Сулланская диктатура

2 Дек 2016 | Автор: | Комментариев нет »

При таких условиях, в атмосфере проскрипций и террора, вырабатывалась новая сулланская консти­туция. После гибели демократических консулов се­нат объявил государство в опасности и назначил Ва­лерия Флакка временным правителем, «междуца- рем» (interrex) с неограниченными полномочиями. В древнеримской общине царь, подобно всем должно­стным лицам, выбирался на общем собрании по ку­риям, но обычно еще при жизни царь назначал себе преемника, который потом утверждался сенатом и народом (lex curiata de imperio). Если же назначение почему-либо не состоялось, то власть переходила в руки сената, который выделял из своей корпорации «междуцаря» — интеррекса, назначаемого из сенато­ров в определенном порядке.

Обычай назначения интеррекса удержался и при Республике. Кандидатуры консулов на ближайший год намечали старые консулы, если же этого почему- либо не случалось, как именно было и в данном слу­чае, тогда назначался интеррекс. В 82 г. интеррексом был Валерий Флакк, который внес на утверждение сената предложение облечь проконсула Луция Кор­нелия Суллу чрезвычайными полномочиями. Идея диктатуры исходила от самого Суллы, писавшего Флакку, что «диктатура продолжится до тех пор, пока город, Италия и все государство, расшатанные войной и анархией, не войдут в нормальное состоя­ние».

В конце послания Сулла указывал, что наиболее подходящим кандидатом он считает самого себя. «Никто не мог бы, по его мнению, оказать горо­ду более полезные услуги, чем он сам». Пожелание Суллы было исполнено, — террори­зированные сенат и комиции провозгласили его дик­татором на неопределенное время для восстановле­ния расшатанного войной и анархией государства (dictator perpetuus legibus perferendis constituendaeque rei publicae)2. С юридической точки зрения, диктату­ра Суллы отличалась от старинной диктатуры нео­граниченностью срока. По римской конституции, срок диктатуры строго ограничивался шестью меся­цами, сулланская же диктатура была «вечной» (dictatura perpetua).

«Тот, кто будет избран, должен править неопре­деленный срок, до тех пор, пока Рим, Италия и вся римская держава, потрясенная междоусобными рас­прями и войнами, не укрепится. Так-то римляне, управлявшиеся в течение 60 олим­пиад царями, затем имевшие демократический строй и управлявшиеся консулами, как годичными предста­вителями, снова испробовали царскую власть»

По Валериеву «закону о верховной власти» (lex Valeria de imperio), Сулле вручалась неограниченная власть (imperium) во всех делах внутренней и внеш­ней политики, касавшихся как государства, так и ча­стной жизни. Во власти диктатора находилось госу­дарственное имущество и имущество частных лиц, издание новых (leges dare) и аннулирование старых законов, дарование гражданских прав провинциалам, вольноотпущенникам и рабам, введение чрезвычай­ных судов, замещение магистратур, изменение гра­ниц, заключение мирных договоров, объявление войны, наказание граждан (lex de proscribundis maalis civibus) и т. д.

После принятия Валериева закона после­довал торжественный въезд диктатора в столицу, отмеченный всенародным празд­ником.

Сулла был выдвинут партией оптиматов и потому, естественно, действовал прежде всего в интересах этой партии. Сулланская конституция по своей сущно­сти была направлена против демократии. Сулла стремился восстановить государственный строй догракховского времени, когда верховным руководите­лем государства являлся сенат и когда в полной силе сохранялась тимократическая конституция Сервия Туллия.

Согласно этому и по новой конституции 82 г., се­нат признавался высшим государственным органом, в котором сходились все нити управления и из сре­ды которого выбирались и должностные лица. Вви­ду сложности и обширности сферы деятельности се­ната число членов было удвоено с 300 до 600 введе­нием лиц всаднического сословия, центурионов и т. д. Сенату принадлежало право утверждения и инициативы издания законов, назначение судей, уп­равление Италией и провинциями, бесконтрольного распоряжения государственными доходами, сдачи аренд, откупов, сборов таможенных пошлин и вве­дения новых налогов.

