Создание ГКЧП и его действия

3 Дек 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Высшие союзные руководители стремились помешать подписанию Договора, означавшего прекращение существования единого государ­ства. Но как это можно было сделать? Президент СССР был одним из разработчиков этого договора и инициатором его скорейшего подпи­сания, причем отказывался выполнять решения, носившие для него обязательный характер. По мнению ряда высших руководителей СССР, единственно, что могло предотвратить крах страны, положить конец «войне законов» и восстановить управляемость государством, это вве­дение чрезвычайного положения. Однако проблема состояла в том, что введение режима чрезвычайного положения осуществлялось Прези­дентом СССР с последующим утверждением Верховным Советом СССР По сути высшие должностные лица Союза оказались перед ди­леммой: либо молча смириться с подписанием Договора, либо попы­таться что-то предпринять. Но в обеих ситуациях их позиция не была бы юридически безупречной. Путч начался 19 августа 1991 пи продолжался три дня. Был опуб­ликован указ вице-президента СССР Г.И. Янаева, где сообщалось о «невозможности» Горбачева выполнять обязанности президента «по состоянию здоровья» и о вступлении в этой связи в исполнение обя­занностей главы государства самого Янаева. Этот документ должен был легализовать все последующие действия ГКЧП, однако он не был под­креплен никаким, даже формальным медицинским заключением, что делало его уязвимым и ставило под сомнение всю последующую поли­тическую комбинацию. «Заявление советского руководства» сообщало, что в отдельных местностях СССР с 19 августа вводится чрезвычайное положение. Пред­писывалось «установить, что на всей территории СССР безусловное верховенство имеют Конституция СССР и законы Союза ССР». Это должно было положить конец «конфронтации, хаосу и анархии». Был создан Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКИП), решения которого были обязательны для неукоснитель­ного исполнения всеми органами власти на всей территории Союза. Комплекс мер, реализовать которые намечалось в первую очередь, включал приостановление полномочий органов власти (союзных и ав­тономных республик, краев, областей, городов и т.д.), неспособных обеспечить соблюдение режима чрезвычайного положения и выпол­нение постановлений ГКЧП. Предписывалось незамедлительно рас­формировать структуры власти и управления, военизированные фор­мирования, противоречащие Конституции СССР и законам СССР За­коны и решения, противоречащие Конституции и законам СССР, объяв­лялись недействительными. Приостанавливалась деятельность поли­тических партий, общественных организаций и массовых движений, препятствующих нормализации обстановки. Устанавливался контроль за средствами массовой информации. 20 августа было опубликовано Заявление Председателя Верховно­го Совета СССР А.И. Лукьянова по поводу подготовленного текста Союзного договора и его же Постановление о созыве 26 августа сессии ВС СССР, призванной утвердить введение чрезвычайного положения. Российское руководство отреагировало на действия ГКЧП доста­точно оперативно. На одно из центральных мест вышла тема «забо­ты» о Президенте СССР и его здоровье. Это фокусировало внимание на действительно сомнительном характере отстранения Горбачева от должности, подчеркивало отсутствие правовой базы создания и дея­тельности ГКЧП. Делался акцент на антиконституционности ГКЧП и признании незаконными всех его шагов. В обращении «К гражданам России!» руководство России призвало не оказывать поддержки «за­говорщикам» и следовать Законам и Указам Президента РСФСР. Уже 19 августа был издан Указ Президента РСФСР №61. Оттал­киваясь от идеи утраты легитимности союзным руководством в связи с «совершением государственного преступления», указ переподчинил «избранному народом президенту РСФСР» все органы исполнитель­ной власти Союза ССР, все расположенные на территории республики подразделения КГБ, МВД и Министерства обороны СССР. Указом № 64 от 20 августа Ельцин объявил о принятии на себя полномочий Командующего Вооруженными Силами СССР на территории РСФСР, обязав высший командный состав отказаться от выполнения приказов Язова и Крючкова и следовать только своему воинскому долгу. Однако более важным оказался другой шаг: едва узнав о ГКЧП, Ельцин