«Третьеиюньская монархия». Реформы П.А. Столыпина

17 Ноя 2014 | Автор: | Комментариев нет »

«Третьеиюньская монархия» как наименование государственного строя, установившегося в России после выборов III Государственной думы, было введенно в литературу советским историком А.Я. Аврехом для обозначения политической системы России в 1907-1917 гг.

Но вряд ли можно согласиться с утверждением советской маркси­стской историографии о том, что российское государство и в это время оставалось сугубо абсолютистским, хотя существовавшая Госдума была практически безвластным учреждением.

Главным политическим и экономическим вопросом, требовавшим своего разрешения, был для России начала XX в. аграрный вопрос.

Правительство начало заниматься им еще до назначения Столыпина премьер-министром. Еще при Витте были предприняты шаги по пути окончательного уничтожения сословных ограничений для крестьян и облегчения их материального положения. В ноябре 1905 г. был при­нят «Манифест об улучшении благочиния и облегчения положения крестьянского населения», уменьшавший выкупные платежи со всех крестьян на 50%. С 1 января 1907 г. выкупные платежи за надельную землю были отменены полностью.

В октябре 1906 г. был принят указ «Об отмене некоторых ограниче­ний в правах сельских обывателей и лицдругих бывших податных сосло­вий». Провозглашались единые права для всех податных в отношении государственной службы (за исключением «инородцев»). Крестьяне ос­вобождались от «увольнительных приговоров» для поступления на служ­бу или на учебу. Отменялся порядок обязательного исключения крестьян из сельского общества при поступлении их на гражданскую службу, полу­чении ордена, ученой степени, при окончании курса учебного заведения, производстве в чин, приобретении ими высших прав состояния.

Оставаясь в составе общества, крестьяне получали право вступать в другие сельские общества, безземельные вправе были без согласия общества (схода)уходить из него. Крестьяне могли свободно выбирать местожительство. Оно определялось не по месту их прописки, а по месту нахождения собственности или службы. Паспорта по месту про­писки выдавались волостными органами, а по месту промысла и на­хождения собственности - полицейскими органами.

Отменялись подушная подать, круговая порука сельской общины при уплате налогов и принудительные отработки для неплательщиков. Была ограничена судебная подведомственность крестьян волостному суду (отменялось привлечение к общественным работам).

Были ликвидированы подчинение земским начальникам и наложе­ние административных взысканий (без формального производства). Приговоры крестьянских сходов могли отменяться уездным съездом по представлению земского начальника лишь при их противоречии за­кону. В 1904 г. отменены телесные наказания для крестьян по приго­ворам волостных судов и сельских сходов.

Расширялись имущественные права крестьян. Отменялись поря­док семейных разделов по решению общины, запрещение крестьянам, не владевшим недвижимостью, обязываться векселями.

Расширялись избирательные права крестьян: они допускались в земский съезд, отменялся порядок утверждения губернатором состава земских гласных, их избирали кандидаты от самих крестьян.

В целях борьбы с земельным голодом в 1906 г. через крестьянский банк крестьянам было продано около 9 млн десятин земли, принадле­жавшей государству (казне), царю и царской семье. Николай II наде­ялся, что его примеру последуют другие помещики, но, увы, известен лишь один случай подражания: П.А. Столыпин вслед за царем продал часть своей земли крестьянскому банку для перепродажи ее крестья­нам. Земельный фонд царской семьи распределялся между сельскими хозяевами бесплатно или по символической цене. По недорогой цене из казны им продавались лесные угодья.

Более быстрыми темпами аграрная реформа пошла после утверж­дения П.А. Столыпина на посту премьер-министра. Столыпин был убеж­денным сторонником частной собственности на землю. Он полагал, что только создание мелкой личной собственности, предоставление кре­стьянам реального права выхода из общины и разрешение вопросов «улучшенного землепользования» изменят лицо российской деревни, а стало быть, и всей страны. При этом он делал ставку не «на пьяных, слабых и убогих, а на разумных и сильных крестьян», на тот слой в кре­стьянстве, который своим личным трудом на принадлежащей ему земле поднимет нищую деревню и сделает Россию процветающей державой. Однако Столыпин был категорическим противником принудительного изъятия земли, остававшейся в руках помещиков.

Главными оппонентами Столыпина в Думе были кадеты, предпо­лагавшие экспроприацию крупного землевладения в пользу крестьян­ства, но с выкупом земли по справедливой оценке. Большевики и эсе­ры требовали безвозмездной экспроприации и конфискации всей по­мещичьей земли. Отвечая своим главным оппонентам, «противникам государственности», Столыпин называл этот путь путем «освобожде­ния от исторического прошлого России», от ее культурных традиций. «Им нужны великие потрясения, - говорил он, обращаясь к депута­там Думы, - нам нужна великая Россия».

