Социальная цена и результаты реформ в России в 1990-х

15 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Содержание

Введение
1. Реформы в экономической, политической и духовной сферах российского общества.
2. Социально-экономические последствия реформ 1990-х гг.
3. Международный статус современной России: геополитические результаты реформ.
Заключение
Список литературы

Введение

В декабре 1991 г. на карте мира исчезло огромное государство, с именем которого ассоциируется неудачная попытка осуществления на практике грандиозного социалистического эксперимента, начатого в 1917 году. На месте СССР образовалось 15 независимых государств, самое большое из которых - Россия, хочет она того или нет, рассматривается как естественный преемник Советского Союза, и именно ей, в первую очередь, приходится и предстоит разбираться с советским наследством.
Сегодня господствующей стала идентификация советского периода с историей ГУЛАГа, т.е. потоком непрерывных страданий и жертв, причиненных обществу жестоким и репрессивным коммунистическим режимом, подавлением личных прав и свобод граждан.
Сторонники реформ в нашей стране, их вдохновители и советники действовали под флагом разрушения «тоталитарного монстра», сложившегося в СССР. Утверждались неверные, пришедшие с Запада штампы, вроде определения Советского Союза как «империи зла», «Верхней Вольты с ракетами» и т.п.
Советский вариант модернизации, осуществленный под эгидой тоталитарной власти, выдавался за вредный и тупиковый, принесший людям только беды и страдания. Процесс реформирования советской системы превратился в ее революционную ломку сверху всего и вся по западным рецептам, разработанным для отсталых стран «третьего мира». В данной работе мы рассмотрим социально-экономические, культурные и геополитические результаты реформ 1990-х годов.

1. Реформы в экономической, политической и духовной сферах российского общества.

