Система римского частного права

30 Дек 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Сама система римского частного права исторически скла­дывалась и развивалась как синтез 3 подсистем: jus civile, jus honorarium, jus gentium. Трехчастность эту подчеркивал и Ульпиан: «Jus privatum tripertitum est: collectum etenim est ex naturalibus praeceptis aut gentium aut civilibus» (D. I. 1.1.2). (Естественное право здесь не рассматривается подробно. Ци­церон так писал о нем: «....Разум природы... есть закон боже­ский и человеческий» (De offic. III. 5.23). Древнейшим пластом в этой триаде было цивильное, или, как его называли сами римляне, квиритское право (jus Quirit(i)um).

Оно было исконным правом самих римских граждан-квири­тов и включало в себя совокупность обычаев (нравов предков, или mores majorum), созданных многовековой практикой и истолко­вывавшихся жрецами-понтификами, а также первые законы ца­рей Рима. Ульпиан так разделял компоненты частного права Рима: «Цивильное право не отделяется всецело от естественного права или от права народов и не во всем придерживается его; если мы что-либо прибавляем к общему праву или что-нибудь из него ис­ключаем, то мы создаем собственное, т.е. цивильное право [Это наше право состоит или из писаного, или из неписаного]» (D. L 1.6). Эти нормы неписаного, устного права (jus non scriptum) охваты­вали собой практически все отношения, возникавшие между рим­скими гражданами: семейные, родственные (между супругами, родителями и детьми, старшими и младшими), вещно-личные, обязательственные (в том числе ответственность за все правона­рушения), наследственные, культовые. Нормы этого древнего права относились только к римским гражданам1.

Во всех своих существенных чертах римское квиритское право было сходно с правом других народов, которые стояли на той же ступени развития, как римляне эпохи господства Законов XII таблиц, и которые жили в условиях, подобных условиям римской политической и юридической жизни этой эпохи. Сравнительно-историческое исследование открывает в этом случае сходства не только в основных началах, но не­редко в самых подробностях, и потому было бы непроститель­ной ошибкой признавать в квиритском праве какое-то исклю­чительное достояние римской истории. В историческом отно­шении учреждения квиритского права были родственны учреждениям, которые существовали у других народов. Од­нако в глазах самих римлян это отношение представлялось в ином виде. В Риме указанные учреждения были основаны на местных законах и защищались местным судом2.

Необходимо иметь в виду, что в те времена (архаическое право) торговые и межличностные отношения римлян с их ближними и дальними соседями только устанавливались; тор­говля и военные действия как способы общения сменяли друг друга. Как следствие, римляне с недоверием относились к чу­жеземцам; своих ближних соседей они называли Перегринами (homo per agrem— «человек (живущий) через поле»). Приня­тию их в состав римской гражданской общины мешали эконо­мические, политические и религиозные соображения: рим­ское гражданство, как и таковое повсеместно в полисной структуре Античности, было тесно связано с обладанием зем­лей на правах личного владения при сохранении верховного права собственности за всей общиной (ager publicus), а также с причастностью к культу местных богов-покровителей дан­ного поселения. Любой представитель не своего племени или народа воспринимался как чужак, с которым можно было по­ступить как угодно, вплоть до лишения его жизни. Цицерон объясняет для своего сына изменение понятия чужака в рим­ском обществе: «Ведь в древности гостем (hostis) называли того, кого мы теперь называем чужеземцем. В XII Таблицах говорится: «...Или день, назначенный для слушания дела с го­стем», а также "по отношению к гостю право заявлять притя­зания имеет вечную силу"» (De offic. I. 12.37).

В первые моменты становления международной торгов­ли не существовало постоянного и непрерывного обмена то­варов; лишь временами устраивались ярмарки на нейтраль­ной земле под сенью храмов и покровительством божеств. Меновые сделки совершались и осуществлялись одноразово, не оставляя после себя последствий в форме длящихся обя­зательств; продажа в кредит не была известна. Не существо­вало также гражданской власти, которая разрешала бы столкновения торгующих. Отношения регулировались обычаем, который развивался по мере расширения торгового дела и обладал устойчивостью, будучи освященным религией. Ког­да же дело доходило до больших столкновений, то война слу­жила естественным средством их разрешения. По мере уста­новления и расширения всего спектра соседских отношений между римлянами и другими племенами и народами обоюд­ная враждебность стала уступать место мирным отношени­ям, что приводило к оживлению торговли, появлению смешан­ных браков. Появилась потребность, а затем и возможность правового регулирования этих отношений.

