Социальная обусловленность права

2 Янв 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Социальная действительность характеризуется многообразием форм проявления отношений между людьми. В повседневной практике присутствует комплекс правовых и неправовых норм, регулирующих поведение людей.

В реальной жизни наличие правовых норм детерминировано существовани­ем постоянно повторяющихся актов поведения и социальных действий, воп­лощающих в своем содержании суть правовой нормы. Поэтому в социологии права предусматривается изучение механизма воздействия права на соци­альную действительность и наоборот. Сами же правовые нормы раскрыва­ются в динамике. Юридическая регламентация социальных отношений реали­зуется в уголовном, гражданском, трудовом, административно-правовом и других отраслях права.

Проблематика социальной обусловленности правовых норм и порожден­ных ими правоотношений включает вопросы отражения социальной практики в праве, адекватности ее социальной реальности, соответствия законодательства тенденциям развития фактических общественных отношений и способности закрепления тех общественных отношений, которые требуют правовой защиты.

Исследование социальной обусловленности права в самом широком смысле слова предусматривает анализ социальных факторов, имеющих в первую очередь неправовой характер и оказывающих воздействие на процесс формирования и развития права.

Социальные факторы, обуславливающие правовую норму, могут быть самыми различными. В их классификации принято исходить из содержательного, доминирующего аспекта влияния на правовую норму и процесс правотворчества[1].

На уровне общественного бытия выделяются экономический, географический, демографический, экологический факторы. Они детерминируют явления общественной жизни. В них находят свое проявление социальные потребности и условия развития материальных сторон жизнедеятельности общества.

К явлениям общественного сознания относятся политико-правовые, идеолого-психологические, социокультурные, национальные и межнациональные факторы.

Политико-правовой фактор выступает в форме политических директив, правовых установок и ориентаций, отражающих развитие законодательства, его отдельных сфер, отраслей и институтов. Свое содержание правовые установки и ориентации находят в нормативных актах. Проводниками и носителями политико-правовых факторов выступают прежде всего законодательные органы.

Развитие каждого нового этапа общественного устройства обуславливается достигнутым предыдущим уровнем. Политические, правовые и нравственные установки, характерные для данной стадии социального состояния, могут не соответствовать последующему этапу развития, и может возникнуть опасность утраты определенной части совокупности ценностей гуманистического характера, а право по-прежнему будет закреплять данный процесс.

Правовая психология и правовая идеология участников процесса правотворчества составляют содержание политико-правовых факторов. Так, в силу того, что социальные нормы в течение долгого времени не совпадали и очень часто нормы права прямо вступали в противоречие с ними, в стране у основной массы населения отсутствовал интерес к вопросам правовой культуры, к своим гражданским и политическим правам. Это, в конечном счете, обуславливало распространение всеобщей социальной инертности. Сегодня на передний план выступает не столько преодоление правовой безграмотности, т.е. неосведомленности о правах, представляемых законом, порядке судебной защиты, сколько изжитие пассивности пострадавших от нарушения прав и добровольного отказа в попытках защиты своих законных интересов.

В основе социокультурных факторов выделяются культурный и образовательный уровень населения и должностных лиц, их правовая осведомленность, распространенность, развитость и эффективность деятельности средств массовой информации.

Традиции, обычаи и нравы людей разных национальностей, языковые особенности отдельных государственных и административно-территориальных образований составляют национальные факторы, влияющие на процесс создания права. Например, усиливающийся в последнее десятилетие "национально-образующий" фактор, проявляющийся в стремлении наций и народностей к самостоятельному национально-территориальному образованию, требует создания новых форм нормативного регулирования возникающих новых социальных отношений, проявившихся, в частности, в виде "парада суверенитетов".

Этот процесс характерен как для федеративных, так и для унитарных государственных устройств. В России это проявилось в движении к независимости Республики Ичкерия, начало которому положило принятие в 1992 году Конституции Чеченской республики. Предпосылки для сепаратизма содержатся в Конституции Республики Тува, в которой оговаривается право выхода ее из состава России. Конституция самопровозглашенной Приднестровской Молдавской республики объявляет ее суверенным, независимым государством. Тенденции сепаратизма характерны и для зарубежных стран. В Канаде провинция Квебек путем проведения трех референдумов стремится получить полную самостоятельность. В унитарной Бельгии движение национально-региональных сил способствовало преобразованию ее в федерацию. В Италии разворачивается движение за создание на севере страны независимой Падании. Интегративность национально-правовых актов, пути и формы взаимов­лияния и развития законодательства разных стран и народов составляют содержание межнациональных факторов.

