Социально-экономическое развитие США в конце XIX века

  1. Основные причины быстрых темпов экономического развития США в конце XIX века.

 

Победа промышленного Севера в Гражданской войне, ликвидация рабовладельческих латифундий и принятие гомстед-акта являлись важнейшими факторами, обусловившими быстрое развитие капитализма в США в конце XIX в. К 70-м годам территория Соеди­ненных Штатов простиралась от Атлантического до Тихого океана, в 1867 г. у России была приобретена Аляска. Продвижение границ к Западу, освоение новых территорий и приток иммигрантов вели к постоянному росту внутреннего рынка. Разработка богатейших запасов ценных ископаемых — угля, железа, меди, нефти - обеспечивала промышленность необходимым сырьем и энергией.

В последней трети XIX в. прежде всего увеличились масштабы производства. Циклические кризисы перепроизводства, сотрясавшие экономику в 1873 - 1878, 1882 - 1885 и 1893—1897 гг., не изменили направления развития промышленности. С 1870 по 1900 г. выплавка чугуна увеличилась в 8 раз (до 13,8 млн. т), стали - в 150 раз (до 11,2 млн. т), добыча угля - в 10 раз (до 212,3 млн. т). Общая стоимость выпускаемой в США продукции с 1860 по 1900 г. возросла в 6 раз. Особенно бурно шло железнодорожное строительство, поощряемое федеральными кредитами и земельными пожалованиями железнодо­рожным компаниям. К 1900 г. железные дороги соединили все штаты, а четыре магистрали - тихоокеанское и атлантическое побережье. Их общая протяженность достигла 190 тыс. миль, что составляло почти половину мировой железнодорожной сети. Промышленность и тран­спорт в США в значительной степени развивались за счет иностранных капиталовложений, достигших к началу XX в. 3,4 млрд. долл.

К 1870 г. в США проживало более 50 млн. человек, однако рабочей силы не хватало. Важную роль в индустриализации сыграл приток иммигрантов. За последние 30 лет XIX в. в США прибыло около 14 млн. иммигрантов, в основном из европейских стран. Объяснялось это прежде всего благоприятными экономическими возможностями в США. В XIX в. больше половины иммигрантов составляли неквали­фицированные работники — чернорабочие и домашняя прислуга, око­ло четверти — крестьяне и примерно столько же - промышленные рабочие; доля лиц свободных профессий и общественных услуг не достигала и 2 %. В 1890 г. иммигранты и их дети составляли 33 % населения США.

Недостаток рабочей силы предприниматели стремились компен­сировать рационализацией производства. Быстро внедрялись новей­шие научно-технические изобретения. За период 1860 - 1890 гг. в США было выдано около 440 тыс. патентов на различные изобретения. В экономике происходили глубокие структурные изменения, начиналось развитие новых отраслей промышленности: нефтедобывающей и неф­теперерабатывающей, электроэнергетической, химической, автомо­билестроительной, резиновой. В 1882 г. знаменитый изобретатель Т. Эдисон построил первую тепловую электростанцию, а к концу века было уже около 2800 электростанций. В стране началась общая элек­трификация промышленности, транспорта, быта.

Период бурного развития переживало и сельское хозяйство. Труд свободного фермера на свободной земле приносил свои плоды. Нали­чие широкого слоя мелких и средних фермеров являлось одной из главных причин экономических успехов США. Число занятых сель­скохозяйственным трудом возросло с 6,2 млн. до 10,4 млн. человек, а общее количество фермерских хозяйств — с 2,0 до 5,7 млн. За 1870— 1900 гг. площадь обрабатываемых земель увеличилась в 2,2 раза (со 189 по 415 млн. акров), валовой сельскохозяйственный продукт страны вырос в 2 раза. США становятся ведущим производителем и экспор­тером пищевых продуктов. Этому во многом способствовало приме­нение новых сельскохозяйственных машин и искусственных удобре­ний. Однако в конце XIX в. в сельском хозяйстве начинается важней­ший процесс — вытеснение мелкого производителя. Истощение к 1890 г. фонда свободных земель, втягивание мелких фермеров в товарно-денежные отношения ускоряли расслоение фермерства. Ухудшение позиций мелких фермеров знаменовалось ростом числа арендаторов (2 млн. к началу XX в.), задолженности, снижением удельного веса землевладельцев. Одновременно усиливались крупные капиталистиче­ские хозяйства. В 1900 г. их было около 1 млн., но им принадлежало 43 % земли и половина аграрного производства страны.

Удачна была расчетливая протекционистская политика фе­дерального правительства. С 1861 г. импортные товары на американских таможнях облагались 5—10%-ной ввозной пошлиной. Этого оказалось достаточно для того, чтобы ежегодные пополнения федеральной казны стали превышать расходы государства на 100 млн дол. В 1890 г. Конгресс США одобрил закон Маккинли-Олдрича, согласно которому пошлины на ввозимые товары увеличивались до 49,5 %, а в 1897 г. тариф Дингли поднял размер пошлин до 57 %;

протекционистская политика достигла апогея. Она способст­вовала росту цен на внутреннем рынке и стала средством получения корпорациями максимально высоких прибылей.

