Семинары по истории Востока. Советско-афганские отношения в 1979-1989 г.

14 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Тема №10 Советско-афганские отношения в 1979-1989 г.

План:

1. Оценка советским руководством ситуации в Афганистане и приня¬тие решения о вводе войск в декабре 1979 г.
2. Пребывание ограниченного контингента советских войск в Афгани¬стане.
3. Внутриполитическая ситуация в Афганистане.
4. Женевские соглашения и их реализация.
5. Итоги и уроки афганской войны.

1. Оценка советским руководством ситуации в Афганистане и приня¬тие решения о вводе войск в декабре 1979 г.

В апреле 1978 года в Афганистане произошел переворот, который выразился в захвате власти лидерами НДПА. Эту новость в СССР встретили восторженно, поскольку это, как отмечал А.М.Пузанов (представитель СССР в Афганистане), будет способство¬вать «росту симпатий» к СССР, «дальнейшему закреплению и усилению наших позиций в Афганистане».
Главным недостатком нового режима, по мнению Пузанова, являлась бесконечная фракционная борьба внутри самой НДПА. Посол объяснял московскому руководству, что две основные группировки в партии - «Хальк» («Свобода») и «Парчам» («Зна¬мя») - больше напоминают две самостоятельные партии, а много¬летние подозрения и враждебность внесли рознь между лидерами обеих групп. «Революция» не привела к ликвидации этих проти¬воречий, особенно если учесть, что основные руководящие посты в новом правительстве достались представителям «Халька». Пуза¬нов, однако, обещал Москве принять меры для «преодоления трений» и «укрепления единства» в афганском руководстве.
Конфликт между фракциями усиливался из-за личных качеств их лидеров. Ставший президентом после апрельского переворота 57-летний Тараки происходил из бедной крестьянской семьи, был поэтом и отличался мягкостью в общении с людьми. Однако в политической деятельности Тараки проявил себя как авторитар¬ный доктринер и претендовал на роль единоличного лидера в правящей партии. Хафизулла Амин, которого даже отрицательно относившийся к нему Пузанов описывал как умного, энергичного и трудолюбивого человека, родился в 1929 г. в семье мелкого чи¬новника в деревне неподалеку от Кабула. Образование Амин получил в США, где и стал марксистом. Он считал себя главным организатором в партии. Самомнение Амина вскоре привело его к ссоре со своим одногодком Бабраком Кармалем, популярным в студенческой среде лидером, чья семья принадлежала к древ¬нему роду пуштунской аристократии. Кармаль, основатель «Парчам», считал Амина безответственным и жестоким, а единст¬венный путь к успеху видел в альянсе между НДПА и другими группами.
Обе группировки уже несколько лет соперничали за право получения советской поддержки, и эта конкуренция не прекрати¬лась и после апрельского переворота. Амин, ставший вице-премьером и министром иностранных дел, тайно связался с совет¬скими дипломатами, агитируя в пользу своей фракции. Не скрывая господства «Халька» в новом правительстве, Амин подчеркивал, что «работать с хальковцами... легко, они воспитаны в духе «советизма», если у руководства «Халька» и советских товарищей, например, возникнут разные мнения, то хальковцы скажут, не задумываясь, что правы советские товарищи...»
После апрельского переворота лидеры НДПА были озабочены в первую очередь внутрипартийными проблемами и мало забо¬тились об укреплении своей власти в провинциях. Советская сто¬рона неоднократно пыталась заставить партию предпринять что-либо для завоевания поддержки в глубинке — не трогать местных традиций, уделять больше внимания налаживанию свя¬зей с беспартийными местными лидерами. К концу февраля 1979 г. представителям режима стало ясно, что вооруженные отряды исламистов, действовавшие на иранской и пакистанской границах, превратились в серьезную угрозу.
