Традиционная японская архитектура. Японские сады и парки

21 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Своеобразным и ярким примером синтеза основных принципов японского искусства, уходящих корнями в древние верования япон­цев и отражающих философии и мировоззренческие идеалы син­тоизма, буддизма и конфуцианства, может служить традиционное садово-парковое искусство. С древнейших времен для японцев было свойственно преклонение перед красотой родной природы, которую они считали божественным творением. Японцы поклонялись гор­ным вершинам, живописным скалам и причудливо рассыпанным камням, могучим старинным деревьям, водоемам и водопадам. Считалось, что самые красивые участки природного ландшафта являются жилищем духов и богов - коми. Первые искусственно созданные японские сады относятся к VI-VII вв.; они представляли собой миниатюрную имитацию морского побережья (пруд с раз­бросанными по нему островками и скалами). В период Нара стали популярны сады в китайском (корейском) стиле с причудливыми ноздреватыми скалами, каменными фонтанами и мостиками. Во времена Хэйан форма прудов при дворцовых парках стала более прихотливой, устраивались многочисленные протоки между строе­ниями, водопады, ручейки, павильончики для рыбной ловли. Об­ширные площадки между главными строениями и прудом засыпались белым песком и служили местом проведения различных церемоний. Развитие мистического буддизма амидаистского на­правления отразилось и на архитектуре дворцовых садов в стиле синдэн, служивших как бы земным отражением красот «Чистой Земли» будды Амиды. Позже, в период Камакура, эта тема разви­валась и совершенствовалась; крупные пейзажные сады (называе­мые цукияма) устраивались и при буддийских храмах, и при резиденциях крупных аристократов. «Золотым веком» садов назы­вают период Муромати, когда в садовом искусстве стали приме­няться принципы дзэнской эстетики и композиции. В 1339 г. Мусоо Сосэки (1275-1351), один из крупнейших мастеров дзэн, превратил храм Сайходзи в дзэнский монастырь и создал при нем знаменитый сад с 10 различными видами (принцип дзюккёо, «10 миров»). Тогда же стали появляться малые сады-харинива; к ним относятся так называемые «сады камней» (карэсансуй, буквально - «сухой поток камней») и «сады мхов» и при других крупнейших дзэнских мона­стырях (Тэнрюдзи, Рёндзи, Тоофукудзи, Дайсэнин и др.). Строго продуманная композиция этих небольших по площади садов, пре­вращала их ограниченное пространство в миниатюрную модель Вселенной, вызывая у созерцателей множество философских раз­думий, ассоциаций и переживаний, связанных с ощущением чис­тоты, спокойствия и безмолвия, составляющих сокровенную, непроявленную суть бытия. Одним из принципов построения таких садов (да и дзэнского искусства в целом) была пустота в дзэнском ее понимании. Пустота - это не просто отсутствие материальных предметов, а строго организованное пространство, насыщенное внутренней энергией и гармонией. Такая пустота - это трансцеден-тальный творческий принцип, это пространство, в котором обитают существа высшего порядка, это - то, откуда возникает мир явлен­ный. В этой связи шедевром дзэнской архитектуры может служить сад и знаменитый «Золотой павильон» («Кинкакудзи») при мона­стыре Рокуондзи в Киото, возведенный при третьем сёгуне Асикага- Ёсимицу (1358-1408). «Золотым» этот павильон прозва­ли потому, что стены его снаружи были покрыты тонкой золотой фольгой; это небольшое здание оставляло ощущение неземной красоты. В 1950 г. один молодой монах сошел с ума от вида этой красоты, ставшей для него наваждением, и, не в силах этого выносить, он сжег прекрасное здание дотла. Этому сю­жету был посвящен роман «Золотой храм» известного японско­го писателя' Юкио Мисима. Павильон был полностью восстановлен в 1956 г.

