Стресс и фрустрация

17 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Старые романы повествуют о временах, когда по любому поводу принято было падать в обморок. По их страницам бро­дят понурые ипохондрики, люди в сильно угнетенном состоя­нии, пытающиеся понять самих себя «изнутри». Наши сверх­скоростные времена отменили обмороки, истребили ипохондрию. Всюду господствует стресс: в художественной и научной литературе, в сентиментальных романах и детективах, в театре и кино. О нем говорят на конференциях менеджеров и на ла­вочке пенсионеров. Что это?

В XX в. изменился темп человеческой жизни, он перенасы­тил нас информацией, используя радио, телевидение, факсы, поменял скорости с лошадиных на реактивные. Наш современ­ник-горожанин за день видит больше людей, чем его прадедуш­ка за всю жизнь. Единственное, что почти не изменилось, — это сама природа человека, и потому ему трудно осваивать все то, что он сам же создал. Человек перегружен.

Английское слово «стресс» означает давление, нажим, на­пряжение. Стресс — это болезнь, которую испытывают все, сле­довательно, это уже не болезнь, а характерная черта самочув­ствия людей XX в.

Первооткрывателем стресса называют Ганса Селье, биолога с мировым именем, который является создателем и первым ди­ректором Международного института стресса.

Всякое переутомление — это стресс, причем для организма неважно, чем оно вызвано — удачей или неудачей. Организм реагирует стереотипно, одинаковыми биохимическими измене­ниями, «назначение которых, — пишет Селье, — справиться с возросшими требованиями к человеческой машине». Будет наивнос­тью полагать, что в прошлом было бесстрессовое время. Естест­венно, были и удары, и подарки судьбы. Но именно XX в. сде­лал напряжение системой и повседневностью. Человеческая ма­шина не выдерживает его и Начинает давать сбои, а то и вовсе ломается.

Селье пишет: «С точки зрения стрессовой реакции не имеет значения, приятна или неприятна ситуация, с которой мы столк­нулись. Имеет значение лишь интенсивность потребности в пере­стройке или адаптации. Мать, которой сообщили о гибели в бою ее единственного сына, испытывает страшное душевное потрясе­ние. Если много лет спустя окажется, что сообщение было лож­ным, и сын неожиданно войдет в комнату целым и невредимым, она почувствует сильнейшую радость. Специфические результаты двух событий — горе и радость — совершенно различны, даже про­тивоположны, но их стрессовое действие может быть одинако­вым» (из книги «Когда стресс не приносит горя»).

Приведенный пример показывает, что и главный теоретик этого явления не считает стресс чистым приобретением XX в., как, к примеру, СПИД. Такое могло случиться и в XV, и в IX вв. Рас­сказывают, что отец французского драматурга Пьера Бомарше умер, гомерически смеясь над проделками Фигаро, когда сын — автор пьесы «Женитьба Фигаро» — читал ему свое произведе­ние. Врачи отмечают учащение сердечных приступов у ярых бо­лельщиков в дни матчей. Но, наверное, так же чувствовали себя зрители древних ристалищ. К сожалению, во все времена при­меров заболеваний и смертей от горестных известий было гораз­до больше.

Стресс проявляется в области психики и физиологии как ответная реакция на повышенное раздражение. Иммунная сис­тема человека сопротивляется возможности инфицирования орга­низма, защищает его от других заболеваний, но давно замечено, что у обидчивых людей (а они легче подвержены стрессам) им­мунная реакция понижена. На эту особенность следует обратить внимание пожилых людей, ведь в этом возрасте люди страдают повышенной обидчивостью.

Американские ученые создали специальную шкалу, с помо­щью которой можно оценить в баллах уровень стресса при том или ином событии. Опросы нескольких тысяч женщин, прове­денные в 60-е гг. по этой шкале, дали весьма интересные пока­затели. Смерть супруга оценивалась как наиболее стрессовая си­туация — в 100 баллов. Собственная болезнь или травма — 53, конфликт с супругом, как и уход на пенсию, — 45 баллов. Под­готовка к праздникам — 12.

