Сюжет и композиция «Слово о полку Игореве»

План

Введение
1. Сюжет «Слова о полку Игореве»
2. Особенности композиции  «Слова о полку Игореве».
3. Проблема перестановок в тексте памятника
Использованная литература

Введение

«Слово о полку Игореве» — шедевр древней литературы, произведение, проникнутое нежной и сильной любовью к родине, было открыто в начале 90-х годов XVIII века. Рукописный список «Слова» был найден известным любителем и собирателем русских древностей графом А.И. Мусиным-Пушкиным в сборнике, поступившем из Ярославля, из Спасо-Ярославского монастыря. Граф заинтересовался находкой и принялся изучать текст. Он показал рукопись своим друзьям — директору Московского архива Коллегии иностранных дел, историку Н.Н.Бантыш-Каменскому и его помощнику А.Ф.Малиновскому. В качестве консультанта был привлечен известный историк и писатель Н.М. Карамзин. По совету Карамзина и Малиновского Мусин-Пушкин решил опубликовать текст. В 1800 году «Слово» было издано. Это стало большим событием в литературной и культурной жизни русского общества начала XIX века. Сразу же началось интенсивное изучение и освоение памятника. Рукопись «Слова» вскоре погибла во время московского пожара 1812 года вместе со всем собранием рукописей Мусина-Пушкина и его библиотекой.

1. Сюжет «Слова о полку Игореве»

Сюжет «Слова о полку Игореве» связан с реальными историческими событиями — походом Новгород-Северского кн. Игоря Святославича на половцев в 1185 (об этом походе сообщает и летопись). Однако под пером неизвестного, но удивительно талантливого автора, простой рассказ о воинском походе, занимающий в летописи всего несколько строк, превращается в мифопоэтическое и историко-политическое полотно, яркость и образность которого продолжают поражать и сегодня.
Историческая основа событий такова. В 1184 году к юго-восточной границе Русской земли подступила большая орда половцев. Навстречу им вышел великий князь киевский Святослав Всеволодович. На реке Ореле, левом притоке Днепра, Святослав неожиданно напал на половцев, нанес им тяжелое поражение и взял в плен половецкого хана Кобяка с сыновьями. Игорь же не смог в это время присоединиться к Святославу. Он тяжело переживал свою неудачу: ему не удалось участвовать в победе, не удалось доказать своей преданности союзу русских князей. Вот почему в следующем, 1185, году он, «не сдержав юности», двинулся в поход против половцев. Окрыленный победой Святослава, он ставит себе безумно смелую задачу — собственными силами «поискать» старую Тмутаракань, когда-то подвластную его деду Олегу «Гореславичу». Он решается дойти до берегов Черного моря, уже почти сто лет закрытого для Руси половцами. Высокое чувство воинской чести, раскаяние в своей прежней политике, преданность новой — общерусской — все это двигало им в походе. В этом черты особого трагизма похода Игоря. Подробности похода Игоря освещены в древнерусских летописях.
Игорь выехал из Новгорода-Северского во вторник, 23 апреля 1185 года. Вместе с ним в поход выступили его сын Владимир и племянник Святослав Ольгович. Они поехали по направлению к Дону. У реки Донец Игорь увидел солнечное затмение, что предвещало беду. Застать половцев врасплох не удалось. Игорю советовали либо идти быстрее, либо возвратиться, на что князь ответил: «Если нам не бившися возвратиться, то срам нам будет хуже смерти». В пятницу полк Игоря столкнулся с небольшим отрядом половцев. Те не ожидали нападения и бросились бежать. Игорь догнал их и захватил богатую добычу.
На рассвете следующего дня лагерь русских оказался окружен половцами. Завязалась сеча, князь был ранен. До позднего вечера отбивалась дружина Игоря от половцев. Наутро следующего дня русские не выдержали половецкого натиска и побежали. Игорь поскакал остановить бегущих, даже снял шлем, чтобы дружина могла его узнать, но ничего не добился. На расстоянии полета стрелы от своего войска он был схвачен половцами. В плен попали все князья, часть дружины успела бежать, а часть была перебита. Так бесславно кончился поход Игоря. Это был первый случай, когда русские князья попали в плен. Произошло то, чего так опасался князь Святослав: земля русская стала жертвой нового половецкого нашествия. Когда Святослав узнал о беде Игоря, он горько вздохнул и сказал со слезами: «Милая моя братия, сынове и мужи земли русской! Не сдержали вы юности своей, отворили вы ворота половцам на землю русскую».
Совместными усилиями русским князьям удалось отбросить половцев обратно в степь. Игорь между тем томился в плену и каялся, считая, что не вражеская, а божья сила за грехи «обломила» его дружину. С помощью половчанина Оврула ему удалось бежать из плена. Он перешел вброд реку, сел на коня и помчался, как говорит летопись, на родину. Конь его пал в пути, одиннадцать дней Игорь пешком шел к Донцу и, наконец, прибыл в Новгород-Северский.
Эти исторические события, описанные в Ипатьевской и Лаврентьевской летописях, и легли в основу сюжета  «Слова о полку Игореве».
В «Слове» нет точных этнографических описаний, хотя отдельные детали, отражающие особенности быта и культуры можно обнаружить. Этнографические понятия сосредоточиваются в сознании автора «Слова» вокруг общенациональной идеи — борьбы за объединение Русской земли — и представлены как два враждебных мира, два противоположных полюса — «земля Русская» и «земля Половецкая».

