Социалистическая альтернатива в 1917 году

9 Апр 2017 | Автор: | Комментариев нет »

Уничтожение самодержавия и монархических партий, служив­ших противовесом мощным социалистическим партиям, а также вовлечение в политику широчайших масс - все это в условиях культурного и частично политического отчуждения верхов и низов и охватившего общество революционного возбуждения, привело в 1917 году к колоссальному усилению социалистических партий.

Особенно бурно росла партия социалистов-революционеров. В нее записывались порой целыми деревнями, а в армии - ротами. По разным оценкам, численность партии составляла от 400 тыс, до 1200 тыс, человек. ПСР привлекала крестьян радикальной аграрной программой, близкой российским традициям революци­онной идеологией и ореолом героических борцов с самодержави­ем за «землю и волю». По многим важным проблемам эсеры негласно признавали «идейную гегемонию» меньшевиков.

Быстро росла и численность меньшевиков. В апреле-мае она приближалась к 100 тыс., а к осени превысила 200 тыс, человек. Партия оставалась раздробленной на две относительно самостоя­тельные фракции; меньшевиков-интернационалистов во главе с Ю. О. Мартовым и оборонцев (А. Потресов, А. Церетели).

В основе политической доктрины меньшевиков и эсеров в 1917 году. лежал тезис о неготовности России к социализму. Поэтому они выступали за сотрудничество с либеральной буржуазией и «условную» поддержку Временного правительства, из-за боязни разрыва с буржуазией соглашались на отсрочку важнейших об­щественных преобразований и пытались осуществить лишь час­тичные, компромиссные реформы.

Весной-летом 1917 г. сохранялся примерный паритет числен­ности большевиков и меньшевиков. Число большевиков к маю возросло до 100 тыс., а к августу до 200-215 тыс. человек. После Февраля российские большевики «поправели», по многим вопросам встав на позицию меньшевиков. Они присоединились к формуле условной поддержки Временного правительства и ока­зания на него давления с целью заключения мира и развития революции. В партии наметилась явная тенденция к организацион­ному слиянию с меньшевиками. Но приезд Ленина в Петроград 3 апреля положил конец этим колебаниям.

Учитывая доверие масс Временному правительству, Ленин выдвинул тактику мирного перехода ко второму, социалистическо­му этапу революции путем перехода всей власти Советам и разъяснения народу «империалистической сущности» Временного правительства и продолжавшейся войны. В отличие от других политиков Ленин предложил курс не на общественно-политиче­скую консолидацию, а на раскол общества, на установление приоритетов пролетариата и его партии. Не случайно ленинский курс не был поддержан даже руководством большевиков, часть которых считала буржуазно-демократическую революцию в Рос­сии не законченной. Но уже в конце апреля, оперевшись на «унтер-офицерский» слой партийцев, который был более тесно связан с революционизированными массами, Ленин сумел «пере­играть» «старых» большевиков и убедить партию в правоте своих взглядов. 20 апреля ЦК РСДРП (б) на экстренном заседании приняло резолюцию, в которой подчеркивалось, что несмотря на персональные перемещения Временное правительство сохраняет «империалистический характер», а демократический мир может быть обеспечен только после перехода власти к революционному пролетариату и солдатам в лице Советов.

Если большевистский ЦК открыто призвал к массовым прояв­лениям протеста, то лидеры умеренных социалистов продолжали политику компромисса. Однако сотрудничество с либералами на высшем уровне в конечном счете нанесло огромный ущерб попу­лярности меньшевиков и эсеров, подорвало их образ «защитников интересов трудящихся». Этот тактический промах фактически сделал их заложниками терявшего популярность Временного пра­вительства.

В условиях усиливавшейся радикализации масс большевики с их популистскими, простыми решениями стоявших перед страной проблем, классовой заостренностью пропаганды постепенно на­чинали прибретать популярность. В июне на их сторону перешли фабзавкомы, увеличилось их представительство в Советах, хотя умеренные социалисты по-прежнему преобладали в них.

Последний месяц двоевластия подтвердил эту наметившуюся тенденцию в социалистическом лагере. Проходивший 3-24 июня I Всероссийский съезд Советов отразил подавляющее превосход­ство меньшевиков и эсеров. Из 777 делегатов съезда, заявивших о своей партийности, присутствовало 290 меньшевиков, 288 эсеров и 105 большевиков. По всем пунктам съезд принял меньшевистско-эсеровские решения, в том числе о доверии Вре­менному правительству и поддержке наступления на фронте. «Внизу» же принимались другие резолюции. Несмотря на предло­жение меньшевиков провести 18 июня демонстрацию в поддер­жку Временного правительства и решений съезда в Петрограде и ряде других мест выступления прошли в основном под большеви­стскими лозунгами «Долой войну», «Долой 10 министров-капита­листов», «Вся власть Советам». Сохраняя преобладание в органах власти, умеренные начинали терять поддержку масс.

После июльских событий левый фланг российской социал-де­мократии еще более радикализировался. Ленин приходит к выво­ду, что двоевластие кончилось, Временное правительство победи­ло, а Советы превратились в «фиговый листок контрреволюции». Поэтому необходимо временно снять лозунг «Вся власть Сове­там», очистить Советы от контрреволюционных элементов и гото­вить силы к социалистической революции. После многочисленных дискуссий VT съезд партии, проходивший полулегально 26 июля- 3 августа, утвердил ленинские тактические установки, означавшие крутой поворот в политике.