Понятно, что эти цифры довольно условны, но показательно их сравнение с современными данными. В 90-х гг. оценки при­обрели несколько иной вид. Смерть супруга так и осталась на высшей отметке — 100 баллов, но собственная болезнь или трав­ма оценивается в 68 (+15), столько же получил и уход на пенсию (+23), конфликт с супругом оценивается уже ниже, чем уход на пенсию, но выше, чем тридцать лет назад, — 57 (+12). Подго­товка к празднику прибавила больше других (+44) и выросла до 56 баллов. Болезненнее стал переноситься уход сына или доче­ри из дома: вместо 29 — 41 балл. Очевидно, что домашние, се­мейные ценности приобрели большую актуальность, и возмож­ные неудачи вызывают тревогу.

Стресс не обязательно ведет к нарушениям нервной системы и вызывает соматические отклонения: занятия спортом, объяс­нение в любви тоже ведут к стрессу, но без негативных послед­ствий. Стресса избежать невозможно. Фраза Селье о том, что «полная свобода от стресса означает смерть», стала общим мес­том и постоянно цитируется в научных работах. Вся человечес­кая жизнь соткана из радостных или вредоносных стрессов (ди-стрессов).

Так что же такое стресс? Стресс — это требование, предъяв­ляемое различными жизненными обстоятельствами к адаптивным возможностям нашей психики и тела. Таким образом, стрессы могут быть нужными и приятными и, напротив, бесполезными и Вредными.

В заголовке этого раздела есть еще одно слово — «фрустра-ция». На языке психологов оно означает чувство крушения, ко­торое так часто посещает пожилых людей. В этом возрасте под­водят итоги жизненного пути и подчас, «подытожив то, что про­жил», приходят к неутешительным выводам. В утренних, юношеских планах закат виделся более красочным, а главное, он казался таким далеким. А 60 лет — это всего лишь 22 тыс. дней, 70 — на три с половиной тыс. больше, и чем больше их прожи­то, тем быстрее они накапливаются. Между девятью и десятью годами детства проходит целая вечность, тогда как от 59 до 60 — только миг. Однако и в пожилом возрасте каждый год имеет свою ценность для физического и психического состояния. По-разному проявляются депрессивные состояния до и после 70 лет:

депрессия ощущается гораздо острее и жестче до 70, чем после. Близкие способны ослабить депрессивное состояние установле­нием эмоционально комфортных отношений и созданием «фон­да положительных эмоций» для пожилого человека. Помочь им в этом может социальный работник. Но прежде других сам пен­сионер должен настроить себя на мажорный лад.

Селье утверждает, что «стресс рухнувшей надежды» со значи­тельно большей вероятностью, чем любые физические перегруз­ки, ведет к таким заболеваниям, как язва желудка, мигрень, высокое кровяное давление. Многие онкологи предполагают, что злокачественным опухолям непременно предшествуют боль­шие нервные потрясения. Таким нервным потрясением может явиться убеждение о никчемности прожитой и бессмысленности дальнейшей жизни.

Вот один из таких монологов. «В юности я подавал большие надежды: писал стихи, сочинял пьесы; у меня был красивый голос, друзьям нравилось мое пение. Будущее виделось артистически-поэтическим, в нем обязательно должна была быть сцена. Но меня запугали, или я сам испугался неопределенности такой карьеры, пошел вслед за другом в инжене­ры. Нет, не подумайте, что я прозябал в чертежниках с высшим образованием или работал без интереса. Я попал в «почтовый ящик». Не смейтесь, так называли военные заводы. Регулярно, не реже других получал повышение по службе и вместе с этим — зарплаты. И личная жизнь сложилась более-менее удачно: жена, сын с невест­кой и внуком — все как у людей, «все путем»—

Сейчас не работаю, стал пенсионером по сокращению штатов. Для меня конверсия не состоялась, а во что вложен труд всей жизни, никому не нужно, пошло в металлолом, под автоген. Сын из радиоинженера стал продавцом, если это можно так назвать, а по-старому — спекулянтом, которых я всегда презирал, но «име­ет» (язык не поворачивается сказать «зарабатывает») за неделю мою годовую пенсию. Все, что я заработал и накопил, преврати­лось в дым, все, что купил, — в хлам».

Для ребенка фрустрация — это «хотел, мечтал, но не дали, не разрешили, не пустили». Для старика — «мог, но не сделал»;

«сделал, но не получилось» или «получилось, но совсем не то». Происходит переоценка ценностей. Былые достижения и успе­хи заносятся в разряд неудач и ошибок, старые друзья признают­ся старыми обманщиками. Надежды мальчишки рухнули вре­менно, у старика — навсегда, и тогда старость превращается в тризну жизненных надежд. В этом отличие детской и стариков­ской фрустрации.

