Субъекты уголовного преследования

14 Июл 2014 | Автор: | Комментариев нет »

В силу пп. 47, 55 ст. 5 УПК РФ к субъектам осуществления уголовного преследования относятся прокурор, следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель.

Согласно ч. 1 ст. 21 УПК РФ, уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель.

В числе перечисленных субъектов первым указан прокурор. В отличие от следователя, органа дознания и дознавателя, прокурор осуществляет уголовное преследование в досудебных и в судебных стадиях уголовного процесса.

Долгое время прокурору принадлежала ведущая роль в осуществлении уголовного преследования. В приказе Генерального прокурора РФ от 5 июля 2003 г. № 39 «Об организации прокурорского надзора за законностью уголовного преследования в стадии досудебного производства» прокурор признан руководителем уголовного преследования на этой стадии[1]. Судя по содержанию названного приказа, уголовное преследование прокуратура осуществляла путем непосредственного изобличения при возбуждении и расследовании уголовных дел, имея для этого собственный следственный аппарат.

Федеральным законом от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ прокурор утратил право самостоятельного возбуждения и расследования уголовных дел в полном объёме, производстве отдельных следственных действий, а также даче согласия дознавателю, следователю (за исключением ч. 4 ст. 20 УПК РФ) на возбуждение уголовного дела[2]. Большинство полномочий прокурора  передано руководителю следственного органа. Следственный аппарат прокуратуры выведен из подчинения прокуратуры и преобразован сначала в Следственный комитет при Генеральной прокуратуре РФ, а в 2011 году на его базе образован самостоятельный Следственный комитет Российской Федерации[3].

Согласно ст. 1 Федерального закона от 17.01.1992 г. № 2202-1 (ред. от 07.02.2011 г.) «О прокуратуре Российской Федерации», уголовное преследование осуществляется прокурором в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством[4]. Эти полномочия перечислены в ст. 37 и других статьях УПК РФ.

Уголовное преследование в досудебном производстве выражается в следующих полномочиях прокурора:

1)  инициировании уголовного преследования в стадии возбуждения уголовного дела (п. 2 ч. 2 ст. 37, п. 4 ч. 1 ст. 140, ч. 4 ст. 146, ч. 6 ст. 148 УПК РФ);

2) вынесении мотивированного постановления о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства;

3) даче дознавателю письменных указаний о направлении расследования, производстве процессуальных действий;

4) участии в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей либо об отмене или изменении данной меры пресечения, а также при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения, и при рассмотрении жалоб в порядке, установленном ст. 125 УПК РФ;

5) продлении сроков производства дознания;

6) утверждении постановления дознавателя о прекращении производства по делу. При этом прокурором проверяется доказанность наличия оснований для прекращения производства по уголовному делу, отсутствие обстоятельств, исключающих возможность прекращения уголовного дела, правильность оформления постановления, соблюдения требования о разъяснении оснований прекращения уголовного дела лицу, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование;

7) утверждении обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу;

8) возврате уголовного дела дознавателю, следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объёма обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта и устранения выявленных недостатков.

При осуществлении предварительного следствия прокурор вправе обращаться к следователю с письменным требованием об устранении нарушений федерального законодательства, в том числе касающихся осуществления уголовного преследования. В связи с реформой предварительного расследования и перераспределением полномочий в 2007 году прокурор утратил возможность осуществлять активную деятельность по уголовному преследованию при производстве предварительного следствия.

Вместе с тем значительное сокращение прокурорских полномочий в ходе предварительного следствия стало одной из причин, вынудивших законодателя в 2010–2011 гг. пересмотреть свою позицию относительно перераспределения обвинительных полномочий и возвратить прокурору часть из них при решении вопросов о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела, приостановлении и прекращении уголовного преследования[5].  Президент РФ Д. А. Медведев отметил о необходимости сохранения и расширения полномочий прокурора в уголовном преследовании[6].

