Социальное управление полицией

19 Июл 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Решение проблем институционализации российской полиции, детерминированных внутренними и внешними аспектами функционирования института полиции, лежит в плоскости рассмотрения социально-управленческих основ деятельности института полиции, что предполагает обращение к социологии управления, привлечение теории социального управления, а также раскрытие смыслового содержания понятия «социальное управление». От рационального системного управления, стратегическая модель которого базируется на терминологически четком определении социального управления и на выделении его принципов, функций, методов, критериев эффективности, во многом зависит успешность функционирования органов внутренних дел (полиции) на разных уровнях управления.

Особое значение имеет рассмотрение проблемы социального управления в решении ключевых задач системы управления правоохранительного ведомства, связанных с повышением эффективности деятельности, укреплением кадрового состава, соблюдением законности и дисциплины личным составом органов внутренних дел, оптимизацией прямых и обратных связей в процессе управленческой деятельности, качественным улучшением форм взаимодействия ведомственных структур с населением.

Обзор литературных источников, посвященных теории социального управления в сфере правоохранительной деятельности, дает основание для формулирования двух важных утверждений. Первое. Несмотря на весомый объем работ, освещающих положения теории социального управления в сфере правоохранительной деятельности в рамках теории управления: сущность, содержание и виды социального управления; его объекты и субъекты, цели и функции, организационные структуры и ресурсы; процесс и методы управления; методология исследования, пути решения управленческих проблем (С. Е. Вицин, Г. Г. Зуйков, Г. А. Туманов,        В. Д. Малков, А. Ф. Майдыков, Е. Ф. Яськов и др), в литературе не представлена глубокая проработка институционального подхода к рассмотрению вопросов теории управления органов внутренних дел, и в частности, к исследованию социально-управленческих основ деятельности органов внутренних дел (полиции), раскрытию принципов, определению содержания, уточнению понятий, рассмотрению управления полицией как составной части механизма социального института и др. Второе. В работах российских исследователей, посвященных проблемам социологии управления, выделению ее объекта, предмета, определению терминов, понятие «социальное управление» раскрывается с различных методологических позиций (Г. В. Атаманчук,      В.  Э.  Бойков, Г. Е. Зборовский, В. Н. Иванов, Н. Б. Костина, А. И. Кравченко, В. И. Патрушев, А. И. Пригожин, И. М. Слепенков, А. В. Тихонов,           Ж.  К.  Тощенко, И. О. Тюрина, В. В. Щербина). Основные отличия представленных точек зрения на предмет социологии управления заключаются, прежде всего, в расхождении взглядов на понимание того, что такое социальное управление и в чем состоит его отличие от социологии управления.

В этой связи необходимо определить и разграничить понятия «управление», «социология управления», «социальное управление», «менеджмент», широко используемые в социологической, политической, юридической и других отраслях знания.

С общепринятой точки зрения управление рассматривается как «процесс планирования организации, мотивации и контроля, необходимый для того, чтобы формулировать и достигать цели организации через других людей»[1]. В этом случае управление выступает в качестве средства воздействия на сознание и поведение людей; средства их объединения и координации усилий по достижению стоящих перед ними целей, а также повышения и использования человеческого потенциала, решения разнообразных задач организации.

С социологической точки зрения, управление есть властная форма закрепления социальных отношений людей, различающихся позицией в системе организации труда (должностным положением) и местом в системе распределения труда, определяющих размер основного вознаграждения (оклада, заработной платы) и дополнительных выплат (премий)[2].

При этом управление, осуществляемое в социальных системах, обычно понимается как социальное. Между тем управление можно рассматривать как социальное лишь в том случае, когда речь идет именно о социальных процессах, явлениях, отношениях, взаимодействиях, социальных нормах, социальных группах, социальных общностях, социальных организациях и социальных институтах.

Представление о социальном управлении как об особом виде деятельности, связанном с управлением обществом и государством, возникает в XIX веке в связи с зарождением кибернетики. Существует мнение, что первоначально как наука социальное управление появляется под названием кибернетика еще в начале девятнадцатого века. Так, в 1834 году в работе «Опыт философии наук….» физик Андре Мари Ампер, осуществляя классификацию наук, выделил науку «кибернетика» (от греч. kybernētikē – искусство управления, от kybernáō – правлю рулем, управляю); отталкиваясь от греческого слова «кибернет», означающее кормчего, губернатора, правителя, управляющего коллективом людей[3]. Спустя 10 лет профессор философии В. Трентовский опубликовывает работу «Отношение философии к кибернетике как искусству управления обществом», где речь идет о социальном управлении на уровне всего общества[4].

В дальнейшем проблематика социального управления обозначилась в трудах американских исследователей, выбравших сферой своих интересов эффективность управления организации: А. Файоль и Л. Урвик (концепция организации «организация-машина»), М. П. Фоллетт (теория организации и управления); Э. Мейо, Д. Макгрегор, А. Маслоу, Р. Лайкерт, Ф. Херцберг, Ф. Ротлисбергер, К. Арджорис (доктрина человеческих отношений); А. В. Этциони (школа социальных систем). Как видим, эволюция управленческого мышления в американском понимании принципов и подходов эффективного управления свидетельствует о поступательном развитии стратегии управления от классической или административной формы управления к школам человеческих отношений и поведенческих наук, связанных с изучением вопросов социального взаимодействия, мотивации, контроля, организационной структуры, коммуникации, лидерства, содержания работы и качества трудовой жизни.

В отечественной науке социальному аспекту управления стали уделять внимание только в 20–30-е годы XX столетия в связи с формированием и развитием общетеоретических и прикладных исследований, посвященных научной организации труда и управления (М. В. Гастев,          Н. А.  Витке, П. М. Есманский, И. Каннегиссер, С. Д. Стрельбицкий). В дальнейшем вопросы социального управления рассматриваются отечественными учеными в соответствии с марксистской методологией на уровне всего общества, социальных организаций, предприятий, трудовых коллективов. Первоначально, российские исследователи сосредотачиваются на вопросах теории и практики управления «заводской социологии», путях и способах совершенствования социальной структуры производственного коллектива, формировании сплоченности коллектива, привлечении работников производственного коллектива к управлению, стимулировании социальной активности членов коллектива (Н. Н. Бокарев,        Ю. Е.  Волков, С. Т. Гурьянов, А. А. Зворыкин, В. Н. Иванов, Ж. Т. Тощенко и др.). Так, по мнению одного из первых исследователей проблематики социального управления Ю.  Е.  Волкова, социальное управление заключается в управлении социальными процессами в коллективе и в решении социальных проблем в управлении производством. «Управленческие решения даже «чисто» производственного характера имеют, как правило, ту или иную социальную значимость»[5].

В этом же контексте подходит к освещению проблем социального управления на уровне производственного коллектива В. Н. Иванов, внимание которого сосредотачивается на системе методов социального управления как способов воздействия на работников, коллектив для решения поставленных задач и достижения целей предприятия[6].