2. Особенности композиции  «Слова о полку Игореве».

 «Слово» начинается обширным вступлением, в котором автор, следуя книжной традиции, размышляет, какого принципа изложения придерживаться.  Автор высказывает здесь решимость начать свою песнь «по былинам сего времени», «старыми словами скорбных повестей о походе Игоревом, Игоря Святославича», т. е. следуя за летописными повестями о походе Игоря, а «не по замышлению Бояна».19 Автор «Слова» характеризует далее Бояна как песнетворца, способного, подобно шаману, путешествовать по мировому древу, как хранителя поэтической традиции, как песнетворца, чьи вещие персты князьям славу рокотали, когда он возлагал их на живые (проворные, быстрые) струны. Но при этом остается непонятным, почему автор отказывается петь «по замышлению Бояна». Автор объяснит это далее, в авторском отступлении, посвященном Бояну.
Повествование о походе Игоря начинается экспозицией, или прологом. Автор определяет здесь границы своего повествования (от «старого Владимира до нынешнего Игоря») и сообщает о том, что Игорь, отточив свой ум, как оттачивают перед сражением меч, повел свои храбрые полки на землю Половецкую за землю Русскую. Таким образом, сообщение о подготовке Игоря к походу и выступлении в поход дано одной фразой: отточил свой ум и повел свои полки на землю Половецкую.
Третий фрагмент представляет собой завязку действия. Автор говорит здесь о солнечном затмении и приводит речь Игоря, обращенную к дружине: понимая зловещий смысл предзнаменования, Игорь выбирает «меньшее» из зол: «уж лучше убитым быть, нежели полоненным быть!». Страстное рыцарское желание сразиться с врагом овладело Игорем, и эта страсть «заслонила» зловещее предзнаменование. Игорь, словно забыв о предзнаменовании,   говорит   о   своем   желании   испытать   Дон   великий, копье преломить в краю поля половецкого, о своей готовности либо голову сложить, либо  испить  шеломом  Дону, т.  е.  одержать  победу.  Он призывает воинов сесть на коней  и продолжить поход на Дон. Выбор Игоря в решающую минуту и определяет дальнейший ход событий.
Таким образом, повествование о походе Игоря начинается с картины солнечного затмения, заставшего Игоря в пути, перед переправой через Донец. Это не случайно: солнечное затмение в начале повествования об истории Игоря и сияющее солнце в конце — это кольцевой композиционный мотив произведения.
Определив хронологический диапазон своего повествования («от стараго Владимера до нынешняго Игоря»), автор рассказывает о дерзком замысле Игоря «навести» свои полки на Половецкую землю, «испити шеломомь Дону». Он как бы «примеряет» к своей теме поэтическую манеру Бояна («Не буря соколы занесе чресъ поля широкая — галици стады бежать къ Дону Великому» или: «Комони ржуть за Сулою — звенить слава въ Кыеве»).
В радостных тонах рисует автор встречу Игоря и Буй Тура Всеволода, восторженно характеризует удалых «кметей» (воинов) курян. Тем резче контраст с последующим рассказом о грозных знамениях, которыми отмечено начало Игорева похода и которые предвещают его трагический исход: это и солнечное затмение, и необычные зловещие звуки в ночной тишине («нощь стонущи ему грозою птичь убуди»), и тревожное поведение зверей, и «клик» Дива. И хотя далее описывается первая победа, принесшая русским князьям богатые трофеи, автор вновь возвращается к теме грозных предзнаменований грядущего поражения («кровавыя зори светъ поведаютъ, чръныя тучя съ моря идутъ...»).