Эту опасность и в самом Афганистане, и за его пределами осознали после восстания в Герате, городе на западе страны, которое началось 15 марта. Объединенные силы горожан, исламских партизан и перебежчиков из местного гарнизона четыре дня сопротивлялись лучшим частям афганской армии, руководимым советскими военными советниками. В ходе боев погибло до 50 тыс. человек, в том числе около 50 советских спе¬циалистов и членов их семей, вырезанных восставшими. Боль¬шинство жертв составили мирные жители, убитые в результате предпринятой по приказу Амина бомбардировки города самоле¬тами, снаряженными советским оружием.
Лидеры КПСС понимали, что ситуация в регионе с точки зре¬ния советских интересов резко ухудшается. Конфликт Ирана с США из-за заложников не развеял опасений в Кремле, что Иран превращается во враждебное Москве государство. В середине октября КГБ сообщал: иранские лидеры убеждены, что СССР «не откажется от идеологической борьбы и попыток поставить у власти в Иране левое правительство». Целью Исламской рес¬публики, по мнению советской разведки, было ослабить пра¬вящий в Афганистане режим, оказывать влияние на мусуль¬манские республики СССР и не допустить распространения ком¬мунизма в регионе.
Что касается Афганистана, то там иранцы были как никогда близки к достижению своей цели. В октябре и ноябре исламские повстанцы добились значительных успехов, а боевой дух афган¬ской армии был подорван переворотом и беспощадным террором Амина. В Москву стали поступать неформальные донесения от советских офицеров в Афганистане о том, насколько плохо об¬стоит реальное положение дел. В. П. Капитанов, главный воен¬ный советник при 12-й дивизии афганской армии, действовавшей в провинции Пактия, писал о том, что военная инициатива перешла к оппозиции, что жестокость афганских офицеров озлоб¬ляет население, что советское военное снаряжение сплошь и ря¬дом уничтожается или распродается.
Член ЦК КПСС Ф. А. Табеев, назначенный новым послом в Афганистан, прибыл туда в конце ноября, когда в Москве уже разрабатывались планы ввода войск. Его первая и единственная встреча с Амином состоялась 6 декабря. Амин настаивал на необходимости визита в Москву для обсуждения с Брежневым важных вопросов долгосрочного сотрудничества между НДПА и КПСС. Табеев охладил его пыл. Как он позднее вспоминал, ему казалось, что ситуация в стране приближалась к катастрофи¬ческой. «Кабул... был ослаблен. Армия после аминовских чисток и репрессий обезглавлена. Духовенство восстановлено против (режима). Крестьяне — против. Племена, тоже натерпевшиеся от Амина,— против. Вокруг Амина оставалась лишь кучка холуев, которые, как попки, повторяли за ним разные глупости о «строи¬тельстве социализма» и «диктатуре пролетариата». 10 декабря Табеев покинул Кабул.
Афганский коммунистический режим уничтожил сам себя уже к лету 1979 г., задолго до советского вторжения. Столкнувшись с противодействием более мощного и популярного революцион¬ного движения афганских исламистов и будучи не в состоянии перестроить свою внутреннюю и внешнюю политику в пользу заключения каких-либо устойчивых союзов, режим не мог вы¬играть гражданскую войну. Главным политическим просчетом советского руководства, принявшего решение о военном вмеша¬тельстве в Афганистане, было убеждение в том, что такое вмеша¬тельство может обеспечить сохранение и конечную победу режима, который явно был не в состоянии удержаться без посторонней помощи. В этом смысле афганская трагедия служит предосте¬режением для тех лидеров, которые выступают за вовлечение великих держав в дела других стран в период после окончания «холодной войны».

2. Пребывание ограниченного контингента советских войск в Афгани¬стане.