К концу 80-х гг. экономика СССР имела следующие черты: экстенсивный тип экономической модели; административно-командная система управления; централизованное уравнительное распределение. Следствием этого стали гигантомания, полная невосприимчивость экономики к НТР, огромные диспропорции в народном хозяйстве, усиление ВПК. Надвигавшийся кризис в силу своей масштабности не мог оставаться только экономическим, он перерос в политический.
Основные проявления кризисных явлений в политической сфере: геронтократия (власть «старцев»), полная бюрократизация власти, клановость, сращивание государственных органов с преступным миром, «теневой экономикой», складывание партийно-государственных «мафиозных» структур (8, с. 17).
В этот период отчетливо проявляются кризисные явления в социальной сфере; продовольственная, жилищная, экологическая проблемы, низкий уровень благосостояния населения, социальная апатия, правовой нигилизм, несоблюдение законов (экономические преступления, хищения и пр.), социальное расслоение (уровень жизни привилегированной касты аппаратчиков был несравним с уровнем жизни основной массы населения).
В начале 80-х гг. СССР вступил в этап комплексного системного кризиса. Были исчерпаны возможности экстенсивного развития, экономический рост практически прекратился. Экономический кризис в совокупности с застоем в духовной сфере, утратой идеологических ориентиров и авторитета КПСС, массовым брожением в обществе, падением трудовой дисциплины, осложнением международной обстановки и наметившимся отставанием СССР в производстве новейших видов вооружения поставили высшее партийное руководство перед необходимостью преобразований в обществе. После завершения пятилетки «торжественных похорон» и прихода к власти М. С. Горбачева в марте 1985 г. новое руководство взяло курс на реформы.
Их ключевыми понятиями стали традиционные для российских реформаторов понятия перестройка и гласность. Как и раньше они не имели четких определений и постоянной смысловой нагрузки и в зависимости от ситуации могли иметь различный смысл (8, с. 23).
В целом перестройка определяется как политика реформ, направленная на преодоление кризиса в обществе, повышение эффективности и укрепление основ социалистического строя и власти Компартии. Однако перестройка потерпела поражение, поскольку повсеместно к власти пришли антикоммунистические силы, что создало принципиально новую политическую ситуацию: произошел подрыв тоталитарной власти союзного партийно-государственного руководства; начался процесс распада СССР; в России сложилось реальное двоевластие: Горбачев-Ельцин. Это означало конец перестройки и начало открытой политической борьбы в рамках Союза и отдельных республик.
Таким образом, в эпоху перестройки произошло разрушение экономической монополии государства, заложены основы гражданского общества, обнажен кризис коммунистической власти и идеологии. Это вело к развалу СССР, советского блока и означало конец самой политики перестройки. Начинался новый этап — открытой политической борьбы за принципиальное изменение существующего строя.
На состоявшемся в конце октября 1991 г. 5-м Съезде народных депутатов Б. Ельцин заявил, что настал момент для перехода к решительному реформированию экономики. Обозначив программу своих действий и обратившись к населению за поддержкой, он подчеркнул, что предстоящие меры будут болезненны, но предлагаемый им путь - единственно возможный в сложившихся условиях. Трудности и лишения, по словам Президента, будут ощущаться в течение года, но к осени 1992 г. начнется «стабилизация экономики, постепенное улучшение жизни людей». Был определен день перехода к радикальным реформам - 1 ноября 1991 г., который, по настоянию республиканских лидеров, был перенесен на 2 января 1992 г.
План сводился к либерализации цен, ускоренной приватизации, земельной реформе с введением права купли-продажи земли, реформированию банковской системы. Чтобы несколько смягчить положение населения, которому предстояло выдержать резкое повышение цен, предусматривались некоторые меры социальной защиты.
Так как реформы требовали твердого руководства, Президент заявил о своей готовности возглавить правительство. В связи с этим он запросил у Съезда согласия на предоставление ему дополнительных полномочий, позволявших изменять структуру высших органов исполнительной власти (с последующим утверждением Верховным Советом), определять персональный состав правительства. После бурных дебатов Съезд одобрил основные принципы предлагавшихся реформ и сроком до декабря 1992 г. наделил Ельцина дополнительными полномочиями. Избранный на Съезде Председателем Верховного Совета Р. Хасбулатов призвал Съезд и Верховный Совет активно помогать Президенту (12, с. 38).
Краеугольным камнем заявленных реформ было освобождение цен из-под контроля государства. Сторонники этого шага доказывали, что разовое освобождение цен быстро приведет к установлению сбалансированного соотношения цен и спроса, сократит избыточную денежную массу, наполнит товарами прилавки, будет способствовать конкуренции. И в конечном итоге приведет к оживлению и росту экономики. Рыночные отношения сами отрегулируют производство. В то же время противники либерализации предупреждали, что в условиях монополизированной советской экономики освобождение цен само по себе не приведет к росту конкуренции предприятий в борьбе за потребителя. Напротив, отпуск цен, особенно на сырье, энергоносители и транспортные услуги приведет к фактическому банкротству большинства предприятий, резкому падению производства, массовой безработице и обнищанию большей части населения страны. Они обращали внимание и на тот факт, что практически нигде в мире монетаристская модель не была реализована в чистом виде. В тех же странах, которым пришлось выходить из кризиса, начиная от США времен «великой депрессии» и заканчивая Японией, всюду огромная регулирующая роль принадлежала государству.