«Цивильное право — право формальное; его сделки отли­чались торжественностью и тяжеловесностью, не подходящи­ми для живого торгового оборота; в этих сделках соединялись вместе такие акты, которые теперь было удобнее разделить (например, в манципации соединялись вместе купля-продажа и передача вещи); цивильное право не знало многих институ­тов, существенно необходимых в торговой жизни: предста­вительство, наем, товарищество, страхование, осложнение договоров сроком, условием и т.п. были ему еще или вовсе не известны или же зарождались в форме неполной и неудовлетво­рительной»2. Естественно, что у каждого из соседей римлян была своя, в чем-то неповторимая, правовая система: греки, карфагеняне, иудеи, жители других средиземноморских госу­дарств к тому времени уже успели создать и развивали их. Вступая в торговые и личные отношения с представителями этих народов, римляне пытались найти в их правовых систе­мах те нормы права, что облегчили бы им развитие этих отно­шений, а также использовать нормы своего, квиритского, пра­ва. Эти функции согласования и облегчения взяли на себя пре­торы по делам иностранцев (praetor peregrinus). Результатом их деятельности стало создание особой области римского права — «jus gentium est, quo gentes humanae utuntur» (Ulpianus). По содержанию оно было имущественным, по способу созда­ния — процессуальным, а по персоне создателей — претор-ским, поскольку оно разбирало имущественные и обязатель­ственные споры между римскими гражданами и Перегринами. Главной целью этих новых норм была защита интересов рим­лян в юридически значимых сношениях с Перегринами. По свое­му содержанию оно стало правом вселенской (всесветской) ком-, мерции. Его принципы и институты не содержали такого фор­мализма и ритуальности, как нормы квиритского права. Для него характерны были неформальность, письменные договоры, выделение из намерений сторон их подлинной воли, взаимного доверия и, главное, равенства прав и обязанностей сторон; простота судебного разбирательства (judicium per formulas), проходившего перед третейскими судьями (recuperatores). «Оживленный оборот с иностранцами расшевелил мысль юриста. Из этого оборота перешли в Рим новые вышеприве­денные формы договора: стипуляция — из Лациума, mutuum — из Сицилии, codices — из Греции».

Само это новое право имело решающее значение для су­деб исконного цивильного права, ибо в результате их взаимо­проникновения новое право смогло стать действительно все-светским, не знавшим ни национальностей, ни границ, при­знававшее только наличие у субъекта свободной воли, доброй совести, денежных средств, личных способностей (ума, та­ланта, профнавыков) и желания получить выгоду от устано­вившихся связей с римлянином2. Расцвет римского права приходится на эпоху ранней Римской империи (конец I в. до н. э. — начало III в. н. э.) с характерными для нее политиче­ской и социальной стабильностью, высоким уровнем урба­низации и товарно-денежных отношений. При этом проис­ходила обоюдная рецепция правовых норм: ex jure gentium infra jus civile— применение материально- и процессуаль­но-правовых положений в спорах между римскими гражда­нами, и наоборот — упрощение стипуляции для нужд меж­дународной торговли. Цивильные иски применялись к пере-гринам посредством фикции, которая включалась в формулу иска: «Si civis romanus esset», т.е. судье предписывалось от­нестись к перегрину так же, как если бы он был римским гражданином. Если бы не jus gentium, цивильному праву Рима была бы уготована судьба правовых систем многих по­коренных государств прошлого, когда вслед за прекращени­ем существования самого этого государства уходила в небы­тие и его национальная правовая система. Этого не произо­шло с римским частным правом. Ведь если бы не его связующая роль, функция и миссия, то созданная Римом мировая дер­жава гораздо быстрее распалась бы и стала жертвой напа­дения враждебных соседей. Благодаря своей универсально­сти римское право смогло обеспечить бурное развитие тор­говли как в Средиземноморье, так и в сопредельных землях. За 5 столетий романизации провинций нормы этого права стали в них явлением повседневным и устойчивым, что об­легчило впоследствии перенятие его норм варварскими ко­ролевствами Западной Европы в Средние века.

Функцию внутреннего развития римского права на осно­ве улучшения цивильного взяли на себя городские преторы; созданное ими право получило название jus honorarium (sive praetorium). Оно внедрялось в практику судебными магист­ратами, в том числе курульными эдилами и наместниками про­винций. О его сущности и предназначении замечательно ска­зал впоследствии Папиниан: «Преторское право — то, что вве­ли преторы ради помощи или дополнения или исправления цивильного права, названное так вследствие полезности (вы­годы) преторов» (D. I. 1.7). Он же объяснил происхождение са­мого этого названия: «[Jus praetorum] honorarium dicitur, ad honorem praetorum sic nominatUm». Этой цели преторы до­стигали с помощью новых процессуальных средств: иска и воз­ражения на него (actio и exceptio), восстановления в исходное состояние (in integrum restitutio), запрета совершения дей­ствий (interdictum).

Преторское право охватывало всю область гражданского права, как материального, так и процессуального. Оно долж­но было развивать его так, чтобы оно отвечало менявшимся потребностям жизни, при этом не подменять цивильное пра­во и не противопоставляться ему. По своему методу оно раз­вивало jus gentium, по своему содержанию было творением правовой науки, а по практическому значению оно превосхо­дило цивильное право, служа ему своеобразным локомоти­вом. Именно благодаря творческому гению сотен римских пре­торов им удалось поднять на небывалую высоту уровень раз­вития и практической применимости норм некогда замкнутого и консервативного цивильного права и обеспечить этой новой синтетической системе небывалую живучесть и приспосаб-ливаемость даже после гибели Римского государства.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!