Дальнейшая тематика научных исследований выявляет постепенное смещение интересов отечественных ученых в направлении исследований управления социальными организациями и обществом в целом. Так,        В.  Г. Афанасьев, выделяя такой механизм социального управления, как сознательный, присущий социалистическому обществу, полагает, что данный механизм делает возможным упорядочивающее, управляющее воздействие на общество[7]. При этом социальное управление стало рассматриваться как целенаправленное управление общественными процессами, протекающими в социалистическом обществе. Сознательный механизм социального управления, присущий социалистическому обществу, делает возможным упорядочивающее, управляющее воздействие на общество (В.  Г.  Афанасьев) [8].

Наряду с этим, российских ученых интересуют концепции развития и совершенствования социального управления в рамках организации в теоретических и практических аспектах; алгоритмы эффективного управления, участие работников коллектива в управлении производством      (Н.  Н. Бокарев, Д. М. Гвишиани, Н. И. Лапин, В. Г. Подмарков, Ж. Т. Тощенко, О. И. Шкаратан). Н. Н. Бокарев, обсуждая вопрос о возможности расширения участия трудящихся в управлении производством, полагает возможным привлечение «не руководящих работников» к участию в экономическом и социальном планировании, к решению ряда вопросов организации производства, осуществлению контроля[9].

В свою очередь, уделяя внимание проблеме материального обеспечения участия не руководящих работников в управлении, Ж.Т. Тощенко выделяет группы материально-вещественных элементов, создающих условия для участия «не руководящих работников» в управлении государством, производством, для проведения массовых общественно-политических мероприятий и др.[10].

Кроме того, российские исследователи проявляют интерес к вопросам теории социального планирования (В. И. Герчиков, В. Маслов), прогнозирования (И. В. Бестужев-Лада), развития и проектирования (Д. А. Керимов, А. И. Кравченко, З. И. Файнбург). Заявляет о себе междисциплинарный подход в теории и методологии социального управления (А. И. Пригожин, В. И. Патрушев, В. Н. Иванов, Г. В. Атаманчук).

Несмотря на значительный объем работ, посвященных проблеме социального управления, все также открытыми для теории социального управления остаются концептуальные вопросы адекватного понимания социального управления, определения существа проблем социального управления и т. д. Как полагает Г. К. Варданянц, для современного понимания социального управления характерно его представление в виде целесообразного воздействия государства на общественные процессы, направленного в отличие от советской традиции не на «управление народными массами», а на «менеджмент социальных проблем, что указывает на наличие целей у субъекта, а не у объекта социального управления»[11]. В этом случае, по мнению Г. К. Варданянца, социальное управление может осуществляться в двух режимах: управленческом (преобразовательном) и регулятивном (стабилизационном). Управленческий режим социального управления понимается как социальное администрирование, а регулятивный режим – как социальное регулирование. «Если управленческий режим будет основан на целеполагании субъекта социального управления, а целедостижения – объекта, то регулятивный режим будет характеризоваться обратной тенденцией: целеполаганием общества и целедостижением государства»[12]. Как видно, представлена попытка решения проблемы социального управления, рассматриваемого на уровне государственного управления, через определение режимов реализации и соотношений в них целеполагания и целедостижения.

Между тем, с точки зрения Н. Б. Костиной, социальное управление «не локализовано на каком-либо уровне управления, а выступает, как аспект всех уровней управления»[13]. При этом социальное управление различным образом преломляется в каждом из этих видов управления обществом: государственное управление, муниципальное управление и управление организацией, предприятием, формой.

Также в научных кругах активно дискутируется вопрос относительно понимания того, в чем состоит отличие социального управления от социологии управления и что изучает социология управления. Рассматривая проблемы прикладной социологии управления, А. А. Зворыкин и С. Т. Гурьянов считают необходимым выделить три «грани» имеющихся здесь проблем: методы, приемы и средства управления; проблемы, связанные с законами и механизмами всех основных видов «управления человеком и коллективами»; «проблемы управления народным хозяйством…»[14]. Открытыми остаются теоретико-методологическое обоснование объекта и предмета социологии управления, управленческих отношений, проблем и методов их исследования, некоторые другие вопросы. Во многом это объясняется тем, что в советский период истории российского общества социология управления развивалась как социальное управление. Последующее становление социального управления в качестве новой отрасли социологического знания потребовало переосмысления понимания социального управления. Особенно актуальным рассмотрение этой проблемы становится в настоящее время.

Аналитический обзор литературы указывает на многообразие существующих точек зрения по этому вопросу. В частности, по мнению Ж. Т. Тощенко, социальное управление представляет собой совокупность научных знаний, специальных методов и приемов, направленных на вычленение социальных процессов, происходящих в обществе, и на решение социальных проблем. Социология управления предполагает изучение людей, их взаимоотношений, связей, сознания, поведения в процессе совместного выполнения задач и включает в себя следующие этапы и специфические формы деятельности: предвидение; прогнозирование; социальное планирование; социальное проектирование; социальное программирование; нововведения; социальный эксперимент. Отдельное внимание в социологии управления отводится роли руководителя[15].

Между тем, в представлении В. В. Щербины, сфера социального управления размыта, а термин в его нынешнем употреблении не имеет смысла. Что касается термина «социология управления», то В. В. Щербина считает, что он может быть использован для обобщенного наименования всей совокупности социолого-управленческих дисциплин и сфер социолого-практической деятельности, так или иначе связанных с управлением. «Речь идет об особой области в общей теории и практике организации и управления, где процессы управления, строение и механизмы организации рассматриваются через призму предмета социологии»[16]. В этом случае в области интересов социологии управления оказывается особая подсистема средств регуляции человеческого поведения, именуемая «социальной организацией», основу которой составляют «формальные и неформальные отношения».

К сфере социологии управления В. В. Щербина относит три уровня:

  • академический – уровень теоретических обобщений, включающий   социолого-управленческие дисциплины (социология организаций и социология управления, в состав которой входит и социология менеджмента);
  • уровень прикладной науки – это специальные дисциплины, связанные с разработкой средств, используемых в практике управления (предвидение, прогнозирование, социальное планирование, организационное проектирование, конструирование, разработка социальных технологий, средств социологической диагностики и др.);
  • социоинженерный, или практико-управленческий уровень – связан с деятельностью социолога в практике управления (например, деятельность по организационному консультированию)[17].

