Социальная структура и правовое положение населения в Древнерусском государстве

30 Окт 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Социальная структура населения Древней Руси определялась су­ществованием нескольких экономических укладов — патриархально­го, рабовладельческого и феодального. Патриархальный уклад как пе­режиток первобытно-общинного строя постепенно исчезал. На его ме­сто приходят уклады, основанные на частной собственности, — рабов­ладельческий и феодальный. Особенностью процесса было то, что оба эти уклада у древних славян возникали и развивались параллельно. Однако рабство на Руси получило распространение только как обще­ственный уклад, но не стало преобладающим способом производства. Климатические условия были неблагоприятны для использования рабского труда. Долгой русской зимой занять рабов было нечем, а их со­держание обходилось слишком дорого. Распространению рабства пре­пятствовали также развитые общинные связи, возможность получе­ния урожая силами свободных общинников. Здесь не сложилось круп­ного и влиятельного слоя рабовладельцев, часто феодал и рабовладе­лец сливались в одном лице. Постепенно ведущую роль начинает иг­рать феодальный уклад.

Феодалы

Класс феодалов формировался постепенно. В него входили кня­зья, бояре, дружинники, местная знать, посадники, тиуны и т.д.

Господствующий слой феодального сословия Древней Руси называл­ся «бояре». Наряду с этим наиболее распространенным наименовани­ем в источниках встречаются и другие: лучшие люди, нарочитые мужи, княжьи мужи, огнищане. Формирование боярского сословия шло по двум направлениям. Во-первых, боярами становилась родоплеменная знать, выделявшаяся в процессе разложения родового строя. Это и были на­рочитые мужи, -градские старцы, земские бояре, выступавшие от имени своего племени. Вместе с князем они участвовали в военных походах, обогащаясь за счет захваченных трофеев. Во-вторых, боярами станови­лись дружинники князя. Это были бояре княжеские — бояре-огнищане, княжьи мужи. Постоянно находясь при князе, они выполняли его пору­чения поуправлению государством, являлись советниками князя по воп­росам внутренней и внешней политики. За эту службу князю дружинни­ки наделялись землей и становились боярами.

Князья выступали как верховные собственники и распорядители всей русской земли. Но в X в. начинается активное образование кня­жеского домена, т.е. земельных владений княжеской семьи, который складывается путем захвата общинных земель и пустошей, которых было еще достаточно много. Боярское землевладение формировалось как из земель, пожалованных князем, так и из владений родоплемен-ной знати. По мере укрепления власти киевских князей бояре получа­ли из рук князя иммунитетные грамоты, закреплявшие за ними в каче­стве наследственной собственности (вотчин) находившиеся у них зем­ли, податной и судебный иммунитет. В дальнейшем слой земских бояр полностью сливается с боярами княжескими, различия между ними исчезают.

Феодалы осуществляли гражданское управление и отвечали за во­енную организацию. Они были взаимно связаны системой вассалитета, собирали дань и судебные штрафы с населения, находились в привиле­гированном положении по сравнению с остальной массой населения. Русская Правда устанавливает двойную виру (штраф) в 80 гривен за убийство княжеских слуг, огнищан, тиунов, конюхов. Однако о самих боярах и дружинниках она молчит, из чего ряд исследователей делает заключение, что, вероятнее всего, за посягательство на их жизнь пола­галась смертная казнь.

Духовенство

Правовое положение духовенства как привилегированной социаль­ной группы оформилось с принятием христианства, которое стало важ­ным фактором укрепления древнерусской государственности на началь­ном этапе ее развития. Христианство, сменившее язычество, принес­ло с собой учение о божественном происхождении верховной государ­ственной власти, смиренном к ней отношении. После принятия хрис­тианства в 988 г. князья стали широко практиковать раздачу земли выс­шим представителям церковной иерархии и монастырям. В рукаху мит­рополитов и епископов было сосредоточено большое количество сел и городов, имелись свои слуги, холопы и даже войско. Церковь получи­ла право взимать десятину на свое содержание. Со временем она была изъята из княжеской юрисдикции и стала сама судить своих иерархов, а также вершить суд над всеми, кто проживал на ее землях.

Городское население

Киевская Русь была страной не только деревень, но и городов. По подсчетам М.Н. Тихомирова, на Руси в периоддо монгольского наше­ствия было до трехсот городов, а городская жизнь столь развитой, что дала возможность В.О. Ключевскому выступить с теорией «торгового капитализма» в Древней Руси.

Города были административными центрами территории, военными опорными пунктами борьбы против иноземного вторжения, центрами ремесла и торговли. Здесь существовала организация, подобная гиль­диям и цехам западноевропейских городов. Все городское население платило налоги. Церковный устав князя Владимира говорит об уплате пошлин с мер и весов, существовал также и особый общегородской налог - погородие. Древнерусские города, как правило, находились под княжеской юрисдикцией. Поэтому городского права, в отличие от За­падной Европы, на Руси не возникло.

Свободные городские жители пользовались правовой защитой Рус­ской Правды, на них распространялись все ее статьи о защите чести, достоинства и жизни. Особую роль в жизни городов играло купечество.

Городское население состояло из ремесленников, мелких торгов­цев, купечества и делилось на «лучших» людей и людей «молотчих». Купечество довольно рано стало объединяться в корпорации (сотни). Обычно «Купеческое сто» действовало при какой-либо церкви. «Ива­новское сто» в Новгороде считается одной из первых купеческих орга­низаций в Европе.

Крестьянство

Основную часть крестьянства составляли свободные общинники, жившие общинами — вервями. Община в Древнерусском государстве носила уже не кровнородственный, а территориальный, соседский, ха­рактер. В ней действовал принцип круговой поруки, взаимопомощи. Они платили налоги (в форме дани) и участвовали в ополчении в слу­чае военныхдействий. На них распространялись государственная юрис­дикция и княжеский суд.