Из разговоров можно понять, что многие люди представляют стресс как некое одномоментное сильное воздействие, мгновен­ный испуг, как удар тока. Стресс — явление повседневное, а старость есть накопленный долгими годами результат стрессов. Стресс, связанный с фрустрацией, оставляет в организме пожи­лого человека необратимые химические рубцы, приводящие к старению тканей. Возникает порочный трагический круг: изно­шенный организм с трудом борется со стрессами, но и сам «из­нос» — свидетельство «стрессовых побед».

Оценка тех или иных событий (любых, кроме смерти и тяже­лой болезни) довольно относительна, многое из того, что в на­стоящем относится к неудачам, может в будущем обернуться своей противоположностью, и наоборот. И пессимист, и оптимист — коллекционеры, но первый собирает свои невзгоды, оплошнос­ти и промахи, второй — достижения, победы, выигрыши, пусть даже и незначительные. И тот, и другой испытывают стрессы, но у оптимиста редко случается дистресс, который оставляет глу­бокие рубцы.

Уговоры типа «не волнуйся...», «не расстраивайся...» малоэф­фективны и равносильны призывам: «Адреналин, не выделяйся!», «Давление, не повышайся!». Для невротической личности, а сре­ди пенсионеров их процент достаточно велик, сами эти замеча­ния уже воспринимаются как сигнал к стрессу. У нашего пен­сионера стресс может возникнуть от звучания слов «пенсия», «квар­тирная плата», «ограбление» и множества других. Участники вой­ны, если они действительно участвовали в боевых операциях, не любят возвращаться к воспоминаниям об этом времени, смот­реть фильмы о войне. Они инстинктивно боятся стресса, даже те, кто о нем никогда не слышал. Приведем цитаты из страст­ной и правдивой книги Светланы Алексиевич «У войны — не­женское лицо».

«Когда я расскажу вам все, что было, я опять не смогу жить, как все. Я больная стану. Я пришла с войны живая, только ране­ная, но я долго болела, я болела, пока не сказала себе, что все это надо забыть, или я никогда не выздоровлю» (Любовь Захаровна Новик, старшина, санинструктор).

«Нет-нет, не хочу вспоминать... Нервы никуда. До сих пор не могу военные фильмы смотреть...» (Мария Ивановна Морозова, ефрейтор, снайпер).

В стрессах, как и вообще в жизни, есть своя несправедли­вость: стрессы от спортивных успехов, получения наград, радост­ных сообщений обычно кратковременны; дистрессы имеют буль-шую продолжительность. Долговременные стрессы не дают орга­низму времени для отдыха, они изматывают его, становясь при­чиной аритмии, тахикардии, других сердечных нарушений. Учащенное дыхание (еще один результат стресса) ведет к постоян­ным головокружениям, на которые так часто жалуются пожилые люди. Сбой ритма пищеварительной системы и сужение крове­носных сосудов при стрессе могут вызвать длительное расстрой­ство желудка и запоры — еще одна старческая беда. Длительный стресс усугубляет и стимулирует прогрессивное развитие уже имеющихся хронических заболеваний. Так, ишемическая болезнь сердца может обернуться инфарктом миокарда.

Замечено, что вдовы и вдовцы в течение первых двух месяцев после потери супруга часто заболевают той же болезнью, от ко­торой скончался супруг. Женщины, ухаживающие до конца за немощными престарелыми родителями, видимо, от перенесен­ных стрессов теряют иммунитет и легко поддаются простудным и инфекционным заболеваниям.

Мозг человека выбирает ответную реакцию на стресс, пере­давая ее на мышцы рук, ног, другие скелетные мышцы. При кратковременном стрессе появляется потребность бежать, быст­ро ходить по комнате, барабанить пальцами по столу и т. п. — или, напротив, человек столбенеет. В библейской легенде о жене праведника Лота рассказывается, что несчастная женщина, по­кидая родной город Содом, не вняла предостережениям ангелов, оглянулась. Стремительный смерч настиг ее, и она превратилась в соляной столб. Возможно, она увидела катастрофу, обрушив­шуюся на ее семейный очаг, нечестивых соседей, на которых катились потоки огненной серы, соли, падали раскаленные кам­ни. Женщина остолбенела от ужаса. Как видим, стресс сущест­вовал еще в библейские времена.