Реформа Столыпина была направлена на разрушение крестьянской общины и создание класса крестьян-собственников, заинтересованных в увеличении сельскохозяйственного производства. Юридической ба­зой реформы стали указ от 9 ноября 1906 г. «О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающегося крестьянского зем­левладения и землепользования» и Закон от 14 июня 1910 г. Указ от 9 ноября 1906 г. был введен в действие в период между работой I и II Госу­дарственных дум по ст. 87 и вызвал резкую критику как левых, так и правых политических сил. С большим трудом он был одобрен III Госу­дарственной думой и Государственным советом 14 июня 1910 г.

Указ 9 ноября 1906 г. разрешил крестьянам выходить из общины в любое время и становиться собственниками земли. Община обязыва­лась выделить в собственность выходившим из нее крестьянам уса­дебную, полевую и прочую землю, которая находилась в их постоян­ном пользовании после последнего передела. Если количество этой земли превышало положенную хозяину долю при следующем переде­ле, он выплачивал обществу стоимость земельных излишков. При этом крестьяне сохраняли за собой право пользования в неизменной доле сенокосными, лесными и другими угодьями, которые подлежали пере­делу на особых основаниях, а также угодьями, не подлежавшими пе­ределу: мирской усадебной землей, выгонами, пастбищами и пр. За­явление о выделе через старосту доводилось до сельского общества, которое простым большинством голосов и в месячный срок было обя­зано определить крестьянину его участок. При отказе общины или про­медлении в принятии решения (свыше месяца по подаче заявления) выдел мог осуществляться принудительно под руководством земского начальника или другого должностного лица в местах, где их не было. Уездный съезд был апелляционной инстанцией в спорах о выделении. Крестьянин мог требовать сведения выделяемых ему участков воеди­но или денежной компенсации.

Крестьяне и их правопреемники получили право свободного отчуж­дения надельной земли, в том числе продажи и залога ее в банках или частным лицам. Но предусмотрев свободу наследования земли, зако­нодатель в целях предотвращения ее дробления ввел ограничение:

1) при передаче земли по наследству запрещалось делить ее даль­ше установленного предела, за которым земельные участки считались неделимыми. Неделимая часть участка переходила к преимуществен­ному наследнику (как правило, он определялся по старшинству возра­ста, сначала в мужской, а затем в женской линии);

2) требовалось его совместное проживание с наследодателем. Пре­имущественный наследник обязан был вознаградить остальных наслед­ников за их наследственные доли.

Финансирование реформы обеспечивал указ «О выдаче Кресть­янским Поземельным банком ссуд под залог надельных земель», при­нятый в ноябре 1906 г. По указу отменялся запрет отдавать в залог частным лицам и частным обществам надельные земли (введенный в 1893 г.). Залог разрешался также под ссуды Госбанка, клиентами бан­ка могли быть как сельские общества, так и отдельные владельцы под­ворных наделов, а также товарищества крестьян. Банк выдавал целе­вые ссуды для уплаты за наделы, при покупке земли, на улучшение землепользования, при переходе от общинного к подворному земледелию, при расселении на хутора или отруба, при отводе земли к одному мес­ту. Положением Совета Министров в ноябре 1907 г. были расширены права местных отделений Госбанка.

Аграрные указы были закреплены в законах, принятых III Думой. В июне 1910 г. был принят Закон «Об изменении и дополнении некоторых постановлений о крестьянском землевладении», закрепивший право кре­стьян выделять свои наследственные наделы, сохранив право на недра за общиной. Переход всего общества к отрубному владению осуществлялся при участковом владении по решению простого большинства, а при об­щинном владении - по решению двух третей сельского схода.

Принятый в мае 1911 г. Закон «О землеустройстве» подробно рег­ламентировал порядок землеустройства. Чересполосица крестьянских наделов могла быть ликвидирована «по необходимости». Разверста-нию не подлежали усадебные земли, земли с жилыми постройками, фабриками и мельницами, искусственные леса и торфяники. Аренда­торы земель не имели права возражать против их разверстания. От­сутствие соглашения о разверстке вело к выделению «действительно используемых участков», при этом выдел мог требовать любой хозя­ин. Чересполосица могла быть устранена без согласия хозяев. Закон о землеустройстве от 29 мая 1911 г. отменил все сохранявшиеся еще ограничения, связанные с приобретением и владением землей, и дал толчок развитию хуторского и отрубного землепользования.