Благоприятным фактором для развития американской экономики была удаленность страны от ее главных конку­рентов, с одной стороны, и соседство со слаборазвитыми государствами Латинской Америки — с другой. Это пред­определило направленность внешнеэкономической экспан­сии американского капитала.

Под воздействием упомянутых факторов и ряда других (образование, наука и т.п.) США превратились в инду­стриально-аграрную державу. Темпы развития промыш­ленности все более опережали рост сельскохозяйственного производства. По данным переписи 1890 г., преобладаю­щей в стране стала промышленность, а к 1900 г. стоимость ее продукции уже втрое превышала стоимость продукции сельского хозяйства. Национальное богатство Соединен­ных Штатов возросло с 20,8 млрд в 1865 г. до 88,8 млрд дол. в 1900 г. прежде всего за счет роста промышленности.

 

  1. Особенности процесса монополизации американской промышленности. Борьба с монополиями. Антитрестовский закон Шермана 1890 г.

 

Развитие американской экономики в конце XIX — начале XX в. происходит на фоне интенсивных процессов концентрации и централизации производства и капитала и образования на этой основе монополистических объедине­ний в промышленности, усиления роли банков и финансо­вого капитала.

Процесс монополизации в США осуществлялся в форме трестов. Они объединяли предприятия одной или ряда смеж­ных отраслей, которые, вступив в монополию, теряли про­изводственную и коммерческую самостоятельность. Руковод­ство трестом находилось, как правило, в руках одной голов­ной компании, владевшей и распоряжавшейся контрольным пакетом акций. Контролируя капиталовложения на решаю­щих участках экономики, тресты стремительно вытесняли своих конкурентов, завоевывая внутренний рынок.

Первой крупной корпорацией была компания «Стандарт Ойл», осно­ванная Д. Рокфеллером в 1870 г. Спустя двенадцать лет она была реорганизована в трест, ставший монополистом в нефтепромышлен­ности США. Расцвет трестов приходится на 1887 - 1897 гг. Помимо треста Рокфеллера особенно выделялись стальная компания Карнеги, сахарная монополия «Америкэн щугар рифайнинг компани», электро­технический трест «Дженерал электрик» и др. Трестификация затро­нула свинцовую, водочную, спичечную, табачную и другие отрасли промышленности. В 1900 г., составляя всего 8 % предприятий страны, корпорации выпустили 59,5 % промышленной продукции.

Концентрация производства происходила и в других отраслях. В конце XIX в. возникли сахарная монополия "Америкэн шугар рифайнинг компани", табачная монопо­лия "Консолидейтед коппер" и т.д. Если с 1860 по 1890 г. образовались 24 промышленных объединения с капиталом 4366 млн дол., то за последующие 10 лет — 175 новых трестов с капиталом 3150 млн дол.

Влияние трестов на весь строй жизни в стране сказыва­лось повсюду. Поглощение мелких и средних предприятий, рост цен на товары, разорение фермеров — все это вызывало возмущение со стороны самых широких слоев населения. В этих условиях Конгресс США принял антитрестовские зако­ны: в 1887 г. закон о создании межштатной торговой комис­сии для надзора за действиями железнодорожных компаний, в 1890 г. — закон Шермана, который гласил: "Всякий договор, объединение в форме треста или в любой иной форме или договор с целью ограничения коммерции или торговли между штатами или с иностранными государствами объявляются незаконными". Лица, виновные в нарушении закона, подвергались штрафу в размере до 5 тыс. дол. или тюремному заключению сроком до 1 года. Согласно ст.7 закона лица, потерпевшие ущерб от незаконных объедине­ний, могли требовать возмещения убытков в тройном разме­ре. К концу XIX в. в 27 штатах были приняты аналогичные по смыслу законы, а в 15 штатах антимонопольные акты даже были включены в конституции штатов.

С развитием монополистического капитализма возникает финансовый капитал, происходит сращивание банковского капитала с промышленным. В США были созданы две крупнейшие финансовые группы — Моргана и Рокфеллера. Морган контролировал два банка — "Ферст нэшнл бэнк" и "Нэшнл бэнк оф коммерс". Капитал первого достигал 25 млн. дол., а капиталы его вкладчиков — 630 млн дол. Банк Рокфеллера "Нэшнл сити бэнк" владел основным капиталом в 25 млн дол. и распоряжался деньгами вкладчиков на сумму 474 млн дол. Если Рокфеллеры вошли в ранг финансовых магнатов, начав с организации монополии в промышленнос­ти, то Морган скупал акции промышленных фирм и создавал так называемые держательские компании.

Крупные финансовые монополии могли оперировать огромными суммами в силу того, что распоряжались день­гами акционеров. Сохраняя за собой контрольный пакет акций, финансовые магнаты распространяли мелкие акции среди населения. "Стальной трест" в годы подъема выпла­чивал своим акционерам до 7 % дивидендов.