Трио стресс — симптом — болезнь находится в тесном взаимо­действии и обладает способностью к взаимопревращению. В то же время не всякий стресс является предшественником болез­ни, как не за всякой порцией мороженого следует ангина. Все зависит от общего состояния здоровья, от готовности организма бороться и побеждать. Сам стресс имеет как физические, так и эмоциональные признаки, которые тоже могут превратиться в

болезнь.

Бессонница, боли в груди, животе, спине, шее, хроническая

усталость относятся к физическим признакам, а раздражитель­ность, частые слезы и беспричинная паника — к эмоциональ­ным. Стресс меняет поведение человека, вызывает злоупотреб­ление алкоголем, курением, лекарствами.

Чтобы выявить причины и последствия стресса для конкрет­ного человека, надо на какое-то время нанять самого себя в «част­ные детективы» и внимательно следить (и записывать), какие события и даже мысли вызывают стресс, фиксировать все его признаки. Все это сугубо индивидуально, потому что у другого человека могут быть совершенно другие реакции. Составив «до­сье», можно приступать к борьбе, руководствуясь тем, что лю­бую болезнь легче предупредить, чем победить. Потому-то и сказано в Писании: «прежде недуга врачуйся» (Сир. 18, 19).

Проанализировав недельные, а лучше более длительные за­писи, можно с достаточной долей вероятности определить, чем вызывается стресс. Его причинами окажутся: раннее или, на­против, позднее пробуждение, спешка или длительное ожида­ние (очередь), общение с неприятным собеседником, телевизи­онная передача и даже отгадывание кроссворда. Одним из самых активных провокаторов стресса является ссора. Это обстоятель­ство должны учитывать и сами пожилые люди, и их окружение.

От всех стимуляторов вредных стрессов можно так или иначе избавиться, изменив распорядок дня, вычеркнув неприятного че­ловека из круга общения, отключив телевизор и т. д.

Несбывшиеся надежды вызывают самый серьезный, самый длительный и самый разрушительный стресс. Помните — «как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок»!

Каждый человек подходит к итоговой черте ео своим грузом ошибок и разочарований, но как минимум два аргумента в пользу жизни являются общими для многих.

Первый аргумент. Жизнь кончается значительно раньше физи­ческой смерти человека, если он перестает радоваться дню сегод­няшнему и верить в завтрашний.

В пятидесятилетнем возрасте великий писатель, состоятель­ный помещик, отец многодетного семейства Лев Толстой мучи­тельно искал ответ на вопрос о своем назначении на земле. Эти поиски длились не день-два, а несколько лет, и с той или иной интенсивностью продолжались до конца жизни. Он писал в «Ис­поведи»: «Вопросы не ждут, надо сейчас ответить; если не отве­тишь, нельзя жить. А ответа нет». Биограф Толстого В. Жда­нов так описывает душевное состояние Льва Николаевича: «На­ступили страшные годы. То, что и раньше временами посещало Толстого, приводило его в безнадежное уныние, но потом быстро рассеивалось, превратилось теперь в непрерывный мучительный крик». Сам Толстой пишет в это же время одному из друзей:

«Сплю духовно и не могу проснуться. Нездоровится, уныние. От­чаяние в своих силах. Что мне суждено судьбой, не знаю, но дожи­вать жизнь без уважения к ней — мучительно. Думать даже —и к тому нет энергии. Или совсем худо, или сон перед хорошим перио­дом работы». Он угадал, это был сон перед хорошей работой.

Если отвлечься от авторитета великой личности, можно за­ключить, что это типичный фрустрационный стресс, не только вызвавший глубокую депрессию, но и расстроивший завидно крепкое здоровье. Преодоление этого состояния дало возмож­ность прожить писателю еще три десятка лет, познать новые ра­дости жизни, любить и быть любимым, трудиться и страдать. Все это было во многом благодаря обретению новой цели, того, что было названо «толстовством». Создание своего собственного учения суждено только гениям, но каждый человек волен ис­кать и находить новые цели жизни в любом возрасте.