Вторжение советских войск в Афганистан в конце декабря 1979 года потрясло мировое сообщество. Президент США Картер в одном из своих первых заявлений по этому поводу сказал: "...оно изменило мое отношение к внешней политике СССР больше, чем что-либо другое за годы моего пребывания в должности.
Западная пресса, историки, политики и более широкие слои общественности имели свою, почти никем не оспариваемую за пределами социалистического лагеря точку зрения на произошедшие события: в 1978 году в Афганистане произошел государственный переворот под руководством коммунистической партии при несомненном пособничестве СССР. В результате к власти пришел просоветский режим во главе с Нуром Мухамедом Тараки и, позже, Хаджимуллой Амином. Советский Союз снабжал новых правителей технической и военной помощью и советниками для борьбы с приобретающим все большую силу оппозиционным движением.
Американские и европейские историки-аналитики причины возникновения кризиса в Афганстане относили к Апрельской революции 1978 года, и большинство из них отрицало существование реальных социально-экономических предпосылок и революционной ситуации, а произошедшие события связывало с советским влиянием и с деятельностью Народной Демократической партией Афганистана (НДПА), которой один из американских журналов предписывал "...неопытность, разобщенность и радикализм, предопределившие столь быструю катастрофу в Афганистане".
Западные официальные структуры и пресса оценили как по меньшей мере фальсифицирующее события заявление правительства СССР о том, что войска были введены по просьбе афганского руководства для помощи последнему в борьбе с восставшими бандитами и во имя исполнения интернационального долга. Ведь бывший правитель Афганистана Амин был убит во время штурма советскими спецподразделениями его дворца, а его преемник на этом посту еще не появился на политической арене к моменту так называемого "приглашения". Активной критике подвергались также неоднократные заявления советских лидеров о неких "внешних силах", оказывающих содействие афганским повстанцам (имелись в виду в основном Пакистан и ЦРУ). Все эти мифы были созданы нарочно для оправдания появления "ограниченного контингента" за южными рубежами нашей родины и прикрытия настоящих целей этой колониальной войны.
Политические маневры советского руководства не убедили общественность капиталистического мира в его искренности, и, хотя на Западе по-разному оценивались цели Советского Союза в этой войне, все прекрасно понимали ее агрессивный характер. Одни видели в ней желание сверхдержавы изменить баланс сил в регионе, стремление вести диалог с окрестными государствами, главным образом с Пакистаном, с позиции силы и продемонстрировать всему миру мощь и волю СССР. Другие, не отрицая в основном всего этого, перенесли центр тяжести на то, что Советский Союз просто не мог оставить без помощи коммунистический режим в стране, где его неизбежно ожидали хаос и поражение. Некоторые политические экстремисты на Западе склонны даже были считать, что советская агрессия в Афганистане - не больше не меньше как "долгосрочная стратегия, нацеленная на получение геостратегических преимуществ, связанных с получением доступа к теплым морям и нефтяным ресурсам Персидского залива".
По словам М.Гареева, в 1979 году - заместителя начальника оперативного управления Генерального Штаба, "...ввод советских войск был непродуманным, политически ошибочным шагом, нанесшим огромный урон нашей стране и афганскому народу".
С уверенностью можно сказать, что советскай акция в Афганистане расценивалась на Западе и рассматривалась в кругу советского руководства однозначно - не как помощь истинно народному правительству Демократической республики Афганистан в ее борьбе с империалистами и душманами, и не для защиты принятых афганцами завоеваний революции, а для предотвращения неизбежного в условиях банкротства просоветского режима контрреволюционного переворота.
Введение ограниченного контингента советских войск в Афганистан было, несомненно, ничем не прикрытой попыткой грубой силой решать судьбу суверенной и формально несоюзной страны, которой приписывались далеко идущие последствия.
Естественной реакцией Западного мира было противодействие советской агрессии, что толкало капиталистические страны на сближение. Исключительное место в этом формальном (в рамках ООН и НАТО) и неформальном союзе занимали США, еще более утвердившиеся в своем положении сверхдержавы.

3. Внутриполитическая ситуация в Афганистане.