В ходе судебного производства по уголовному делу прокурор осуществляет уголовное преследование в форме поддержания государственного обвинения, обеспечивая его законность и обоснованность (чч. 3, 4 ст. 37 УПК РФ). Основания участия прокурора и его полномочия при рассмотрении уголовных дел судами определяются ст. 246 УПК РФ.

Как показывают статистические данные, в целом, прокуроры в судах успешно осуществляют уголовное преследование. Так, из рассмотренных судами в 2009 году 696 000 уголовных дел с вынесением приговоров прокуроры выразили свою позицию о законности и обоснованности обвинения, ориентируя суды на вынесение обвинительных приговоров, а в 62948 случаях, или в 9 % от общего числа постановленных приговоров внесли в кассационные суды представления на предмет их отмены или изменения. Большинство этих представлений удовлетворено (63,2 %)[7]. Около 1 % составляют дела, по которым обвиняемые были реабилитированы в ходе рассмотрения уголовного дела в суде[8]. В 2010 году число уголовных дел, возвращенных прокурору для устранения недостатков в порядке ст. 237 УПК РФ, сократилось по сравнению с 2009 годом (с 16,0 тыс. дел до 13,5 тыс. дел)[9].

Следователь – должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ. Под следователем как субъектом уголовного преследования имеются в виду следователи Следственного комитета Российской Федерации, следователи органов ФСБ, следователи органов внутренних дел Российской Федерации, следователи органов по контролю за незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Все они в пределах своей компетенции обладают равными полномочиями, прописанными в ст. 38 УПК РФ, независимо от ведомства, в котором предусмотрена должность следователя.

Федеральным законом от 2 декабря 2008 г. № 226-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» внесены изменения: появился п. 401 в ст. 5 УПК РФ, которым введен новый участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения – следователь-криминалист[10].

В п. 401 ст. 5 УПК РФ устанавливается: «Следователь-криминалист – должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также участвовать по поручению руководителя следственного органа в производстве отдельных следственных и иных процессуальных действий или производить отдельные следственные и иные процессуальные действия без принятия уголовного дела к своему производству».

Анализ указанной нормы позволяет констатировать, что данный субъект, безусловно, является должностным лицом, наделенным правом осуществления уголовного преследования. Следователь-криминалист компетентнее и опытнее следователя в вопросах производства по уголовным делам. Так, следователю-криминалисту законодателем предоставлены необычные процессуальные права, которых нет ни у следователя, ни у руководителя следственного органа. Имеется в виду наделение его правом производить следственные и иные процессуальные действия без принятия уголовного дела к своему производству, участвовать в производстве следственных действий.

Следователь-криминалист уполномочен производить и предварительное следствие. Приняв уголовное дело к своему производству, он наделяется полномочиями, предусмотренными ст. 38 УПК РФ. В связи с этим следователь-криминалист, как и следователь, вправе осуществлять любые следственные, процессуальные действия, принимать решения, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством, и обязан нести ответственность за ход и результаты расследования.

В настоящее время должность следователя-криминалиста и старшего следователя-криминалиста предусмотрена только в Следственном комитете РФ[11].  В следственных подразделениях ОВД РФ должность следователя-криминалиста не предусмотрена.

Следователь – представитель стороны обвинения и субъект осуществления уголовного преследования. Следователь осуществляет уголовное преследование по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения в соответствии со своей компетенцией и с соблюдением правил о подследственности уголовных дел, указанных в ст. 151 УПК РФ.

В случае, когда после изменения квалификации преступления произошло изменение подследственности, следователь по расследуемому уголовному делу производит неотложные следственные действия и направляет его руководителю следственного органа для решения вопроса о передаче по подследственности в порядке, определённом в ч. 5 ст. 152 УПК РФ. При этом сроки производства следователем неотложных следственных действий УПК РФ не определяет.

Уголовное преследование – главное направление работы следователя. В ходе уголовного преследования следователь с помощью собранных неопровержимых доказательств изобличает подозреваемого, обвиняемого путём доказывания их действий и вины в совершении преступления.

