Система рационального призрения детей

Первые шаги рационального призрения в России на рубеже веков, су­тью которого являлось приближение благотворителей к призреваемым, преимущественное и непрерывное призрение детей, подготовка их к са­мостоятельной трудовой деятельности, учет и обследование условий жиз­ни призреваемых, взаимодействие благотворительных заведений, успеш­но прошли проверку временем.

Большевский ремесленно-исправительный приют для нищенствую­щих девочек, учрежденный в 1874 году, был единственным в России жен­ским исправительным учреждением, работал в составе Императорского Человеколюбивого общества. Организаторы приюта изучали опыт Санкт-Петербургского комитета, договорились об обмене уставами, инструк­циями и совместном разрешении вопросов практики с Саратовским ис­правительным приютом, ремесленными училищами, учрежденными Санкт-Петербургским комитетом для разбора нищих. Приют имел право принимать девочек по приговорам мировых судей за кражи. Воспитанни­цы приюта осваивали трехгодичный курс по программе начальных учи­лищ. Допускалось беспрепятственное пребывание несколько лет в одном классе. Для особо «неразвитых» курс обучения ограничивался одним го­дом. Обучение вели специально принятые преподаватели, на оплату кото­рых, по решению совета попечителей, не жалели денег. Преподаватель сам решал, в какой класс поместить поступившего ребенка, были возмож­ны переводы детей в течение года. Воспитанницы имели четырехразовое питание, учебные занятия сочетались с отдыхом, прогулками, работой в мастерских. По договоренности с администрацией, воспитанницы приюта работали на шелковой фабрике Сапожниковых, образцовой по техниче­скому оснащению. Швейная мастерская приюта обслуживала окрестных дачниц и фабричных работниц. Воспитанницы получали звание дамского портного, аттестат и разрешение на открытие самостоятельного заведе­ния.

Московское общество покровительства беспризорным и освобождае­мым из мест заключения несовершеннолетним обеспечивало занятия в начальной школе, питание, одежду. Общество имело библиотеку, в зим­ние вечера дети занимались чтением, принимали участие в юбилейных Пушкинских торжествах; посещали театры (им отводились две бесплат­ные ложи: Общество представляло их детям до 4-х раз в год). Летом дети бесплатно пользовались купальней, совершали дальние поездки в Косино, в монастыри (имелось право на бесплатный проезд по железной дороге). Мастерские   общества   существовали   на   положении   учебно-воспитательных заведений. Старшие воспитанники получали небольшие деньги.

Убежище св. Марии Магдалины для возвращения падших девушек к честной жизни и деятельности было открыто еще в 1866 году на Полянке в Москве. Девушки поступали в убежище только добровольно, могли покинуть его стены в любое время. Само заведение установило срок пре­бывания под своей крышей — 3 года минимум. После выхода, при потере места работы, девушки вновь могли приходить на короткое время. Приют ходатайствовал об освобождении хороших воспитанниц от надзора поли­ции. При выходе каждая получала денежное пособие, частью заработан­ное самостоятельно. В случае выхода замуж приют давал средства на приданое. Направление в приют девушки получали через Московский врачебно-полицейский комитет. Половине воспитанниц не было 16 лет. Анализ данных показывал, что к прежней жизни возвращалось только от 10 до 20% воспитанниц.

В июне 1897 года был принят закон, в соответствии с которым, испра­вительные приюты приобрели особое значение как практически единст­венная мера наказания за преступления, совершенные малолетними.

Многие неимущие дети были беспризорными. По данным И. М. Радецкого, только в Одессе насчитывалось до 17 тысяч нищих, воришек, беспризорных детей. Это привело к появлению в конце XIX века новой формы призрения детей - созданию детских садов-площадок для подвиж­ных игр. Инициатором выступил И. М. Радецкий, сторонник физического развития детей. За одно лето им было устроено 17 детских праздников с состязаниями и играми, чтением стихов, упражнениями на снарядах, за­пуском воздушных шаров и змеев, хоровым пением. Дети составляли рас­сказы на заданные темы (о злаках, о пчелах), получали призы, слушали беседы о чистоплотности, уважении к старшим. В течение трех лет И. М. Радецкий прочел более 100 публичных лекций на темы о физическом развитии детей, после которых устраивал игры для детей, привлекая и обучая тем самым родителей и наставников. Благодаря ему были организованы общества содействия физическому воспитанию детей в Одессе, Харькове и еще 37 городах страны, которые устраивали бесплатные катки, купаль­ни, школы плавания.

Следует отметить, что особенностью дореволюционной системы дет­ского социального обеспечения было то, что подавляющее большинство средств на нее поступало от частных лиц — до 74% суммы годовых денеж­ных поступлений, и только чуть более 3% составляли дотации государства.

Другой особенностью российской системы социального обеспечения детей было то, что благотворительные общества и заведения, занятые детским призрением, находились под достаточно жестким контролем властей. 58% от их общего числа курировались Министерством внутрен­них дел, 17,7% — Ведомством православного вероисповедания. Другие курировались министерствами юстиции, народного просвещения, путей сообщения и т. п.

Еще одной особенностью было существование в системе детского со­циального обеспечения нескольких формально общественных, но факти­чески квазигосударственных ведомств, находившихся под покровительст­вом императорской семьи. Наиболее влиятельным из них было Ведомство учреждений императрицы Марии, которое курировало и оказывало непо­средственную помощь почти 30% детских приютов России.

В несколько меньших масштабах развивалась деятельность Импера­торского Человеколюбивого общества, также находившегося под покро­вительством императорской семьи. Особую активность проявляла Вели­кая княгиня Елизавета Федоровна. Она основала в Москве Елизаветинское благотворительное общество, которое в 1907 году содер­жало 3 приюта для вскармливания грудных детей, 5 приютов для детей в возрасте от полутора до семи лет, 2 школьных приюта. Была создана сис­тема преемственности призрения от вскармливания младенцев до их по­следующего обучения в школе. В Москве общество имело 227 местных комитетов, которые собирали сведения о детях, нуждающихся в призре­нии. Таких детей помещали затем в приюты самого общества или в учре­ждения Ведомства императрицы Марии.

К началу XX века система детского призрения, пройдя многовековую историю, включила в себя 4 основных института: государство (в лице ею ведомств), церковь, общественные благотворительные учреждения и ин­дивидуальные благотворители. В России сложились 3 основные категории детских учреждений, занимавшихся призрением детей:

1) воспитательные дома, детские приюты и колонии, профессиональ­ные школы и мастерские;

2) дневные приюты, ночлежные дома, заведения для бесплатного про­питания детей;

3) заведения, дающие помощь детям деньгами и вещами вне учрежде­ния.

Таким образом, до революции в России сложилась достаточно разви­тая система социального призрения детей, базировавшаяся в основном на частной благотворительности, действовавшей под строгим контролем государства.

 

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!