Грандиозные замки с высокими башнями, украшенными многоярусными крышами, стали характер­ной чертой японской архитектуры XVI-XVII вв. В эпоху «Сэнгоку дзидай» крупные, хорошо укрепленные твердыни были столицами удельных самурайских вождей (дайме), полновластных и независи­мых правителей своих доменов. Замки постепенно обрастали целы­ми призамковыми городами; некоторые из них впоследствии превратились в крупные экономические и культурные центры, настоящие столицы своих провинций. Такие замки очень отлича­лись от более ранних укреплений, горных замков-ямадзиро на отдаленных горных вершинах, где разгромленный вождь мог ук­рыться с небольшой дружиной от своих гонителей. Такие крепости больше всего походили на укрепленный воинский лагерь с деревян­ными стенами и неглубокими рвами. Главной их защитой была недоступность и отдаленность, и на ведение долгой осады они не были рассчитаны. Когда военные действия заканчивались или перемещались в другие районы, эти крепости оставляли за нена­добностью. Более поздние замки, призванные играть роль провин­циальной столицы, возводились на равнинах, на перекрестках торговых путей, что вызывало необходимость принимать дополни­тельные меры по укреплению таких замков от возможных нападе­ний. Вокруг замков стали строить внушительные каменные сооружения, способные выдержать долгую осаду и где могли бы укрыться несколько тысяч (а то и десятков тысяч) воинов и мирных граждан. Такие замки называли хирадзиро - «равнинный замок», или хираямадзиро - «замок на холме посреди равнины». Примером первого типа может служить замок Эдо в Токио или замок Такамацу, цитадель владетельных даймё Мори. Замки типа хираямадзиро воз­водились обычно на холме посреди равнины или же на высокой платформе, естественной или искусственно насыпанной. Сердцем замка была деревянная главная башня (тэнсю или тэнсюкаку), возведенная на каменном основании. Вокруг этой башни с приле­гающими к ней пристройками и внутренними двориками сооружали каменные стены, рыли защитные рвы, наполняли их водой и строили другие защитные сооружения. Весь этот главный комплекс назывался хоммару. Вокруг хоммару располагались еще две цитадели - ниномару (средняя) и санмару (внешняя). Вокруг него воз­водились второстепенные сооружения и постройки. В главной башне обитал сам владелец замка и его ближайшее окружение. Различалось несколько видов башен-тэнсю: одиночные, сдвоенные (соединявшиеся крытыми коридорами и проходами), а иногда на одной платформе возвышались три-четыре башни разных размеров. Обычно все внутризамковые постройки, включая главную башню, строились из дерева. Поэтому в случае пожара от замка оставалась одна лишь платформа с пепелищем. Для защиты построек от огненных стрел и поджогов деревянные стены покрывали толстым слоем противопожарной штукатурки (нуригомэ) и старались не выводить наружу открытые деревянные конструкции (карнизы, колонны, деревянные балки), служившие украшением фасада более ранних замков. Каждый замок имел, как правило, несколько ворот. Главные парадные ворота назывались отэ', задние ворота, служив­шие путем для отступления гарнизона из замка, захваченного врагами, назывались каромэтэ. Кроме того, замок мог иметь не­сколько тайных ворот или подземных ходов. Перед воротами иногда устанавливался земляной вал или бастион (умадаси), предназначен­ный для сокрытия от вражеских глаз готовящихся к контрудару конных воинов - защитников замка. Конструктивно ворота (мон) были двух типов - кораи-мон и ягура-мон. Ворота кораи-мон пред­ставляли собой два толстых столба под деревянным навесом-кры­шей, поверх которой обычно возводилась вторая, меньшая крыша-карниз. Ягура-мон - это ворота башенного типа: первый ярус двух-, реже - трехэтажной башни служил проходом, верхний ярус предназначался для стражи ворот. Там же хранилась военная амуниция. Для нужд обороны замка использовалась целая система рвов, траншей, каналов, прудов, водяных ворот и секретных водо­проводов, снабжавших замок водой из подземных источников. Все внутренние и внешние стены и дворики имели небольшие двух­трехэтажные б&шни-ягура, с которых просматривалась и простре­ливалась часть территории замка. Кроме того, вокруг главного комплекса воздвигалось несколько вспомогательных бастионов, защищавших подступы к главной башне. Между укреплениями и постройками размещалось несколько внутренних дворов (мару), служивших местом для сбора отрядов перед вылазкой, а также плацем, где проходили смотры войск. В некоторых двориках могли быть разбиты традиционные сады, где хозяева замка иногда отды­хали в уединении и предавались размышлениям. Иногда некоторые из таких внутренних дворов отводились под служебные по­стройки - сараи, склады, конюшни и бараки. Каменные стены (исигаки), окружавшие весь периметр платформы замка, в местах с твердым грунтом имели вертикальный профиль; там же, где почва была более рыхлой, профиль стены был чуть скошенным, что было вполне оправданно как с конструктивной, так и с эстетической точек зрения. Такие стены были более характерны для поздних замков. Стены и башни имели специальные окошки-бойницы - так называемые хадзама. Для стрельбы из лука были приспособлены бойницы прямоугольной формы, бойницы для огнестрельного ору­жия были круглыми, треугольными или квадратными. В отличие от Европы, японские замки почти не пострадали от применения тяжелой артиллерии, до основания разрушившей немало ста­ринных западных крепостей и замков. Однако в 1615 году сёгуном был издан указ, согласно которому во владении каж­дого из дайме* мог быть сохранен только один, главный замок. Все остальные укрепления, крепости и замки подлежали сносу, поскольку бакуфу** полагали, что их владельцы из числа ста­ринных недругов режима могли бы использовать их как фор­посты антиправительственных сооружений, как это имело место, например, во время симабарского восстания 1624 года. После этого указа замковая архитектура постепенно приходила в упадок, пока не сошла на нет к концу периода Эдо. Тем не менее множество замков сохранилось до наших дней. За государственный счет они были реставрированы и превратились в туристические и исторические достопримечательности. Традиционно японская зам­ковая архитектура совмещает элегантный дизайн с самыми прагма­тическими военными нуждами. Ярким примером этого может служить замок Химэдзи (в городе Химэдзи префектуры Хёго), известный так же как Сирасаги - «Замок белой цапли». Это назва­ние он получил благодаря тому, что его белые стены с серыми крыльями крыш напоминают взмывшую в небо огромную птицу. Замок был заложен в середине XIV века; в 1580 году его перестроили;

свой современный вид он приобрел в 1609 году, став резиденцией владетельного даймё Икэда Тэрумаса. Этот замок стал венцом японской замковой культуры, объединив в себе все лучшие ее достижения.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!