Расширялись также и судебные функции сената. Суды присяжных (quaestiones perpetuae), сильно раз­ветвившиеся и специализировавшиеся, находились под строгим контролем сената. Во главе судебных комиссий, назначаемых для различных дел, стояли судебные преторы, подчиненные двум главным пре­торам (praetor urbanus и praetor peregrinus), в свою очередь подчиненных сенату. За сенатом сверх того удерживалась прерогати­ва в исключительных случаях объявлять государст­во на военном (senatus consultum ultimum) и осадном (decretum tumultus) положении.

От сената зависели магистратуры — консулы, преторы, эдилы и т. д., число которых возрастало и которые из республиканских магистратов превращались в чиновников, зависимых от диктатора. Число преторов с 6 подня­лось до 8, а квесторов — до 20. По кон­ституции, срок пребывания магистратов у власти ограничивался одним годом, но на практике часто допускались исклю­чения. Первый год все высшие магистра­туры, числом 10, оставались в Риме и распределяли свои обязанности по жре­бию, на следующий же год они в качест­ве «промагистратов» (promagistri) полу­чали назначение в провинции. Сфера деятельности каждого магистра была ограничена определенным кругом дел, военная власть (imperium) отделялась от гражданской (potestas). Направляемые в провинции промагистраты, проконсулы и пропреторы граждан­ской власти не имели, будучи ограничены в своей деятельности военным империумом.

Верховная военная власть и назначение на выс­шие должности (imperium), равно как объявление войны и заключение мира, принадлежали исключи­тельно сенату Прохождение магистратур, последо­вательность и промежуток между различными долж­ностями определялись специальным уставом (census ordo magistratuum). Антидемократический и анти- республиканский характер сулланской конституции отчетливее всего выступает в отношении народного собрания и народных трибунов.

Уже сама по себе передача высшего руководства сенату ограничивала права магистратов, влиятельных при старом порядке, - народных трибунов, консу­лов и цензоров. Цензура была совсем отменена, тем более что при вольной вербовке солдат, налоговой привилегии Италии и увеличении числа магистратов, ежегодно вступавших в сенат, исчезал самый смысл цензуры.

Трибутные комиции заменялись центуриатными комициями, в основу которых полагался имущест­венный ценз. В своих решениях центуриатные коми­ции поставлены в зависимость от сената. Все пред­ложения, вносимые в комиции, нуждались в пред­варительной санкции сената, без которой они не могли получить силы закона. Как трибутные, так и центуриатные комиции, по сулланской конституции, низводились до степени совещательного органа, а на­родные трибуны — до простых ходатаев за отдель­ных лиц, каковыми, по преданию, они были в первые века Республики.

«Таким путем надеялись, что никакой закон не поступит на рассмотрение народа, прежде чем он не будет обсужден сенатом. Если же при решении го­сударственных вопросов будут преобладать голоса не беднейшей и безрассудной части государства, а го­лоса состоятельных и просвещенных классов, то тем самым будет устранена опасность переворотов и ре­волюций». Впрочем, известная доля республиканизма и де­мократизма все же сохранялась и по сулланской кон­ституции. Подобно остальным магистратам, Сулла считался республиканским магистратом и подлежал перевыборам, признавая тем самым законность и за­висимость своей власти от народной воли. «Будучи диктатором, Сулла притворно желал со­хранить демократию, причем принял во второй раз консульство вместе с Метеллом Пием».

Непосредственной опорой сулланского режима было войско, офицерство которого составляли ноби­ли. В интересах войска были произведены граждан­ские конфискации земель у 47 италийских городов, державших сторону Мария. На территории этих го­родов было поселено 120 тыс. сулланских ветеранов. Посаженные на землю сулланские ветераны образо­вали постоянную армию, готовую по первому требо­ванию диктатора выступить на защиту существующе­го строя. Ветеранские поселения преследовали еще и другую цель - укрепление среднего и мелкого зем­

левладения, без которого не могли существовать ан­тичные рабовладельческие государства. По закону Корнелия (lex Cornelia), т. е. Луция Корнелия Сул­лы, ветеранские участки закреплялись за держателем и его наследниками, но ни в какой форме не могли быть отчуждаемы.