Центр же - меньшевики и эсеры - испытывал все возраста­ющую идейную и организационную раздробленность, Большинст­во меньшевиков во главе с Церетели в основном одобрили дейст­вия Временного правительства во время июльских событий и выступили за дальнейшее сотрудничество с либеральной буржуа­зией, за сплочение всех сил на борьбу с «контрреволюцией и анархией». В то же время Мартов еще во время июльского кризиса выступал за создание однородного социалистического правитель­ства. Поддержка действий Временного правительства лидерами эсеров также вызвала неоднозначную реакцию в партии, способ­ствовала дальнейшей поляризации партийных сил, усилению на местах левоэсеровских организаций, нередко блокировавшихся с большевиками.

В целом в этот период намечается тенденция к некоторому падению популярности умеренных социалистов. Их приверженность принципам демократии и сотрудничеству с буржуазией требовала компромиссов, классовой консолидации, Однако по мере обострения ситуации в стране эта политика все более теряла под собой почву и подвергалась критике как справа, так и слева, поскольку не могла удовлетворить полностью интересы ни одной из социальных групп и требовала от них лишь взаимных уступок и терпения. Рост численности меньшевиков к осени 1917 г. практически прекратился.

Разгром корниловщины привел к резкому изменению соотно­шения сил в стране. Под влиянием этих событий ЦК меньшевиков и эсеров выступили против участия кадетов во Временном прави­тельстве. Однако большинство лидеров этих партий по-прежнему выступали против однородного социалистического правительства и склонялись к коалиции с цензовыми элементами.

Небывалый рост популярности большевиков после разгрома корниловского мятежа выразился в значительном, в 1,5 раза, увеличении их численности и большевизации Советов. За первую половину сентября резолюцию большевиков с отказом от любых коалиций с кадетами и цензовыми элементами и с переходом власти в руки представителей революционных рабочих и крестьян поддержало 80 Советов крупных и средних городов.

Ленин увидел в этих событиях уникальную возможность воз­обновления мирного развития революции. В начале сентября он предложил заключить соглашение с меньшевиками и эсерами с тем, чтобы они сформировали правительство, ответственное перед Советами, а большевики отказались от курса на немедленный захват власти.

Однако лидеры меньшевиков и эсеров отказались от предло­женных Лениным условий. В совокупности с быстрой радикализацией масс это побудило вождя большевиков вскоре отказаться от предложенного компромисса. Уже 15 сентября в письмах в ЦК он потребовал немедленно, не дожидаясь окончания работы Де­мократического совещания, на котором и планировал обнародо­вать свои предложения, взять курс на вооруженное восстание, ЦК отверг ленинский ультиматум и постановил сжечь 9 из 10 экзем­пляров его писем, чтобы они не попали в руки рабочих и не вызвали раскол среди партийцев.

В большевистском .штабе сложилось три точки зрения по вопросу о перспективах дальнейшего развития событий. Л. Троц­кий и его сторонники надеялись, что II съезд Советов мирно возьмет власть в свои руки, и разгон Временного правительства таким образом будет не только санкционирован, но и превратится просто в «технический» вопрос. Правые большевики (Каменев, Рыков, Ногин) ориентировались на создание правительственной коалиции из социалистических партий, сформированной на базе не только Советов, он и иных организаций. Ленин считал, что необходимо провести восстание до II съезда Советов. Будучи неуверенным в том, что большевики получат на съезде большин­ство и что съезд примет их решения, он хотел поставить его перед свершившимся фактом захвата большевиками власти.

В ответ на несогласие ЦК с его позицией Ленин 29 сентября прибегнул к ультиматуму и пригрозил выйти из состава ЦК и «оставить за собой свободу агитации в низах и на съезде партии». Жесткость позиции Ленина и недовольство столичных большеви­ков, узнавших о ленинских письмах и замалчивании их ЦК, подтолкнули большевистских лидеров к пересмотру своих пози­ций. Вопрос о вооруженном восстании был решен 10 октября на заседании ЦК РСДРП (б). За исключением Каменева и Зиновьева остальные большевистские вожди согласились с предложением Ленина начать подготовку вооруженного восстания.

Организацию восстания взял на себя созданный 12 октября по инициативе Петросовета Военно-революционный комитет. На очередном заседании ЦК 1 6 октября Ленин вновь повторил свои аргументы в пользу немедленной организации восстания. Он от­метил, что нельзя руководствоваться изменчивыми настроениями масс и они ждут от большевиков решительных действий, что на стороне революционной России будет вся пролетарская Европа, а так как буржуазия хочет сдать Питер немцам, то откладывать восстание нельзя.

Последний шанс «увести» Россию от однопартийной диктату­ры не был использован на II съезде Советов. Возможность фор­мирования коалиционного социалистического правительства ре­ально существовала в начале работы съезда, но в который раз идейные разногласия и личные амбиции были принесены в жертву общегосударственным интересам, и после ухода меньшевиков со съезда и отказа левых эсеров войти в правительство большевики утвердили свое Временное (до созыва Учредительного собрания) рабоче-крестьянское правительство - Совет Народных Комисса­ров (СНК). Съезд избрал новый состав ВЦИК в составе 62 большевиков, 29 левых эсеров, 6 меньшевиков-интернационали­стов. Председателем ВЦИК стал Каменев.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!