Содержание законов XII таблиц

15 Июн 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Бесспорно, «Законы XII таблиц» не создались сразу: они — продукт длинного исторического разви­тия, В частности, кое-что было в них вне­сено уже после V в. Однако их основное ядро отражает эпоху ранней Республики и было выражено в письменной форме около середины V в. Об этом говорит ар­хаизм их языка, общих условий жизни, от­разившихся в них. В основном законы яв­ляются записью обычного права. Но, по-видимому, законодатели вынуждены были внести туда и кое-что новое. Одна­ко это новое не было согласовано со ста­рым, в результате чего получилась пест­рая смесь законодательных норм, иногда противоречащих друг другу. Так, напри­мер, архаический принцип талиона мир­но уживался со штрафом, являвшимся бо­лее развитой и прогрессивной формой наказания. Ст. 2 таблицы VIII гласит: «Если кто сломает кому-нибудь часть тела и не помирится, да будет равное возмездие».

Однако в следующей статье мы чита­ем: «Если кто рукой или палкой переломит кость свободному, пусть уплатит штраф в 300 ассов, если рабу - в 150 ассов». Оба принципа совершенно не согласо­ваны. Пережитки родовой собственности отражены в ст. 4 и 5 таблицы V: «Если кто умирает без завещания и у него нет прямого наследника, пусть его се­мью возьмет себе ближайший агнат. Если агната нет, пусть возьмут семью чле­ны рода». Однако ст. 3 той же таблицы уже до­пускает свободу завещания: «Как завещает относительно денег или опеки над своим имуществом, так и да бу­дет». Остатки примитивных воззрений ска­зываются в статьях, карающих ворожбу. Об этом говорят, например, фрагменты ст. 8 таблицы VIII: «Кто заворожит урожай... Пусть не пе­реводит к себе чужого посева».

В «Законах XII таблиц» находится раз­работанная система долгового права в очень суровой форме. Этому по­священа вся таблица III. После того как должник признавал свой долг или после судебного решения, ему давалось 30 льготных дней, чтобы он мог собрать деньги для погаше­ния долга. После истечения этого срока истец «налагал руку» на должника и вел его в суд для ис­полнения решения. Если должник не выполнял судебного решения и никто не брал его на поруки, кре­дитор уводил его к себе в дом и заключал в оковы или колодки «ве­сом не менее, а если пожелает, то и более 15 фунтов». Во время пре­бывания в заключении должник мог кормиться за свой счет. В про­тивном случае кредитор должен был давать ему не меньше, чем по фунту полбы в день. Должник ос­тавался в таком положении 60 дней. В течение этого срока его три раза подряд в базарные дни (нундины) приводили на площадь к претору, и при этом объявлялась присужденная с него сумма денег. После этого должника можно было предать смерти или продать «за Тибр», т. е. за границу. В том слу­чае, если кредиторов было не­сколько, закон допускал совершен­но варварскую меру: «В третьи нундины пусть разру­бят должника на части. Если отсе­кут больше или меньше, за это пусть не отвечают» (табл. Ill, ст. 6).

В науке было сделано много по­пыток истолковать эту бесче­ловечную статью закона не в пря­мом смысле, а как-нибудь иначе. Но все эти попытки неудовлетвори­тельны, и приходится понимать ее в буквальном смысле. Впрочем, древние комментаторы «Законов XII таблиц» утверждали, что на деле эта статья никогда не применялась. Семейное право, отраженное в «Законах XII таблиц», носит резко выраженный патриархальный ха­рактер. Отец обладает безгранич­ной властью над детьми вплоть до того, что три раза может продавать сына в рабство. Только после это­го сын выходит из-под власти отца: «Если отец трижды продаст сына, сын да будет свободен от отца» (табл. IV, ст. 2).

Женщина находилась в бес­правном положении: сначала она была под властью отца, затем по­ступала «под руку» мужа, а в случае смерти последнего находилась под опекой кого-нибудь из агнатов: сына, брата мужа и т. п.

«Предки наши признали нуж­ным, чтобы женщины, хотя бы они были и в зрелом возрасте, вслед­ствие присущего им легкомыслия, находились под опекой... за ис­ключением только дев-весталок, которых признали нужным оста­вить свободными. Так было преду­смотрено «Законом XII таблиц».

Противоречивость «Законов XII таблиц» (тальон и штраф, родовое наследование и свобода завеща­ния, суровое долговое право и кон­ституционные гарантии и т. п.) го­ворит не только о примитивности правовых воззрений, но и о том, что кодификация середины V в. была продуктом сословной борьбы. Патриции по ряду существенных вопросов вынуждены были усту­пить, но продолжали сохранять за собой еще много командных высот. Естественно поэтому, что с издани­ем законов борьба не прекрати­лась, поэтому эти законы постоян­но дополнялись.

Преторы 449 г. Люций Валерий и Марк Гораций провели три важ­ных закона, названных их именами (leges Valeriae Horatiae). Содержа­ние их не все источники излагают одинаково. Основной вариант дает Ливий (III, 55). Первый закон гла­сил, что постановления, принятые плебеями на собраниях по трибам (так называемые «плебисциты» — plebiscite), должны быть обя­зательными для всего народа.

Второй закон восстанавливал отмененное при децемвирах право апелляции к народному собранию {provocatio) в том случае, если гражданин был приговорен маги­стратом к смертной казни или те­лесному наказанию. Это право было закреплено дополнительным постановлением, запрещавшим впредь выбирать должностных лиц без права апелляции на них. Тре­тий закон касался неприкосновен­ности народных трибунов, «вос­поминание о которой, — по словам Ливия, — почти уже стерлось». Она

была восстановлена путем возоб­новления некоторых религиозных обрядов и проведения закона, по которому лицо, оскорбившее на­родного трибуна, предавалось смерти, а его имущество подвер­галось конфискации. В дополнение к этому народный трибун Г. Дуил- лий провел постановление, карав­шее розгами и казнью того, «кто оставил плебеев без трибунов и избрал магистрата без права апел­ляции».

Может возникнуть вопрос, по­чему понадобилось подтверждать право апелляции, если оно уже было внесено в «Законы XII таб­лиц». Здесь следует признать, что такие важные для плебеев вопро­сы, как право апелляции и обяза­тельность плебисцитов, не могли сразу войти в государственную практику. Патриции, на словах признавшие новые законы, на деле их не соблюдали, так что приходи­лось вновь и вновь их подтверж­дать. Это тем более вероятно по отношению к плебисцитам. Их обязательность вводила, по суще­ству, новую, наиболее демократи­ческую форму народного со­брания. И вполне естественно, что процесс образования этой новой формы мог затянуться на весьма долгий срок. Что касается непри­косновенности народных трибунов, то у нас нет оснований отрицать, что она оформилась как раз в се­редине V в., в один из наиболее напряженных моментов сословной борьбы. Большой победой плебеев яв­ляется и законопроект 445 г. народ­ного трибуна Г. Канулея о браках.

Второй законопроект Канулея предусматривал избрание консу­лов. Законопроект этот не прошел, но с 444 г. вместо консулов стали избираться военные трибуны с консульской властью. Эта долж­ность была доступна плебеям. Сна­чала военные трибуны избирались не каждый год, а выборы их чередовались с выборами консу­лов, но в начале IV в. до н. э. воен­ные трибуны с консульской влас­тью на долгое сравнительно время заменили консулов. Факт избрания трибунов с консульской властью за­свидетельствован фастами, кото­рые можно, видимо, считать в тех частях, какие относятся к этому времени, достоверными.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!