Составной частью реформы также стала программа переселения крестьян в Сибирь, где им предоставлялись надельные земли по 15 десятин на мужскую душу. Крестьянам были переданы для освоения огромные массивы земель в прииртышских и Барабинской степях, на Алтае (последние принадлежали ранее императору) и других местах вплоть до Тихого океана. Кроме земли, правительство предоставляло переселенцам льготный проезд и провоз скота и машин по Трансси­бирской железнодорожной магистрали, выдавало ссуды и безвозмезд­ные кредиты на обзаведение, на строительство мельниц и церквей в новых поселениях. Оно организовывало агрономическую и ветеринар­ную службу, строило колодцы и склады для орудий труда.

Итоги переселенческой политики были весьма впечатляющими. За годы реформы, несмотря на возвратное движение части переселенцев, в Сибирь в общей сложности переселилось свыше 3 млн крестьян, су­мевших создать здесь производительное фермерское хозяйство.

В целом как следствие реформы в России появился достаточно широкий слой крестьян-собственников, которые вели самостоятельное хозяйство и были активно заинтересованы в результатах сво­его труда. В литературе приводятся такие цифры, подкрепляющие этот вывод: к 1 января 1916 г. выделились из общины и «укрепили» землю в личную собственность 2,5 млн хозяев дворов, что составило 27% общинных дворов. Они владели 16 млн десятин земли, что составляло 14% бывших общинных земель.

Именно эти крестьяне-собственники сумели создать те впечат­ляющие успехи, которых достигло сельское хозяйство России в 1913 г., в последнем предвоенном году ее дореволюционной истории. Даже если признать приведенные ниже цифры несколько преувели­ченными, они поражают воображение. В 1913 г. валовой сбор зерно­вых в России был на l/З выше, чем в Аргентине, США и Канаде вме­сте взятых. Россия стала житницей Европы, ежегодно вывозя на ми­ровой рынок 1/5 часть производимого хлеба (свыше 700 тыс. пудов). Страна производила 80% мирового количества льна, 50% мирового экспорта яиц. Российское масло, 98% которого давала Сибирь, за­полонило мировой рынок. В 1913 г. Россия имела 40 млн голов круп­ного рогатого скота.

Владевшие землей (от 12 до 300 десятин) крестьянские хозяй­ства доминирбвали на рынке, поставляя 3/4 зерна и почти 100% мяса, яиц и масла. Примерно половина хозяйств объединялась в разные кооперативы. Только Англия по масштабам кооперативного движе­ния шла впереди России. 8-10 детей в крестьянской семье стали нормальным явлением российской действительности. В это же вре­мя губернии с преобладанием общинного землевладения при посто­янно растущем импорте хлеба хронически страдали от неурожаев и недоедания крестьянства, получали постоянную казенную помощь.

Но реформы Столыпина затронули не только аграрную сферу, хотя именно они лучше всего изучены. Были обеспечены весьма высокие темпы в развитии отечественной промышленности, что позволило России в 1913 г. войти в первую пятерку мировых держав. С 1890 г. удельный вес ее в мировом промышленном производстве увеличился вдвое и составил 6% (как и Франции). И хотя по производству про­дукции надушу населения Россия еще сильно отставала от развитых стран мира, однако имела высокие темпы индустриального развития. При сохранении этих темпов она смогла бы к середине XX в. занять одно из ведущих (если не первое) мест в мире. Рос и жизненный уро­вень населения, которое держало на банковских счетах в 1914 г. ог­ромную сумму - свыше 2 млрд рублей. Развивалась система госу­дарственного социального обеспечения и социального страхования.

Впечатляющих успехов достигла Россия в развитии образования. В 1908 г. было введено всеобщее бесплатное начальное обучение, и огром­ные массы сельского населения получили к нему доступ. С этого времени ежегодно открывалось до 10 тысяч школ. Для подготовки учителей была создана сеть учительских институтов, обучение в которых было практи­чески бесплатным. При плате за обучение в высшей школе, которая была раз в 10 меньше, чем в Англии и США, существовала система бесплатно­го высшего образования для неимущих студентов. Доля грамотного насе­ления (за исключением национальных окраин) приближалась к 50%. В 1913 г. бюджет народного образования достиг 500 млн рублей.

Реформа затронула также и политическую сферу страны. Были пред­приняты экстраординарные меры для борьбы с революционным терро­ром, убийствами полицейских, солдат, чиновников, с налетами на банки и другие кредитные учреждения. Так, только в октябре 1906 г. было за­регистрировано 362 «экса». По данным газет и других источников, с января 1905 по октябрь 1906 г. «революционерами» было убито и ра­нено свыше 4 тысяч представителей администрации и «капитала».

