Сицилийское государство секста Помпея

31 Дек 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Одной из причин, заставивших триумвиров за­ключить Брундизийский договор, было образование Сицилийского государства Секста Помпея, который закрепился в Сицилии, основав там настоящее мор­ское государство, куда стекались все недовольные режимом триумвиров. Благодаря памяти отца, с од­ной стороны, и собственным доблестям — с другой, Секст Помпей сделался символом протеста против насилий триумвиров и надвигающейся монархии. К Помпею со всех сторон устремилось множество лю­дей, страдавших от междоусобной войны и произво­ла триумвиров. Среди них было много свободных и рабов, жителей италийских городов, ограбленных триумвирами, много моряков африканского и испан­ского флотов, не желавших служить триумвирам. В числе эмигрантов находилось немало богатых граж­дан, потерявших свое имущество и бежавших к «лю­бимому всеми» вождю угнетенных и оскорбленных, сыну «великого Помпея».

Слава Помпея росла по мере углубления кризи­са. В глазах всех пострадавших от войны и проскрип­ций род Помпея являлся символом республиканской свободы, величия и блеска Рима. Государство Пом­пея находилось в Сицилии, главном центре ра­бовладения и революций рабов. В сознании сицилий­ских рабов и вольноотпущенников, естественно, воз­никали образы далекого прошлого, когда рабы соб­ственными силами, стряхнув иго римлян-рабовла- дельцев, построили собственное Новосирийское цар­ство. К ним все время стекались рабы из Италии и других стран Средиземноморья.

Вольноотпущенники и рабы в Сицилийском госу­дарстве играли видную роль, занимая ответственные посты и положения. В особенности своими админи­стративными и военными способностями выделялся вольноотпущенник Менодор, один из близких Пом­пею людей.

Сицилийское государство быстро расширилось, включив в себя Корсику и Сардинию — важные сы­рьевые базы и стратегические пункты. Существова­ние под боком Италии «пиратского государства» внушало страх и ужас италийским купцам, земле­владельцам и рабовладельцам, как старым, так и но­вым, дрожавшим за свои виллы, дома и деньги. Мас­совые побеги рабов, хозяйственное расстройство и голод, вызываемые блокадой берегов, сокращением торговли и прекращением подвоза хлеба, каждый день и час напоминали о существовании Сицилий­ского государства.

Не веря в возможность разгрома Помпея в от­крытом бою, римское гражданство, в том числе и прежде всего получившие наделы и разбогатевшие офицеры и ветераны, требовали немедленного от­крытия мирных переговоров и заключения мира. Между тем недовольство триумвирами нарастало, достигнув высшей точки, после того как ввиду не­достатка государственных поступлений был введен новый налог на владение рабами и на наследства. Налог был встречен страшным негодованием. «Го­лод, налоги, потери имуществ и прочие народные бедствия, — говорили ораторы на солдатских ми­тингах и собраниях, — обязаны исключительно лич­ному честолюбию и капризу немногих людей». Всех, кто осмеливался высказывать противополож­ные суждения, забрасывали камнями. Град камней полетел и в самого Цезаря Октавиана, когда он по­пытался говорить вразрез с общественным мнени­ем. Раненый Октавиан был спасен подоспевшим Антонием.

На улицах Рима произошло настоящее побоище, стоившее жизни многим гражданам, убитым и ране­ным в схватке. В конце концов восстание было по­давлено вооруженной силой, толпы народа рассеяны и трупы убитых брошены в реку. «Так прекращена была эта смута, вызвав страх и ненависть к правите­лям. Голод между тем достиг наивысшей силы, и на­род вздыхал и молчал»

Под впечатлением происшедших беспорядков в 39 г. начались переговоры между триумвирами и Помпеем, происходившие на плотах у Мисенского мыса, близ Путеол. В результате переговоров меж­ду триумвирами было достигнуто Мисенское со­глашение, заключенное на следующих условиях: вой­на на суше и на море прекращалась, и морская тор­говля восстанавливалась, Помпей снимал блокаду с Италии и обещал отныне не принимать в свой лагерь ни рабов, ни свободных. За эти уступки Помпей по­лучал признание своих прав на занимаемые им ост­рова Сицилию, Сардинию, Корсику и Пелопоннес на пять лет (до 34 г.), зачислялся в коллегию понтифи­ков и сверх всего получал 70 млн. сестерций в воз­награждение за конфискованные имущества его отца. Рабы же, служившие Помпею на войне, получали свободу, а все солдаты его армии — право на зе­мельный надел и награды наравне с легионерами Ан­тония и Октавиана. Кроме того, объявлялась общая амнистия, за исключением прямых убийц Цезаря и заговорщиков. Эмигрантам, вернувшимся в Италию, возвращалась четвертая часть их имущества.