Подвергалась жесткой критике и программа ускоренной приватизации, которая, по мнению ее критиков, приведет не к появлению эффективного собственника, а к растаскиванию государственной собственности.
Созданное Президентом правительство, возглавляемое вице-премьером Е. Гайдаром, отказалось от предложений по реформированию экономики на основе ведущего регулирующего воздействия государства и сохранения за ним контроля в базовых отраслях. Акцент делался на ускоренное формирование собственников, которые могли стать прочной опорой реформ и власти. Интеллигенция и служащие, а также часть квалифицированных рабочих, ставшие социальной базой в борьбе против всевластия КПСС в условиях перераспределения собственности уже не могли быть надежной опорой. Так называемый средний класс советской эпохи, проголосовавший за демократию и рынок, не был классом собственников. Создать такой класс ускоренными темпами и было задачей правительства реформ, чтобы не утратить власть.
Начало радикальных реформ открыло период перехода к иному социально-экономическому строю. Благодаря энергичному воздействию на население средств массовой информации многие россияне оказались подготовленными к отказу от прежнего строя. Власти удалось нейтрализовать возможное неприятие его негативных сторон. Мало кто отдавал себе отчет, что будет означать для него лично отказ от ставших привычными низких цен на товары и услуги первой необходимости, бесплатного медицинского обслуживания, образования, жилья, стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Трудности и обстановка углублявшегося экономического кризиса, прежде всего дефицита всего необходимого и раздражение от длинных очередей, парализовали волю к критическому осмыслению предлагавшихся реформ у большинства населения.
Вместе с тем, рост цен с января 1992 г. превзошел все ожидания. Вместо оптимистичных прогнозов их увеличения в 3-5 раз и пессимистичных - в 8-10 раз, в течение одного 1992 г. цены подскочили в 36 раз. Рост заработной платы и социальных выплат не успевали компенсировать снижение покупательной способности населения.
Однако оказавшееся в новых условиях население начало приспосабливаться к росту цен. Очень важным моментом стало преодоление психологического барьера неопределенности и бездеятельности. Многие люди стали надеяться на свои силы, постепенно осознавая, что государство уже не будет заботиться о них, как прежде. В то же время перед теми, кто поверил в возможность занятия предпринимательством в России, открылись новые перспективы.
Однако либерализация цен не включила механизм конкуренции. Предприятия-монополисты пошли не по пути снижения издержек, а по пути повышения цен на свою продукцию. В стране шло падение производства. В особенно критическом положении оказались предприятия военно-промышленного комплекса. Предполагалось, что именно эти предприятия, обладавшие высокими технологиями и современным оборудованием, обеспечат прорыв отечественной промышленности на мировой рынок. Произошло же резкое сокращение государственного оборонного заказа и экспорта вооружений. Одновременно у государства не оказалось средств на проведение конверсии. В итоге в оборонных отраслях резко сокращалось производство, сотни тысяч высококлассных специалистов вынуждены были уйти в другие отрасли хозяйства, прежде всего в торговлю.
Не оправдались надежды и на быстрое реформирование сельского хозяйства. Фермерское движение без финансовой поддержки со стороны государства не могло встать на ноги. Передел же колхозно-совхозной собственности, во-первых, не мог дать достаточных материальных средств, а во-вторых, он натолкнулся на сопротивление как самих крестьян, так и руководителей колхозов и совхозов. Сельскохозяйственное производство сокращалось и страна все больше зависела от продовольственного импорта.
Реформы разворачивались без соответствующей законодательной базы. В этих условиях от них выиграли прежде всего те, кто наживался за счет менее расторопных сограждан. 29 января 1992 г. Президент издал указ «О свободе торговли», предоставивший равные права каждому, кто собирался заняться предпринимательством в сфере торговли. Указ подтолкнул к занятию торгово-посреднической деятельностью сотни тысяч людей. Рост торгово-посреднических операций происходил на фоне падения объема промышленного производства и престижа производительного труда. Скрытая безработица, простои предприятий, с одной стороны, примитивная торгово-посредническая деятельность, с другой, вели к резкому расслоению общества и как следствие к росту социальной напряженности (14, с. 67).
В тяжелом положении находилось не только производство, но и социальная сфера, наука, система здравоохранения и образования. Закрылись многие НИИ, лаборатории, резко ухудшилось материальное положение ученых и преподавателей, что стало основной причиной их оттока в коммерцию или за границу. Только в 1992 г. в коммерцию ушли 90 тыс. ученых. Численность научно-педагогических работников сократилась на 27 %.