Степень социальной детерминированности той или иной правовой нормы определяется как общим количеством, мощью и направленностью воздействующих факторов, так и их устойчивостью.

Рассмотрение права со стороны его функционирования как социальной системы предполагает выход за пределы правовой надстройки. Из этого следует, что необходимо исследовать взаимовлияние совокупности социальных факторов, воздействующих на право и обратное действие права на социальную практику.

Правовые нормы функционируют в сфере фактических общественных отношений и опосредуют их содержание. Значимость правового регулирования определяется способностью действующего законодательства отражать объективные социальные закономерности и потребности социальной практики. Это предполагает, что в анализе социальной обусловленности права необходимо исходить как из адекватности правовой нормы глубинному, базисному содержанию общественной жизни, так и из соответствия эмпирически наблюдаемым явлениям социальной действительности. Так, анализ современного состояния действия иммунитета депутатской, судейской и прокурорской неприкосновенности в нашей стране показывает, что назрела объективная необходимость совершенствования законодательства по этой части. Гарантии неприкосновенности депутатов, судей и прокуроров целесообразно относить исключительно к сфере их профессиональной деятельности.

Выделение обозначенной проблематики позволяет рассматривать социальную определенность правовых норм сквозь призму их соответствия и адекватности регулируемым общественным отношениям. Причем согласно позиции В.В.Лапаевой выделяются два основных аспекта: "анализ соотношения и поиск соответствия между нормами законодательства и фактическими складывающимися формами и нормами социального общения"[2].

В действительности раскрытие в полном объеме объективной обуслов­ленности правовых норм можно осуществить только применительно к устоявшимся общественным системам и общественным отношениям. Реалии совре­менной социальной жизни не оставляют времени ожидать правового регулирования возникающих новых социальных норм. В определенной степени несовершенство современного российского законодательства объясняется объективно присущей для нормативной системы инертностью, отставанием от динамично развивающихся социальных отношений. Так, в одном из посланий Президента РФ Совету Федерации в числе причин снижения уровня законотворческой деятельности были названы следующие: нарушение принятыми палатами Государственной Думы законов прав и свобод граждан, ущемление прав субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, отражение в законах узкоотраслевых или корпоративных интересов и т.д.

Правовое оформление тех или иных общественных отношений происходит в условиях, когда еще не сложились устойчивые нормы социального общения. Зачастую сама законодательная практика выступает инициатором создания совершенно новых отношений, призванных решать актуальные задачи удовлетворения социальных потребностей и обеспечения наиболее важных направлений в общественном развитии.

Современная ситуация становления и развития правового государства и рыночных отношений свидетельствует, что появлению многих социальных явлений и отношений способствовало создание и действие новых норм пра­ва. Следовательно, понимание социальной обусловленности правовой нормы включает в себя соответствие права тенденциям развития соответствующей сферы общественных отношений. Так, потребности социальной практики, направленность политики на процесс становления правового государства и формирование гражданского общества определяют необходимость расширения компетенции органов местного самоуправления через делегирование им полномочий государственных органов, субъектов федерации.

Проблема исследования правового отражения тенденций общественного развития тесно взаимосвязана с вопросами правовой регламентации общественных отношений. Область правового регулирования весьма подвижна. Некоторые стороны общественной жизни могут либо выходить из сферы правового регулирования, или же подпадать под иную, отличную от прежней формы правовой регламентации. Социальная практика неизменно способствует появлению новых потребностей, требующих правовой защиты и поддержки. Тем самым наряду с выявлением тенденций общественного развития в обусловленности правовой нормы определяются способы и пределы правового регулирования.

Помимо анализа проблематики адекватности и степени соответствия нормы права потребностям социальной практики, характерным для предварительного этапа, предшествующего нормообразованию, необходимо выявлять детерминированность права отношениями, возникающими в процессе выработки и принятия новых законов и законодательных актов.