Сулланские ветераны (посессоры) жили обособ­ленно, не сливаясь с населением города, на террито­рии которого они были расселены, и не могли про­давать свои наделы. Большая часть сулланских коло­ний находилась в Этрурии и Кампании, на территории городов Нолы, Капуи, Нуцерии и Пом­пей. Дальнейшая судьба сулланских посессоров была неодинакова. Часть их вскоре разорилась, другая же часть окрепла и превратилась, как того и желал Сул­ла, в плантаторов-рабовладельцев средней руки'.

Расселение ветеранов по Италии способствовало романизации италиков и их консолидации на почве общих интересов торгово-ростовщического капитала и рабовладения. Выражением одинаковости социаль­но-экономического строя всей рабовладельческой Италии была введенная Суллой муниципальная конституция, подтвердившая распределение итали­ков по всем 35 трибам и передававшая управление на местах муниципальным советам или куриям, вы­бираемым на основе имущественного ценза. Гра­ницей Италии на севере устанавливалась река Руби­кон (Rubico), отделявшая Италию от Цизальпинской Галлии 2.

Вторую организованную силу, на которую опира­лась диктатура Суллы, составляли отпущенные на свободу и получившие право гражданства рабы осуж­денных граждан, доказавшие свою преданность Сул­ле. Эти рабы, число которых, по одним сведениям, равнялось 10, а по другим 40 тыс., носили специаль­ное название корнелиев (cornelii) и образовали само­стоятельную корпорацию или коллегию (L. Comelio L. Sullae Felici dictatori libertini). Через посредство корнелиев Сулла мог оказывать организованным пу­тем давление на народное собрание.

Из вольноотпущенников Суллы историческую известность приобрел Хризогон (Chrysogonus), по­добно многим друзьям Суллы использовавший госу­дарственный переворот и политический террор в це­лях личного обогащения. О Хризогоне мы знаем из речи Цицерона за Росция Америйского.

История Хризогона интересна в том отношении, что она, как очень типичная для сулланского режи­ма, вводит нас в реальную жизнь и знакомит с нра­вами того времени. Фаворит Суллы Хризогон в ко­рыстных целях начал судебный процесс против бога­того землевладельца города Америи, в Умбрии, Росция. Благодаря поддержке диктатора Хризогон выиграл процесс и скупил за бесценок с аукциона конфискованные поместья Росция. На вырученные от продажи этих земель деньги Хризогон построил себе прекрасный дворец на Палатине, приобрел велико­лепную пригородную виллу и, кроме того, много уса­деб и поместий. Дом разбогатевшего вольноотпущен­ника был полон дорогих ваз, коринфского и делий­ского металла, чеканной серебряной посуды, роскошных покрывал, ковров и т. д. Из дома Хри­зогон выходил в сопровождении блестящей свиты, состоявшей из многочисленных клиентов, вольноот­пущенников и рабов

Под нивелирующим влиянием торгового капита­ла на рабовладельческой основе изменялся состав римского гражданства, изменялась также и аристо­кратия. Чем дальше, тем все больше в состав Рим­ского государства попадало италиков, провинциалов, вольноотпущенников и рабов. К старой знати прибав­лялась новая знать, выдвигаемая диктатором. Преж­ние социальные деления — родовые, сословные, эт­нические, возрастные и т. д. — вытеснялись новым делением по имуществу, характерным для последних столетий Республики и Империи.

Необходимые для оплаты войска, построек, по­дарков, празднеств и прочих расходов средства Сул­ла получал путем захватов, конфискаций, пошлин, аренд государственных имуществ и налогов. Боль­ше всего давали захваты и контрибуции. Во время пребывания в Азии Сулла обложил азиатские горо­да за сочувствие Митридату колоссальным налогом в 20 тыс. талантов. Жестокому разграблению под­верглась также и Греция, в частности Афины, отку­да Сулла вывез массу драгоценных вещей, в их чис­ле много книг — сочинения Аристотеля, Феофрас- та и др.1

В подчиненных Риму азиатских городах была про­изведена тщательная перепись населения, и провин­ция Азия в фискальных интересах разделена на 40 по­датных округов. Сбор налогов в этих округах произ­водился прямым путем через государственные ор­ганы, без посредства откупных товариществ. Этим был нанесен первый серьезный удар обществам пуб- ликанов, а через них и всему всадничеству, постепен­но начинавшему утрачивать былые привилегии и са­мостоятельность, превращаясь в один из органов го­сударственной машины.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!