Влияние моргановской и рокфеллеровской группировок было огромным. Они владели железными дорогами, нефтя­ными, металлургическими, машиностроительными, автомо­бильными и другими компаниями, распоряжаясь предпри­ятиями, добывающими руду и уголь, речными пароходствами. Эти и еще несколько других групп — Вандербилта, Гарримана, Доджа — контролировали большую часть добы­вающей и обрабатывающей промышленности, от них зависе­ло благосостояние тысяч людей. Эта зависимость была как непосредственная (зависимость рабочего от работодателя), так и опосредованная (зависимость мелкого вкладчика от банка). Как правило, в годы экономических кризисов они теряли работу или сбережения. Устоять могли только мощ­ные монополии, располагавшие колоссальными резервами, они поглощали фирмы, испытывавшие финансовые затруд­нения. Вытеснение мелких предприятий корпорациями реги­стрировалось официальной статистикой, отмечавшей из года в год рост числа банкротств. Во время кризиса 1873—1878 гг. промышленное производство упало на 32 %, обанкроти­лось 10,5 тыс. корпораций с активами около 250 млн дол. Аналогичная ситуация наблюдалась и в период циклических кризисов 1882—1885 и 1893—1897 гг. Последний глубоко потряс промышленные, торговые и банковские предприятия страны. В черной металлургии, судостроении, паровозе- и вагоностроении бездействовало от 50 до 75 % оборудования. Добыча угля и нефти упала на 6—11 %, выплавка стали — на 18 %. Характерной чертой кризисов последней трети XIX в. было стремительное падение биржевых курсов, за которым следовали банкротства банков, спад производства и деловой активности.

Концентрация производства и капитала, сопровождаемая разорением мелких и средних фирм, особенно усилилась в период экономических кризисов 1900—1903, 1907—1908 гг. и 1913 г. При этом удельный вес промышленной продукции, производимой крупными предприятиями, возрастал так же неуклонно, как и снижался удельный вес продукции мелких и средних фирм. Если в 1904 г. 71 тыс. мелких предприятий производили 1,2 % промышленной продукции, то в 1914 г. их удельный вес в выпуске продукции снизился до 1 %. Темпы образования корпорированных предприятий резко возросли. В 1904 г. корпорации и акционерные фирмы, составлявшие 23,6 % общего числа всех предприятий США, производили 73,7 % стоимости всей продукции, в 1914 г. эти показатели соответственно равнялись 28,3 и 83,2 %. На предприятиях крупных корпораций в 1914 г. работало 80 % рабочих, занятых в промышленности. Прибыли монополис­тических объединений росли из года в год: с 1904 по 1914 г. — с 4,5 млрд до 8 млрд дол.

 

  1. Орден рыцарей Труда (1869), Американская федерация труда (1881): организация, программные установки и методы их реализации

 

На протяжении последних двух десятилетий 19 века союзы боролись за десятичасовой рабочий день и против использования детского труда. Их деятельность нашла сочувственный отклик у законодательных органов ряда штатов. В 1851 году, например, штат Нью-Джерси принял закон о десятичасовом рабочем дне на всех производствах и о запрете найма детей младше десяти лет. Тем временем городские профессиональные союзы объединялись в федерации. Квалифицированные рабочие ряда отраслей промышленности организовали общенациональные союзы, стремясь добиться повышения заработной платы и улучшения условий труда. Борьба за увеличение заработной платы вылилась в сотни забастовок в 1850-х годах. Самой обширной оказалась забастовка сапожников в Новой Англии в 1860 году. Началась она в городе Линн, штат Массачусетс, когда фабричным рабочим отказали в требовании прибавить к заработной плате три доллара в неделю. Вскоре забастовка охватила штаты Мэн и Нью-Хэмпшир. Около 20000 рабочих приняли участие в стачке. Завершилась она победой сапожников. Вскоре аналогичные победы были одержаны и союзами других профессий. Успех привел к росту рядов профсоюзов. Однако в массе своей американские рабочие в целом жили лучше европейских и имели больше надежд на еще лучшую жизнь. По этой причине большинство рабочих не вступали в союзы.

В годы, последовавшие за гражданской войной (1861-1865), широчайший рост промышленности преобразил Соединенные Штаты. Когда-то они были страной мелких ферм. К началу 20 века США стали страной растущих больших городов, страной машин, добычи угля и производства стали, страной быстрых средств связи. Хотя условия жизни в целом улучшились, миллионы промышленных рабочих обитали в перенаселенных антисанитарных трущобах. В периоды экономических спадов их положение становилось просто ужасным. И тогда для них было привычным объявлять забастовку и воевать с хозяевами. Между 1865 и 1900 годами ожесточенные битвы возникали не раз. И порой города страны походили на поля сражений.

Самым, пожалуй, бурным столкновением между рабочими и хозяевами была Великая железнодорожная забастовка 1877 года. Страна вот уже четыре года находилась в тисках сурового экономического кризиса. За этот период железнодорожные компании снизили заработную плату своим рабочим на 20 процентов. Многие железнодорожники жаловались, что оказались не в состоянии содержать свои семьи, но сделать практически ничего не могли. Профсоюзы тогда были слабыми, бастовать рабочие опасались, ибо кругом было полно безработных, которые охотно заняли бы их места. Тем не менее сложился тайный союз железнодорожников, готовый оказать сопротивление хозяевам.