Источники называют их по-разному: люди, людины, сябры, смер­ды. Чаще всего употребляется слово «смерд». Некоторые исследова­тели полагают, что смердами именовались все свободные сельские жители. Другие считают, что смерды — это часть крестьян, уже нахо­дившихся в определенной зависимости от феодалов.

Правовое положение «смердов» не до конца ясно. Русская Правда нигде конкретно не говорит об ограничении правоспособности смер­дов, есть указания на то, что они выплачивают штрафы, характерные для свободных граждан. Но в свидетельствах о смердах проскальзыва­ют их неравноправное положение, постоянная зависимость от князей, которые «жалуют» села со смердами. Смерд ограничен в праве насле­дования, после его смерти в случае отсутствия сыновей имущество передается князю, а дочери получают только приданое, в то время как имущество боярина или дружинника в аналогичной ситуации перехо­дит к дочерям (ст. 90—91 Пространной Правды). Подругам источни­кам смерд выступает как лично свободный человек, он ведет самосто­ятельное хозяйство, выплачивает штрафы, характерные для свобод­ных людей, имеет право переходить от одного патрона к другому, за кражу его коня устанавливается штраф в 2 гривны и пр.

Одним из способов формирования зависимого крестьянства было закупничество — договор с господином, обеспеченный личностью самого должника. По Русской Правде закуп - обедневший или разо­рившийся крестьянин, попавший в зависимое положение к собствен­нику земли. Он брал у господина вцолг(купу) инвентарь, лошадь, дру­гое имущество и был обязан отработать проценты на «купу» в хозяй­стве кредитора. Личность должника обеспечивала исполнение дого­вора. В случае неуплаты долга в срок служба становилась пожизнен­ной и закуп превращался в холопа.

Закуп сохранял частичную правоспособность. Он мог выступать свидетелем по незначительным видам тяжб. Как и жизнь свободного человека, его жизнь охранялась вирой в 40 гривен. Он имел право ухо­дить от хозяина на заработки, его нельзя было бить без «вины», про­дать, закон охранял его имущество. Однако за побег от господина за­куп превращался в холопа (ст. 56 Пространной Правды).

При князе Владимире Мономахе положение закупов было облег­чено. Вводится ограничение величины процентов с суммы долга, зап­рещается необоснованная продажа закупа в холопы и т.п.

В самом низу социальной лестницы находились рабы. Для обозна­чения рабского состояния использовались термины «холопы» и «че­лядь». Историки полагают, что эти термины разного происхождения: холопы были из соплеменников, челядь — из военнопленных.

Известно, что социальное неравенство у восточных славян возни­кает задолго до образования древнерусского государства. По сообще­ниям византийских источников рабство было хорошо знакомо еще ан­там и склавенам, обращавшим в рабов захваченных пленников. По­этому самая архаичная форма зависимости, встречаемая на Руси и именуемая в древнерусских источниках «челядь», понимается как рабы-пленники. Распад родового строя, формирование вотчинного зем­левладения при обнищании части жителей общины породили второй этап в развитии рабства на Руси и формирование холопства из мест­ного населения. Это различие получает отражение и в праве. Если в Краткой редакции Русской Правды, когда холопство только начинает формироваться, челядь и холоп практически не различимы, целиком бесправны и предстают полной и безусловной собственностью госпо­дина, то в Пространной Правде холоп выглядит иначе. С одной сторо­ны, холоп подобно челяди лишен правоспособности, с другой — в не­которых случаях (как и свободный) он имеет право выступать свидете­лем в суде, иметь собственное имущество, передавать его по наслед­ству, заключать сделки и вести торговлю. Эти элементы правоспособ­ности выделяли холопа из остальной массы рабов, тогда как челядь оставалась в безраздельной власти своего господина.

Источниками рабства были военный плен, рождение от рабыни. В рабство попадали также за тяжкие уголовные преступления (поток и разграбление) и через закупничество (неоплатные должники). Закуп мог стать рабом и в случае неудачного бегства от своего хозяина или кражи. По ст. 110 Пространной Правды холопами становились в слу­чае женитьбы на рабыне без договора, поступления в услужение ключ­ником-тиуном без договора о свободе и самопродаже.

Раб не был субъектом права, не мог вступать в договоры, не имел своего имущества и считался полной собственностью господина. За уголовные преступления, совершенные холопом, нанесенный им ма­териальный ущерб ответственность нес хозяин. Убийство чужого хо­лопа рассматривалось как уничтожение чужого имущества, хозяин хо­лопа получал возмещение в 5—6 гривен. За убийство своего холопа хозяин в худшем случае мог получить церковное покаяние.

По мере оседания части холопов на землю под влиянием христиан­ства происходит облегчение положения холопов. Применительно кХ1 в. можно уже говорить о защите личности холопа по прагматическим при­чинам. В XII в. признается их право на имущество, занятие торговлей (по поручению хозяина), а рабыня, прижившая детей от своего госпо­дина, получает вместе с детьми свободу после его смерти. Церковь уси­ливает преследования за убийство холопов. Рабство перерождается в одну из форм тяжелой личной зависимости с признанием за холопами некоторых прав, прежде всего права на жизнь и имущество.

Появилась прослойка холопов, выдвинувшихся на административной службе у господина и имевших право повелевать от его имени другими категориями зависимого населения. Холопы-тиуны во дворе князя или боярина стали играть видную роль в управлении, их убийство наказыва­лось штрафом в 40 гривен, как и свободного человека. Боярский тиун мог выступать в суде в качестве «видока» — свидетеля, но не «послуха» — поручителя, ибо поручителем мог стать только свободный человек.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!