Условно их можно разделить на три группы. Первую составляют отношения, явления и процессы, проявляющиеся на уровне общества в целом и обусловливающие единую общественную потребность в правовой регуляции. В данном случае проявляются единые общественные интересы.

Во вторую группу включаются отношения, характерные для этапа непосредственного создания и принятия новой правовой нормы. Посредством участников этих отношений стимулируется, либо тормозится принятие того или иного закона, или же происходит видоизменение его содержательной части. Здесь реализуются интересы и запросы социальных сил и групп, и отдельных лиц, вовлеченных в процесс законотворчества.

Для третьей группы характерны отношения, свойственные для социальных сил и групп, граждан и отдельных лиц, которые не выступают непосредственными участниками создания и принятия законопроекта, но представляют из себя собственно его адресат. По большому счету под социологический анализ подпадают отношения, характерные для этапа до и после законотворчества.

Что касается конкретных социологических исследований социальной обусловленности права, то они направлены на выявление значимых социальных норм и стереотипов поведения, не охваченных действием права или же конкурирующих с законом. В этом смысле целесообразно не только выделять все значимые социальные факторы, но и определять те, которые имеют приоритетное значение с точки зрения интересов общества и государства.

Необходимым этапом в исследовании социальной обусловленности нормы права является проверка социальной ценности, целей изучаемой нормы, адекватности отражения в ней объективных потребностей социального развития.

На стадии нормообразования в результате деятельности юридических государственных органов и институтов, действия различных социальных сил, групп и отдельных граждан происходит оформление и развитие системы законодательства. Этот этап принято называть правотворчеством.

В самом широком представлении правотворчество – это государственная и общественная деятельность по образованию, поддержке и развитию системы законодательных актов и других правовых норм. Правотворчество выступает юридической по форме, социальной по содержанию. В данном случае здесь находят свое проявление закономерности формирования права, его социальная обусловленность, связь с объективными особенностями исторической действительности и субъективными представлениями законодателей.

В узкой трактовке правотворчество – деятельность официальных органов и уполномоченных им других субъектов правотворчества по установлению, изменению и отмене юридических норм. В данном случае правотворчество в действиях различных государственных органов по созданию, изменению, дополнению правовой нормы можно рассматривать как законотворчество. К примеру, в Башкортостане из 60 конституционных актов,  принятие которых прямо предусмотрено действующей Конституцией, принято или находится в стадии принятия 38.  Государственным Собранием - Курултаем РБ было принято за  1993-1998 гг. 16 кодексов и более 300 законов, которые заложили основу  собственной самостоятельной законодательной системы. За первые три с половиной года работы комитета Законодательной Палаты Госсобрания – Курултая было рассмотрено около 40 законопроектов.

Актуальность анализа законотворческого процесса на современном этапе ее развития обуславливается и тем, что до 40% законопроектов, принятых депутатами Государственной Думы, отклонялись до недавнего времени Советом Федерации или Президентом страны. Среди многочисленных мотивов присутствуют причины некачественной подготовки, неполноты, противоречивости, декларативности, отсутствия механизмов реализации своих предписаний. К тому же наб­людается обилие субъектов законодательной инициативы, которых насчитывается порядка 723, каждый из них не всегда в состоянии представить вы­полненный на качественном уровне законопроект.

В конкретных правовых исследованиях социологические аспекты правотворчества, с точки зрения В.Н.Кудрявцева и В.П.Казимирчука[3], проявляются на следующих этапах законотворческого процесса:

– создания нового акта;

– подготовки текста законопроекта;

– обсуждения проекта;

– внесения проекта на рассмотрение законодательного органа;

– собственно обсуждения в законодательном органе;

– вступления закона в силу.

На первом этапе выявляются объективные (социальные, политические, экономические, психологические) причины, обуславливающие необходимость создания новой правовой нормы; различаются интересы классов, социальных слоев, групп населения, заинтересованных в данном акте; рассматриваются социальные механизмы воздействия на содержание создаваемой концепции закона; определяются возможные препятствия при разработке правовой концепции и оцениваются перспективы принятия и развития правовой нормы. На второй стадии исследуются механизмы подготовки текста проекта закона, влияния на него социальных факторов и интересов, мнений и традиций, свойственных как для различных социальных групп, так и проявляющихся в государственных учреждениях.