Именно следователь формулирует обвинение, отражая его путём описания в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и затем в обвинительном заключении.

Однако в своей деятельности следователь осуществляет не только уголовное преследование. Следователь обязан всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства уголовного дела (ч. 2 ст. 154 УПК РФ), обеспечить возможность осуществления прав подозреваемого, обвиняемого и других участников уголовного судопроизводства (ст. 11 УПК РФ), обеспечить возможность подозреваемому или обвиняемому защищаться всеми не запрещёнными УПК РФ способами (ст. 16 УПК РФ). А при наличии оснований и условий, следователь вправе прекратить уголовное преследование или производство по уголовному делу в целом.

Федеральным законом от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» ст. 5 УПК РФ дополнена пунктом 381 , которым введен участник уголовного судопроизводства со стороны обвинения – руководитель следственного органа[12].

Руководитель следственного органа осуществляет руководство уголовным преследованием при производстве предварительного следствия путём дачи в соответствии со ст. 39 УПК РФ следователю письменных указаний по производству предварительного следствия, согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения и исполнения иных полномочий. В частности, руководитель следственного органа вправе принять уголовное дело к своему производству и расследовать его в полном объеме, обладая при этом полномочиями следователя.

В случае сложности или большого объёма уголовного дела производство предварительного следствия может быть поручено следственной группе. Следственную группу возглавляет руководитель следственной группы, назначаемый из числа наиболее опытных следователей. В состав следственной группы входят следователи. К работе следственной группы могут быть привлечены должностные лица органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность. Возглавить следственную группу может и руководитель следственного органа.

Орган дознания и начальник органа дознания указаны в главе 6-й УПК РФ в качестве участников со стороны обвинения.

Согласно п. 24 ст. 5 УПК РФ органы дознания – государственные органы и должностные лица, уполномоченные в соответствии с настоящим Кодексом осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия. Органом дознания  может быть государственный орган (например, органы внутренних дел РФ) либо должностное лицо (например, командиры воинских частей).

В отличие от следователей, органы дознания осуществляют уголовное преследование при производстве дознания по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно по 91 составу преступления (ст. 150 УПК РФ). В целях изобличения лиц, причастных к совершённому преступлению, органы дознания выявляют преступления при осуществлении оперативно-разыскной деятельности, возбуждают уголовные дела и производят по ним в порядке, установленном ст. 157 УПК РФ, неотложные следственные действия.

Перечень органов дознания дан в статье 40 УПК РФ.

Федеральный закон от 7.02.2011 г. «О полиции» в ч. 2 ст. 3 возлагает на полицию обязанности по выявлению и раскрытию преступлений, производству дознания по уголовным делам. В соответствии с Федеральным законом от 7 февраля 2011 года № 4-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О полиции»[13], в п. 1 ч. 1 ст. 40 и в других статьях УПК РФ слово «милиция» заменено на слово «полиция». Таким образом, в настоящее время полиция является полноправным органом дознания.

Согласно п. 17 ст. 5 УПК РФ начальник органа дознания – должностное лицо органа дознания, в том числе заместитель начальника органа дознания, уполномоченное давать поручения о производстве дознания и неотложных следственных действий, осуществлять иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом.

В органах внутренних дел РФ начальниками органа дознания являются начальники территориальных ОВД РФ до Министра внутренних дел РФ, а также их заместители.

В УПК РФ отсутствует чёткий перечень полномочий, который орган дознания вправе реализовывать при производстве предварительного расследования. Нет также отдельной статьи, регламентирующей полномочия начальника органа дознания, что считается пробелом российского УПК.