Рассказ о второй, роковой для Игоря битве прерывается авторским отступлением — воспоминанием о временах Олега Святославича. Этот исторический экскурс поднимает тему, к которой потом еще не раз вернется автор «Слова» — тему губительных междоусобиц, из-за которых гибнет благоденствие всех русичей («Даждьбожа внука»). Но те кровавые битвы прошлых времен не могут сравниться с битвой Игоря против окруживших его половецких полков: «съ зараниа до вечера, съ вечера до света летятъ стрелы каленыя, гримлютъ сабли о шеломы...». И хотя битва происходит в далекой половецкой степи — «в поле незнаемом», но последствия поражения Игоря скажутся на Руси — «тугою (горем) взыдоша по Руской земли». Сама природа скорбит о поражении Игоря: «ничить трава жалощами, а древо с тугою къ земли преклонилось».
И снова, оставив на время рассказ об Игоре, автор «Слова» повествует о бедах всей Русской земли, говорит о том, что в них повинны сами русские князья, которые начали на себя «крамолу ковати». Только в объединении всех русских сил против кочевников — залог победы, и пример тому — поражение, которое нанес половцам Святослав Киевский, когда половецкий хан Кобяк был взят в плен и «пал» «въ гриднице Святъславли».
Далее в «Слове» повествуется о вещем сне Святослава, предрекающем ему горе и смерть. Бояре истолковывают сон: недобрые предзнаменования уже сбылись, «два солнца померкоста» — Игорь и Всеволод потерпели поражение и оказались в плену. Святослав обращается к своим «сыновцам» с «золотым словом, со слезами смешанным»; он упрекает их за нерасчетливые поиски славы, за несвоевременный поход, сетует на княжеское «непособие».
Автор «Слова», как бы продолжая мысль Святослава, обращается к наиболее влиятельным из русских князей, прославляет их доблесть и могущество, призывает вступиться «за обиду сего времени», «за раны Игоревы». Но время славных побед для многих их них уже в прошлом, и причина тому — междоусобные войны, «крамолы». «Склоните свои знамена (или иначе: не вздымайте стягов, готовясь в поход), спрячьте свои притупленные мечи, так как вы уже лишились славы своих дедов», — этим призывом завершаются обращения к русским князьям. И как раньше автор вспоминал о временах Олега Святославича, теперь он обращается к времени другого столь же воинственного князя — Всеслава Полоцкого. Он также не добился победы, несмотря на временные успехи («дотчеся» злата стола киевского, «отвори врата Новуграду», «разшибе славу Ярославу») и даже на какие-то сверхъестественные качества (он способен к быстрому передвижению, у него «веща душа»).
Затем «Слово» вновь обращается к судьбе Игоря. В Путивле Ярославна молит силы природы помочь ее мужу, вызволить его из плена. Характерно, что и в этом лирическом плаче, построенном по образцу народного причитания, звучат свойственные всему памятнику общественные мотивы: Ярославна печется не только о супруге, но и о его «воях», она вспоминает о славных походах Святослава Киевского на хана Кобяка. Плач Ярославны тесно связан с последующим рассказом о побеге Игоря из плена. Природа помогает Игорю: дружески беседует с князем река Донец, вороны, галки и сороки замолкают, чтобы не выдать преследователям местонахождения беглецов, указывают им путь дятлы, радуют песнями соловьи.
Спор ханов Кончака и Гзы о том, как поступить им с плененным сыном Игоря Владимиром, продолжает этот насыщенный символами, взятыми из мира живой природы, рассказ о бегстве князя: Игорь летит «соколом» на родину, а ханы решают судьбу «соколича». Примечательно, что здесь, как и в других местах памятника, сочетаются два типа метафор — воинских символов («сокол» — удалой воин) и символов фольклорных, в данном случае — восходящих к символике свадебных песен, где жених — «сокол», а невеста — «красная девушка», «лебедушка» .
Автор «Слова» беспрестанно «свивает славы обаполы сего времени», т. е., говоря о настоящем, вспоминает о прошлом, ищет там поучительные примеры, отыскивает аналогии. Он вспоминает то Владимира Мономаха, то Олега Святославича, то Всеслава Полоцкого. В этом же ряду находится, видимо, и фраза, смысл которой до сих пор вызывает разногласия: «Рекъ Боянъ и Ходына Святъславля, песнотворца стараго времени Ярославля: «Ольгова коганя хоти! Тяжко ти головы кроме плечю, зло ти телу кроме головы», — Рускои земли безъ Игоря».
