Социальные движения и социальные утопии при Цезаре

17 Дек 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Социально-экономическая политика Цезаря име­ла и свою оборотную сторону. Войны и военная до­быча одних обогащали и возвеличивали, а других разоряли и выбивали из привычной колеи. Военные опустошения, наплыв рабов, денежные и торговые спекуляции нарушали ритм хозяйственной жизни, что выражалось в постоянных экономических кри­зисах и депрессиях. Для поддержания высокой хо­зяйственной конъюнктуры были необходимы новые захваты, чего как раз и не было в последние годы жизни Цезаря. За головокружительным подъемом 50-х гт. последовал столь же головокружительный кризис 40-х гг. С наибольшей силой экономические депрессии и выраставшие на их почве недовольст­ва диктатурой Цезаря ощущались в самом Риме, центре скопления мировой нищеты и недовольства, и в Италии.

Помимо временных причин, вызывавших депрес­сию, при Цезаре ощущалось и общее понижение ита­лийской экономики. В связи с вышеописанными со­циально-экономическими сдвигами и всей политикой Цезаря Италия утрачивала свое привилегированное значение среди народов Средиземноморья. Торговая монополия Италии начинала суживаться вследствие, введения в италийских гаванях пошлинных сборов, италийская торговля становилась менее выгодной и сокращалась, что отражалось на состоянии ремесел и финансов. Давал себя чувствовать также и отлив состоятельных и предприимчивых людей и капиталов на периферию. Недостаток в деньгах и высокий ссуд­ный процент увеличивали число должников и люм­пен-пролетариев, которыми был переполнен Рим.

Настроение столичного населения в 40-х гг. было возбужденное. При первой же возможности город­ской плебс переходил к действиям, требуя полной или частичной кассации долгов, улучшения жилищ­ных условий и государственной помощи малоиму­щим. Тогда на социальном горизонте вновь появлял­ся призрак Катилины. Несмотря на скудость истори­ческих сведений, можно довольно отчетливо предста­вить себе картину социальных столкновений 40-х гг. Первое крупное восстание произошло в Риме в 48 г., вслед за отъездом Цезаря в Грецию. Организатором его был претор Марк Целый Руф, некогда горячий приверженец Цезаря, потом отошедший от него. Руф

провозгласил сначала отсрочку, а затем полную от­мену долгов и освобождение от квартирной платы. У Руфа нашлось много сторонников среди городско­го населения, почувствовавшего себя теперь свобод­ным от тяготевших на нем долгов. Попытка коллеги Руфа, второго претора Требония, противостоять это­му предложению разбилась о сопротивление народа. В дело вмешался консул Сервплий, находившийся в городе. Под охраной солдат Сервилий провел засе­дание сената, разбил доски, на которых был написан декрет о кассации долгов, приказал стащить Руфа с ораторской трибуны, лишил его преторского звания, а город объявил на военном положении.

Вынужденный оставить Рим, Руф направился в Кампанию, где соединился с давним врагом Цезаря Титом Аннием Миланом. В Кампании составилась внушительная повстанческая армия из свободных и рабов, которым была обещана свобода. Движение распространилось на южноиталийские области  -  Апулию и Бруттий, постоянные очаги восстаний ра­бов. Восстание не прекратилось даже после того, как в сражении с Сервилием был убит Милан, храбрый солдат и хороший организатор. В самом Риме цари­ла полная анархия.

«Спокойствие в Риме все еще не было восстанов­лено... Посланные богами предзнаменования всех повергли в страх, возраставший от жалкого и нео­бычного вида самого города. Нигде не было видно ни консула, ни претора. Один только Марк Антоний как будто сохранял некоторое спокойствие и видимость народоправства: носил преторскую тогу, пользовал­ся только шестью ликторами, созывал сенат и т.д. Но уже одно то, что Антоний ходил опоясанный мечом, свидетельствовало о напряженности положения... Грабеж, насилие и убийства сделались каждодневным явлением».

Разнузданность заместителя Цезаря Марка Анто­ния и его друзей послужила поводом для нового вос­стания, организованного летом 47 г. народным три­буном Публием Корнелием Долабеллой. Движение Долабеллы было особенно опасно, потому что оно совпадало с сильным возмущением легионов, скон­центрированных на западе. Лозунги оставались прежние  -  кассация долгов и снижение квартирной платы. Город покрылся баррикадами, преграждавши­ми путь к центральной площади. Около баррикад произошел ожесточенный бой, стоивший жизни 800 людей. Угроза захвата Рима повстанцами была так велика, что весталки покинули город, спасая хра­мовое имущество. Лишь путем провокаций и уловок Антонию удалось подавить восстание.

