Семинары по истории Востока. Тема № 2. Африка в 19 — начале 20 вв.

14 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Тема № 2. Африка в 19 - начале 20 вв.

 

План:

1.      Африканские государства, накануне европейского завоевания.

2.      Экспансия европейцев на Африканский континент: цели, этапы, ход борьбы.

3.      Система колониального управления и эксплуатации Африки.

4.      Национально-освободительная борьба африканских народов.

 

1. Африканские государства, накануне европейского завоевания.

 

Исторически сложилось деление Африки на две основные части, отличавшиеся друг от друга в этническом отноше­нии, по уровню социально-экономического развития и по фор­ме политического устройства.

Северная Африка вплоть до великих пустынь издав­на была связана со средиземноморским миром. Ее насе­ление, арабское и арабизированное, отличалось относитель­ной этнической однородностью.

Египет, Тунис, Триполи и Киренаика входили в состав Османской империи. Марокко было независимым государ­ством.

Общественный строй стран Северной Африки представлял собой сложный комплекс социальных отношений - от нарождающегося капитализма в городских центрах до родоплеменного строя кочевников. Однако при всей пест­роте социальных порядков преобладали феодальные от­ношения.

Другая часть континента, расположенная к югу от Сахары, представляла собой более сложную картину. Северо-восток (северная часть Восточного Судана, Эфиопия, страны Красноморского побережья) был населен по преимуществу на­родами, говорящими на семито-хамитских языках. Негро­идные народы, говорящие на языках банту, а также па различных суданских языках, заселяли обширные пространства Тропической и Южной Африки.

На Крайнем Юге жили племена коикоин (готтентоты) и сан (бушмены). Особое место среди африканских наро­дов занимало население Мадагаскара, антропологически при­надлежащее к монголоидам и говорящее на мальгашском языке (малайско-полинезийской группы).

Общественно-экономический строй и формы политической организации в этой части Африки отличались большим раз­нообразием. В ряде районов Западного Судана, а также на Мадагаскаре феодальные порядки составляли основной тип социальных отношений, сочетаясь, как правило, со значи­тельными элементами, рабовладельческого и первобытно-об­щинного строя.

Наряду с феодальными государствами, в определенные периоды достигавшими значительной централизации (Эфиопия, государство Имерина на Мадагаскаре, Буганда и другие), возникали, распадались и вновь возрождались союзы пле­мен, зачаточные государственные образования.

Таковы были союзы племен азанде и мангбетту в За­падной тропической Африке, зулу - в Южной Африке. Мно­гие народы в средней полосе Западного Судана, в север­ной излучине Конго и других районах не знали даже зачаточных форм государственной организации. Ясно очерченных границ не существовало. Постоянным явлением были никогда не прекращавшиеся межплеменные войны. В этих условиях Африка легко подверглась колонизации.

Таким образом, к 70-м годам XIX в. на Африканском континенте евро­пейским государствам принадлежало 10,8% всей территории. Менее чем через 30 лет к 1900 г. владения европейских го­сударств в Африке уже составляли 90% территории континента. Колониальный раздел Африки был завершен.

 

2. Экспансия европейцев на Африканский континент: цели, этапы, ход борьбы.

 

Первыми из европейцев обосновались на африканском материке португальцы. Еще в конце XV - начале XVI в. они разведали побережье Африки от Гибралтара до восточного выступа материка севернее Мозамбика и основали колонии: Португальская Гвинея и Ангола — на западе, Мозамбик — на востоке.

Во второй половине XVIII в. на крайнем юге Африки закрепились голландцы (Капская колония), отчасти истребив, отчасти обратив в рабство племена сан и коикоин. Вслед за голландцами сюда направились колонисты из Франции и других европейских стран. Потомки этих первых коло­нистов получили название буров.

Северное побережье Африки явилось объектом колони­альной политики, главным образом, Франции, которая в ре­зультате длительных войн против арабских племен к середине XIX в. овладела всем Алжиром.

В начале 20-х годов XIX в. Соединенные Штаты Америки купили на западном берегу Африки землю у вождя одно­го из местных племен для организации поселения негров, отпущенных отдельными рабовладельцами. Это была попытка создать базу для дальнейшего проникновения в Африку и, вместе с тем, для поселения свободных негров, представ­лявших угрозу существованию рабства в Соединенных Штатах.

Созданная здесь колония Либерия была объявлена в 1847 г. независимой республикой. Но фактически она осталась в зависимости от Соединенных Штатов.