По смыслу ч. 1 ст. 41 УПК РФ начальник органа дознания распоряжается полномочиями органа дознания. Начальник органа дознания распределяет полномочия органа дознания на подчинённых должностных лиц органа дознания по рассмотрению сообщений о преступлениях, возбуждению уголовного дела, производству неотложных следственных действий или производству дознания в полном объёме. Начальник органа дознания  наделён полномочиями органа дознания. Исходя из УПК РФ, начальник органа дознания может самостоятельно осуществлять производство по уголовному делу в полном объеме, но на практике это происходит очень редко.

Объем процессуальных прав и обязанностей начальника органа дознания по осуществлению уголовного преследования закреплён в различных статьях УПК РФ, в других федеральных законах и ведомственных нормативных правовых актах:

- право по ходатайству дознавателя продлевать до 10 суток срок проверки и принятия решения по поступившему заявлению или сообщению о любом совершенном или готовящемся преступлении (ст. 144 УПК РФ);

-  право истребовать у редакции, главного редактора соответствующего средства массовой информации (далее – СМИ) имеющиеся в распоряжении соответствующего СМИ документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию, за исключением случаев, когда это лицо поставило условие о сохранении в тайне источника информации (ч. 2 ст. 144 УПК РФ);

- право и обязанность рассмотрения вопроса о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос в отношении лица, заявившего или распространившего ложное сообщение о преступлении при вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (ст. 147 УПК РФ);

- право давать поручения о производстве дознания и неотложных следственных действий, предусмотренных УПК РФ (п. 17 ст. 5 УПК РФ);

- право утверждать обвинительный акт, составленный дознавателем (ст. 225УПК РФ);

- право разрешать вопрос о возбуждении уголовного дела в порядке публичного или частно-публичного обвинения, если в ходе судебного разбирательства в действиях лица, в отношении которого подано заявление, будут установлены признаки преступления, не предусмотренного ч. 2 ст. 20 УПК РФ, и мировой судья вынес постановление о прекращении уголовного преследования по делу и направлении материалов начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела в порядке публичного или частно-публичного обвинения (ст. 312 УПК РФ);

-  право и обязанность решать вопрос о производстве предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, в случае вынесения оправдательного приговора, постановления или определения о прекращении уголовного преследования по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, а также в иных случаях, когда лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено и когда суд направил ему уголовное дело для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (ст. 306 УПК РФ);

- право рассмотрения жалоб дознавателя на указания начальника подразделения дознания;

- принимать решение о восстановлении утраченного уголовного дела либо его материалов (ч. 1 ст. 158 УПК РФ);

- принимать решение о производстве дознания группой дознавателей (ч. 2 ст. 2232 УПК РФ);

- право и обязанность рассматривать обращения органа, осуществляющего меры безопасности в отношении потерпевших, свидетелей, иных участников уголовного судопроизводства, с ходатайством о применении мер безопасности при производстве процессуальных действий либо об их отмене; право и обязанность принимать решение об осуществлении государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного процесса (ст.ст. 3, 24 Федерального закона от 20.04.2004 г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства») [14].

Ведомственные нормативные правовые акты не должны восполнять и детализировать процессуальные полномочия органов дознания, поскольку порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается только УПК РФ.

В этой связи нельзя не обратить внимания на парадоксальные случаи, когда подлежащие законодательной регламентации процессуальные вопросы органов дознания решались ведомственными нормативными правовыми актами. Например, письмом Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, Следственного комитета МВД РФ от 09.09.1993 г. «О процессуальных полномочиях руководителей органов внутренних дел»[15]; приказом МВД РФ от 16.10.1992 г. «О мерах по укреплению подразделений дознания и совершенствованию раскрытия преступлений, по которым предварительное следствие не обязательно», и утверждённым этим приказом Примерным положением об организации работы специализированных подразделений дознания милиции общественной безопасности (местной милиции)[16]; Примерным перечнем основных функциональных обязанностей руководителей горрайоргана, утверждённым приказом МВД РФ от 14.09.1993 г. «О мерах по совершенствованию организации работы городских, районных органов внутренних дел и линейных органов внутренних дел на транспорте»[17].