Социальная политика Цезаря носила компромисс­ный характер, имея в виду лишь временное ослабле­ние кризиса. Для облегчения должников был издан закон, согласно которому кредиторы должны были принимать заложенные имения по довоенным ценам, устанавливалась определенная норма ссудного про­цента, а выплаченные уже проценты засчитывались в основной капитал. В интересах бедных квартиро­нанимателей, по закону Юлия о квартирных платах (lex Iulia de mercedibus habitationum annis), была про­изведена частичная кассация квартирных недоимок. Наряду с этим не было недостатка также и в мерах полицейского порядка. К их числу принадлежат: 1) закрытие коллегий, единственной легальной формы организации городского плебса; 2) расформирование мятежных легионов и запрещение полковых ячеек и, наконец, 3) организация городской полиции из быв­ших военных (praefecti) и т. д. Антидемократический характер цезарианской политики особенно ясен из его судебного и муниципального законов, передавав­шего управление и суды богатым гражданам. Обес­покоенный переполнением столицы люмпен-проле- тарскими элементами и сопряженными с их содер­жанием расходами, Цезарь рискнул на серьезную меру сокращения раздач и на выселение из горо­да излишка населения. Число получателей хлеба с 320 тыс. было сведено до 150 тыс. человек, из кото­рых 80 тыс. выселялись в заморские колонии. Одно­временно с этим землевладельцам было предписано иметь среди пастухов по крайней мере одну треть свободных.

В связи с постоянными переворотами и катастро­фами, пережитыми римским обществом в послесул- ланский период, у многих, в том числе и у самого Юлия Цезаря, рождалась мысль о несовершенстве существующего строя и о замене его новой, более совершенной и согласной с человеческой природой и требованием разума социальной организацией. На этой почве в конце Республики и Империи сложи­лось много социально-политических утопий, с ко­торыми знакомят нас «Письма к Цезарю об органи­зации государства» (Epistulae ad Caesarem de republica), приписываемые историку Саллюстию. Историческая ценность «Писем» состоит в том, что они вводят нас в социальную атмосферу и знакомят с идеологией того времени. Подлинность «Писем» и авторство Саллюстия, одно время отрицавшиеся, в настоящее время признаются достоверными'. Значи­тельное место в «Письмах», как и вообще в произ­ведениях Саллюстия, уделено критике существую­щего строя преимущественно с моралистической точки зрения. Особенностью социальной утопии в изображении Саллюстия является смешение прогрес­сивных и реакционных мотивов.

Считая существующий порядок ненормальным, автор «Писем» намечает ряд реформ, которые, по его мнению, могут оздоровить общество, предохранить его от надвигавшейся катастрофы и вернуть к нра­вам древней Республики. Сам автор «Писем», как, это показали последние исследования, является сто­ронником республики старого стиля с ее простыми нравами и обычаями2. Главное зло  -  таков ход мыс­лей разбираемого произведения  -  заключается в деньгах и в богатстве, обладание которыми порож­дает страсть к роскоши, постройке дворцов, велико­лепных вилл, приобретению роскошных изваяний, пурпурных тканей, к утонченности вкуса, изнежен­ности, разврату, физической и психической дрябло­сти. Все это исчезнет, и общество возродится лишь тогда, когда исчезнут деньги, а вместе с ними и ко­рыстолюбие  -  зло нашего времени.

«Корыстолюбие  -  страсть пагубная и гибель­ная - не щадит ни городов, ни полей, ни храмов, ни домов, не останавливается ни перед чем божествен­ным. Никакие войска, никакие стены не помешают ей вкрасться; она отнимает у людей самые заветные чув­ства  -  любовь к отечеству, любовь семейную, лю­бовь к добродетели и чистоте»... «Величайшее бла­годеяние,  -  обращается Саллюстий к Цезарю,  -  сделал бы ты для отечества, для сограждан, для себя и своего семейства, наконец, для всего рода челове­ческого, если бы искоренил вовсе, или, если это не­возможно, то по крайней мере уменьшил любовь к деньгам. Когда она господствует, невозможно быть порядку ни в частной жизни, ни в общественной, ни на войне, ни в мире».

Последовательно проведенная программа автора «Писем» должна была привести к замене товарно-де- нежных отношений натуральными как более просты­ми, близкими к природе и вследствие этого более здо­ровыми. «Тогда исчезнут с лица земли все посредни­ки, и каждый станет довольствоваться своими средствами. Это верное средство, ведущее к тому, чтобы должностные лица служили не кредитору, а народу»

В полной гармонии со всей своей концепцией автор «Писем» противопоставляет доброе старое время, пору патриархальных отношений и натураль­ного хозяйства, развитым денежным отношениям ра­бовладельческого общества как лучшее время, как «золотой век» человеческой истории. «Было время, когда даже у гражданина, занимавшего низшее поло­жение, не оказывалось как за сохой, так и на войне недостатка ни в чем, нужном для пристойной жизни, так что он довлел себе и отечеству».

Известную дань увлечению «золотым веком» от­дал и сам Юлий Цезарь, с явным сочувствием опи­сывающий в «Комментариях о галльской войне» по­рядки древних германцев. Говоря о социальном строе германцев, Цезарь с особым удовольствием описы­вает аграрные отношения германцев, полагая, что общинное (родовое) землевладение является защи­той против всех социальных бедствий. Общинное землевладение предохраняет германский строй от внутреннего разложения1. У германцев никто не стремится к обладанию обширными территориями, у них нет латифундий, и сильные не отнимают земли у слабых, у них нет ни партий, ни раздоров. Народ остается спокойным, видя, что самые могуществен­ные люди не богаче самого бедного человека.

Вышеописанные социальные мероприятия Цеза­ря - выведение колоний, очищение города от люмпен-пролетарских элементов, уменьшение числа рабов-пастухов и некоторые другие меры - до изве­стной степени являлись отражением популярных в конце Республики социально-политических идей.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!