Кроме того, опорными пунктами на западном побережье Асррики владели испанцы (Испанская Гвинея, Рио-де-Оро), французы (Сенегал, Габон) и англичане (Сьерра-Леоне, Гам­бия, Золотой берег, Лагос).

Разделу Африки в конце XIX в. предшествовал ряд новых географических исследований континента европейцами. В се­редине столетия были открыты большие центрально-а41ри-канские озера и найдены истоки Нила.

Английский путешественник Джонатан Ливингстон был первым европейцем, которому удалось пересечь континент от Индийского океана (Келимане в Мозамбике) до Атлан­тического (Луанда в Анголе).

Он исследовал все течение Замбези, озера Ньяса и Тан­ганьику, открыл величественное явление африканской при­воды — водопад Виктория, а также озера Нгами, Мверу и Бангвеоло, пересекал пустыню Калахари. Последним из крупных географических открытий в Африке явилось исследование Конго в 70-х годах англичанами Камероном и Стэнли.

Географические исследования Африки вносили крупный вклад в пауку. Но европейские государства использовали их результаты в своих интересах. Немалую роль в укреп­лении позиций европейских держав на «Черном континен­те» сыграли также христианские миссионеры.

Наиболее распространенной формой проникновения ев­ропейцев в Африку была непрерывно расширявшаяся торговля промышленными товарами в обмен на продукты тропиче­ских стран.

В широких масштабах продолжалась и работорговля, не­смотря на официальное ее запрещение европейскими державами. Предприимчивые авантюристы снаряжали вооруженные экс­педиции внутрь Африки, где под флагом борьбы с работор­говлей занимались грабежом, а нередко и сами охотились за невольниками.

Европейцев привлекали в Африку ее огромные естест­венные богатства - значительные ресурсы ценных дико­растущих деревьев вроде масличных пальм и каучуконосов, возможность выращивания здесь хлопка, какао, кофе, са­харного тростника. На побережье Гвинейского залива, а затем в Южной Африке были найдены золото и алмазы. Раздел Африки стал вопросом большой политики евро­пейских правительств.

 

3. Система колониального управления и эксплуатации Африки.

 

После раздела Африки насущными стано­вятся вопросы организации управления порабощен­ными народами. Прежний метод постоянного военного принуждения и контроля был дорогосто­ящ и малоэффективен. В колониях началась пере­дача власти из рук военных-европейцев в руки чиновникам-европейцам с привлечением к управлению и некото­рых представителей местного населения. Становилось очевидным, что без хотя бы минимальной социальной опоры в среде африканс­кого населения нельзя было обеспечить его эффективную колони­альную эксплуатацию. В помощь европейской администрации привлекались племенные вожди, другие местные правители, гото­вились и кадры чиновников из числа местных жителей. Этим зани­мались главным образом миссионерские школы.

Характер складывавшейся системы колониального управления обусловливался конкретными условиями: с одной стороны, уровнем развития завоеванной страны, силой сопротивления местного на­селения колониальным порядкам, с другой — наличием и масштаб­ностью европейских «поселенческих» общин в колониях. Разнообразные способы привлечения африканцев к управлению в основном сводились к двум формам: прямому и так называемому кос­венному (дословно «непрямому») управлению. Система прямого уп­равления чаще использовалась во французских колониях, косвенного — в английских протекторатах. Предпочтение прямому управлению в своих колониях отдавали также Португалия, Бельгия, Германия. Однако в так называемых «поселенческих» колониях (Ке­ния, Южная Родезия и др.) и англичане использовали вариант пря­мого управления. Несмотря на их внешние различия, обе системы сохраняли внутреннее единство, представляя собою формы полити­ческого порабощения колониальных народов, направленные на ук­репление господства европейцев.

При прямой системе управления, как правило, местные тра­диционные институты власти подвергались переформированию, становясь низовыми звеньями колониальной административной системы. Во всех звеньях этой системы насаждалось европейское делопроизводство и юриспруденция. Вожди африканских пле­мен и другие местные правители фактически становились чи­новниками колониального аппарата со своими денежными окладами и выделенным для них числом подданных. Частыми были случаи их смещения и перевода из одного административ­ного района в другой. Такие «туземные» чиновники делились по категориям в зависимости от уровня образования и заслуг перед колонизаторами.