В западной, а позже и в отечественной прессе с легкой руки журналистов война часто называлась "советским Вьетнамом". Никто не сомневался, что "русские" на своих боевых вертолетах могли достичь даже самых отдаленных районов этой изолированной от всего мира страны. Но даже самые объективные прогнозы сводились к одному: если советские войска хотят получить выгодные для себя долгосрочные последствия, им надо "сойти на землю". Иначе им никогда не справиться с вооруженными повстанцами у себя в тылу. Моджахеды не были едины в своей борьбе. Но, как это ни может показаться парадоксальным, опыт не только советско-афганской войны показывает, что сила не всегда в единстве. Одно племя или аул могли, увидев для себя в этом выгоду, или под давлением силы заключить союз с завоевателями, но другие продолжали борьбу, так как в этой стране на протяжении многих столетий каждый сам обеспечивал себе выживание.
В отсталом Афганистане было мало индустриальных центров, в городах промышленное производство было развито слабо, не было сколько-нибудь сильного рабочего класса и, вследствие этого, рабочей организации, на которую, согласно традиции, могла бы опереться марксистская партия. Проводя иногда довольно продуманную колониальную политику, советские оккупанты и их афганские союзники наделяли дополнительными властными полномочиями многих местных князьков, что еще больше усиливало пульверизацию общества, начатую Амином и Тараки, и создавало опасную основу для сохранения раздробленности и междоусобной войны в Афганистане на многие годы вперед. С первых дней войны даже оптимисты считали, что для реинтегрирования страны потребовалась бы смена по крайней мере одного поколения и гораздо больше при условии, что русские, не смотря на противодействие мирового сообщества, в ближайшем будущем не отказались бы от своего эксперимента - и это пророчество сбывается.
В силу этих причин за пределами стран социалистического содружества почти никто не сомневался в том, что коммунистический режим в Афганистане не способен к самостоятельному существованию, и после вывода оттуда подразделений советской армии от него ничего не останется, кроме ненависти к русским, страна же впадет в продолжительный период хаоса и гражданской войны. Даже высшее советское руководство и верхи генералитета во многом разделяли это бытовавшее на Западе мнение, и именно поэтому продолжали настаивать на дальнейшем военном вмешательстве. Советские лидеры просто не имели другого выхода - ведь они не могли допустить падение марксистского правительства.
Однако, афганские повстанцы, располагая лишь ограниченным арсеналом оружия, которое доставалось им преимущественно от распадавшейся афганской армии (к концу 1980 года она составляла 30% от своей и без того ранее сокращенной численности), а также не очень значительной военной помощью извне (преимущественно ракеты земля-воздух), оказывали агрессору отчаянное сопротивление. Не смотря на то, что советское военное присутствие в Афганистане было обеспеченно огромными техническими и людскими резервами, даже по самым оптимистичным оценкам умиротворение должно было бы занять многие годы. Многие прекрасно помнили о том, как России в конце XIX века пришлось потратить целых 25 лет на завоевание гораздо меньшей по площади страны на Кавказе - Дагестана.
Сейчас, после распада Советского Союза и исчезновения "красной угрозы", значение афганского кризиса оценивается несколько иначе. Военное вмешательство во внутренние дела Демократической Республики Афганистан вызвало резкое обострение международной обстановки и на некоторое время затормозила переговоры по сокращению вооружений. Советско-афганская война унесла около 19 000 жизней советских солдат и несчитанное количество афганских повстанцев и мирных жителей. Кроме того, эта война на много лет приблизила глубочайший экономический и политический кризис в СССР, распад Союза и крах коммунистического режима.

4. Женевские соглашения и их реализация.