Как отрасль социологической науки, изучающей закономерности становления, функционирования и развития управления в качестве социального института во взаимодействии с другими институтами общества, рассматривает социологию управления А. В. Тихонов. В ее ведении условия, формы и механизмы управляемости социальных общностей как субъектов общественных отношений; целевые системы социального управления как функциональное единство рациональной (искусственной) организации и спонтанной (естественной) самоорганизации. В качестве объекта социологии управления А. В. Тихонов рассматривает процесс совместной деятельности людей, в которой при определенных условиях возникает искусственная структура, обладающая функциями координации и программирования этой деятельности, а в качестве предмета – закономерности генезиса, функционирования и развития отношений управления, возникающих в процессах совместной деятельности людей в результате выделения доминирующего субъекта и расщепления всей совокупности социальных отношений на отношения по поводу осуществления предметной деятельности и отношения по поводу ее координации и программирования[18].

Научно-практической отраслью знания, исследующей процессы администрирования и менеджмента в различных типах социальных общностей и организаций, представлена социология управления у Г. П. Зинченко. При этом основой для выделения социологии управления как научно-практической дисциплины в структуре социологического знания служит объект исследования – «конкретное общество с присущими ему системными, институциональными, культурными, коммуникативными и др. характеристиками, определяющими совокупность управленческих отношений, складывающихся в процессе совместной деятельности людей для организации этой деятельности во имя достижения социально значимых результатов»[19]; а проблемная ситуация связана с вопросом управляемости социальных общностей и социальных организаций. Предметом социологии управления Г. П. Зинченко выделяет «изучение администрирования, то есть публично-правовых отношений по поводу производства и реализации государственных решений в социальных общностях, и менеджмента – отношений управления в социальных организациях по поводу координации и программирования взаимодействия людей для достижения общественно значимых результатов»[20].

В итоге, считает ученый, в предметной сфере управления можно выделить две основные области изучения: макро- и микроуровни. Макроуровень изучает социокультурную характеристику администрирования как продукта самоорганизации общества, его ценность; микроуровень – организационные структуры администрирования, особенности их построения и функционирования, механизм управления, то есть проблематику менеджмента. Аналогичную позицию занимают Г. Е. Зборовский, Н. Б. Костина, считая, что социальное управление находится в центре внимания социологии управления. В наиболее общем виде социальное управление определяется ими «как взаимодействие управляющих и управляемых субъектов в связи с выявлением актуальных проблем их жизнедеятельности в социальной сфере, разработкой, принятием и реализацией решений, направленных на эффективное функционирование социальных (демографических, территориальных, профессиональных, производственных, культурных, образовательных, религиозных) общностей»[21].

С учетом общей характеристики социального управления к объектам социологии управления Г. Е. Зборовский, Н. Б. Костина относят: реальные процессы социального управления (то, как оно осуществляется и достигает поставленных целей и задач); информацию о процессах социального управления, собранную с помощью методов (в том числе прикладного) социологического исследования[22]. Предметом социологии управления, по их мнению, является «изучение деятельности субъектов управления по разработке решений, направленных на реализацию основных направлений социальной политики и организацию управляемых субъектов в целях осуществления принятых решений»[23].

В соответствии с данным определением социология управления изучает две группы проблем. К первой относится процесс выявления социальных проблем; выработки и принятия управленческих решений; разработки программ социальной политики, направленной на оптимизацию условий жизнедеятельности различных социальных общностей в зависимости от вида управления. Сюда же относится изучение процесса «доведения» управленческих решений и программ до управляемых субъектов, включая их освоение. Вторую группу проблем составляет изучение организации деятельности управляемых субъектов по осуществлению принятых решений.

Таким образом, несмотря на различные подходы к определению социологии управления, выделению ее объекта, предмета в них можно обнаружить ряд общих моментов. Во-первых, большинство исследователей считают, что социология управления как отрасль социологического знания направлена на изучение социальных аспектов управленческой деятельности на всех уровнях организации общественной жизни и во всех ее сферах. Соответственно, предметом социологии управления выступает управление, осуществляемое в социальных системах, основу которых составляют социальные отношения, социальные взаимодействия, связи, деятельность людей, их сознание, а также социальные нормы, ценности.

Во-вторых, в структуре предметного поля социологии управления представлены такие проявления управленческой деятельности, которые могут быть отнесены к области социологического изучения: управление как вид социальной деятельности; социальное управление, его механизмы и критерии эффективности; предпосылки управленческой деятельности (определение целей, принципов, информационно-аналитического обеспечения и др.); отношения и взаимодействие субъектов и объектов управления; соответствие управленческих решений интересам и ожиданиям управляемых; социальные последствия принимаемых управленческих решений; система учёта интересов различных социальных общностей; особенности проявления общих закономерностей и механизмов управления в различных социальных системах; социальные аспекты результативности управления общественными системами и процессами.

В-третьих, в большинстве представленных подходов к социологии управления ключевым фактором деятельности социальной организации выступает человек, являющийся не только пассивным объектом, но и активным субъектом управленческих отношений, способным наряду с выполнением управленческих решений принимать, претворяя в жизнь и самостоятельные решения. В соответствии с этим общепринятой точкой зрения является признание того факта, что выявление и создание условий для развития внутренних резервов участников управленческого взаимодействия – главное направление управленческой деятельности.

А основные отличия существующих точек зрения на предмет социологии управления заключаются: во-первых, в расхождении взглядов в понимании того, что такое социальное управление и в чем состоит ее отличие от социологии управления. Во-вторых, в рассмотрении сущности социального управления в связи с тем, что разные исследователи исходят из содержания понятий или «социальная система», или «социальная организация», или «социальный институт», «социальная общность», «взаимодействие управляющих и управляемых субъектов».

И, наконец, это взгляд на самих участников управленческих отношений. Управленческие отношения, возникающие в процессе совместной деятельности людей, рассматриваются исходя из содержания понятий «доминирующий субъект», «деятельность субъектов управления», «управляющий субъект», «управляемый субъект», «взаимодействие управляющих и управляемых субъектов», но никак не понятия «личность».

Между тем необходимо разграничивать понятия «субъект деятельности» и «личность», не представляя личность только как субъект деятельности; поскольку содержание всех компонентов деятельности, начиная от действующего субъекта и его целей до конкретных условий непосредственно осуществляющегося процесса, определяют все же общественные отношения. И потому понятие «субъект» служит для рассмотрения человеческой единичности в функциональном конкретно-деятельностном аспекте, а не в сущностном плане. В конечном итоге, понятие «субъект» отражает функциональный подход к человеку. На наш взгляд, понимание личности, отвечающее атрибутивно-субстанциональному подходу, подводит к пониманию необходимости учета ее субстанциональной природы (сознание, самосознание и др.) и требует рассмотрения атрибутивного и субстанционального аспектов личности в их диалектическом единстве. В этой связи процесс социальной жизнедеятельности личности, ее взаимодействия с другими личностями, в ходе которого образуются и воспроизводятся социальные образцы, ролевые модели поведения, социальные свойства и качества, ценностные ориентации и установки, социальные нормы и ценности, представляется достаточно сложным феноменом, объединяющим объективные и субъективные «социальные ткани» совместной жизни людей.