На уровне обсуждения законопроекта конкретные исследования создают возможности выявления степени активности граждан, слоев и групп, участвующих в обсуждении законопроекта, их замечания и дополнения, а также предполагаемые последствия в случае их отклонений.

Исследование социальной стороны этапа внесения проекта на рассмотрение законодательного органа предусматривает определение степени изменения первоначального варианта проекта и отражение в самом тексте интересов различных ведомств, организаций и представляющих их социальных и профессиональных групп, мотивации их потребностей в законопроекте и прогнозы его применения. Помимо обозначенных проблем, социальная сторона обсуждения новой правовой нормы требует анализа оценки общественного мнения о ходе и результатах обсуждения законопроекта и внесенных в него поправках.

На заключительной стадии законотворчества требуют своего рассмотрения социальные аспекты действия тех лиц, которые будут применять новый акт, их отношение к его содержанию и юридической форме, а также перспективы его действия и предполагаемая эффективность.

Следует отметить, что всесторонний анализ воздействия социальных факторов на процесс правотворчества еще не получил должного освещения в отечественной научной литературе. Так, К.Кульчар обозначил такие аспекты, как влияние политических, идеологических, организационных сторон жизни социального организма на правотворчество вообще и законодательство в частности; роль науки, научных идей, концепций и научных рекомендаций[4].

В социологическом обеспечении законодательной практики можно выделить комплекс взаимосвязанных между собой социально-правовых исследований, ориентированных на анализ следующих проблем:

а) выявление собственно общественной потребности в правовом регулировании;

б) обоснование концепции нормативного акта;

в) учет общественного мнения по поводу проекта нормативного акта и эффективности действия принятого законодательства;

г) контроль за качеством и эффективностью обеспечения законодательства[5].

Первые конкретные социально-правовые исследования призваны, исходя из сложившейся социальной практики, выявить тенденции, как развития общегосударственной системы правового регулирования, так и становления стихийно возникающих в обществе норм саморегуляции, степень их соотношения между собой. Это направление научного поиска можно обозначить как социология нормообразования.

Деформация социальных отношений, правовой нигилизм, несоответствие правовых норм социальным, экономическим и т.п. потребностям порождают так называемое "теневое нормотворчество", когда действуют неофициальные правила поведения, которых придерживаются значительные слои населения. Причиной такого состояния является отрыв правовой нормы от конкретной социальной реальности. Её несоответствие социальной практике приводит к тому, что норма права перестает исполнять свои функции. Очень часто "теневые" нормы признаются более значимыми и важными, и им отдается большее предпочтение, чем действующим нормам законодательства. Однако правовая норма, не соответствующая действительности, в целом оказывает негативное воздействие на социальную практику. В реалиях современной российской действительности в процессе нормообразования присутствует тенденция лоббирования интересов фракций, партий, движений, отдельных социальных групп, что зачастую явно прослеживается в принятых нормативных актах.

Второй комплекс составляют исследования, которые направлены на анализ проявления общественных интересов в целом, и интересов отдель­ных индивидов и социальных групп, в частности. Следует отметить, что многообразие форм социальной действительности порождает широкую палитру правотворчества на региональных уровнях.

Задача конкретных исследований состоит в том, чтобы определить позитивные и негативные последствия законотворчества на местном, региональном уровне, выявить общезначимые позиции локальных актов, отражаемых в норме закона, степень соотнесенности нормообразующего интереса с интересами различных социальных сил, групп и общества в целом. Это дает основание для оформления нового направления, которое можно обозначить как социология локального нормотворчества.

Локальные правовые нормы, содержащиеся в правовых актах, разрабатываемых в коллективных договорах предприятий, общественных организаций и учреждений, могут усиливать степень влияния нормы права на социальный аспект, предоставляя большие возможности в ее практической реализации. Так, содержащиеся конкретные обязательства администрации и тружеников в коллективных договорах способствуют повышению уровня осуществления правовой нормы, создают определенные правовые гарантии. В известном смысле локальное нормотворчество может опережать в ряде случаев действующее законодательство. Во многом локальное нормотворчество призвано способствовать социально-правовой защищенности граждан. В ряде стран получила распространение практика заключения договоров между работодателями и работниками о финансовой помощи в компенсации заработка, потерянного в результате сокращения рабочего времени. В Восточной Германии, где в результате реструктуризации экономики появился феномен скрытой безработицы, большую роль в сохранении рабочих мест и снятии социальной напряженности сыграла практика выделения работающим краткосрочных пособий.