Положение в Афганистане по оценке западной прессы "резко обострило отношения между Востоком и Западом и привело к переоценке международной ситуации в целом в связи с новым и более трезвым взглядом на ту опасность, которую политика СССР представляет для глобальной стабильности и международного мира". Сразу и надолго ухудшились, на пример, отношения между двумя ядерными сверхдержавами в области двусторонних соглашений по ограничению вооружений.
Особенную панику в Западном мире вызвало начало кризиса, так как расценивалось как переломный момент в советской внешней политике и новый этап международных отношений во всем мире. Впервые Советский Союз применил организованную вооруженную силу за пределами своих границ и стран всеми признанного просоветского блока в Восточной Европе. Введение ограниченного контингента советских войск в Афганистан было, несомненно, ничем не прикрытой попыткой грубой силой решать судьбу суверенной и формально несоюзной страны, которой приписывались далеко идущие последствия.
Естественной реакцией Западного мира было противодействие советской агрессии, что толкало капиталистические страны на сближение. Исключительное место в этом формальном (в рамках ООН и НАТО) и неформальном союзе занимали США, еще более утвердившиеся в своем положении сверхдержавы. После нескольких раундов совещаний со своими европейскими союзниками, которые все-таки не хотели просто выполнять то, что им скажут американцы, администрации Картера удалось выработать основные направления совместной политики, направленной на усмирение агрессора и стабилизацию положения в регионе и во всем мире в целом. Предполагалось, во-первых, оказывать всемерную военную и экономическую помощь Пакистану. Во-вторых, поставить Советский Союз перед выбором: либо продолжать свою агрессивную политику в Афганистане и поплатиться за это своими едва наладившимися отношениями с Западом, либо сохранить доброе имя в системе международных отношений. В-третьих, как более отдаленную перспективу США уже без своих союзников планировали усилить свое военное присутствие и развить сеть оборонных систем и военных институтов в регионе
Еще один удар по СССР нанесли страны третьего мира. Например, конференция исламских стран в Исламабаде большинством голосов осудила действия Советского Союза как агрессивные, не смотря на оказанную им длительную помощь многим из этих стран. Единство мусульманских государств, однако, было существенно нарушено недавней Ирано-Иракской войной.
Лидирующую роль в подталкивании СССР к переговорам о выводе войск из Афганистана играли Западные страны. Предусматривалась даже возможность сохранения части контингента в столице и некоторых крупных центрах страны для поддержания коммунистического режима.
В начале января 1980 года США взяли на себя инициативу выступления перед Советом Безопасности ООН, который квалифицировал акцию Советского Союза как открытое применение вооруженной силы за пределами своих границ и военную интервенцию. СССР наложил вето на резолюцию Совета Безопасности; его поддержали пять государств-членов Совета из третьего мира. 14 января 1980 года Генеральная Ассамблея ООН на своей Чрезвычайной сессии подтвердила резолюцию Совета Безопасности 108 голосами против 14 - явное и полное дипломатическое поражение СССР. Страну Советов поддержали только полуколониальные и откровенно симпатизирующие ей страны. Образовался почти единый фронт западных держав и государств третьего мира, в том числе арабских и мусульманских, проголосовавших за такую резолюцию. Даже Ирак, долгое время получавший военную и техническую помощь из России, отвернулся от своего бывшего покровителя.
Международно-правовое урегулирование кризиса. Западные страны играли лидирующую роль в подталкивании СССР к переговорам о выводе войск из Афганистана. Но советское руководство пошло на них лишь после долгих лет войны, когда ее бесперспективность и безнадежность стала очевидной. 14 апреля 1988 года было принято совместное советско-американское соглашение "О взаимосвязи для урегулирования положения, относящегося к Афганистану". Соглашение устанавливало крайние сроки вывода советских войск из страны: половина ограниченного контингента выводилась к 15 августа 1988 года и все подразделения еще через шесть месяцев, то есть к 15 февраля это соглашение было в точности выполнено советской стороной. Было также принято "Двустороннее соглашение между Республикой Афганистан и Исламской Республикой Пакистан о принципах взаимоотношений и, в частности, о невмешательстве и об отказе от интервенции". Соглашение подчеркивало необходимость "уважать суверенитет, политическую независимость и территориальную целостность РА и ИРП", "обеспечивать, чтобы ... территория не использовалась каким-либо образом для нарушения суверенитета, политической независимости, территориальной целостности и национального единства или для подрыва политической, экономической и общественной стабильности другого государства" и " не допускать на своей территории обучения, снаряжения, финансирования и рекрутирования наемников какого бы то ни было происхождения". Необходимость соблюдения провозглашенных в этом соглашении принципов взаимоотношения между РА и ИРП была зафиксирована в "Декларации о международных гарантиях", принятая совместно СССР и США.
После подписания женевских соглашений часть советских и большинство афганских руководителей настаивало на том, чтобы сохранить присутствие в Афганистане 25% находившихся там войск для охраны коммуникаций (преимущественно на трассе Хайратон - Кабул) до полного прекращения военных действий. Подобное половинчатое решение сводило бы на нет все женевские соглашения, хотя бы потому что для подержания остававшегося контингента пришлось бы снова вводить дополнительные формирования. Не смотря на определенный военный риск, советское руководство в точности соблюло соглашения и вывело все войска к 15 февраля 1989 года.