Все более часто встречающееся мнение о том, что «отечественная социология управления должна повернуться лицом к человеку и к особенностям российского менталитета» высказывает, в частности, Е.А. Ануфриев, утверждая, что «основным предметом социального управления должен быть человек. А для этого социальное управление должно опираться на теорию личности, на социальную и политическую антропологию и другие связанные с личностью науки»[24]. Кроме того, выделяя значения термина «социальное» как общественное, как совокупность процессов в социальной сфере, как социальная политика, как субъектно-личностный фактор, он предлагает различать четыре значения социального управления. В первом значении, социальное управление – есть методология и теория управления обществом как целостной социальной системой; во втором значении – общая теория управления социальными процессами (человеком, социальными группами, обществом). В третьем значении, социальное управление – это управление социальной сферой, а также научная основа социальной политики; в четвертом деятельности; – система социальных методов управления, опирающаяся на социально-психологическую теорию личности, менталитет и ментальность»[25].

Предлагая решение задачи в определении социального управления сквозь призму рассмотрения социального управления как личностной проблемы, Е. А. Ануфриев ведет речь о субъективном факторе общественной жизни, «о личностной субъективности», что свидетельствует о смешении понятий «субъект деятельности» и «личность». Недостаточной, на наш взгляд, также следует считать и разработку социальных методов управления, опирающуюся только на научные знания о личности.

Обращаясь к проблеме понимания социального управления, следует согласиться с той точкой зрения, что открытым остается вопрос о предмете и структуре науки или общей теории социального управления. А потому в управлении какой либо области жизнедеятельности людей требуется знание, не только имеющее отношение к специфике этой области, но и знание об общих закономерностях управления, понимание его сущности[26].

В этой связи предлагается выделить несколько уровней понимания управления, каждый из которых определяет понимание проблем социального управления и предполагает формирование собственного понятия управления: прагматический, специально научный, общенаучный, социально-философский[27].

Особое внимание уделяется четвертому уровню понимания управления – философско-методологическому, поскольку, во-первых, на современном этапе исследования проблем социального управления управление рассматривается с позиции специального научного знания и потому анализ преимущественно обращен к технической стороне управления, к решению вопроса о том, как эффективно управлять. Вопрос о том, каковы цели управления в обществе, какова его социальная роль, его место в системе общественных отношений? – здесь не рассматривается вовсе. То есть не рассматривается комплекс социально-философских и мировоззренческих проблем управления. Во-вторых, анализ проблем социального управления осуществляется на различных уровнях управления, с позиции различных наук, что обуславливает необходимость обращения к теоретико-методологическим основам этого анализа[28].

Признавая важность социально-философского осмысления социального управления, мы выражаем согласие с тем, что социальное управление можно рассматривать в качестве особой формы человеческой деятельности. В этом случае рассмотрение философской категории «управление» выходит из основополагающей категории деятельности. Кроме того, при осмыслении проблемы социального управления целесообразным представляется привлечение таких категорий, как «личность», «культура», понимая под последней «совокупность значений, ценностей и норм, которыми владеют взаимодействующие лица, и совокупность носителей, которые объективируют, социализируют и раскрывают эти значения»[29].

Раскрывая сущность и содержание социального управления, его значение в обществе, важно заметить, что социальное управление, являясь необходимой характеристикой социальной системы, представляет собой объективное общественное явление, обусловленное закономерностями и взаимосвязями функционирования и развития общества. Его важнейшими функциями являются: обеспечение единства, согласованности в деятельности людей, разработка и осуществление социальной политики, сохранение целостности и прогрессивного развития общества. В то же время, являясь непременным атрибутом любой коллективной деятельности, социальное управление, предполагая совместную деятельность людей, их сознание, поведение, связи, отношения, а также непосредственное взаимодействие управляющих и управляемых субъектов, направлено на их координацию, интеграцию, выявление и разрешение имеющихся проблем их жизнедеятельности, удовлетворение интересов различных социальных групп.

В этом смысле следует согласиться с мнением Г. В. Афанасьева, определяющего функциями социального управления выработку и принятие управленческих решений; организацию и регулирование; учет и контроль; руководство, планирование, прогнозирование, моделирование; подбор, расстановку и воспитание кадров; сбор, обработку, хранение и анализ информации[30]. Как видим, перечень управленческих функций, представленный Г. В. Афанасьевым, заметно расширяется по сравнению с классическими функциями управления по А. Файолю (предсказывание, планирование, организация, распоряжение, координация и контроль).

В современной отечественной литературе исследователи относят к функциям управления следующие: управление социальной структурой, мобильностью, миграционными процессами, занятостью, доходами населения; создание возможностей для получения образования; охрану здоровья, культурное развитие, стратегическое управление, управление ресурсами, финансами, инновациями и др.[31]

Надо полагать, что тенденцию расширения перечня функций управления следует рассматривать как объективный процесс, связанный как с развитием научных изысканий в области управления, так и с развитием общества. Эта тенденция прослеживается и в работах зарубежных ученых, в списке управленческих функций которых значатся планирование, организация, распорядительство (командование), мотивация, руководство, координация, контроль, коммуникация, исследование, оценка, принятие решений, подбор персонала, представительство и ведение переговоров, заключение сделок и др. [32]

Анализируя функции управления и отмечая тенденцию их расширения, мы разделяем позицию исследователей, полагающих, что с социально-философской точки зрения управление не может быть сведено ни к отдельным его функциям (планирование, организация, контроль и др.), ни к его видам (управление экономикой, политическое управление), ни к его аспектам (информационным, системным, операциональным)[33].

Кроме того, следует учитывать, что функции социального управления следует рассматривать как ту многозначную роль, которую выполняет данный институт относительно потребностей общественной системы, состояния различных социальных групп, индивидов. Из чего следует, что характер и содержание функций обуславливаются сущностными особенностями социального управления и его объекта. Социальное управление выполняет двуединую задачу. С одной стороны, оно обеспечивает целостность и прогрессивное развитие общества, а с другой – служит целям развития личности человека, удовлетворения его витальных, материальных, социальных и духовных потребностей.

Таким образом, социальное управление представляет собой целостную систему, определенным образом организованно, функционирует и развивается по внутренне присущим социальной системе закономерностям. Представляя собой неотъемлемый атрибут социальной системы, «социальное управление составляет фундаментальный (не политический) механизм функционирования социальной системы, в свою очередь, подчиняясь тому, что можно было бы назвать законом функционирования социальной системы»[34]. Вместе с тем социальное управление зависит от сознания, организованности людей.