Процессуальные полномочия органа дознания и начальника органа дознания на современном этапе нуждаются в более детальной регламентации в УПК РФ, что, безусловно, будет способствовать быстрому, полному и качественному уголовному преследованию.

Начальник подразделения дознания включён в главе 6 УПК РФ в число участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения Федеральным законом от 06.06.2007 г. № 90-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»[18]. Согласно       п. 171 ст. 5 УПК РФ начальник подразделения дознания – должностное лицо органа дознания, возглавляющее соответствующее специализированное подразделение, которое осуществляет предварительное расследование в форме дознания, а также его заместитель.

Начальник подразделения дознания осуществляет уголовное преследование при производстве дознания возглавляемым им подразделением дознания. С этой целью он осуществляет ежедневный контроль за процессуальной деятельностью подчинённых ему дознавателей и подразделения в целом. Согласно ст. 401 УПК РФ начальник подразделения дознания уполномочен давать дознавателю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения. Кроме этого, начальник подразделения дознания вправе лично участвовать в уголовном преследовании путём возбуждения уголовного дела и принятия его к своему производству, лично производить дознание в полном объёме, обладая при этом полномочиями дознавателя.

Дознаватель, согласно п. 7 ст. 5 УПК РФ, –должностное лицо органа дознания, правомочное либо уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом.

Дознаватель занимается уголовным преследованием при возложении на него соответствующих полномочий начальником органа дознания (ч. 1 ст. 41 УПК РФ) и в пределах своей подследственности (ч. 3 ст. 151 УПК РФ). Процессуальной обязанностью дознавателя является осуществление уголовного преследования при производстве дознания. Дознаватель осуществляет от имени государства публичное и частно-публичное обвинение (ч. 1 ст. 21 УПК РФ).

По поручению начальника подразделения дознания дознаватель проводит проверку сообщения о преступлении, принимает по нему решение в порядке, установленном ст. 145 УПК РФ, а также выполняет неотложные следственные действия.

Дознаватель может быть одновременно и субъектом осуществления оперативно-разыскной деятельности. В целях  недопустимости смешения оперативно-разыскной и уголовно-процессуальной деятельности одним и тем же лицом  ч. 2 ст. 41 УПК РФ  запрещает возлагать полномочия по ведению дознания на лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-разыскные мероприятия.

В силу положений ч. 2 ст. 41 УПК РФ должностное лицо органа дознания, которое проводит или проводило по сообщению о преступлении или по уголовному делу оперативно-разыскные мероприятия, не имеет право принимать решения в порядке, установленном ст. 145 УПК РФ, а также выполнять по данному уголовному делу неотложные следственные действия.

Должностные лица органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность,проводят уголовное преследование в статусе дознавателя, когда начальник органа дознания уполномочил данное лицо исполнять уголовно-процессуальные обязанности. Например, начальник ОВД РФ письменным распоряжением возложил обязанности по производству неотложных следственных действий в порядке ст. 157 УПК РФ на оперуполномоченного уголовного розыска С. М. Сергеева.

Должностные лица органов, осуществляющих ОРД, привлекаются следователем в соответствии с ч. 7 ст. 164 УПК РФ к участию в следственных действиях. Указанные должностные лица могут быть привлечены к работе следственной группы (ч. 2 ст. 163 УПК РФ) или группы дознавателей (ч. 2 ст. 2232 УПК РФ). Должностные лица органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, участвуют в  уголовном преследовании при выявлении преступлений и изобличении лиц в рамках совместных оперативно-разыскных и следственных мероприятий, а также в ходе документирования преступной деятельности подозреваемых лиц. Так, в ноябре 2011 года оперативными сотрудниками МВД РФ по Хабаровскому краю после двухлетнего наблюдения и документирования преступной деятельности задержан с поличным по подозрению в незаконной заготовке леса в составе организованной преступной группы лесничий Катэнского участкового лесничества. Участникам преступления предъявлено обвинение и по решению суда применена мера пресечения – заключение под стражу[19].