5. Итоги и уроки афганской войны.

Прогнозы Запада о том, что кабульский режим сразу после прекращения советского военного присутствия падет по причине своей полной нежизнеспособности, а коалиционное правительство группировок моджахедов приведет страну к миру после изгнания "коммунистической чумы", оказались несостоятельными. Это свидетельствует о некоторой необъективности в их подходе к афганской проблеме - пожалуй, единственное, в чем я могу не согласиться с тогдашней точкой зрения Запада на афганскую проблему. Но, к их оправданию, нужно сказать, что эта точка зрения также претерпела изменения и была откорректирована временем. Действительно, вывод войск 15 февраля 1989 года не вызвал, как ожидалось, начала процесса умиротворения в Афганистане, а, наоборот, побудил оппозицию к активизации военных действий. Непосредственно за этим событием последовали крупнейшие наступательные операции моджахедов под Джелалабадом, Хостом, Кандагаром, Кабулом, Салангом. Однако, правительственные войска успешно отразили эти наступления и в ряде районов перешли в контрнаступление, в результате чего восстановили свое оперативное положение и смогли его удерживать еще три года. Оппозиция была ослаблена, и в этом сыграли роль несколько факторов: во-первых, с уходом подразделений советских оккупационных войск она была лишена своей идеологической базы, побуждавшей афганцев к борьбе против завоевателей и неверных; во-вторых, агрессивные тенденции Пакистана вызвали некоторые патриотические настроения и оттолкнули часть повстанцев от борьбы с правительством; в-третьих, СССР продолжал поставку оружия, хотя и в сокращенном размере (что, между прочим, не противоречило Женевским соглашениям и международному праву). С определенной степенью точности можно говорить о том, что марксистский режим в Афганистане держался не только на иностранных штыках, но и, по крайней мере, получил за время присутствия контингента советских войск определенную опору внутри страны - на одном только этом он не продержался бы три года.
Однако, пассивность РА в военных действиях, надежды на решение проблемы силой, активная подрывная работа оппозиции в армии РА, связь в психологии населения всех бед с Апрельской революцией и общая усталость и, главное, отсутствие реальных действий для улучшения прежде всего экономической ситуации в районах, контролируемых правительством, привели в конце концов к падению режима Наджибулы.
Я старался подойти к изучению афганской проблемы прежде всего с точки зрения истории и истории международных отношений, в частности, попытался понять истоки этой уже 14 лет не прекращающейся трагедии и рассмотреть уже имеющийся международный опыт попыток умиротворения. Делать прогнозы на будущее очень трудно, да это и не входит в мои задачи. Можно лишь в наиболее общих чертах предсказать, что мир придет в эту страну еще не скоро и что важнейшую роль в разрешении этого конфликта будут играть международные организации, в том числе ООН. Не имеющая исторических аналогий практика единодушия и согласованных действий всех наций мирового сообщества по ликвидации вооруженных конфликтов (столкновение между Ираком и Кувейтом, гражданские войны в Сомали и в Югославии), хотя сделаны пока только первые шаги, имеет неограниченное поле применения в будущем и дает возможность надеяться, что мы все-таки вступим в эпоху мира и согласия и навсегда сможем уберечься от ужасов войны.

(15.6 KiB, 21 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!