Как атрибут общественной жизни социальное управление выражается в признаках, предопределённых общими чертами, свойственными управлению как научной категории, а также особенностями организации общественной жизни. Наиболее существенное значение из них имеют следующие признаки:

- социальное управление есть только там, где проявляется совместная деятельность людей. Сама по себе любого рода деятельность (например, производственная) еще не в состоянии обеспечить необходимое взаимодействие участников управленческих отношений в целях эффективного выполнения стоящих перед ними задач или достижения общих целей;

- главным назначением социального управления является упорядочивающее воздействие на участников совместной деятельности, придающее взаимодействию людей организованность. При этом обеспечивается согласованность индивидуальных действий участников совместной деятельности, а также выполняются те общие функции, которые необходимы для регулирования такой деятельности и прямо вытекающие из ее природы (например, планирование, координация, контроль);

- главным объектом воздействия социального управления является поведение (действия) участников совместной деятельности, их взаимоотношения. Это критерии сознательно-волевого характера, в которых опосредствуется руководство поведением людей;

- социальное управление, выступая в роли регулятора поведения людей, достигает этой цели в рамках общественных связей, являющихся, по сути, управленческими отношениями, возникающими между субъектом и объектом в связи с практической реализацией функций социального управления;

- социальное управление базируется на определённой соподчиненности воли людей, являющихся участниками управленческих отношений: воля управляющих приоритетна по отношению к воле управляемых. В этой связи властность социального управления означает, что субъект управления формирует и реализует «господствующую волю», а объект подчиняется ей. Так выражается властно-волевой момент социального управления;

- социальное управление нуждается в особом механизме его реализации, который олицетворяют субъекты управления. Их деятельность, имеющая специфическое назначение и особые формы выражения, является управленческой[35].

Как видим, социальное управление представляет собой организационную деятельность людей и не «локализуется» на уровне государственного или муниципального управления, или на уровне организации, предприятия, фирмы, а только различным образом преломляется в каждом из этих видов управления обществом[36].

В этой связи общим направлением научного исследования является изучение и теоретическое отражение механизма, процессов, приемов социального управления; закономерностей его целевой, функциональной, структурной организации; используемых средств и методов.

Основными составляющими социального управления являются деятельность, взаимодействие и отношения. Управленческие отношения определяются как вид общественных отношений, или отношения между людьми по поводу организации их совместной жизнедеятельности. Они непосредственно возникают при взаимодействии людей, участвующих в социальном управлении, то есть в процессе выполнения ими функций по упорядочению и развитию жизнедеятельности общества и его подсистем. Также управленческие отношения можно рассматривать как отношения, возникающие на основе взаимодействия субъекта и объекта управления.

В широком смысле слова субъектами управленческих отношений являются все организационно оформленные социальные общности, социальные институты, наделенные властными полномочиями (хотя непосредственно управленческие решения принимают отдельные личности, элитные группы, бюрократия), а область существования этих отношений совпадает с масштабами осуществления социальных управленческих воздействий в обществе. В узком, собственном смысле слова, управленческие отношения складываются при непосредственном обмене управленческой деятельностью между людьми, то есть при выполнении управленческих функций.

Различные общности, объединения людей, способные сами принимать необходимые с их точки зрения решения, а также виды и формы их деятельности по производству материальных, духовных продуктов, созданию социальных условий жизни, на которые воздействуют субъекты управления, являются объектами управления.

Субъекты управления, одного или разных уровней управленческих отношений, взаимодействуют в процессе управления перекрестно, то есть не только с одним, но и одновременно с различными уровнями и видами управляемых объектов. В этих условиях складывается и действует довольно сложная система взаимосвязи вертикальных, горизонтальных и пересекающихся управленческих отношений. При этом, если в одном из взаимодействий, одна из сторон управленческих отношений выступает как субъект управления, то в другом она может выступить как объект, и наоборот, а потому необходимо учитывать, что понятия «объект» и «субъект» в управлении относительны.

Таким образом, в связи с осмыслением научных представлений о социальном управлении мы можем сформулировать ряд предварительных выводов:

1) понятие «социальное управление» многозначно и выступает одним из базовых понятий социологии управления как научно-практической дисциплины;

2) управление всегда и во всем связано с людьми, обществом, его иерархическим строением, властью, а значит, по сути, понятие «управление» социально изначально. Поскольку управление и управленческую деятельность в социальной системе, социальной организации, социальном институте отличают различное содержание, направленность, формы и методы осуществления, полученные результаты, термин «социальное управление» в узком смысле служит для обозначения управления социальными процессами;

3) социологическое рассмотрение управления и управленческой деятельности включает в себя основные понятия социологии управления: «социальные отношения», «социальное взаимодействие», «социальные системы», «социальные общности», «социальные организации», «социальные институты», «социальные нормы», «социальные ценности», «социальное управление», «управленческие отношения», «субъект», «взаимодействие управляющих и управляемых субъектов», «личность»; 4) открытыми остаются концептуальные вопросы понимания социального управления, определения существа проблем социального управления, роли и места личности, норм и ценностей в социальной системе, организации, институте.

Следуя постановке научной проблемы настоящего исследования, нам представляется следующее понимание социального управления. Социальное управление – это управление социальными процессами в социальных системах, институтах, организациях с целью утверждения системы социально-гуманистических отношений и форм взаимодействия управляющих и управляемых субъектов, направленное на создание условий, обеспечивающих эффективную реализацию их социального назначения в обществе. Согласно методологии социологического анализа социально-управленческих основ деятельности института полиции, социальное управление в полиции, являясь одним из видов социального управления, представляет собой управление социальными процессами в полицейских подразделениях и службах с целью утверждения системы социально-правовых и гуманистических отношений и форм взаимодействия управляющих и управляемых субъектов, направленное на создание условий, обеспечивающих эффективную реализацию социального и правоохранительного назначения полиции. Объектом социального управления полиции являются коллектив сотрудников полиции, формы и виды их деятельности. Первичным субъектом – Министр МВД России, вторичным – органы управления системы МВД России.

Исходя из рассмотрения социального управления в полиции в институциональном разрезе, определяем механизм социального управления в полиции. Механизм социального управления в полиции – это система отлаженного и согласованного взаимодействия социальных элементов, обеспечивающих достижение целей, задач института полиции. Основными элементами механизма социального управления в полиции являются: субъект и объект управления; целевое воздействие; формальная и неформальная организационные структуры коллектива; личность и деятельность сотрудника; социальные нормы и ценности; общественное мнение.

В связи с интегральным подходом к анализу социально-управленческих основ деятельности института полиции исследование предполагает уточнение принципов организации и управления в полиции и осмысление специфики организационной структуры управления в органах внутренних дел (полиции).