Другой характерной чертой прямой формы колониального управ­ления являлась проводимая европейской администрацией политика так называемой «ассимиляции» или натурализации. Она осуществ­лялась главным образом Францией и Португалией. Первая исходила из принципов Великой французской революции, провозгласившей равенство рас, вторая — из идеи образования португальской «вели­кой многорасовой общины». Некоторым африканцам предоставля­лась возможность стать полноправными гражданами метрополий. Однако получить такое гражданство мог не каждый. Так, например, закон «О натурализации» 1912 г. предусматривал, что французское гражданство может приобрести всякий родившийся во Французской Западной Африке, если он доказывал свою преданность французс­ким интересам, прослужил не менее 10 лет на государственной или частной французской службе, умеет читать и писать по-французски, имеет средства к существованию и обладает «хорошим характером». Все, кто не соответствовал этим требованиям, рассматривались как «подданные Французской империи». Аналогичные требования предъявляла и португальская колониальная администрация для же­лающих перейти из категории «нецивилизованных народов» в «ци­вилизованные». К концу 90-х гг. XIX века «черных европейцев» во французских колониях насчитывалось до 80 тыс. человек, а в порту­гальских - около 26 тыс.

Сущность косвенной системы, в отличие от прямой, заключалась в том, что при ней, как правило, в рамках созданных колоний сохра­нялись доколониальные традиционные государственные и племен­ные объединения с их институтами власти. Однако само содержание деятельности местной власти полностью менялось. Она была пере­ориентирована на обслуживание верховной колониальной админи­страции и выполнение поступающих с ее стороны указаний. Руководителям местной власти, «традиционной» знати, сохраняли все внешние атрибуты их должности. Такой правитель мог оставать­ся на своем посту всю жизнь, если не скомпрометировал себя перед колониальной администрацией. Деятельность африканских прави­телей регламентировалась изданными от имени английской коро­ны тремя основными законами — о «туземных властях», «туземных судах» и «туземных доходах».

Закон о «туземных властях», впервые принятый в 1907 г. для Се­верной Нигерии и распространенный затем на все другие английс­кие колонии в Тропической Африке, официально закреплял контроль африканских властей над местным населением. Вождям гарантировалась поддержка всей системы английской колониаль­ной администрации. Право утверждать того или иного «туземно­го» правителя было закреплено за губернатором, который один мог изменить, приостановить или отменить это утверждение. Власть при­знанных англичанами правителей зиждилась на закреплении за ними исполнительных функций. «Туземная» администрация была обязана обеспечивать безопасность и общественный порядок на тер­риториях, вверенных ее контролю. На нее возлагали также контроль за состоянием дорог, рынков, общественных зданий, в том числе гос­тиниц и жилых помещений европейских чиновников.

Закон о «туземных судах» стал вводиться с 1913 г. В соответ­ствии с ним деятельность африканских судебных инстанций строго контролировалась английскими чиновниками. Суды имели ограни­ченную компетенцию. Английские резиденты обладали правом на­значать председателя «туземного суда», его заместителя, любого члена суда, а также смещать их.

Особую заинтересованность английская колониальная админис­трация проявляла в неукоснительном сборе прямых налогов с афри­канского населения. Сбор налогов тоже был возложен на «туземные» власти. В соответствии с принятым в 1904 г. законом о «туземных доходах» в английских колониях создавались так называемые «ту­земные» казначейства, в которых оставалась определенная часть от собранных ими налогов. На средства, поступавшие в «туземные» каз­начейства, и содержалась африканская администрация.

Верховная власть в британских владениях в Тропической Афри­ке сосредоточивалась в руках губернаторов, представителей англий­ской короны. Основную административную работу осуществляли учрежденные при них центральные секретариаты, за которыми был закреплен контроль над финансами, железнодорожным строитель­ством, телеграфной службой, а также руководство вооруженными силами и работой по разведке источников минерального сырья.

Использование системы косвенного управления в целом и нали­чие в ней туземной власти в частности позволяли теоретикам анг­лийской колониальной политики говорить о склонности англичан развивать у отсталых народов формы демократического самоуправ­ления, а также о том, что такая система являлась для этих народов школой государственности. На деле, сохраняя в качестве своей глав­ной социальной опоры феодальную и полуфеодальную верхушку, англичане консервировали традиционные порядки в африканских обществах, используя их в своекорыстных целях. Создавалась лишь видимость допущения местного населения к управлению колония­ми при сохранении в руках колонизаторов всей полноты реальной политической и административной власти.

Полное разрушение доколониальных политических объединений и традиционных институтов власти было произведено во владени­ях Бельгии. Бельгийские колонизаторы отказывали конголезцам не только в праве, но и в способности распоряжаться своей судьбой. На этой основе ими была сформулирована концепция так называе­мого патернализма, установления «отеческой опеки» над африкан­скими народами.