С другой стороны, локальное нормотворчество может играть и негативную роль, способствуя ограничению, снижению уровня правовых гарантий, установленных существующим законодательством. Примерами в области социально-правовой защищенности могут служить вводимые в трудовых коллективах практика неполного рабочего дня, сокращение отпусков, дисциплинарные меры ответственности, не предусмотренные законом, запрет на организацию профсоюзов и т.д. Что касается "местного нормотворчества", то, в частности, в области административной ответственности доля привлеченных лиц в соответствии с местным законодательством еще не столь значительна. В 1996 году этот показатель составил менее 6%. Но в абсолютном выражении эта цифра в последние годы существенно выросла. Примечателен тот факт, что из привлеченных 49,9 тыс. человек в 1996 году административному наказанию подверглись только 48,0%[6].

Своеобразие состояния современного нормотворчества проявляется в том, что пока федеральный и региональный уровни государственного устройства заняты разделением правомочий, претворение в жизнь законодательных актов осуществляется плохо или хорошо на местом, локальном уровне. Степень эффективности действия нормы права здесь во многом определяется тем, насколько лица и органы, призванные обеспечить действенность законодательства, имеющие непосредственную связь с адресатами нормативного акта, заинтересованы в этом процессе.

Актуальной для современного состояния общественного развития представляется противоречивость существующего правового регулирования, вызванная в том числе издержками юридического механизма действия права и проявившаяся в несоответствии ведомственных и локальных нормативных актов актам более высокого уровня.

Так, широкое распространение получило ведомственное нормотворчество, которое зачастую способствует нарушению взаимного равновесия отдельных элементов правовой системы. В частности, существуют целые отрасли законодательства, позволяющие актам, издаваемым ведомствами, обладать приоритетом относительно законов.

Ведомственное нормотворчество, подавляющее и вытесняющее законотворчество, становится явлением и проблемой, особенно в переходные периоды общественного развития. Именно в такое время контроль над ведомственным нормотворчеством со стороны судебной и законодательной власти, благодаря переходному состоянию самой правовой системы, оказывается ограниченным и часто невозможным. В качестве ключевых причин правонарушающего ведомственного нормотворчества предстают как стремление в срочном заполнении существующего правового вакуума, так и  органическая потребность любой государственной администрации сохранить себя в качестве органа управления и повысить свою значимость, роль, ценность в управленческой иерархии и общественном сознании[7]. Особого внимания заслуживает исследование механизма проведения в жизнь различными ведомствами своих местнических интересов.

Третью совокупность представлена исследованиями, призванными установить взаимосвязь между структурой общественного мнения по поводу проекта нормативного акта и эффективности принятого законодательства. В данном случае посредством собственно социологических методов предполагается создание банка данных о мере социальной обусловленности правовой нормы и возможной ее эффективности.

Последнюю группу составляют исследования, выявляющие качество и эффективность обеспечения законодательства. С помощью социологического мониторинга устанавливается обратная связь между законодателем и регулируемыми нормами права общественными отношениями. Для ясности дела следует отметить, что научные рекомендации в сфере правотворческой деятельности еще не получили достаточно полного и широкого применения, поэтому нельзя с полным основанием говорить об их эффективности воздействия на правовую практику.

На эмпирическом уровне исследование проблематики социальной обусловленности права включает в себя:

– выявление объективной потребности анализируемой сферы общест­венных отношений в правовой поддержке;

– определение значимых, с точки зрения правовой нормы, тенденций развития изучаемой сферы общественных отношений;

– оценку степени соответствия содержания норм законодательства объективным потребностям и прогрессивным направлениям развития регулируемых отношений[8].

В настоящее время, по утверждению В.В.Лапаевой, пока в отечественной науке отсутствует методика оценки социальной обусловленности права, признающая в дальнейшем развитие и теоретические основы изучения этой проблематики[9].