Исследователи изменили написание первого издания, где читалось: «Рек Боян и ходы на Святъславля пестворца стараго времени Ярославля...», полагая, что здесь названы два певца — Боян и Ходына. Тогда фразу эту можно перевести так: «Сказал Боян и Ходына Святославовы, песнотворцы старого времени Ярославова: «Жена Олега когана!..» Грамматическое обоснование этой конъектуры (впервые предложенной еще в XIX в. И. Забелиным) получило недавно и косвенное подтверждение историко-культурного характера. Есть все основания считать, что Боян был певцом скальдического типа (речь идет не о его национальности, а о художественной манере; присутствие при дворе Ярослава норвежских скальдов (певцов-поэтов) — исторический факт). А для певцов скальдического типа было характерно исполнение песен или саг вдвоем: один певец доканчивает фразу, начатую другим. Если приведенное выше толкование фразы верно и здесь перед нами два певца — Боян и Ходына, то это еще один пример, когда автор «Слова» ищет аналогии в прошлом, вспоминая какую-то «припевку» Бояна и Ходыны, обращенную (как думали В. Н. Перетц и А. В. Соловьев) к жене князя Олега Святославича.
Эпилог «Слова» праздничен и торжествен: вернувшийся на Русь Игорь приезжает в Киев, к великому Святославу; «страны рады, гради весели». Здравицей в честь князя и заканчивается «Слово».
Определим теперь композиционные принципы, в соответствии с которыми создавалось «Слово».
Как известно, любому литературному направлению, течению свойственны определенные принципы композиции. Например, плутовской роман эпохи Возрождения строится по принципу «нитки с бусами», т. е. композиционно распадается на серию новелл, связанных с историей одного героя. Принцип, использованный автором «Слова о полку Игореве», можно назвать принципом трехуровневой композиции.
В «Слове» три уровня композиционного членения текста: внешний, средний и внутренний. В связи с этим принцип трехуровневой композиции можно назвать также принципом «матрешки». Первый (внешний) уровень — это деление текста «Слова» на 3 части: вступление (Запев), основную часть (Повествование) и заключение (Концовку). Второй уровень — это деление основной части (Повествования) на вступление (пролог), основную часть (состоящую из трех разделов) и заключение (эпилог). Третий (внутренний) уровень — это деление каждого из трех разделов Повествования на 5 подразделов, первый из которых во всех трех случаях является вводным, а пятый — заключительным (резюме). Иначе говоря, каждый из трех разделов Повествования тоже имеет три части: вводную, основную (состоящую из трех подразделов) и заключительную (резюме). Таким образом, наряду с принципом трехуровневой композиции можно говорить о принципе трехчленности каждого уровня композиции «Слова»: вступление, основная часть, заключение. При этом основная часть на втором и третьем уровнях тоже трехчленна.
Итак, в «Слове» мы видим сложную организацию входящих в него элементов, расположенных в определенной системе, по определенному плану, в основе которого лежит всеохватывающий, универсальный принцип  трехчленности.
Несмотря на относительную самостоятельность трех основных разделов Повествования и отдельных фрагментов, обусловленную правилами господствующего стиля эпохи XI—XIII вв., текст «Слова» представляет собой единое художественное целое, написанное одним автором и единовременно. Все фрагменты в «Слове» органичны, все подчинены одному художественному заданию, все занимают строго определенное место в композиции памятника.

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!