В настоящее время в Российской Федерации оперативным путем раскрывается 1/3 зарегистрированных преступлений[20].

Потерпевший, его законный представитель и (или) представитель в соответствии со ст. 22 УПК РФ вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а по уголовным делам частного обвиняемого выдвигать и поддерживать обвинение в порядке, установленном настоящим Кодексом. Потерпевший в соответствии со ст. 42 УПК РФ – физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред, либо юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Потерпевший  имеет в уголовном процессе свои собственные интересы, для защиты которых он, согласно п. 47 ст. 5 УПК РФ, в качестве участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения наделен правами стороны.

Осуществляя уголовное преследование, потерпевший может иметь двойной процессуальный статус: потерпевшего и гражданского истца. Двойной процессуальный статус потерпевшего может проявляться и в наличии у него прав как потерпевшего (ст. 42 УПК РФ), так и частного обвинителя по уголовным делам частного обвинения (ст. 43, чч. 4–6 ст. 246 УПК РФ). Лицо может выступать потерпевшим и одновременно законным представителем другого потерпевшего и т. п.

Потерпевший может возложить свои полномочия по участию в уголовном преследовании на своего законного представителя или представителя. Согласно п. 12 ст. 5 УПК законными представителями являются родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего потерпевшего, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний потерпевший. В соответствии со ст. 45 УПК представителями потерпевшего могут быть адвокаты, а по постановлению мирового судьи также и один из близких родственников потерпевшего либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший. Они имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица. Личное участие в уголовном деле потерпевшего не лишает его права иметь по этому делу представителя.

Участие потерпевшего в уголовном преследовании выражается:

- в собирании и представлении доказательств;

- в заявлении ходатайств и (или) отводов;

- в участии в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций;

- в поддержании обвинения (а по делам частного обвинения – и в выдвижении такового);

- в принесении жалоб на действия (бездействие, решения) следователя (дознавателя и др.), судьи (суда);

- в осуществлении иных полномочий, предусмотренных УПК РФ.

Волеизъявление потерпевшего в ряде случаев имеет кардинальное значение для уголовного преследования. Так, ст. 25 УПК РФ устанавливает возможность прекращения уголовного дела и уголовного преследования следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в отношении обвиняемого или подозреваемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причинённый ему вред.

По делам частного обвинения потерпевший выполняет ведущую роль, может выступать как основной (частный) обвинитель, имея полномочия государственного обвинителя в пределах чч. 4–6 ст. 246 УПК РФ.

Участие потерпевшего в уголовном преследовании способствует установлению истины по делу и постановлению законного, обоснованного и справедливого судебного решения. Потерпевший по закону хотя и может участвовать в уголовном преследовании, но это, в отличие от государственных органов и должностных лиц, не является его обязанностью. Здесь действует свобода выбора потерпевшего (диспозитивное начало). По делам публичного и частно-публичного обвинения участие потерпевшего в уголовном преследовании носит вспомогательный характер.

По уголовному делу о преступлении, последствием которого явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные ст. 42 УПК РФ переходят к одному из его близких родственников, круг которых пределен в п. 4 ст. 5 УПК РФ. По смыслу закона, в случае наступления в результате преступления смерти потерпевшего, допускается возможность наделения правами потерпевшего одновременно нескольких близких родственников потерпевшего[21].

Несмотря на наличие достаточно неплохих правовых средств, активность потерпевшего в осуществлении уголовного преследования очень низка ввиду недостаточной сбалансированности прав и обеспеченности защиты от опасности незаконного воздействия, что препятствует реализации потерпевшими своего права на доступ к правосудию, гарантированный ст. 52 Конституции РФ.

Незаконное воздействие на потерпевших (запугивание, угрозы) со стороны других лиц, в том числе совершивших преступление, - один из факторов, блокирующих их участие в уголовном преследовании.