Выступая как руководящее положение, или как установка в той или иной сфере, отрасли, в наиболее общем виде сущность социального управления и специфику механизма социального управления в полиции отражают общие и частные принципы управления. Являясь субъектом управления в органах внутренних дел (полиции), МВД руководствуется принципами управления, ориентирующимися на особенности организации и условия функционирования органа правопорядка, стратегию выстраивания взаимоотношений с общественностью. В этой связи Федеральным законом «О полиции» провозглашены обновленные принципы управления: соблюдение и уважение прав и свобод человека и гражданина; законность; беспристрастность; открытость и публичность; общественное доверие и поддержка граждан; взаимодействие и сотрудничество; использование достижений науки и техники, современных технологий и информационных систем[37]. Бесспорно, что реализация принципов деятельности полиции, обозначенных Федеральным законом «О полиции», в значительной степени зависит от процесса институционализации органов внутренних дел, качества деятельности коллектива сотрудников, уровня их профессионализма и культуры, содержания служебных отношений между сотрудниками по вертикали и по горизонтали, а также от характера взаимодействия правоохранительного ведомства с общественными объединениями и организациями, широкими слоями населения.

Вместе с тем, на наш взгляд, эффективная реализация принципов, провозглашенных Федеральным законом «О полиции», невозможна без утверждения значительного ряда принципов, отражающих социальный аспект функционирования и развития системы органов внутренних дел (полиции). Как отмечается в литературе, «эффективна и социально значима конфигурация менеджмента, ориентированная на проблемы и потребности общества»[38]. Кроме того, для эффективного функционирования органов внутренних дел (полиции) и его дальнейшего развития следует определить также принципы с учетом эволюции правоохранительного ведомства и интересов сотрудников органов внутренних дел.

Учитывая усиление социальной ориентированности деятельности полицейских подразделений, считаем необходимым уточнение принципов организации и управления в полиции. Исходя из содержания социального управления в полиции, потребностей и интересов различных социальных групп и общества в целом, мы предлагаем руководствоваться в управлении органами внутренних дел следующими принципами: эволюционное развитие (обновление целей, задач, концепций, методов управления, критериев оценки эффективности деятельности полиции); разделение труда (дифференциация полицейских подразделений, их функций, своеобразие правил и норм поведения, специфика профессиональных требований в области морали); гуманизм; социальная ориентированность, направленная на удовлетворение потребностей населения; социальная ответственность; утверждение системы обратной связи; сотрудничество, диалог, взаимодействие.

Наряду с принципами организации и управления в органах внутренних дел (полиции) следует уточнить и вопрос о функциональной роли полиции в обществе. Согласно Федеральному закону «О полиции» государственная политика освобождения органа правопорядка от не свойственных ему функций нашла отражение в определении основных направлений деятельности полиции, хотя вопрос о приоритете направлений деятельности полиции по-прежнему остается дискуссионным. В частности, и это вполне оправдано, в литературе предлагается вывести из структуры федерального органа исполнительной власти в сфере органов внутренних дел экспертно-криминалистические подразделения, осуществляющие экспертно-криминалистическую деятельность.

В свою очередь, исходя из положения о социальной природе полиции и социальном характере ее деятельности, а также учитывая принципы организации и управления полиции, мы полагаем необходимым определить в качестве основной функциональной роли полиции в обществе социально-правовое обслуживание населения. При этом в числе приоритетных функций полиции должна быть усилена и социально обслуживающая функция, заключающаяся в оказании полицейскими подразделениями помощи гражданам (в рамках своей компетенции), обратившимся к сотрудникам полиции с вопросами правового, морального, материального, социального характера.

Методологический подход к социальному управлению в органах внутренних дел (полиции), опирающийся на ключевые положения философского и социологического знания об обществе и социальных институтах, позволяет нам определиться со стратегией и тактикой социального управления в полиции. Поднимая проблему стратегии и тактики социального управления в полиции, для начала выделим ключевые концептуальные идеи и положения, стратегии развития системы МВД России.

В сентябре 1990 года с определением направлений формирования и функционирования системы МВД РСФСР провозглашена ключевая идея стратегии ее развития. Это – децентрализация системы МВД; передача большей части функций по управлению органами и подразделениями милиции местным Советам; разделение милиции на муниципальную и федеральную; переработка законодательной базы борьбы с преступностью; противодействие попыткам использовать в преступных целях кредитно-финансовую систему, новые формы внешнеэкономических связей, укрытие налогов; сосредоточение усилий органов внутренних дел на охране общественного порядка, пресечении и раскрытии преступлений; избавление от несвойственных функций; техническое перевооружение милиции; кадровая политика: переход к отбору в милицию от принципа партийной принадлежности к принципу профессиональной пригодности, наличие ведомственных учебных заведений, требуется система изучения и внедрения достижений науки, зарубежного опыта, перестройка системы повышения квалификации, увеличение оплаты труда сотрудников как минимум в два раза, обеспечение социальной и правовой защиты личного состава[39].

Судя по ряду концептуальных положений, в частности, касающихся функций ведомства, подготовки кадров, правовой и социальной защищенности сотрудников органов внутренних дел, эти положения не потеряли своей актуальности также и на современном этапе развития системы МВД России.

Эти и другие концептуальные идеи были конкретизированы в Законе РСФСР «О милиции»[40]. В данном нормативном документе впервые были сформулированы демократические преобразования органов правопорядка, целью и задачами которых провозглашались: защита всех форм собственности, законных интересов личности, общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств; охрана общественного порядка; обеспечение общественной безопасности; оказание помощи физическим и юридическим лицам в защите их прав и законных интересов, а принципами деятельности – уважение прав и свобод человека и гражданина, законность, гуманизм, гласность. Также в Законе РСФСР «О милиции» нашли отражение идеи деполитизации и деидеологизации органа правопорядка, заявлен принцип федерализма.

В середине 90-х годов в МВД Российской Федерации была утверждена Концепция развития органов внутренних дел и внутренних войск МВД России от 20 марта 1996 года № 145 [41], содержащая концептуальные идеи по развитию системы МВД России на ближайшие десятилетия. В данной Концепции нашла отражение официальная позиция по преобразованию системы МВД России, определены цели, задачи, основные направления и принципы преобразования органов внутренних дел, сроки исполнения. Главной целью развития системы МВД России, согласно Концепции развития органов внутренних дел и внутренних войск МВД России, является ее приведение в состояние, позволяющее обеспечить надежную защиту личности, общества и государства от преступных посягательств. Соответственно цели определены направления к ее достижению, включающие три поступательных этапа. На первом этапе (до конца 1996 года) планировалось достижение позитивных сдвигов в функционировании системы МВД России на наиболее важных участках оперативно-служебной и служебно-боевой деятельности (до конца 1996 года). На втором этапе (до 2000 года) ожидалось доведение результатов функционирования системы МВД России до социально одобряемого уровня и на этой основе восстановление и поддержание должного общественного престижа органов внутренних дел и внутренних войск. Третий этап предусматривал достижение главной цели развития системы МВД России.