Затем в 1877 году четыре крупных компании объявили о дальнейшем снижении заработной платы на 10 процентов. Более того, Пенсильванская линия потребовала от кондукторов грузовых поездов обслуживать вдвое большее количество вагонов. 16 июля началась стачка на линии Балтимор-Огайо и быстро охватила другии линии. 19 июля железнодорожники станции Питтсбург Пенсильванской железной дороги отказались пропускать товарные поезда. (Пассажирские поезда пропускали беспрепятственно, поскольку те перевозили федеральную почту.) На следующий день губернатор направил части национальной гвардии штата выдворить забастовщиков с товарной станции. Но это были жители Питтсбурга, у многих из них среди забастовщиков были друзья и близкие. Вскоре они смешались с толпой мужчин, женщин и детей, заполонивших товарную станцию.

На следующий день прибыли 600 национальных гвардейцев из Филадельфии. Они получили приказ очистить пути товарной станции. Солдаты двинулись на толпу, раздались выстрелы. Погибло 20 человек. Еще больше людей получили ранения. Сообщения о расстреле вызвали бунты и поджоги в железнодорожных депо Питтсбурга. Президент Резерфорд Хэйес направил в Питтсбург федеральные войска, чтобы пресечь разгул толпы. Когда войска прибыли, схватка уже закончилась. В дымящихся руинах обнаружили обломки более 2000 железнодорожных вагонов. Десятки зданий лежали в развалинах.

Многих забастовщиков бросили в тюрьмы, остальных уволили. Разгул насилия в Питтсбурге и других городах вызвал в обществе шок. Многие искренне считали шахтеров, железнодорожников и других рабочих обыкновенными уголовниками. Во многих штатах законодательные органы приняли новые законы о заговорщицкой деятельности, направленные на подавление активности рабочего класса. Но Великая железнодорожная забастовка 1877 года в известном отношении и помогла рабочим. Некоторые железнодорожные компании отменили объявленные ранее сокращения заработной платы. Еще более важным результатом забастовки оказалась солидарность, проявленная шахтерами, металлургами и рабочими других отраслей. Рабочий класс ощутил свою силу и сплоченность.

Забастовка железнодорожников побудила многих рабочих вступить в растущие ряды общенациональной организации трудящихся, торжественно именовавшейся «Благородный святой орден рыцарей труда». Орден был основан в 1869 году небольшой группой рабочих фабрики готового платья в Филадельфии. Их профсоюз проявил неспособность к эффективной организационной деятельности. Видимо, потому, как считали рабочие, что члены его были слишком хорошо известны. Хозяева уволили их, а фамилии занесли в «черный список». Другие хозяева не хотели принимать на работу тех, чьи имена фигурировали в этом списке. И тогда рабочие пришли к двум выводам:

  • Необходимо соблюдение секретности для защиты членов союза от доносчиков.
  • Рабочие союзы, разделенные по принципу профессиональной принадлежности, обречены на провал.

Членство в Ордене рыцарей труда было открыто для всех, живущих заработной платой, достигших 18-летнего возраста, независимо от расовой принадлежности, пола и квалификации. Новые члены давали клятву о соблюдении тайны, обещали никогда не разглашать ни названия Ордена, ни имен его членов.

Для обеспечения секретности рыцари прибегали к шифрам и кодам. Собрания созывались с помощью таинственных знаков, нарисованных мелом на заборах и тротуарах. Эмблемой Ордена служили пять звездочек (*****). Членам ордена приходилось изучать условные рукопожатия и пароли.

Программа рыцарей труда включала восьмичасовой рабочий день, принятие законов, устанавливающих минимальный недельный заработок, решение трудовых конфликтов посредством арбитража вместо забастовок, принятие закона об охране здоровья и безопасности труда промышленных рабочих, равную плату за равный труд, запрет найма детей до 14-летного возраста, национализация железных дорог, телеграфных и телефонных средств связи.

Сохранять деятельность рыцарей в полной тайне оказалось невозможным. Слухи о них просочились в печать. Газетные статьи обычно значительно преувеличивали силу и влияние Ордена. Под давлением общественного мнения рыцари начали действовать открыто. Но раскрывать имена членов Ордена нанимателям по-прежнему запрещалось.

Ряды рыцарей росли медленно. К 1884 году Орден насчитывал лишь 52 000 человек. Но в том же году под руководством рыцарей объявили забастовку рабочие двух крупных железнодорожных компаний. Обе стачки закончились полной победой рыцарей. И тогда по всей стране рабочие ринулись в их ряды. Два года спустя в Ордене состояло 750000 членов. Газеты предупреждали читателей о могуществе рыцарей. «Их вожди способны закрыть почти все заводы и фабрики и вывести из строя железные дороги», — отмечала одна из них. В глазах многих Орден ассоциировался с опасными радикалами. Последующие забастовки на железных дорогах, возглавленные рыцарями, закончились поражениями. Орден оказался далеко не столь всемогущим, как предполагалось. Начался массовый выход рабочих из его рядов. Десять лет спустя после своих величайших побед Орден рыцарей труда распался.