В России ежегодно около 10 миллионов человек выступают в качестве потерпевших и свидетелей в ходе расследования и рассмотрения уголовных дел. Из них каждый пятый получает угрозы с целью изменения либо отказа от даваемых показаний[22]. Около 60 % лиц, пострадавших от разного рода преступлений, предпочитают не обращаться в правоохранительные органы, будучи уверены в том, что защиты от них не получат. 1/4 часть потерпевших по тем или иным причинам отказалась от своих показаний в ходе судебного разбирательства, примерно столько же не явились в суд вообще. Не менее 95 % судей, сотрудников правоохранительных органов и адвокатов сталкивались с изменением показаний потерпевшими. Почти 90 % опрошенных потерпевших готовы изменить показания в случае появления угрозы жизни или здоровью, а равно жизни или здоровью их близких. Около 50 % лиц, признанных потерпевшими, воздержались от предъявления гражданского иска о возмещении причиненного вреда. Только 0,2 % опрошенных практических работников сочли достаточно эффективными меры безопасности, предусмотренные УПК РФ для участников судопроизводства[23].

В России создаются механизмы ограждения потерпевших от угроз и давления. Однако неверие потерпевших в способность государства обеспечить их личную безопасность – признак несовершенства законодательства и практической деятельности правоохранительных органов в данной области.

По наблюдениям О. А. Зайцева, следственная практика и выборочные статистические данные свидетельствуют, что зачастую по фактам преступного воздействия на потерпевших и других участников уголовного судопроизводства уголовные дела не возбуждаются. Если и принимается решение о возбуждении уголовного дела и принятии соответствующих мер по обеспечению безопасности, то спустя длительное время после поступления от потерпевшего заявления о совершенном на него преступном посягательстве. Очень редко возбужденные дела доходят до суда[24].

Органы уголовного преследования, независимо от применения мер государственной защиты, при наличии к тому оснований должны возбуждать уголовные дела в связи с обнаружившейся угрозой совершения запрещенного уголовным законом деяния в отношении потерпевшего и его близких.

Пострадавший – это лицо, которому общественно опасным деянием фактически причинён физический, имущественный либо моральный вред, но ещё юридически не признанное в установленном ст. 42 УПК РФ порядке в качестве потерпевшего.

УПК РФ не предусмотрел данного субъекта, тем не менее он реально существует из-за проблемы своевременного признания данного лица потерпевшим. Наличие данного субъекта признаётся судебной практикой[25] и предусмотрено международными актами[26].

Частный обвинитель – потерпевший или его законный представитель и представитель по уголовным делам частного обвинения (п. 59 ст. 5 УПК РФ). Частный обвинитель осуществляет уголовное преследование по уголовным делам о преступлениях, перечисленных в ч. 1 ст. 20 УПК РФ, то есть по уголовным делам частного обвинения.

Согласно ст. 43 УПК РФ частным обвинителем является лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения, в порядке, установленном ст. 318 УПК РФ, и поддерживающее обвинение в суде. Лицо становится частным обвинителем с момента принятия мировым судьёй заявления к своему производству (ч. 1 ст. 43, ч. 7 ст. 318 УПК РФ), и с этого момента лицо наделяется правами, закрепленными в чч. 4–6 ст. 246 УПК РФ. Как и на государственном обвинителе, на частном обвинителе лежит бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого (ч. 2 ст. 14 УПК).

Гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением (ч. 1 ст. 44 УПК РФ). Гражданский истец вправе иметь представителя.

В качестве субъекта уголовного преследования гражданский истец и его представитель вступают в уголовное дело с момента признания их таковыми в порядке, предусмотренном ст. 44 УПК РФ, т. е. при условии предъявления физическим или юридическим лицом требования о возмещении имущественного вреда и вынесения следователем, дознавателем постановления о признании их гражданским истцом. Такое решение принимается только в том случае, если в уголовном деле имеются доказательства, свидетельствующие о причинении непосредственно преступлением материального или морального вреда. Для участия в уголовном преследовании гражданский истец наделяется правами, предусмотренными ч. 4 ст. 44 УПК РФ.