Главными задачами Концепции развития органов внутренних дел и внутренних войск МВД России определены: повышение эффективности управления и служебно-боевой готовности органов внутренних дел и внутренних войск; создание полноценной правовой базы функционирования системы МВД России; максимальное использование положительно зарекомендовавших себя на практике форм и методов оперативной, служебной и служебно-боевой деятельности; обеспечение внедрения научных рекомендаций и приемлемого в российских условиях зарубежного опыта; улучшение работы с кадрами; повышение уровня профессионализма, исполнительской дисциплины и научной организации труда; укрепление делового сотрудничества с другими правоохранительными органами; налаживание на новой основе взаимодействия с населением и институтами гражданского общества; расширение и углубление взаимовыгодных международных связей; доведение до нормативного уровня финансового и материально-технического обеспечения, правовой и социальной защиты личного состава; обеспечение собственной безопасности системы МВД России.

Также в Концепции определены принципы преобразования и основные направления совершенствования и развития системы МВД России. К принципам преобразования Концепцией отнесены: целостность и единство системы МВД России при сочетании вертикальной федеральной подчиненности с самостоятельностью органов внутренних дел субъектов Российской Федерации, территориальных, транспортных органов и местных органов охраны общественного порядка в составе милиции общественной безопасности; научная обоснованность, преемственность, плановость и постепенность осуществления всех преобразований; надежность управления, ориентированного на обеспечение устойчивости и мобильности всех звеньев системы, а также организацию адекватного и оперативного реагирования на любые изменения оперативной обстановки; рациональная минимизация объема функций, их конкретизация и распределение между различными звеньями системы; оптимальная простота и гибкость организационных структур; приоритетная ориентация деятельности всех служб, независимо от их функциональной специализации, на решение задач борьбы с преступностью и обеспечение общественной безопасности.

Основными направлениями совершенствования и развития системы МВД России Концепцией определены: совершенствование управления и развитие организационных структур; совершенствование правового обеспечения; обеспечение социальной и правовой защиты; развитие системы информационного обеспечения; укрепление международных связей и др[42].

Эти и другие принципиально важные для успешного функционирования органов внутренних дел нормативно-правовые акты, изданные с момента утвержденной Министерством внутренних дел Концепции, обеспечивали необходимое преобразование системы МВД России в организационно-правовом, административном, управленческом плане. Правда, как отмечает Ю. Е. Аврутин, предусмотренная Концепцией «схема развития и реформирования органов внутренних дел и милиции фактически так и не была воплощена в жизнь»[43].

Последующее преобразование органов внутренних дел в большей степени определялось инициативами со стороны центральных органов государственной власти, вносивших свои коррективы в процесс реформирования. Так, процесс преобразования органов внутренних дел в организационном плане сопровождался процессом укрепления вертикали государственной власти, усиление которой с начала 2000 года означало реформирование органов государственной власти и в значительной степени повлияло на дальнейшее преобразование органа правопорядка.

Начиная с 2006 г. приоритетами Министерства внутренних дел России определены качественное обеспечение безопасности граждан и государства, защита прав и свобод граждан. Ключевое значение на этом этапе реформирования отводится институту управления, кадровой политике, социальной защищенности сотрудников органов внутренних дел, профилактической работе, взаимодействию с общественностью. В соответствии с этим наметились и очередные стратегические задачи деятельности органов внутренних дел на ближайшее десятилетие. Так, на расширенном заседании Коллегии МВД России, состоявшемся 17 февраля 2006 года, подводя итоги оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел и служебно-боевой деятельности внутренних войск МВД за 2006 год, Министром МВД России определены основные стратегические приоритеты деятельности вверенного ему ведомства; включая вопросы укрепления дисциплины и правопорядка среди сотрудников органов внутренних дел и задачи комплектования всех уровней системы органов внутренних дел высококвалифицированными кадрами.

Позднее, на очередной Коллегии МВД России, состоявшейся 6 февраля 2008 года, были намечены мероприятия по дальнейшему искоренению преступности, затронуты вопросы о роли участкового уполномоченного в формировании позитивного имиджа личности сотрудника в общественном мнении, возвращении доверия граждан к органам внутренних дел, социальной защищенности самих сотрудников.

На следующем расширенном заседании Коллегии МВД России 2009 года были намечены мероприятия по дальнейшему искоренению преступности и затронуты вопросы обеспечения достойных условий труда, улучшения жилищных условий сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск, создания привлекательного социального статуса сотрудника Министерства внутренних дел, продолжения работы по социальной защите сотрудников[44].

Следуя решениям, принятым на заседаниях обеих Коллегий, Министерство внутренних дел предприняло неотложные меры по реализации задач организационно-управленческого, кадрового, социального характера.

Важными шагами на пути совершенствования деятельности системы МВД России и приведения структуры ведомства, организации ее деятельности в соответствие с современными требованиями выступили: приказ МВД РФ от 1 января 2009 г. № 1 «Об утверждении Концепции совершенствования взаимодействия подразделений системы Министерства внутренних дел Российской Федерации со средствами массовой информации и общественными объединениями на 2009–2014 годы», направленный на расширение сотрудничества МВД России с гражданским обществом, выработку новых форм, методов и механизмов их совместной деятельности; и Указ Президента Российской Федерации от 24 ноября 2009 г. №1468 «О мерах по совершенствованию деятельности органов внутренних дел Российской Федерации»[45], определивший стратегической целью – модернизицию системы МВД России в плане решения кадровых, финансовых, организационно-правовых, образовательных управленческих, коррупционных задач. Реализация означенных в Указе задач потребовала соответствующих организационных мероприятий.

Наконец, с вступлением в силу Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции»[46] как основополагающего нормативно-правового документа в сфере деятельности органов внутренних дел (полиции) наступает новый этап реформирования системы органов МВД Российской Федерации, знаменующий собой начало процесса трансформации милиции в полицию. По замечанию специалистов, в процессе работы над Проектом разработчики руководствовались рядом основных концептуальных идей: закрепление правоохранительного предназначения полиции в обществе; продолжение процесса деуниверсализации полицейской структуры (то есть сужения функций правоохранительного органа); наделение полиции комплексом достаточности правомочий; гуманизация форм и методов работы полиции; упреждение возможности совершения преступления и профилактики уголовной активности; закрепление новой модели взаимоотношений полиции и общества; повышение требований к сотрудникам полиции, к культуре их поведения; проектирование модели контактов сотрудника полиции и гражданина[47].

Закон «О полиции», направленный на совершенствование правового регулирования деятельности органов внутренних дел и повышение качества деятельности нового органа правопорядка, ориентирует полицию на служение личности, обществу, закону. Между тем с принятием Федерального Закона «О полиции», других нормативно-правовых документов обнаруживается основное противоречие в формировании новой правоохранительной структуры, связанное с заявленными принципами деятельности института полиции (открытость, публичность, взаимодействие с общественностью) и выстроенным механизмом государственного управления органов внутренних дел (полиции), основу которого составляет бюрократическая модель управления.

В этой связи нам представляется целесообразной корректировка механизма управления в системе МВД России и разработка стратегии управления в органах внутренних дел (полиции), отвечающих современному развитию общественных отношений.

