Сципион и Катон

23 Авг 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Кроме всадничества против сенатской олигархии выступали и другие социальные силы. Одной из та­ких сил были военные командиры, облеченные ши­рокими полномочиями, — консулы и провинциаль­ные преторы. Основной принцип римской консти­туции — одногодичность — во время войны был на­рушен. Командиры войск оставались на своих постах по нескольку лет сряду, на свой счет вербовали вой­ска, на свой риск вели кампании, заключали и рас­торгали договоры, действуя вне контроля сената и народного собрания. Благодаря этому некоторые из них оказывались в исключительном, не предусмот­ренном конституцией положении. Таким командиром во время второй Пунической войны, например, был Публий Корнелий Сципион.

Совсем молодым человеком, 27 лет, Сципион в 211 г., при прямом нарушении конституционных традиций, был избран народным собранием прокон­сулом в Испанию. В Испании Сципион в течение че­тырех лет (210—206), в силу продолжения власти (prolongatio), оставался на командном посту. В 205 г. он вернулся в Рим, был избран консулом и по­лучил Сицилию. С 204 по 202 г. Сципион вел афри­канскую кампанию и от имени римского народа вступил в мирные переговоры с карфагенянами и вел себя совершенно независимо в отношении рим­ского сената.

«Во всем поведении Сципиона, — замечает Тит Ливий, — было нечто царственное» (regius mos) Полибий, горячий почитатель Сципиона, называ­ет его самодержцем (autocrator). Первопредседатель­ствующий сената (princeps senatus), Сципион считал­ся также и первым гражданином Римской республи­ки (princeps rei publicae)2. Друзья Сципиона, его аф­риканские союзники и вассалы, даже советовали ему открыто объявить себя царем, на что победитель Ганнибала все-таки не решился. Полибий, сторонник умеренной республики, не находит слов для выраже­ния своего удивления и восторга перед «благородст­вом души» победителя Ганнибала, добровольно от­клонившего от себя царскую корону: «Еще больше следует поражаться величию духа этого человека в последний период его жизни. Кро­ме замирения Иберии он сокрушил могущество кар­фагенян, покорив власти родного города наибольшую и самую лучшую часть Ливии, от жертвенника Фи- лена до Геракловых столпов, покорил Азию и царей Сирии, подчинил римлянам благодатнейшую и об­ширнейшую часть мира, при этом имел случай при­своить себе царскую власть, в какой бы стране ни за­думал и ни пожелал».

«Не только человек, но даже само божество, если можно так выразиться, возомнило бы о себе сверх меры в таком счастье. Но Публий благородством души настолько превосходил всех людей, что откло­нил от себя высшее благо, какое только люди могут просить у богов, именно царскую власть, хотя судь­ба много раз давала ему благо».

Хотя Сципион не стал «постоянным диктато­ром», все же характерна самая тенденция перерас­тания сенатской олигархии в военную диктатуру. То, на что не рискнул Сципион Африканский, осущест­вили его преемники — Сулла и Юлий Цезарь. Сци­пиона поддерживали войско, провинциалы и город­ской плебс, т. е. социальные силы, составлявшие опо­ру Римской империи.

Второй яркой фигурой римского политического мира изучаемого периода, в которой сплелись самые странные противоречия, был Марк Порций Катон (М. Porcius Cato), современник Сципиона (234— 149 гт.)Катон выступал на словах защитником «зо­лотого века» Римской республики. Он говорил о ста­ром республиканском Риме, еще не разложенном торговым капиталом и рабовладением, не знавшем роскоши, дорогих костюмов, богатых повозок, верив­шем в старых богов,—словом, жившем в условиях полунатурального быта.

В 195 г. Катон в звании консула выступил в защи­ту закона Оппия (lex Oppia), ограничивавшего рос­кошь во всех наиболее кричащих ее проявлениях —

способах передвижения, костюме, столе, украшени­ях, погребениях и т. п. Точно так же Катон выступал и против усиливавшегося влияния женщин.

«Все народы, — говорил Катон, — господствуют над женщинами, мы же, господствуя над всеми на­родами, являемся рабами женщин»

Строгий к себе и другим, принципиальный защит­ник республиканского строя, Катон не допускал ни­каких нарушений республиканской конституции. На этой почве происходили резкие столкновения меж­ду ним и Сципионом, первопредседателем сената и первым гражданином Республики2. В конце концов Катону и его сторонникам удалось возбудить против Сципиона судебный процесс по обвинению его и его брата в свободном распоряжении общественными средствами и в самовластии.

Несмотря на всю популярность Сципиона, поддерживаемого массой родственников, друзей и клиентов, Катону и Гракху все-таки удалось обвинить как самого Публия Сципиона, так и его брата Луция. Раздраженный нападками врагов, Сципион предпочел аресту добровольное изгнание в одно из своих поме­стий, где он вскоре и умер (183 г.).

Катон выступал как против военной диктатуры, так и против сенатской олигархии в лице Марка Фульвия Нобилиора, Гнея Манлия Вульсона, Тибе­рия Семприния Лонга, Марка Семпрония Тудитана и др \ Однако, выступая защитником старого Рима, социальной опорой которого были средние и мелкие собственники, Катон в понятие «добрый земледелец»

(bonus agricola) вкладывал совершенно иное содер­жание. Из его высказываний по этому вопросу мож­но заключить, что под «добрым земледельцем» он понимал не крестьянина старого времени, но креп­кого землевладельца-плантатора, широко применяю­щего рабский труд и связанного с рынком.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!