Поэтому в ряде губерний было введено чрезвычайное положение. С 19августа 1906 г. в таких губерниях стали действовать военно-поле­вые суды на основании принятого Советом министров Положения об учреждении военно-полевых судов. Они вводились в местностях, объяв­ленных на военном положении или положении чрезвычайной охраны. Учредителями судов были генерал-губернаторы и главнокомандующие. Военно-полевые суды состояли из офицеров и в течение 2 суток неглас­но, в отсутствие прокурора и адвоката, рассматривали дела преступни­ков, захваченных на месте убийств, бунтов и терактов. Приговоры во­енно-полевых судов вступали в законную силу немедленно, обжалова­нию не подлежали и исполнялись в течение суток. Всего военно-поле­выми судами были приговорены к расстрелу 1102 человека, 62 к бес­срочной и 65 к срочной каторге. Эта суровая мера помогла властям пе-рехЪатить инициативу и справиться с террором. В 1907-1909 гг. еще свыше 6 тысяч человек были приговорены к смертной казни пришед­шими на смену военно-полевым судам военно-окружными судами, но более половины из них были помилованы императором.

Объявленная свобода печати в России привела к отмене общей пред­варительной и духовной цензуры, были устранены и все другие ограни­чения для органов печати. В ноябре 1905 г. был принят указ «О времен­ных правилах о повременных изданиях», которым отменялись предва­рительная цензура и административные взыскания, устанавливался су­дебный порядок решения дел о печати. Регистрацию открывающихся изданий осуществлял губернатор. Арест на отдельные номера изданий мог налагаться только при условии, что имеются признаки уголовного деяния, и только в судебном порядке. Указ содержал перечень основа­ний для наложения ареста и штрафов. В 1906 г. была отменена цензура и для непериодической печати.

Этим не преминули воспользоваться левые партии, чьи революци­онные издания выходили теперь совершенно легально и открыто при­зывали к уничтожению существующего строя.

По инициативе Столыпина для подавления левой прессы в 1907 г. были приняты некоторые жесткие меры, в частности, применено чрез­вычайное законодательство. За «возбуждение вражды между классами населения, между сословиями, хозяевами и рабочими» для печатных изданий устанавливались крупные штрафы (до 3 тысяч рублей) и трех­месячное заключение. Аналогичные наказания вводились также за «пуб­личные восхваления преступныхдеяний в печати», «ложные сведения о должностных лицах и учреждениях», «возбуждение враждебного отно­шения к правительству». В ходе действия этого чрезвычайного законо­дательства о печати в стране было приостановлено около 100 печатных изданий.

В феврале 1906 г. было издано «Мнение Государственного совета об установлении уголовной ответственности за распространение лож­ных сведений о деятельности правительственных установлений и долж­ностных лиц». Объективная сторона этих преступлений заключалась в распространении сведений, «возбуждающих в населении враждебное к ним (правовымустановлениям идолжностным лицам) отношение, «воз­буждающих общественную тревогу слухами о правительственных рас­поряжениях, общественных бедствиях», «возбуждающих вражду меж­ду классами населения, между сословиями, хозяевами и рабочими».

В марте 1906 г. издан указ «О временных правилах об обществах и союзах». Министерству внутренних дел предоставлялось право закры­вать общества, если «их деятельность представляется ему угрожающей общественному спокойствию и безопасности».

Запрещалась деятельность обществ, «управляемых из-за границы, если они носят политический характер». Государственные служащие могли образовывать только благотворительные и культурные, но не по­литические общества. Начальство могло запретить чиновникам участие в других обществах.

Заявление о регистрации общества подавалось губернатору, а за­тем в Присутствие по делам об обществах. Общество могло быть зак­рыто губернатором, если «оно носит явно антиобщественный характер», это решение санкционировалось Присутствием. Первый депар­тамент был окончательной инстанцией в таких спорах.

Профсоюзы, говорилось в указе, «имеют целью выяснение и со­гласование экономических интересов, улучшение условий труда и под­нятие производительности». Обьединение профсоюзов запрещалось.

Одновременно с упомянутым был принят указ «О временных пра­вилах о собраниях». Непубличные собрания можно было проводить без разрешения правительственных властей, в учебных заведениях - толь­ко учебные собрания. Собрания под открытым небом разрешалось про­водить с разрешения полиции и губернатора, причем место их проведе­ния должно быть удалено от места пребывания императора, Государ­ственного совета и Государственной думы на полверсты (в закрытых по­мещениях) и на две версты (если собрания проходят под открытым не­бом). Запрещалось устраивать общественные собрания в местах обще­ственного питания. Об открытии собрания необходимо было предупре­дить полицию за трое суток (о месте, времени и теме собрания).

