Социально-политические реформы Гая Гракха

27 Авг 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Продолжателем реформаторской деятельности Тиберия Гракха и мстителем за поруганную честь трагически погибшего брата выступил Гай Гракх, младший брат Тиберия1. В отношении личных качеств между обоими братьями имеются как сходство, так и различия, обусловленные врожденными наклонностями, с одной стороны, и социально-политической обстановкой, при которой им приходилось действовать, с другой. В сравнительной биографии Плутарха Тиберий представляется мягким и уступчивым человеком, Гай же —горячим и вспыльчивым. Речь Тиберия была приятной, рассчитанной на возбуждение чувства сострадания слушателей, речь же Гая была грозной, способной возбуждать страсти. Тиберий писал чистым, тщательно отделанным слогом. Гай — цветистым, но убедительным. Тиберий был невзыскателен в еде, Гай же в сравнении с братом казался гастрономом. Произнося речи, Гай в порыве возбуждения часто сбивался с основной темы, забывая о том, что он говорил. Для устранения этого недостатка он ставил позади себя раба с музыкальным инструментом, употребляемым учителями пения. Замечая, что Гай начинает кричать и отступать от главной темы, раб начинал играть на флейте, тогда Гай приходил в себя и успокаивался. Выдающиеся способности, ораторский талант, образование и силу мысли Гая Гракха признавали даже его принципиальные противники, как, например, Цицерон. «С каким талантом, с каким красноречием, с какой силой, с какой мощью говорил он!» (homo longe ingeniosissimus atque eloquentissimus)2.

Гай Гракх выступил уже с более широкой и продуманной социально-политической программой. При кажущейся случайности и хаотичности предложенные и проведенные Гаем Гракхом законы метили в одну основную цель: сокрушение сената и замену олигархической конституции демократической по греческому образцу.

Для обеспечения интересов Римского государства в целом, для ведения твердой внешней политики и для упрочения господства свободных римлян и италиков над рабами сенатская олигархия оказывалась бессильной. Исходя из этого, Гай Гракх считал необходимым высшее руководство в государстве от сената передать народному собранию, возглавляемому народным трибуном, избираемым непосредственно самим народом. Иное соотношение классовых сил и иные задачи внешней и внутренней политики требовали новой конституции. Политическим идеалом Гая Гракха была Афинская демократическая республика эпохи Перикла.

Оплотом нобилей был сенат, на который в первую очередь Гай Гракх и направил свои удары. В 124 г. 29-летний Гай был избран народным трибуном и тотчас же после избрания внес два законопроекта, направленных против врагов убитого брата и против собственных врагов (statim et mortis et legum fratris sui vindex). Первый закон лишал права выставлять свою кандидатуру на общественные должности лиц, лишенных народом какой-либо магистратуры. Этим снималась кандидатура Марка Октавия, выступавшего против Тиберия и лишенного по воле комиций звания народного трибуна. Второй закон предоставлял народу право привлекать к суду магистрата, изгнавшего из Рима без суда римского гражданина. Этот закон имел в виду Попилил, изгнавшего из Рима сторонников Тиберия (С. Gracchus legem tulit ne de capite civis Romani iniusso vestro iudicaretur). Вслед за этими предварительными мерами, закреплявшими положение народного трибуна, Гай провел: 1) аграрный закон и 2) хлебный закон.

Аграрный закон Гая (lex agraria) повторял закон Тиберия. «Гай Гракх внес аграрный закон, который внес также и его брат» (tulit legem agrariam quam et frater eius tulerat). За аграрным последовал хлебный закон (lex frumentaria), обеспечивавший за каждым гражданином право на получение некоторого жизненного вспомоществования со стороны государства. «Гай Гракх предложил хлебный закон — отпускать плебеям муку по 6 '/3 асса за модий» (frumen- tariam legem at senis et triente frumentum plebei darentar) Самая идея этого закона не нова. Вспомоществование в виде всякого рода раздач и подарков практиковалось и до Гракхов. Гракх обобщил прежнюю практику, передав ее из рук частных лиц в ведение государства. Важен был самый принцип признания со стороны государства обязанности содержания неимущих граждан.

По закону Гая Гракха, государство обязывалось продавать жителям города Рима зерно ниже рыночной цены. Социальная необходимость подобного закона понятна. Рим был полон малоимущими и неимущими гражданами, страдавшими от дороговизны предметов первой необходимости. Ближайшим же образом хлебный закон имел в виду отвлечь от нобилей их клиентов, привлекаемых раздачей хлеба.

Закон был встречен римским населением с энтузиазмом, хотя он далеко не разрешал всех продовольственных затруднений. Но хлебный закон Гая Гракха имел и свою оборотную сторону. Предназначавшийся для раздачи хлеб привозился из провинций и складывался в государственные амбары (Sempronia horrea), специально выстроенные для этой цели. Приток дешевого привозного хлеба сбивал цены на туземный италийский хлеб, оказывая тем самым вредное влияние на италийское сельское хозяйство и хлебный рынок. Радостно встреченный малоимущими слоями города, хлебный закон сделал Гая самым популярным человеком в Риме (amantissimus plebis Romanae)2 и обеспечил ему большинство голосов на выборах в трибуны на следующий, 122-й год. «Вслед за этим Гай был избран трибуном на будущий год. В это время прошел особый специальный закон относительно трибуната. Для переизбрания народного трибуна требовалось одно переизбрание его народным собранием»'.

После избрания народным трибуном Гай Гракх немедленно приступил к осуществлению своей программы. Первой проблемой, которую должен был разрешить Гай Гракх, так же как в свое время и его брат Тиберий, была финансовая проблема. Для работ аграрной комиссии, для раздач, построек, дорог, закупок и пр. требовались деньги. Государственное же казначейство было пусто, а потому единственным выходом из критического положения было обращение за ссудой к римским финансистам, т. е. всадникам. Отсюда сближение Гракха со всадничеством, оказавшее решающее влияние на весь дальнейший курс его политики и отклонившее его от первоначальной программы.