Возможно возражение: Толстому было 50 лет, когда он пи­сал «Исповедь» и мучился смыслом жизни. Но что делать, если вопрос о смысле жизни мучит семидесятилетнего? В 70 лет Лев Толстой изучил древнееврейский язык, чтобы читать Ветхий за­вет в подлиннике. Опять же, не обязательно изучать древние или современные языки, можно заняться вышиванием, выреза­нием, выжиганием, садоводством, цветоводством, фотографи­ей, шитьем, кулинарией и сотней других дел.

Не все могут найти применение своим силам и способнос­тям, свое место на новом этапе жизни. Возникает настроение подавленности. Следующий этап — депрессия. Последствия могут иметь различную степень выражения — от отсутствия ин­тереса к собственной внешности до мысли о самоубийстве. От нежелания бриться до желания чиркнуть себя бритвой по венам существует огромная дистанция, и все же небритые щеки и не­чищеные ботинки — это верный признак утраты интереса к жиз­ни. Пожилые мужчины втрое чаще склонны к самоубийству в сравнении с молодыми мужчинами, и во столько же раз по срав­нению со своими сверстницами. Александр Солженицын в од­ном из интервью отмечал рост самоубийств в России, при этом значительное число семейных самоубийств происходит среди по­жилых людей.

Для состояния депрессии характерны уныние, пессимизм, разочарование в себе и близких, легко возникающая раздражи­тельность, плаксивость, нерешительность, быстрая утомляемость, снижение аппетита или, напротив, тяга к обжорству, мысли о суициде, попытки его осуществления и сам суицид.

Уже после пережитого духовного кризиса Лев Толстой напи­сал множество произведений; к теме разговора приведем, не со­кращая, маленький шедевр.

Старик и смерть (басня)

Старик роз нарубил дров и понес. Нести было далеко; он изму­чился, сложил вязанку и говорит: «Эх, хоть бы смерть пришла!» Смерть пришла и говорит: «Вот и я, чего тебе надо?» Старик испугался и говорит: «Мне вязанку поднять».

Мораль толстовской басни: не зовите смерть, несите свою вязанку сами.

Второй аргумент. Гораздо предпочтительнее считать удачи и успехи и постараться не вспоминать обиды, промахи и удары судь­бы.

Если человек дожил до солидного возраста — это уже удача. Люди преклонного возраста, задумывающиеся о своем предназ­начении, не могут не вспомнить о своих победах, пусть даже над собой. Древние римляне говорили: «Высшая власть — это пове­левать собой». Любому человеку есть чем гордиться, и у каждого в жизни было намного больше хорошего, чем плохого. Чтобы в этом убедиться, следует воспользоваться опытом друга детства — Робинзона Крузо.

«Порою на меня нападало отчаяние, я испытывал смертельную тоску. Чтобы побороть эти горькие чувства, я взял перо и попы­тался доказать себе самому, что в моем бедственном положении есть все же немало хорошего. Я разделил страницу пополам и напи­сал слева «худо», а справа — «хорошо», и вот что уменя получи­лось:

Худо                             Хорошо

1. Я заброшен на унылый          1. Но я остался в живых, хотя мог необитаемый остров, ч у меня     утонуть, как все мои спутники. нет никакой надежды спастись.

2. Я удален от всего человечества;   2. Но я не умер с голоду и не я пустынник, изгнанный навсегда   погиб в этой пустыне. яз мира людей.

3. У меня мало одежды, и скоро    3. So климат здесь жаркий, и мне нечем будет прикрыть наготу, можно обойтись без одежды.

4. Я не могу защитить себя, если   4. Но здесь нет ни людей, ни на меня нападут злые люди или     зверей. И я могу считать себя дикие звери,                      счастливым, что меня не выбро­сило на берег Африки, где столысо свирепых хищников.

5. Мне не с кем перемолвиться      5. Но я успел запастись всем словом, некому ободрить и         необходимым для жизни и утешить меня.                   обеспечить себе пропитание до конца своих дней*.

Робинзон был уверен, что эти размышления оказали ему боль­шую поддержку: «Я увидел, что мне не следует унывать и отчаи­ваться, так как в самых тяжелых горестях можно и должно най­ти утешение».