Руководящие позиции угасающего ордена оспаривала новая рабочая организация — Американская федерация труда (АФТ), основанная в 1886 году Сэмюэлем Гомперсом, руководителем союза табачников.

Лучшей формой организации Гомперс считал профессиональные союзы квалифицированных рабочих. Чернорабочие без труда заменялись другими во время забастовок. Квалифицированную же рабочую силу заменить сразу сложно.

Первоначально Федерация труда сложилась из шести основных союзов профессиональных рабочих: табачников, плотников, печатников, чугунолитейщиков, сталеваров и стекольщиков. Новая организация далеко не сразу добилась успеха. Десять лет АФТ и рыцари вели упорную борьбу между собой. Но ситуация складывалась не в пользу рыцарей. Ряды и влияние руководимой Гомперсом АФТ неуклонно росли. К 1904 году АФТ, насчитывавшая 1,75 миллионов членов, стала ведущей рабочей организацией страны.

В те годы многие рабочие стран Европы вступали в революционные рабочие движения, проповедующие отказ от капитализма и установление новой социалистической системы экономики. Большинство американских рабочих, однако, пошло за Гомперсом, подходившим к решению проблем рабочего класса с сугубо прагматических позиций. Целью становилось создание союзов достаточно мощных, чтобы суметь потребовать большую долю в распределении богатств, которые рабочие помогали создавать. Рабочие стремились не к разрушению экономической структуры страны, а к более эффективной отдаче от нее в их пользу.

Основную задачу союзов Гомперс видел в заботе о повседневном благосостоянии своих членов, а не в политической борьбе. Был он убежден и в том, что социализм в Соединенных Штатах не приживется, но конкретные требования повышения заработной платы и сокращения рабочего дня позволят добиться лучшей жизни для рабочего люда. Эта платформа известна как «бутербродный» (потребительский) или «простой и чистый» юнионизм.

Ярким исключением из прагматических «потребительских» подходов к профсоюзному движению, свойственных большинству американского рабочего класса, служила позиция организации Индустриальные рабочие мира (ИРМ) — революционного рабочего союза, созданного в 1905 году в Чикаго под руководством Юджина В. Дебса. ИРМ призывал к свержению капитализма путем стачечной борьбы, бойкотов и саботажа. Имевший особенно сильные позиции среди текстильщиков, докеров, сезонных рабочих и лесорубов, ИРМ достиг своего пика массовости — 100000 членов в 1912 году. Став жертвой гонений со стороны федеральных следственных органов, а также объектом антирадикальной истерии, начавшейся в 1917 году, ИРМ практически прекратил существование к 1918 году.

В начале 20 столетия всю Америку охватило мощное реформистское движение, именуемой прогрессизмом. Его возглавили университетские профессора, священнослужители, врачи, работники социальных служб. Движение ставило целью улучшение условий жизни всех американцев. Прогрессисты хотели добиться большего равенства в политической системе. Они также хотели большей демократизации в экономической системе. Те, кто владеет природными ресурсами страны, говорили лидеры движения, должны поделиться частью своего богатства с теми, кому меньше повезло. Движение находило отклик у фермеров, мелких предпринимателей, женщин и рабочих. Оно захватывало разные политические партии и не обращало внимания на региональные границы. Движение пользовалось поддержкой трех Президентов страны: Теодора Рузвельта, Уильяма Тафта и Вудро Вильсона.

Прогрессисты разделяли заботы рабочего класса. Особую тревогу вызывало растущее число выносимых судами решений о прекращении забастовок. Прогрессисты протестовали против подавления забастовок силами федеральных войск и национальной гвардии штатов. Возмущали их и бесчеловечные условия труда на заводах и в шахтах.

Прогрессисты и АФТ оказывали давление на правительства штатов, добиваясь принятия законов, защищавших интересы трудящихся. Почти все штаты приняли законы, запрещавшие найм детей до 14 лет. 37 штатов запретили использование труда подростков младше 16 лет с 7 часов вечера до 6 часов утра. 19 штатов ввели в промышленности восьмичасовой рабочий день для подростков, не достигших 16 лет.

Заботила прогрессистов и продолжительность рабочего дня для женщин в промышленности. В 41 штате приняли новые или улучшили прежние законы, защищая права женщин-работниц. В большинстве штатов рабочий день для женщин ограничивался 9 часами в день, что составляло 54-часовую рабочую неделю.

Одной из важнейших забот прогрессистов стали несчастные случаи на производстве. Они добивались платы жертвам несчастных случаев, независимо от их причины, и считали, что страховка должна выплачиваться за счет нанимателя. К 1917 году 13 штатов приняли законы о компенсации производственного травматизма. Многие штаты приняли законодательство, повышающее требования к технике безопасности.

Союз прогрессистов и АФТ также боролись за федеральное законодательство в пользу рабочего класса. Конгресс отозвался на это принятием законов о защите интересов детей, железнодорожников и моряков. Он также учредил в кабинете Президента министерство труда. Самым же значительным шагом стал принятый в 1914 году закон Клейтона, имевший целью приостановить использование антитрестовского законодательства и судебных решений против рабочих союзов.

