с.

10. Головатенко А. Московское общество и церковный раскол XVII века // Преподавание истории в школе. – 1995. – №2. - С.50-56.

11. Зеньковский С. Третий Рим // Знание-сила. – 1993. - №10. – С.123-134; №11. – С.84-91.

12. Каптерев Н.Ф. Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович. – М.: Репринт, 1999. – 512с.

13. Карташев А.В. История русской церкви. Т.2: Очерки по истории Русской церкви. – М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. – 452с.

14. Кутузов Б.П. Церковная реформа XVII века: трагическая ошибка или диверсия // Церковь. – 1992. - №1. – С.42-51.

15. Михайлова Н. Расколы: древние и новые // Москва. – 1996. - №12. – С.190-200.

16. Якобсон В.М. Хроники раскола. – М.: Просвещение, 1984. – 336с.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

(27.1 KiB, 115 downloads)

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!