Запрещались антиобщественные собрания, на собрание не допус­кались вооруженные лица. Поводами к закрытию собрания могли слу­жить отклонение от темы, возбуждение вражды между частями насе­ления, проведение неразрешенных денежных сборов, участие лиц, ко­торым запрещено участвовать в собрании, мятежные возгласы, воз­звания к насилию, неповиновению. Такие собрания полиция закрыва­ла, а в случае неповиновения разгоняла. К участникам и устроителям незаконных собраний применялась уголовная ответственность.

Правительство прибегло также к ужесточению уголовного зако­нодательства. В дополнение кУложению о наказаниях уголовных и ис­правительных в редакции 1885 г. были изданы новые уголовные зако­ны. В апреле 1905 г. была установлена имущественная ответственность сельских обществ и селений, крестьяне которых участвовали в погро­мах помещичьих имений.

1 декабря 1905 г. в период вооруженного востания был принят указ «О временных правилах о наказуемости участия в забастовках на пред­приятиях, имеющих общественное или государственное значение». Виновные наказывались лишением свободы на срок от восьми меся­цев до полутора лет. Участие в «преступном сообществе» влекло на­казание на срокдо четырехлет. Зарплата за периодзабастовки не вып­лачивалась, возмещение пострадавшим от забастовки уплачивалось казной или предприятием.

Весной 1906 г. действие этого указа распространилось на сельских рабочих. Стали применяться и некоторые главы нового Уголовного уложения, подготовленного в 1903 г., в том числе об ответственности за бунт против царской власти и членов императорского дома, о госу­дарственной измене и др. В законе были отражены все основные фор­мы революционной борьбы того времени и все меры ответственности за них.

В то же время в июне 1912 г. издаются законы о социальном стра­ховании рабочих: при потере трудоспособности от несчастных случаев пенсии полностью оплачивали владельцы предприятий, для выплаты пособий по болезни учреждались «больничные кассы», взносы в ко­торые делали рабочие и предприниматели.

Необходимо отметить, что предпринимались шаги и в сторону де­мократизации судопроизводства для законопослушных граждан. В июне 1912 г. Государственная дума и Государственный совет одобрили зако­нопроект «О преобразовании суда в сельских местностях». Были вос­становлены мировые суды с прежним порядком выборов и освобожде­ны от опеки земских начальников волостные крестьянские суды. Су­дебная власть от земских начальников вновь передавалась в руки ми­ровых судей, избираемых уездными земскими собраниями.

По инициативе правительства Думой был принят Закон о введе­нии земского самоуправления в южных и западных губерниях. Однако он натолкнулся на оппозицию консервативного Государственного со­вета, отклонившего проект весной 1911 г. По настоянию Столыпина проект был проведен в порядке ст. 87 Основных законов. Из-за сопро­тивления Государственного совета (и царского окружения) не удалось ввести земства в Сибири, на Дальнем Востоке, Архангельской губер­нии, а также образовать волостные з'емства.

В июне 1910 г., блокируясь с правыми депутатами Думы, прави­тельство провело Закон «О порядке издания касающихся Финляндии законов и постановлений общегосударственного значения», открыв­ший широкие возможности для вмешательства в финские внутренние дела.

В целом реформы, проведенные под руководством П.А. Столыпи­на, имели ярко выраженную антиреволюционную направленность, чего не скрывали и сами их авторы. Более того, они постоянно подчеркива­ли, что в случае успешного осуществления аграрной реформы рево­люционное движение в России лишится массовой базы и сойдет на нет. К слову сказать, это прекрасно понимали и представители революци­онных сил и движений, чем объясняется та невероятно жесткая, отри­цательная оценка этих реформ, которую со времен В.И. Ленина испо­ведовала советская историография и которая не преодолена сегодня.

До сих пор проводится стереотипная мысль, что реформы Столыпина были нацелены исключительно на сохранение российской монархии и укрепление феодальных порядков. Думается, это не так. Они разру­шали старую систему, создавая новую, но не революционным путем, а в результате постепенного, объективного хода вещей. Столыпин по­стоянно взаимодействовал с Государственной думой, надеясь на то, что в России возможна конституционная монархия. 1 сентября 1911 г. Столыпин был убит террористом Багровым. Замены, равной по масштабам этому реформатору, увы, не нашлось.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!