Больших успехов добились рабочие организации во время первой мировой войны, когда правительство учредило военную трудовую комиссию для решения трудовых конфликтов посредством арбитража. В целом комиссия проявила положительное отношение к увеличению заработной платы, введению восьмичасового рабочего дня и заключению коллективных договоров. Все это привело к значительному росту профсоюзных рядов. В январе 1917 года АФТ насчитывала 2370000 членов. К январю 1919 года в ней состояло уже 3260000 человек.

К началу 1920-х годов рабочие организации казались сильнее, чем когда-либо. Они сумели добиться от Конгресса принятия законов, ограничивающих иммиграцию в Соединенные Штаты. Союзы считали, что нехватка рабочих рук позволит сохранить высокий уровень заработной платы. Но события, развернувшиеся в Европе, уже поставили завоевания рабочих под угрозу. В 1917 году коммунистическая революция свергла правительство в России. Коммунисты предприняли попытки революций также в Германии, Венгрии и Финляндии.

В то время в Америку в основном приезжали иммигранты из стран Южной и Восточной Европы. Многие из них, столкнувшись с экономическими трудностями и социальным неравенством в жизни городов индустриальной Америки, обращались к утопическим обещаниям социалистов, коммунистов и иных политических радикальных групп, проповедовавших коренные перемены в устройстве американского общества. Тех американцев, кто более прочно стоял на ногах, охватили лихорадочные страхи, доходившие чуть ли не до истерии, что революция вот-вот разразится в Соединенных Штатах. В ответ на эти страхи федеральное правительство провело ряд рейдов, приведших к арестам, а в ряде случаев и депортациям иностранцев, бывших членами социалистических, анархических и коммунистических организаций. Всего тогда было выслано 500 иностранцев, в том числе и «красная Эмма» Голдмэн. Позже Голдмэн и некоторые другие из высланных разочаровались в большевизме, вкусив его в СССР, и вернулись в США.

Тем временем рабочие по всей Америке бастовали, добиваясь повышения заработной платы. Многие американцы считали, что этими забастовками руководят коммунисты и анархисты. Во времена прогрессистов сочувствие общества было на стороне рабочих. Сейчас же общество относилось к ним враждебно. Предприниматели поощряли антипрофсоюзное движение или создавали союзы, которые сами же и контролировали. Суды нашли юридические лазейки в законе Клейтона и выносили решения, направленные против профсоюзной деятельности. Также суды изыскали возможности применять против профсоюзов антитрестовское законодательство Шермана. Членство в профсоюзах, осаждаемых общественным мнением, предпринимателями и судами, пошло на убыль. К 1929 году в АФТ осталось 2770000 человек. И это при том, что количество занятых в промышленности рабочих выросло почти до 7 миллионов.

Для большинства американцев 1920-е годы были годами процветания. Но в октябре 1929 года произошел «крах» на нью-йоркской фондовой бирже, и акции резко упали в цене. За биржевым крахом последовал острейший экономический кризис в истории Америки. Люди теряли работу, фермы, предприятия. К 1932 году без работы осталось 13 миллионов человек — каждый четвертый работоспособный. Многие работающие были заняты только частично. В городах безработные выстраивались в длинные очереди за миской супа и ломтем хлеба. Многие из них жили в лачугах близ помоек и свалок. Юноши и мужчины бродили по стране в поисках работы.

Экономические кризисы прошлого обычно резко ударяли по союзам. Безработица влекла за собой резкое сокращение членских взносов. Кроме того союзы становились практически беспомощными и не могли препятствовать уменьшению заработной платы или увеличению рабочего дня. Но великая депрессия 1930-х годов в результате благоприятствовала союзам. В 1932 году демократ Франклин Делано Рузвельт предложил американскому народу «Новый курс». Он обещал помощь «забытому человеку» — труженику, потерявшему работу, ферму, землю. При администрации Рузвельта Конгресс принял ряд законов, стимулирующих восстановление деловой жизни и создание рабочих мест. В помощь рабочему классу был принят закон Вагнера, гарантирующий рабочим право объединяться в союзы и добиваться заключения коллективных договоров. Этим же законом учреждалось наделенное широчайшими полномочиями Национальное бюро трудовых отношений (НБТО). Бюро обладало правом назначать выборы, на которых рабочие могли определить голосованием, какому союзу они доверяют представление своих интересов. (При желании рабочие имели право отклонить любой неугодный им союз.) НБТО также наделялось правом пресекать несправедливые действия предпринимателей по отношению к союзам.

Лидеры рабочих союзов приветствовали закон Вагнера, открывший широкие перспективы роста профсоюзных рядов. Но дело осложнялось вспышкой разногласий в руководстве АФТ, состоявшей, в основном, из квалифицированных рабочих, объединенных в профсоюзы. Но в гигантских отраслях промышленности, таких как металлургическая, автомобильная, резиновая и текстильная, были заняты миллионы неквалифицированных рабочих. Некоторые рабочие вожди считали, что всех рабочих, и квалифицированных, и неквалифицированных, должен представлять единый союз. Единый большой союз рабочих отрасли будет куда сильнее десятка раздробленных союзов, основанных по профессиональному принципу, утверждали они. Возглавил группу сторонников союза промышленных рабочих Джон Льюис, президент Объединенного союза горняков.