В обеспечение ссуды всадники получали сбор доходов с провинции Азии (lex dc provincia Asia), недавно образованной из бывшего Пергамского царства, одного из самых богатых эллинистических царств. В Азии товарищества всадников получали на откуп сбор десятины со всех продуктов (decima), арендной платы за выпас на общественном поле (scriptura), сбор таможенных пошлин (portoria) и другие крупные статьи государственного дохода. Аукционы же, на которых производилась сдача откупов, происходили в самом Риме, что исключало конкуренцию местных финансистов и обеспечивало монополию римского всадничества.

Следующим законом, проведенным уже всецело в интересах всадничества, был судебный закон (lex indiciaria). Воспользовавшись в качестве предлога обвинением нескольких сенаторов-судей во взяточничестве, Гай в 122 г. внес в комиции новый судебный законопроект, распределявший места в «постоянных комициях» поровну между нобилями и всадниками, по 300 человек на каждую сторону. Но это было только началом. Вскоре сенаторы были совершенно исключены из состава присяжных, и суд целиком перешел в руки всадничества. Передача судов всадникам наносила тяжелый удар сенату и нобилитету.

Говорят, Гай немедленно после того, как закон был принят, выразился так: «Я одним ударом уничтожил сенат». Эти слова Гракха еще ярче оправдались позднее, когда его реформа стала осуществляться на практике. «Ибо предоставление всадникам судейских полномочий над римлянами, всеми италийцами и самими сенаторами, полномочие карать их любыми мерами воздействия, денежными штрафами, лишением гражданских прав, изгнанием — все это вознесло всадников как магистратов над сенатом, а членов последнего сравняло со всадниками или даже поставило их в подчиненное положение» ‘.

Римские публиканы, взявшие на откуп доходы Азии, сумели во всей полноте использовать, разумеется в ущерб плательщикам, предоставленные им привилегии. «Азиатские публиканы, — замечает по этому поводу Диодор, — были компаньонами римских судей и делали то, что хотели, наполняя провинцию произволом и преступлениями»2.

Обладание провинциями, в чем больше всего было заинтересовано всадничество, предполагало военную и государственную мощь Рима. А то и другое зависело от внутренней крепости Италии, от состояния ее хозяйства и достаточного числа имущественно обеспеченных граждан, составлявших римское ополчение.

На военно-экономическое возрождение Италии прежде всего и была направлена социальная политика Гракхов. Достичь этого они надеялись: 1) повышением производительных сил Италии, 2) широкой колониальной политикой и 3) включением в состав римского гражданства италиков, в первую очередь латинов, своих соседей, родственных по языку, культуре и теснее всего связанных со всей римской политикой.

Для оживления экономической жизни Италии Гай Гракх предпринял грандиозный план строительства дорог, мостов, гаваней, хлебных амбаров (Sempronia horrea) и других подобных сооружений государственного масштаба. Первостепенное место в экономической политике Гая Гракха занимала колониальная политика. По словам Веллея Патеркула, Гай Гракх намеревался всю Италию покрыть колониями. Выводом колоний Гай имел в виду разрешить не только основной вопрос программы демократической партии — увеличение числа средних и мелких землевладельцев, но также поднять развитие производительных сил римского государства. Колонии основывались в торговых пунктах и на перекрестках дорог и морских путях. Они должны были заинтересовать в первую очередь состоятельные элементы — торговцев, предпринимателей и финансистов,—оживить экономику, увеличить число поступавших в казну пошлин (nova constituebat portoria), а одновременно с этим естественным путем оттянуть от центра избыток населения, начинавшего уже тяготить государственную казну.

Колонии предполагалось основать в Италии и в провинциях. Из италийских колоний, намеченных Гракхом, известны три колонии: 1) на месте греческого города Тарента (Colonia Neptunia); 2) на месте древнего Скиллация (Golonia Minervia); 3) третья на месте г. Капуи, разоренной в Ганнибалову войну. Из провинциальных колоний самой значительной была Colonia Lunonia (на месте Карфагена), долженствовавшая стать крупнейшим эмпориумом (портом) западной части Средиземноморья.

«Народ удивлялся, видя его окруженным толпой подрядчиков, архитекторов, послов, магистратов, солдат и ученых. Со всеми он обращался ласково, сохраняя серьезность, и в своей любезности вел себя с каждым так, как это было необходимо. Он умел таким образом угождать народу скорее своим обхождением с ним или своими поступками, нежели речами на трибуне».

В его руках сходились все нити управления, он был главой возобновленной аграрной комиссии, председательствовал на аукционах, стоял во главе продовольственного (curator annonae) и дорожного (curator viarum) дела.

Он же руководил и делами внешней политики. В качестве третейского судьи Гай Гракх вмешался в спор восточных царей: вифинского царя Никомеда и понтийского Митридата, отца знаменитого Митрида- та Великого.

Широкая италийская и внеиталийская колонизация вызвала настоящую панику в среде оптиматов- посессоров, после закона Тиберия Гракха об установлении земельного максимума набросившихся на провинциальный земельный фонд. Колониальная политика Гракха грозила сократить оккупации не только в Италии, во и в провинциях, притом в наиболее богатых, славившихся своим плодородием и пастбищами, каковой, например, была африканская провинция. Веллей Патеркул колонизационный закон младшего Гракха называет самым страшным и губительным (perniciosum); губительным, конечно, с точки зрения крупных посессоров. «Из всех законов Гая Гракха

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!