Культура России в первой половине 90-х годов развивалась в условиях резкого сокращения государственных ассигнований на ее нужды. Законодательство Российской Федерации закрепило за культурой 2% средств федерального и около 6% местного бюджета. Однако реально для нее выделялось менее одного процента. В такой обстановке начала действовать федеральная программа "Сохранение и развитие культуры и искусства". Главное внимание в ней уделялось спасению важнейших объектов национальной культуры. В соответствии с программой проводились реставрационные работы по сохранению и восстановлению памятников прошлого в Москве, Новгороде, Великом Устюге. Реставрировались музеи С.А. Есенина в Константинове и декабристов в Ялотуровске, усадьба А.К. Толстого в Брянской области. Сохранялись сформировавшиеся на рубеже 80-90-х годов тенденции развития науки, литературы и искусства. Усилилась коммерциализация культуры. Коммерческой деятельностью занялись многие научно-исследовательские институты и вузы, театральные и музыкальные коллективы. Появились основанные на частном предпринимательстве художественные галереи и салоны.
Итоги "перестройки" для отечественной культуры оказались многосложными, неоднозначными. Культурная жизнь стала богаче и разнообразнее. В то же время существенными потерями обернулись "перест-роечные" процессы для науки, системы образования. Рыночные отношения стали проникать в сферу литературы и искусства. Преодолевая материальные трудности, борясь с диктатом рынка и вестернизапией культуры, деятели литературы и искусства стремились сохранить в своем творчестве лучшие традиции культурного наследия России.
Внутренние соотношения доходов различных социальных групп российских граждан доперестроечного времени гораздо более соответствовали аналогичным пропорциям в западных странах. Но после начала радикальных преобразований в российском обществе произошли резкие подвижки социальной структуры. По данным Российской Академии наук, к концу 1993 г. слой богатых в стране составил 3-5 %, среднеобеспеченных - 13-15, бедных - 40, живших за чертой бедности -40 %. По данным других социологов, к средним слоям следовало отнести всего лишь 7 % населения, к бедным - 25, находящимся за чертой бедности - 65 % (14, с. 83).
До начала радикальных преобразований в стране, если судить по доходам, был средний класс, к которому относились служащие, высококвалифицированная часть рабочего класса, интеллигенция, государственные служащие. Именно эта часть населения оказала максимальную поддержку начатым Горбачевым преобразованиям. Но в ходе реформ именно этот слой меньше других что-либо выиграл.
Сокращение производства привело к росту безработицы. И только инерция системы и традиционная политика директората удерживала страну от массового выброса на улицы миллионов безработных. В условиях России ссылки на безработицу, как на необходимый фактор повышения эффективности труда и мобильности рынка рабочей силы, оказались неоправданными. Плановая экономика страны и характер размещения предприятий, отсутствие свободного и доступного рынка жилья сделали проблему безработицы настоящим бедствием. В стране есть города и поселки, судьба которых напрямую зависит от работающих там предприятий. Люди, занятые в местной промышленности, были не в состоянии найти работу по месту жительства и не имели возможности переехать в другой регион.
Официально регистрируемые Федеральной службой занятости безработные составляли лишь небольшую часть фактически безработных в стране. Скрытая безработица, когда значительная часть рабочих переводится на неполную неделю, а то и вовсе посещает предприятия, но не работает, стала массовым явлением. Директорам предприятий стало даже выгодно отправлять работников в принудительные неоплачиваемые отпуска, чем увольнять их. Поскольку в этом случае пришлось бы платить пособие по безработице.
Социальную напряженность, вызванную падением производства, снижала так называемая вторичная занятость: совместительство, работа во временных трудовых коллективах, в которых были задействованы в 1994 г. 8 млн. чел., из них 3 млн. занимались торгово-посреднической деятельностью. На конец 1994 г. потенциальная безработица в стране по оценкам специалистов составляла 9,9 млн. чел. или 13,2 % всего трудоспособного населения страны. Тогда как официальный статус безработного имели всего 1,5 млн. чел., или 2 % экономически активного населения, но это спасало обстановку, поскольку на начало 1995 г. Государственный фонд занятости мог обеспечить финансирование региональных программ занятости только при уровне безработицы не более 3 % трудоспособного населения.
По отдельным регионам безработица достигла катастрофических для местного населения размеров. Например, в Ивановской области в начале 1995 г. безработных было около 40 % всех трудоспособных жителей. Причем более 40 % составляли люди с высшим и средним специальным образованием. В Москве и Санкт-Петербурге, Белгородской, Саратовской, Ульяновской областях более половины всех безработных составляли люди с высшим и средним специальным образованием.

Страниц: 1 2
Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!