В целом, завершая рассмотрение проблематики социальной обусловленности права можно выде­лить следующие основные положения:

  1. Социологический анализ социальной обусловленности права пред­полагает анализ социальных факторов, оказывающих воздействие на про­цесс формирования и развития права. Социальная детерминированность права выводится из общественной потребности правового регулирования и определения юридических средств в реализации правовой нормы. Анализ социальной обусловленности права позволяет рассматривать социальную определенность правовых норм сквозь призму их соответствия и адекват­ности регулируемым общественным отношениям как базисному содержанию общественной жизни, так и эмпирически наблюдаемым явлениям социальной реальности, тенденциям развития соответствующей сферы общественных от­ношений. На уровне эмпирических исследований происходит выявление зна­чимых социальных норм и стереотипов поведения, не охваченных действием права или же конкурирующих с законом.
  2. В правоведении исследование социальных аспектов обусловленнос­ти права характерно для этапа нормообразования, когда анализируются отношения, опосредующие процесс выработки и принятия новых законов и законодательных актов. Социальная сторона правотворчества предполагает раскрытие закономерностей формирования права, его связи с объективными потребностями исторического развития, определение способов и пределов правового регулирования, выявление новых потребностей, требующих пра­вовой защиты и поддержки.
  3. Правотворчество, понимаемое как деятельность официальных орга­нов и уполномоченных им других субъектов по установлению, изменению и отмене юридических норм, можно рассматривать в виде законотворчества. Необходимость комплексного исследования его социальной проблематики создает возможности для оформления социологии законотворчества.
  4. Социология нормообразования призвана выявить общественную пот­ребность в правовой регуляции, тенденции, как развития общегосударс­твенной системы правового регулирования, так и становления стихийно возникающих в обществе норм саморегуляции, а также степень их соотно­шения между собой.
  5. Деформация социальных отношений, несоответствие правовых норм социальным, экономическим и т.п. потребностям, правовой нигилизм по­рождают так называемое "теневое нормотворчество", когда действуют нео­фициальные правила поведения, которых придерживаются значительные слои населения и которые, как правило, вступают в противоречие с действующим законодательством.
  6. Потребность в анализе законотворчества на местном, региональ­ном уровне, выявление общезначимых позиций локальных актов, степень их соотнесенности с интересами различных социальных сил, а также центра и регионов дает основание для оформления нового направления, которое можно обозначить как социология локального нормотворчества.
  7. Рассмотрение существующей практики ведомственного нормотвор­чества свидетельствует о нарушении принципа взаимного равновесия между отдельными элементами правовой системы, когда акты, издаваемые ведомствами, обладают приоритетом над законами.
  8. Учет общественного мнения по поводу проекта нормативного акта и эффективности действия принятого законодательства предполагает соз­дание банка данных о степени социальной обусловленности правовой нормы и возможной ее эффективности.
  9. Контроль за качеством и эффективностью обеспечения законода­тельства можно осуществлять с помощью социологического мониторинга, когда устанавливается обратная связь между законодателем и социальной практикой, регулируемой нормами права.

10. На эмпирическом уровне исследование проблематики социальной обусловленности права включает в себя: а) выявление объективной потреб­ности анализируемой сферы общественных отношений в правовой поддержке; б) определение значимых с точки зрения правовой нормы тенденций разви­тия изучаемой сферы общественных отношений; в)оценку степени соответс­твия содержания норм законодательства объективным потребностям и прог­рессивным направлениям развития регулируемых отношений.

[1] См.: Кудрявцев В.Н., Казимирчук В.П. Указ соч. С. 48–49.

 

[2] Лапаева В.В. Конкретно-социологические исследования в праве. М., 1987. С. 24–25.

 

[3] Кудрявцев В.Н., Казимирчук В.П. Указ. соч. С. 40–41.

 

[4] Кульчар К. Указ. соч. С. 179.

[5] Лапаева В.В. Социологическое обеспечение законотворчества//Советское государство и право.  1989. № 9.  С. 27–31.

 

[6] Андрюшечкина И. Рассмотрение судами административных дел и дру­гих материалов// Российская юстиция. 1997. № 7. С. 52.

[7] Жеругов Р.Т. Теория государства и права. Учебое пособие. Моск­ва-Нальчик, 1995. С. 223.

[8] Лапаева В.В. Конкретно-социологические. С. 41.

[9] Там же. С. 25.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!