В начале XIX в. колониальная политика обогащала королевские дворы, чиновников и работорговцев. Колониальный раздел Африки в конце XIX в. был осуществлен в интересах промышленной и финан­совой буржуазии европейских держав. Колониальная политика сводилась теперь к достижению двух основных целей: привле­чению ресурсов колоний для удовлетворения экономических потребностей европейских обществ и стремлению увековечить при­сутствие европейцев на континенте. И то и другое обстоятельство повлекло за собой глубокие изменения в экономическом поло­жении колоний.

Вторая половина XIX века - первое десятилетие XX в. было отмечено резким увеличением вывоза капитала европейских финансово-промышленных монопо­лий в колонии. Этот процесс имел свои характерные особенности. Капиталы вкладывались в основном в те сферы экономики колони­альных обществ, которые способствовали превращению их в аграрно-сырьевые придатки стран метрополий. Местом приложения капиталов были также районы колоний, которые представлялись наиболее благоприятными для производства сельскохозяйственно­го технического сырья, а также районы, богатые минеральными ре­сурсами. Этот процесс определил на многие десятилетия основные направления и характер развития колониальной экономики.

В колониальном обществе, на всем протяжении его существова­ния, преобладали докапиталистические, натуральные уклады. Ка­питалистический сектор развивался в тех районах, где жили европейские переселенцы, а также, частично, в районах производ­ства экспортных культур и горно-минералогических разработок. Ме­стный, африканский, капитализм проявлялся главным образом в торговых и ростовщических формах. Основные производители ко­лониального общества — крестьяне-общинники — облагались де­нежным налогом и, чтобы справиться с этим, вынуждены были выращивать сырье на экспорт или наниматься в работники к другим, прежде всего к иностранцам-колонизаторам. Формирую­щийся африканский рабочий класс сохранял свои связи и с сельс­ким хозяйством, куда рабочий зачастую возвращался и где оставались члены его семьи. Значительная часть горожан жила за счет традиционных и полутрадиционных занятий: услугами, мелким ремеслом и торговлей. Сохраняли свое традиционное положение в обществе мелкие феодалы, вожди племен. Колониально-админист­ративные системы являлись источниками роста численности мест­ной бюрократии, становящейся со временем мелкой и средней бюрократической буржуазией.

 

4. Национально-освободительная борьба африканских народов.

 

Африканское население не мирилось со своей участью, отказывалось быть в положении рабов у европейских колонизаторов. После окончательного покорения Африки в течение многих лет и десятилетий в разных частях континента вспыхивали массовые крестьянские восстания. Так было, например, в Нигерии и Камеруне, где они не прекращались до Первой мировой войны. Беспрерывной чередой восстаний была ох­вачена Французская Западная Африка. Упорная борьба за восста­новление независимости длилась с переменным успехом в течение 20 лет (с 1899 по 1921 гг.) на территории Сомали. Ее возглавлял Мухаммед бен Абдалла Хасан, прозванный англичанами «бешен­ным муллой». Наиболее значительными по своим масштабам были выступления крестьян в Юго-Западной Африке против немецких колонизаторов в 1904 - 1907 гг. В ходе их подавления до 3/4 вос­ставших погибли. Восстание «маджи-маджи» в Германской Восточ­ной Африке унесло жизни 120 тыс. человек. Крупным было восстание зулусов в 1906 г. в Южной Африке против англо-бурско­го правления. Освободительное восстание против французских ко­лонизаторов вспыхнуло на Мадагаскаре в 1904 г., восставшие вели бои здесь вплоть до 1915 г.

Началу процесса формирования идеологии освобождения было положено представителями первого поколения африканской интел­лигенции, которое зарождалось со второй половины XIX в. Это были чиновники, священнослужители, люди свободных профессий. Полу­чив разными путями образование, преимущественно европейское, часть из них стала выступать с осуждением колониальной политики, против европейского господства и эксплуатации. Их обычно называ­ют первыми африканскими просветителями. Но в среде африканс­кой интеллигенции были и такие, кто принял сторону колонизаторов, искренне поверил в цивилизаторскую миссию Европы в Африке.

Среди тех, кто стоял у истоков зарождения африканского нацио­нализма были священник Сэмюэль Кроутер (1812 - 1891), врач Джеймс Хортон (1835 - 1883), министр иностранных дел Либерии Эдвард Уилмот Блайден (1832 - 1912) и др.