Общественное мнение Италии встретило Мисен­ское соглашение с величайшим восторгом. Возвраще­ние триумвиров в Рим походило на великолепный триумф. Нетрудно понять причину радости и востор­га. Заключение мира означало прекращение военных вербовок, грабежей, налогов, опустошений полей, ко­нец бегства рабов, расцвет сельского хозяйства, тор­говли и, наконец, прекращение страшного голода.

После заключения Мисенского соглашения Анто­ний отправился на Восток и целиком ушел в восточ­ные дела, в войну с парфянами и любовные интриги с Клеопатрой', предоставив Запад в полное распоря­жение Октавиана.

Как ни велик был энтузиазм, с которым был встречен Мисенский договор, все же италийские ра­бовладельцы не успокоились. С их точки зрения, уже один факт существования под боком Италии «царст­ва пиратов и рабов» должен был казаться абсолют­но ненормальным явлением.

В Риме на Мисенский договор смотрели лишь как на первый шаг к полному разгрому Сицилийского государства. Не был удовлетворен договором также и Помпей.

Не чувствуя себя прочно связанными Мисенским соглашением, обе стороны готовились к новой вой­не, что, конечно, отражалось на состоянии италий­ской экономики и настроении народа.

«Для римлян не было почти никакого облегче­ния от голода, так что начали громко говорить о том, что договор принес с собою не облегчение, но лишь появление еще четвертого тирана»2. Уже в следующем, 38 г. мир был нарушен и возобновились военные действия между «царем рабов» Помпеем и Октавианом.

Поводом к открытию военных действий послужи­ла измена Менодора, перешедшего от Помпея к Ок- тавиану и передавшего ему Сардинию. Продолжав­шаяся два года война между сыном Помпея и сыном Цезаря закончилась поражением Помпея при Милах (Mylae) в Сицилии (36 г.). Исход кампании решило техническое превосходство римского флота. Все тех­нические преимущества — вооружение, боевые ма­шины, оснащение судов и количество экипажа — на­ходились на стороне римлян. Начальник морских сил Италии Випсаний Агриппа двинул против Помпея несколько сот тяжелых судов с массивными бортами, снабженных машинами и гарпагами. Гарпаг (harpago) состоял из деревянного бруса локтей в шесть длиной, обитого железом с кольцами на обоих концах. На од­

ном кольце находился железный крюк (собственно гарпаг), на другом много мелких канатов, прикреп­ленных к метательным машинам. Выбрасываемый метательным прибором гарпаг захватывал непри­ятельское судно и топил его силой натяжения. Бит­ва при Милах — одно из самых кровопролитных сра­жений в античной военной истории. В бою принима­ли участие 600 боевых судов. Из 180 кораблей Пом­пея спаслось только 17, остальные пошли ко дну или же попали в плен. Разбитый Помпей бежал в Мес- сану, а оттуда переправился в Малую Азию, где вско­ре и погиб (35 г.).

Разгром Сицилийского государства сделал Окта­виана народным героем и обеспечил ему поддержку италийских рабовладельцев в его последующей борь­бе с Антонием.

Победитель Помпея Октавиан с огромной помпой въехал в Рим, приветствуемый сенатом и народом. С венками на головах сенаторы в полном составе вы­шли навстречу Октавиану и сопровождали его до са­мого дома.

На следующий день Октавиан выступил в коми- циях с пространной речью, в которой изложил свои победы и заслуги, провозгласил эру мира, кассиро­вал часть долгов и уменьшил подати.

Одновременно с этим всем наместникам и коман­дирам отдельных военных частей были разосланы письма с приказанием вскрыть их во всех частях в определенный день и час. В своих секретных пись­мах Октавиан приказывал им произвести тщательное обследование наличного состава своих частей для выдачи находившихся в них рабов своим господам. Все условия Мисенского договора, касавшиеся рабов, отменялись. Захваченные рабы возвращались их прежним владельцам, если же таковых не обнаружи­валось, то распинались на крестах у ворот того го­рода, откуда они бежали. Согласно приказу Октави­ана, 30 тыс. рабов были переданы в полное распоря­жение их хозяевам и 6 тыс., владельцы которых не объявлялись, распяты на крестах. Восстановление прав италийских рабовладельцев над их рабами, на­ряду с очищением моря от пиратов, Октавиан счи­тал одним из важнейших актов своего правления. Об этом имеется специальное упоминание в его «Поли­тическом завещании».

«Море, — гласит параграф «Завещания», — я очистил от пиратов. В этой войне я взял в плен око­ло 30 тыс. рабов, бежавших от своих господ и под­нявших орудие против государства, и передал их для наказания их господам» (Маге pacavi a praedonibus. Ео bello servorum, qui fugcrant a dominis suis et arma contra rcm publicam ceperant, triginta fere millia capta dominis ad supplicium sumendum tradidi)!.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!