В современной модели полицейской деятельности, ориентированной на обслуживание общества, стратегическим направлением управления в целом должно выступить:

1) расширение диапазона социально-правового обслуживания населения;

2) обеспечение безопасности личности и населения как неотъемлемого элемента их качества жизни (как общее направление государственного управления в сфере внутренних дел, отвечающих потребностям общественного развития).

Воспринимая в качестве стратегического направления деятельности полиции – обслуживание интересов населения, управление в полиции должно ориентироваться на решение следующих задач:

а) приведение системы оценки и измерения эффективности деятельности полиции в соответствии с правоохранительным и социальным назначением института полиции;

б) изменение организационной структуры системы управления МВД (полиции) с целью максимально эффективного функционирования полиции и достижения социально заданных целей, задач, отвечающих социально значимым правам и интересам населения;

в) раскрытие потенциала управляемого субъекта как ключевого фактора становления и развития института полиции;

г) привлечение позитивных возможностей формальной и неформальной организационных структур коллектива, включая развитие форм социальной самоорганизации сотрудников; утверждение профессионально-нравственных стандартов поведения, улучшение кадровой политики;

д) привитие культуры использования социологической информации в практике подготовки, принятия и выполнения управленческих решений;

е) повышение эффективности взаимодействия полиции с общественностью и установление общественного контроля над деятельностью полицейских подразделений;

ж) формирование позитивного общественного мнения о полиции.

[1] Мескон М. Х., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента: пер. с англ. – М.: Дело, 1992. – С. 58.

[2] Кравченко А. И. Тюрина И. О. Социология управления: фундаментальный курс: учебное пособие для студентов высших учебных заведений. – М.: Академический проект; Трикста, 2004. – С. 168.

[3] БСЭ. Т. 12. – М.: Советская энциклопедия. – М., 1973. – С. 75.

[4] Франчук В. И. Может ли менеджмент заменить социальное управление // Социологические исследования. – 1999. – № 4. – С. 128.

[5] Волков Ю. Е. Производственный коллектив и управление его социальным развитием. – М., 1972. – С. 16.

[6] Иванов В. Н. Трудовой коллектив – субъект социального управления. – М., 1980.

[7] Афанасьев В. Г. Общество: системность, познание, управление. – М., 1981.

[8] Там же. – С. 189.

[9] Бокарев Н. Н. Расширение участия трудящихся в управлении производством. – М., 1979. – С. 23.

[10] Тощенко Ж. Т. Социальная инфраструктура. Сущность и пути развития. – М., 1980.

[11] Варданянц Г. К. Социальное управление и общественный прогресс // Общество. Государство. Политика. – 2011. – № 1. – С. 63.

[12] Там же. – С. 63.

[13] Костина Н. Б. Социальное управление и социальная политика // Тезисы докладов и выступлений на II Всероссийском социологическом конгрессе «Российское общество и социология в XXI веке: социальные вызовы и альтернативы»: в 3 т. – М.: Альфа-М, 2003. – Т. 3. – С. 230.

[14] Зворыкин А. А., Гурьянов С. Т. Прикладные аспекты социального управления. – М., 1983. – С. 44.

[15] Актуальные проблемы социологии управления: материалы «круглого стола» // Социологические исследования. – 1998. – № 4. – С. 99.

[16] Там же. – С. 100.

[17] Там же. – С. 100–101.

[18] Тихонов А. В. Социология управления. Теоретические основы. – СПб: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 2000. – С. 128–131.

[19] Зинченко Г. П. Социология управления. Серия «Высшее образование». – Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. – С. 15.

[20] Там же. – С. 15.

[21] Зборовский Г. Е., Костина Н. Б. Социология управления: учебное пособие. – М.: Гардарики, 2007. – С. 36.

[22] Там же. – С. 38.

[23] Там же. – С. 38.

[24] Актуальные проблемы социологии управления: материалы «круглого стола» // Социологические исследования. – 1998. – № 4. – С. 105.

[25] Там же. – С. 105.

[26] Кикоть В. Я. Наука управления. Основы организации и управления в правоохранительной деятельности: науч. издание / В. Я. Кикоть, С. С. Маилян, Д. И. Грядовой. – М.: ЮНИТИ – ДАНА, 2010. – С. 14.

[27] Там же. – С. 18.

[28] Кикоть В. Я. Указ. соч. – С. 19.

[29] Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество / общ. ред., сост. и предисл. А. Ю. Самогонов: пер с англ. – М.: Политиздат, 1992. – С. 218.

[30] Афанасьев Г. В. Общество: системность, познание и управление. М., 1981. – С. 12.

[31] Костина Н. Б. Указ. соч. – С. 230.; Виханский О. С. Стратегическое управление: учебник. 2-е изд. , перераб. и доп. – М.: Гардарика, 2002.

[32] Мескон М. Х., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента: пер. с англ. – М.: Дело, 1992. С. 71–72.

[33] Кикоть В. Я. Указ. соч. – С. 21.

[34] Орланов Г. Б. Принцип детерминизма в социальном управлении // Социология власти. – 2010. – № 3. – С. 154.

[35] Атаманчук Г. В. Управление – социальная ценность и эффективность. – М., 1995. – С. 41.

[36] Костина Н. Б. Указ. соч. – С. 230.

[37] ФЗ «О полиции» // Российская газета. – 2011. – 8.02. – С.17.

[38]Голиков В. Д., Голиков С. В., Комаров А. Г. Сравнительный менеджмент: учеб. пособие: в 2 кн. Кн. 1. Парадоксы теории, методологии и практики. – Уфа: Издательский центр Уфимского филиала ГОУ ВПО «МГГУ им. М.А. Шолохова», 2010. – С. 96.

[39] Аврутин Ю. Е. Указ. соч. – С. 240–241.

[40] О милиции: Закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 (с изм. 1993, 1999, 2000 гг.) // СЗ РФ.

[41] Приказ МВД России № 145 от 20 марта 1996 г. «Концепция развития органов внутренних дел и внутренних войск МВД России».

[42] Концепция развития органов внутренних дел и внутренних войск МВД России // Вестник МВД Российской Федерации. – 1996. – № 5. – С. 7–10.

[43] Аврутин Ю. Е. Полиция и милиция в механизме обеспечения государственной власти в России: теория, история, перспективы. – СПб.: Издательство «Юридический центр «Пресс», 2003. – С. 311.

[44] Аврутин Ю. Е. Полиция и милиция в механизме обеспечения государственной власти в России: теория, история, перспективы. – СПб.: Издательство «Юридический центр «Пресс», 2003. – С. 311.

[45] СЗ РФ. – 2009. – № 52 (1 ч.). – Ст. 6536.

[46] СЗ РФ. – 2011. – № 7. – Ст. 900.

[47] Черников В. Закон о полиции: новая эпоха перемен // Профессионал. – 2010. – № 6. – С. 3–6.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!