 

  1. Рабочее движение в 60-90-е годы XIX века. Чикагский инцидент 1886 г. и поход безработных на Вашингтон.

 

Своеобразие развития США обусловило особенности развития в них рабочего движения. Вслед за длительным периодом формирования пролетариата, вплоть до конца XIX в., когда у рабочего было стремле­ние и шансы стать собственником, идет превращение квалифициро­ванных кадров в рабочую аристократию. Наличие фонда свободных земель во многом определяло в целом высокий уровень заработной платы в США, вело к повышенной текучести состава промышленного пролетариата, тормозило формирование его классового самосознания, способствовало закреплению индивидуализма и «экономизма» как типичных черт обыденного сознания рабочих. Пролетариат быстро рос численно. В 1870 г. было 3,8 млн. рабочих, а к началу XX в.—9,4млн., но 52—55 % рабочих составляли иммигранты.

В 70-х годах начинаются серьезные выступления рабочих. С сере­дины 80-х годов разворачивается массовое движение за 8-часовой рабочий день. Забастовочное движение принимает столь большой размах, что для его подавления впервые в американской истории в мирное время использовались федеральные войска. Среди забастов­щиков были убитые и раненые. Лидеров рабочих отдавали под суд и часто приговаривали к смертной казни. Так были казнены 19 рабочих — участников стачки пенсильванских горняков в 1874—1875 гг. Боль­шинство забастовок середины 70-х годов, имевших, как правило, экономический характер, закончилось поражением рабочих и прежде всего из-за отсутствия единства действий.

В 1884 году Федерация профсоюзов приняла резолюцию: с 1 мая 1886 работать не больше 8 часов; установить эту продолжительность рабочего дня явочным порядком идобиваться ее признания всеобщей забастовкой.

Руководство крупнейшей по численности организации США — Ордена рыцарей труда, согласившись с лозунгом 8-часового рабочего дня, отказалось поддержать егозабастовкой, а в марте 1886 года прямо запретила своим членам бастовать 1 мая.

Чикагские анархисты сначала отрицательно отнеслись к лозунгу 8-часового рабочего дня. Лидер чикагских анархистов, Альберт Парсонс, писал: « Согласиться с тем, что капиталисты имеют право на 8 часов нашего труда, — это факт, признающий справедливость наемного труда… 8 часов могут оказаться подачкой, которую капиталисты бросят рабочим, чтобы удовлетворить их и заставить отказаться от борьбы за свержение наемного рабства». Однако, поняв, как глубоко этот вопрос волнует рабочих, и, не желая оставаться в стороне от массового и исторически прогрессивного движения, анархисты присоединились к нему. Они сразу перевели движение в область практических дел, и врезультате, наиболее массовое, активное и успешное выступление 1 мая 1886 года было именно в Чикаго.

1 мая в США бастовали 350 тысяч человек (11562 предприятия), еще около 100 тысяч сумели добиться принятия своих требований до начала всеобщей забастовки. Посленее сокращения рабочего дня до 8 часов добились около 200 тысяч, примерно столько же — сокращения с 12 и более часов до 9-10.

В Чикаго, как уже говорилось, движение было наиболее массовым. 1 мая здесь бастовали свыше 40 тысяч человек (около 50 тысяч добились своего до мая 1886-го), неработало ни одно предприятие. В этот же день в газете «Мэйл» появилось требование расправиться с Парсонсом и Шписом — «главными организаторами беспорядков». Власти ждали лишь предлога для своей мести. И выжидали недолго.

На одном из заводов Чикаго объявили локаут, 1,5 тысячи человек были уволены. В ответ рабочие объявили забастовку. 3 мая на завод прибыли штрейкбрехеры. Рабочие их встретили митингом у проходной, но полиция разогнала его, используя оружие. 4 человека были убиты, десятки ранены. В тот же вечер появились листовки спризывом собраться на митинг протеста против террора полиции. К середине следующего дня мэр города дал разрешение на его проведение, и вечером 4 мая на Хэймаркет-скверсобрались 3 тысячи человек, в том числе женщины и дети. Выступавшие требовали проявить твердость и организованность в борьбе за свои права. Около 10 часов пошелпроливной дождь, люди начали расходиться. Ушел и присутствовавший на митинге мэрГаррисон. По пути он зашел в полицейский участок, сообщил, что митинг кончился без всяких инцидентов. Но сразу после его ухода на площадь вступил отряд полиции, потребовавшей очистить ее. Выступавший в это время анархист Филден успел лишь крикнуть, что это мирный митинг, и тут кто-то бросил бомбу. Один полицейский был убит, 53 ранено. Тут же был открыт огонь, полицейские преследовали людей, избивая и расстреливая мужчин, женщин и детей. В той бойнепогибли десятки, ранено 200 людей.