Они выступали с призывами к объединению африканцев в от­стаивании своих прав, за самоуправление, за сохранение культур­ного наследия, за создание афрохристианской церкви. Отцом африканского национализма, разработчиком теорий панафриканизма и «африканского социализма» по праву считается Э.У.Блайден. Он являлся и родоначальником теории «духовной деколонизации».

Интеллектуальная борьба Кроутера, Хортона, Блайдена и дру­гих просветителей заложила основы идеологии освобождения, ко­торая стала знаменем новых поколений борцов за независимость.

В период Первой мировой войны страны африканского континента играли важную роль в обеспечении государств-метрополий стратегическим минеральным сырьем, продовольственными про­дуктами и людскими ресурсами. В Английской Западной Африке ради удовлетворения возросших потребностей своей военной про­мышленности Великобритания увеличила добычу полезных иско­паемых (бокситов и марганцевой руды на Золотом Береге, олова и каменного угля в Нигерии). Кроме того, англичанами из колоний в большом количестве вывозились мясо, хлопок, шерсть, пальмовое масло, какао. Стремясь переложить тяготы военного времени на ко­ренное население Африки, британские компании повысили экспортные пошлины, параллельно снизив закупочные цены на местные товары, что повлекло за собой падение реальных доходов африкан­ских рабочих и служащих, а также значительный рост стоимости жизни. В состав западноафриканских войск «Уэст Африкен фронтиер форсис» колонизаторы призвали более 25 тыс. африканцев. Многие из них погибли в боях за принадлежавшие Германии Того (август 1914 г.) и Камерун (1914 - 1916 гг.), а потом уже в Восточ­ной Африке на территории Танганьики.

Аналогичные процессы происходили во Французской Западной и Экваториальной Африке. Ее жителям были навязаны дополни­тельные и чрезвычайные займы и налоги, приведшие к снижению общего жизненного уровня и голоду подавляющего большинства аф­риканского аборигенного населения. Помимо этого, правительство метрополии осуществляло насильственную мобилизацию, призвав в армию около 250 тыс. человек, из которых свыше 160 тыс. уча­ствовало в сражениях на различных фронтах Первой мировой вой­ны (в том числе в Европе). Приблизительно 35 тыс. человек из них погибло. Части сенегальских стрелков, укомплектованные из аф­риканцев, вместе с английскими формированиями воевали на тер­ритории германских колоний Того и Камеруна. В начале 1916 г. после упорных боев им удалось вытеснить остатки разбитых немец­ких отрядов в Рио-Муни. Здесь они позже были интернированы ко­лониальными властями Испанской Гвинеи.

Первая мировая война, сопровождавшаяся огромными людски­ми жертвами, усилением экономического гнета, проведением бес­конечных реквизиций и введением новых налогов, способствовала росту антиколониальных настроений и стала побудительной при­чиной большого числа восстаний среди коренных жителей Афри­канского континента. Массовые антибританские выступления происходили на территориях Судана, Нигерии, Золотого Берега. Против гнета французской колониальной администрации с оружи­ем в руках неоднократно поднималось население Чада, а также бас­сейнов рек Верхней Вольты и Нигера. В Бельгийском Конго с особым упорством с иноземными поработителями сражались отря­ды повстанцев в округе Ломами. Португалии приходилось воевать даже не столько с немецкими отрядами, сколько с резко активизи­ровавшимся освободительным движением ангольского народа, ох­ватившем прежде всего южные районы страны. Разрушение традиционного жизненного уклада в сочетании с возросшей эксп­луатацией и непосильными поборами вызвали многочисленные бун­ты в Юго-Восточной Африке, наиболее значительным из которых явилось ньясалендское восстание 1915 г.

Несмотря на то что стихийные и разрозненные выступления аф­риканцев были в конечном счете подавлены, тем не менее прине­сенные жертвы стали для них важной школой обретения опыта для дальнейшей антиколониальной борьбы, перешедшей после оконча­ния Первой мировой войны в новую фазу.

Тяготы жизни в условиях колониального рынка, усиление эксплуатации и расовой дискриминации в межвоенный период вызвали новый всплеск сопротивления. В этот период повседневными фактами становятся голодные бунты, стачечные движения, демонстрации протеста, открытое неповинове­ние властям. Многие из этих выступлений по-прежнему носили стихийный характер. Однако с начала 20-х гг. силы африканского сопротивления, представленные крестьянами, ра­бочими, мелкой буржуазией, интеллигенцией, деятелями различных религиозных культов, стали переходить от неорганизованных выс­туплений к организованным формам борьбы.

 

(15.3 KiB, 20 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!