Специфика русской философии

8 Мар 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Русская философия насчитывает тысячу лет - десять веков - своего существования. Ее начало восходит ко времени Киевской Руси, ее развитие продолжалось в двадцатом столетии и в пределах советского государства, и за его границами, в русском Зарубежье.

Для русских мыслителей характерно то, что кроме понятия «истина», которое есть во всех языках, они пользуются и таким непереводимым словом, как «правда». Это, по Франку, слово ключевое. В нем тайна и смысл национальной русской философии. Русский мыслитель - от простого богомольца до Достоевского, Толстого и Соловьева - всегда ищет правду. Ведь правда - это не только истина - теоретически верный образ мира. Правда - это нравственные основания жизни, это духовная сущность бытия. Правду ищут не ради абстрактного познания, а для того, чтобы «преобразить мир, очиститься и спастись». Вот эти-то поиски правды и отличают самых глубоких русских философов. Среди них Франк называет славянофилов Хомякова и Киреевского, их оппонентов: Чаадаева, «гениального мыслителя» Константина Леонтьева, Герцена, Соловьева. Называет Франк и своих современников - Петра Струве, Бердяева, Карсавина. Они были вынуждены покинуть свою родину, творили на Западе, но оставались, как и Франк, настоящими русскими философами.

Поиски правды-истины определяли и формы, в которые отливалась русская философская мысль. Это всегда спор, диалог. В этих бесконечных спорах и рождалась истина-правда. Действительно, нестяжатели и иосифляне, масоны и материалисты, Пушкин и Чаадаев, славянофилы и западники, почвенники и революционные демократы, Соловьев и Данилевский, марксисты и народники - спорам не было конца в русской социально-философской мысли.

В XIX столетии, не говоря уже о декабристах и революционных демократах, вся страсть которых была направлена на обоснование необходимых перемен в общественном и государственном строе, но и философы, занимавшиеся тонкими проблемами духовной жизни, мистической связи человека с Богом, не обходили социальных проблем. У славянофилов Киреевского и Хомякова, у теистов Гогоцкого и Голубинского, у позитивистов Танеева, Лесевича, Лаврова мы видим преимущественное устремление в сферу социальную. Великий В. Соловьев, самый универсальный русский философ последней трети прошлого века, писал не только о богочеловечестве, но и о национальных проблемах России, о природе добра, о роли насилия в истории. То есть «идеалист и мистик» Соловьев был глубочайшим социальным философом.

То же и в начале века. У виднейших представителей русского религиозного Ренессанса социально-философские проблемы занимали значительное место в структуре их теоретического наследия. Отец Сергий Булгаков писал не только о премудрой Софии, о философских проблемах нравственного опыта, но и сущности патриотизма, о соединении религиозных устремлений с социальными реформами. Семен Франк, автор тонких логических исследований проблем самопознания, значительное внимание уделял проблемам природы власти, философского смысла политической борьбы «правых» и «левых», сущности политического и духовного тоталитаризма. Социально-философские проблемы постоянно занимали такого парадоксального мыслителя, как В. Розанов.

Русские философы настойчиво преодолевали «комплекс неполноценности», ложное, но прочное убеждение о вторичности, несамостоятельности русской философской мысли, отстаивая ее самобытность.

Это утверждение самобытности русской мысли осуществилось в Сложной духовной атмосфере, одной из характерных черт которой было широкое распространение в народе утопических идей.

Одно из проявлений утопического сознания - иллюзорное представление о богоизбранности России, о ее мистической, необъяснимой («умом Россию не понять!») миссии спасать человечество, указывая либо путь религиозного возрождения, либо коммунистической революции, призванной привести человечество к счастливому будущем^ Нельзя утверждать, что оно глубоко проникло в народное сознание. Скромность, даже заниженная самооценка, была характерной особенностью мироощущения трудовой России. Однако черты избранничества, особой роли в мире утверждались и некоторыми церковными и государственными деятелями, начиная с XIX века - публицистикой, а в XX столетии получили своеобразное новое рождение в советское время. Пропаганда вносила в массовое сознание это мироощущение. В результате сказывалось такое его проявление, о котором писал философ русского Зарубежья Г. Федотов: «...Его страна единственно православная, единственно социалистическая - первая в мире: Третий Рим. Он с презрением смотрит на остальные, т. е. западный мир, не знает его, не любит и боится его».

Проявление мессианства в большевизме проявились прежде всего в установке, заключавшейся в понимании своей партии не как одной из политических партий, а как особой силы, творящей грандиозную историческую перемену в обществе, которой в будущем предстоит создание невиданного сообщества. Глубокая законспирированность партии большевиков, определяющая ее нелегальную деятельность, как бы санкционировала ее особость, непохожесть, право на спасение своего народа, а затем, по мере развертывания мировой революции, - и всего человечества. Н. Бердяев, отлично знавший марксизм, точно подметил: своеобразие русской революции таково, что идеологически ей мог соответствовать не подлинный, а трансформированный марксизм, освобожденный от своей научной основы - принципа причинности, детерминизма... Естественно, что такое освобождение от научной основы понимания истории вело к оправданию чуда и своей особой миссии.

На этой почве мессианизма рождались представления и о революции 1917 года как величайшем в мировой истории событии, как рубеже истории, точнее - начале истории, если принять весь докоммунистический период за «предысторию человечества». На этой же почве вырастали и представления о том, что вся марксистская мысль выше западной, что образ жизни грядущего социалистического государства неизмеримо выше любого другого...

Истоки подобного мироощущения характеризовал известный историк культуры С. С. Аверинцев в работе «Византия и Русь: два типа духовности», говоря, что/государство данного культурного типа осознается как «не то что первое в мире, а единственное в мире», как единственное «государственное воплощение для истинной веры». Сущность такого исторического вывода предельно точно выразил и Н. Бердяев: «от третьего Рима - к третьему Интернационалу, от мессианизма державного - к мессианизму революционному, обрекающему Россию на освобождение человечества от рабства денег, от денежно-товарного производства, от унизительных страданий неравенства».

В определенных условиях - в годы войны, революционного кризиса - утопические иллюзии, надежды, верования могут затрагивать самые широкие слои населения, становиться феноменом массового сознания.

Вполне естественно, что, философски осмысливая различные аспекты революционного сознания и революционного действия, русские философы не могли пройти мимо феномена массового сознания, психологии толпы, основ коллективного сознания вообще, в России - в особенности.

«Массовая психология окончательно завладевает человеком лишь только в толпе, но зарождается она... в уединенной глубине человеческой личности. Ленин, в одиночестве думающий о революции, уже жил массовой психологией», - писал Ф. Степун.

Обезличенные толпою люди сливаются в безликую массу, подчиняются воле вождя. Отсюда философ Ф. Степун делал верный вывод, что противостояние этой подавляющей силе возможно только одним путем -^укреплением личной ответственности, всемерным развитием внутренней самостоятельной жизни каждого человека, его внутренней свободы. Такого человека не заставишь выступать против совести, превращаться в «винтик», в деталь государственного, партийного, национального - какого угодно механизма. Общность не должна растворяться в коллективе, растворять личность в массе, тем более в неорганизованной, поддающейся инстинкту толпе.

Характерная черта русской философии на всем протяжении ее развития - патриотическая ориентация. Поэтому следует обратить внимание на вопрос о соотношении философии и развития национального самосознания.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!