На следующий день полиция громила рабочие клубы, типографии, без всяких ордеров вламывалась в квартиры, арестовывала"подозрительных". Сотни человек были схвачены и подверглись пыткам, их заставлялилжесвидетельствовать и доносить. Через несколько дней большинство было выпущено. Обвинительное заключение предъявили восьмерым:
— Альберту Парсонсу

— Сэмюэлю Филдену

— Юджину Швабу

— Адольфу Фишеру

— Августу Шпису

— Георгу Энгелю

— Луису Лингу

— Оскару Небе

Эти люди были особенно ненавистны властям предержащим – не столько из-за убеждений (все они были анархистами), сколько из-за того, что благодаря им Чикаго стал главным центром рабочего движения в США. Кроме Филдена, никого из них не было на митинге в момент взрыва, поэтому обвинили их не в организации взрыва, а в убийстве:обвинение основывалось на том, что неизвестный террорист действовал под впечатлением их речей.

Парсонсу удалось скрыться в подполье, но к началу суда он сдался, желая разделитьсудьбу своих товарищей.

Присяжным была дана инструкция: приравнивать к убийству агитацию рабочих заобъединение для защиты своих прав. Но и ее не требовалось: присяжные — все как один, управляющие предприятиями- до начала процесса говорили о своей убежденности ввиновности обвиняемых и о том, что они вынесут соответствующее решение.

Суд шел около месяца, в заключительном слове прокурор сказал: " Здесь решается вопрос о законности и анархии. Коллегия присяжных отобрала этих людей из числа других и предала их суду потому, что они были вожаками. Они виновны не в большей мере чем, те тысячи, которые идут за ними. Господа присяжные заседатели, осудите этих людей, и пусть это послужит примером для других. " Приговор гласил: семерым — смертная казнь, одному — 15 лет лишения свободы. Филдену и Швабу заменили смертную казнь на пожизненное заключение; Линг покончил с собой.

11 ноября 1887 года Парсонс, Шпис, Энгель и Фишер были повешены. Но уже в 1893 году всех амнистировали за недосказанностью их вины.

А в декабре 1888 года Сент-Луисский съезд Американской Федерации Труда решил назначить 1 мая 1890 года днем общенационального выступления за права рабочих.

  1. Фермерское движение: грейнджеры, гринбекеры и популисты.

 

Политика правительства в отношении монополий представляла в известной мере лавирование между интересами крупного и мелкого предпринимательства. Но избежать столкновения не удалось. В США возникло крупнейшее за всю историю страны фермерское движение. Его участники выступали не против крупного капитала вообще, а за расширение возможностей фермеров посредством демократизации законодательства. Еще в 1867 г. возникла лига грейнджеров, насчиты­вавшая в период своего расцвета в 1847 г. 1,5 млн. членов. Основное требование грейнджеров сводилось к тому, чтобы деятельность желез­ных дорог была поставлена под строгий контроль властей штатов. Они выступали также за развитие фермерской кооперации и изменение финансовой политики правительства. Грейнджерам удалось достичь определенных успехов, и в нескольких штатах были приняты законы, регулировавшие деятельность железных дорог и облегчавшие ферме­рам доступ к принадлежавшим железнодорожным компаниям элева­торам и складам для хранения зерна. Но железнодорожные корпорации добились в 1880 г. признания этих законов Верховным судом некон­ституционными .

Популярность грейнджеров стала падать, и их вытеснило движение гринбекеров, оформившееся в 1875 г. Идеологи этого движения объ­ясняли многие беды фермеров валютной политикой правительства и выдвигали план «удешевления» денег, по которому нужно выпустить в обращение как можно больше бумажных денег, отказаться от продажи золота на иностранных рынках. В результате, по плану гринбекеров, произойдет перераспределение дохода в пользу фермеров, что позволит им расплатиться с кредиторами. Стремясь расширить социальную базу движения, гринбекеры вступали в союзы и контакты с различными политическими группировками, в том числе и рабочими организаци­ями. В 1878 г. на съезде гринбекеров и некоторых рабочих организаций была создана гринбекерская рабочая партия, которая помимо требо­ваний гринбекеров включила в программу и требования рабочих: законодательное сокращение рабочего дня, организация бюро труда в масштабах страны и др. На выборах 1878 г. эта партия собрала свыше миллиона голосов (11 % всех голосовавших). В начале 80-х годов гринбекерское движение пошло на убыль, а на смену ему пришли фермерские альянсы, объединившиеся в 1892 г. в Народную (попули­стскую партию). Популистскую программу этой партии поддерживали многие средние слои. Популисты требовали изъятия земельных из­лишков у корпораций и раздачу ее поселенцам, неограниченной чеканки серебряных и золотых монет, передачу в собственность госу­дарства железных дорог, телеграфа и телефона, введение 8-часового рабочего дня и др. На президентских выборах 1892 г. кандидат попу­листов Дж. Уивер собрал более миллиона голосов (9 %). Партия получила 10 мест в палате представителей и 5 мест в сенате. В четырех штатах популисты заняли губернаторские кресла. Были осуществлены попытки создать в ряде штатов рабоче-популистские блоки. Однако в национальном масштабе организовать такой же союз не удалось. В 1896 г. консервативное крыло популистов добилось выдвижения в президенты США кандидата демократической партии Брайана. Это фактически привело к поглощению народной партии демократии и к 1900 г. она прекратила свое существование.

 

 

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!