Вернемся к стрессу. Селье считал, что продолжительность жизни зависит, с одной стороны, от того количества адаптаци­онной энергии (нечто вроде «жизненной силы»), которое чело­век получил по наследству, с другой — от того, как он расходо­вал ее в различных жизненных ситуациях, вызывающих стресс. Эта концепция имеет как минимум два довольно уязвимых мес­та. Во-первых, связь между наследственностью и долгожитель-ством не раз подвергалась весьма аргументированной критике (одним из первых критиков этой связки был И. И. Мечников). Во-вторых, если согласиться с этой идеей, следует поверить и в бессмертие, при условии полного сохранения так называемой адаптационной энергии. Но сам автор убежден, что без стрессов жизнь невозможна.

Известный отечественный геронтолог В. В. Фролькис опи­сывает эксперимент, поставленный на трех группах животных (крыс). Одних поместили в условия, где ничто не нарушало их покоя — ни звуковые, ни световые раздражители, ни столкнове­ния у кормушки. На крыс второй группы время от времени воз­действовали всеми видами раздражителей. Для третьей группы стрессовые ситуации создавали постоянно, они следовали одна за другой, подопытных не оставляли в покое. Продолжитель­ность жизни второй группы (с кратковременными стрессами) оказалась больше, чем у первой и у третьей группы животных. У постоянного покоя более сильное губительное воздействие, чем у постоянного раздражителя.

В. В. Фролькис полагает, что наша жизнь — не просто по-•стоянная трата полученного при рождении наследства, «жизнен­ного заряда», но пополнение его фондов в процессе жизнедея­тельности. «Мягкий» стресс мобилизует наши жизненные силы, но часто повторяемые стрессы, регулярная перегрузка организма ускоряет процесс старения. Естественно, что молодые люди легче адаптируются к нестандартным ситуациям и сопутствующим им стрессам, в отличие от пожилых. Перегрузки, с которыми мо­лодость справляется, не истощая силы организма, не по силам старикам.

Еще одна особенность появления и влияния стресса: он чаще случается у женщин, чем у мужчин, но женщины лете справля­ются с ним и быстрее адаптируются к его воздействию. Некото­рые специалисты полагают, что секрет такой выносливости пред­ставительниц слабого пола в том, что они умеют разряжать свои эмоции слезами, а то и истериками. Слезы, по утверждению ученых, содержат не только ионы натрия, калия и других солей, но и избыток адреналина, который, как известно, вызывает су­жение большинства сосудов, усиливает сокращения сердца, из­меняет частоту сердцебиения, повышает артериальное давление. Следовательно, женщины, давая волю эмоциям, на инстинктив­ном уровне оберегают себя от серьезных неприятностей, прово­цируемых стрессом.

При всем том сами женщины зачастую выступают как бы «вирусоносителями» стресса. Стресс так же заразен, как и грипп. Если один из членов семьи заболел, то он может передать его всей семье. Особенно опасны в этом отношении те, кто посто­янно работает с большим числом людей: продавщицы, водители транспорта, учителя и другие. Глубокий смысл заложен в ста­рой байке о том, что вся семья может отдохнуть и поправить здоровье на одну санаторную путевку, отправив по ней старшую представительницу семейства. Это не обязательно теща: свекро­ви им мало уступают в распространении стрессов.

Кстати, не забудьте, что шутка, юмор — повелители хороше­го настроения и одно из самых сильных лекарств от стресса. Люди, лишенные чувства юмора, гораздо чаще и сильнее стра­дают от стрессов, чем те, кто всегда готов посмеяться над собой, своими неприятностями и недомоганиями.

В своей книге «Смех — дело серьезное» философ Джон Мо-рилл дает такое объяснение этому явлению: «Человек, обладаю­щий чувством юмора, в стрессовой ситуации отнюдь не чувствует себя спокойнее, просто он гибко подходит к ее разрешению».

Другой известный философ и писатель — Артур Кестлер, не считавший смех серьезным делом, между тем, писал: «Единствен­ной функцией смеха является просто снятие напряжения».

Датский ученый Карл Родаль утверждал: «Трехминутный смех заменяет пятнадцатиминутную гимнастику».

Пожилые люди должны старательно избегать невеселых лю­дей, угнетающих кинофильмов, мрачных романов. Для сохране­ния здоровья и бодрости куда полезней кинокомедии, анекдоты, юмористы и веселые собеседники. Превосходство продолжитель­ности женской жизни над мужской объясняют не только тем, что женщины могут плакать, но и тем, что они чаще, чем муж­чины, смеются. Великий французский писатель Стендаль при­шел к аналогичному выводу: «Смех убивает старость».

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!