Суть уголовного преследования в деятельности гражданского истца заключается в предъявлении и поддержании гражданского иска, требовании об обеспечении заявленного иска.

[1] Приказ Генерального прокурора РФ от 05.07.2002 г. № 39 «Об организации прокурорского надзора за законностью уголовного преследования в стадии досудебного производства» // Законность.  – 2007. – № 11. – С. 47 (утратил силу 6 сентября 2007 г.).

[2] Федеральный закон от 05.06.2007 г. № 87-ФЗ (ред. от 28.12.2010 г.) «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» // Собр. законодательства Российской Федерации. – 2007. – № 24. – Ст. 2830.

[3] Федеральный закон от 28.12.2010 г. № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» // Собр. законодательства Российской Федерации. – 2011. – № 1. – Ст. 15.

[4] Собр. законодательства Российской Федерации. – 1995. – № 47. – Ст. 4472.

[5] См.: Федеральный закон от 28.12.2010 г. № 404-ФЗ (ред. от 07.12.2011 г.) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием деятельности органов предварительного следствия» // Собр. законодательства Российской Федерации. – 2011. – № 1. – Ст. 16.

[6] Полномочия прокуратуры не являются застывшими // www.vesti.ru/doc.html?id=683936&cid=5.

[7] Суровцева Н. А. Организация работы по поддержанию прокурорами государственного обвинения в суде // Российский судья.  – 2009. – № 12. – С. 37.

[8] Петросян О. Ш. Личность преступника, совершающего преступления в сфере обеспечения финансовой безопасности // Российский следователь. – 2010. – № 17. – С. 29–33.

[9] Обзор судебной статистики о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2010 году. – М., 2010. – С. 10.

[10] Собр. законодательства Российской Федерации. – 2008. – № 49. – Ст. 5724.

[11] Федеральный закон от 28.12.2010 г. № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» // Собр. законодательства Российской Федерации.  – 2011. – № 1. – Ст. 15.

[12] Собр. законодательства Российской Федерации. – 2007. – № 24. – Ст. 2830.

[13] Собр. законодательства Российской Федерации. – 2011. – № 7. – Ст. 901.

[14] Собр. законодательства Российской Федерации. – 2004. – № 34. – Ст. 3534.

[15] Вопросы расследования преступлений. Справочное пособие. – М., 1996. – С. 26.

[16] Там же. – С. 27–34.

[17] Там же. – С. 177.

[18] Собр. законодательства Российской Федерации. – 2007. – № 24. – Ст. 2833.

[19] Домина А. Мера пресечения. В Хабаровском крае лесничего подозревают в руководстве ОПГ // Российские лесные вести. – 2011. – 4 ноября.

[20] Ямшанов Б. Под надзором. Генеральный прокурор РФ Ю. Чайка ответил на вопросы корреспондента Российской газеты // Российская газета. – 2008. – 22 февраля.

[21] См.: Определение Конституционного Суда РФ от 18.01.2005 г. № 131-О «По запросу Волгоградского гарнизонного военного суда о проверке конституционности ч. 8 ст. 42 УПК РФ» // Собр. законодательства Российской Федерации. – 2005. – № 24. – Ст. 2424.

[22] Постановление Правительства РФ от 02.10.2009 г. № 792 «Об утверждении Государственной программы «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2009 - 2013 годы» // Собр. законодательства Российской Федерации. – 2009. – № 41. – Ст. 4778.

[23] Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ от 27.05.2008 г. «Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений» // Российская газета. – 2008. – 4 июня.

[24] Зайцев О. А. Государственная защита участников уголовного процесса.  – М., 2002. – С. 298.

[25] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2010. –  № 9. – С. 4.

[26] См.: Европейская конвенция по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений (ETS № 116) (Заключена в г. Страсбурге 24.11.1983 г.) // Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. – М. : СПАРК, 1998. – С. 81–85.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!