сразу же предложил «поднимать народ». Российские руково­дители призвали под стены Белого дома своих сторонников. Наличие относительно немногочисленных сил обороны, окруженных многоты­сячным безоружным «живым кольцом», было важным сдерживающим фактором. Осознание неизбежности жертв среди мирного населения в случае конфликта привело к отказу от участия в возможном штурме не только войсковых генералов, но и руководства дисциплинирован­ной элитной «Альфы». В ночь с 20 на 21 августа погибли три человека из числа защитников Белого дома. Факт пролития крови находящимися в подчинении ГКЧП военными стал той каплей, которая предрешила конец колебаниям и без того неустойчивых сторонников Комитета, позволил российскому руко­водству начать развернутое политическое наступление на своих против­ников и одержать полную и безоговорочную победу. 21 августа войска были выведены из Москвы. Участники ГКЧП были арестованы. В этих условиях начала работу сессия Верховного Совета РСФСР. Руководители России предстали как главные организаторы борьбы с «противниками демократии», их авторитет, по крайней мере, среди республиканских депутатов, был необычайно высок. Этот момент был использован для дальнейших изменений в системе организации рос­сийской власти. 21 августа Верховный Совета РСФСР предоставил право президенту РСФСР отстранять от должности председателей Советов народныхдепутатов всех уровней в случае неисполнения ими законодательства РСФСР, указов Президента РСФСР, актов Прави­тельства РСФСР либо исполнения решений антиконституционных ор­ганов. Была введена должность главы администрации как руководите­ля соответствующего исполнительного органа. Глава администрации становился правопреемником исполкома соответствующего Совета народныхдепутатов. Президент РСФСР получил право на период до принятия Закона, где бы регулировался порядок выборов, единолично назначать глав администраций и освобождать от этихдолжностей. До­кумент существенно изменял действовавшую системууправления, зна­чительно ограничив властные функции Советов и усилив исполнитель­ную вертикаль, подчиненную президенту. Ксередине 1991 г. страна подошла с печальным итогом. Деструк­тивные процессы развивались столь интенсивно, что для восстановле­ния элементарной управляемости обычных мер было уже недостаточ­но. И это осознавали все политические силы. За право вывода страны из кризиса боролись два четко обозначив­шихся центра политической власти: союзное руководство и российс­кие лидеры. На бескомпромиссность противостояния повлияло то, что за каждым из них стояли не просто личностные амбиции, а различные представления о путях экономического, политического и националь­но-государственного развития страны. Первые выступали за социали­стический выбор, развитие системы Советов, сохранение единого го­сударства в рамках СССР. Вторые заявляли о приверженности либе­ральным подходам в экономике, необходимости изменения советской системы, считали возможным осуществить это лишь в рамках конфе­деративного союза государств. С союзным руководством ассоциировали все неудачи в социально-экономической, национальной и внешней политике периода 1985- 1991 гг., поэтому его привлекательность и политический авторитет постоянно снижались. В информационном пространстве господство­вала идеология антиСССР В то же время российское руководство не было отягощено грузом очевидных просчетов и на протестнои волне смогло сплотить самые различные социальные группы. На протяже­нии второй половины 1990 - первой половины 1991 гг. молодая рос­сийская демократия продемонстрировала большую политическую активность, способность приспосабливаться к быстро меняющимся об­стоятельствам и готовность идти до конца. Огромное значение в тех условиях играл временной фактор. Даже М.С. Горбачев в 1992 г. признавал, что переговоры о подписании но­вого Союзного договора нужно было начать на несколько месяцев рань­ше, осенью 1990 г. и что он сам «на каком-то этапе не уловил момен­та». К августу 1991 г. ситуация действительно вышла из-под контро­ля. События 19-21 августа перевели латентный процесс дезинтегра­ции СССР в открытую форму, положив начало новому периоду (до кон­ца 1991 г.), основным содержанием которого явился последователь­ный демонтаж союзных структур.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!