Русская культура в первой половине XIX веке. (1812 год — конец 50-х годов)

14 Сен 2014 | Автор: | Комментариев нет »

На общественно-культурную жизнь России первой половины XIX в. огромное влияние оказали два события в истории страны -Отечественная война 1812 г. и движение декабристов. Они сыг­рали определяющую роль в развитии общественного сознания, повлияли на политику правительства в сфере культуры. Эти со­бытия не прошли бесследно для многих областей художествен­ной культуры.

Эпоха 1812 г. - важный этап в развитии национального само­сознания. Общая идейная атмосфера предвоенных лет и периода Отечественной войны вызвала небывалый патриотический подъ­ем в стране. Успешное завершение войны воспринималось со­временниками как национальная победа, предотвратившая ино­земное порабощение. "Война 1812 г., - отмечал И.Д.Якушкин, -пробудила народ русский к жизни и составляет важный период в политическом его существовании". В.Г.Белинский писал о 1812г. как об эпохе, с которой "начиналась новая жизнь для России", подчеркивая, что дело не только "во внешнем величии и блеске", но прежде всего во внутреннем развитии в обществе "граждан­ственности и образования", которые были "результатом этой эпо­хи".

С ростом национального самосознания связан интерес к соб­ственной истории, особенно возросший в это время. Фактом ог­ромного культурного значения стала "История государства Рос­сийского" Н.М.Карамзина, первые 8 томов которой увидели свет в 1818 г. Карамзин был первым историком, которого стала чи­тать публика.

Эпоха 1812 г. породила также довольно широкое распростра­нение религиозных исканий среди части светских и духовных деятелей в России. Правительство в лице Александра I придер­живалось в это время в своей конфессиональной политике принципа веротерпимости ко всем религиям наравне с православием.

Еще при Павле I была разрешена деятельность Ордена иезуи­тов, стремившихся к распространению католицизма в России. Александр I покровительствовал миссионерской деятельности Британского библейского общества, занимавшегося распростра­нением Библии. В декабре 1812 г. была разрешена деятельность петербургского Библейского общества. В это время Библия из­давалась на русском, французском языках, языках народов Рос­сии (прежде тексты Библии существовали только на церковно­славянском языке).

Однако претензии Библейского общества выступать в роли верховного арбитра в вопросах религии, вмешиваться в дела православной церкви вызывали недовольство и протест со сто­роны и церковных иерархов, и некоторых политических деятелей (А.А.Аракчеева, архимандрита Фотия, А.С.Шишкова и др.). В изменившейся ситуации, в 1826 г., Библейское общество прекра­тило свое существование'. Несколькими годами ранее была зап­рещена деятельность иезуитов в России (1820), по распоряже­нию правительства закрыты масонские ложи (1822).

Выступление дворянских революционеров в декабре 1825 г. было, несомненно, важной вехой в общественно-культурной жизни страны. А.И.Герцен писал, что декабристы "пробудили душу у нового поколения". Стремление осмыслить и понять идеи дворянских революционеров, принять или отвергнуть их способ­ствовало активизации духовной жизни интеллектуальных слоев русского общества, появлению новых ориентиров в официальной идеологии.

Для общественной мысли XVIII - начала XIX вв. принадлеж­ность России к Западной Европе была фактом очевидным. Те­перь, после событий 14 декабря 1825 г., осознание этой духовно-интеллектуальной связи стало восприниматься резко критически со стороны официальных властей. В правительственных доку­ментах (Манифест 13 июля 1826 г., "Донесение', следственной комиссии") декабризм объявлялся "заразой, привнесенной извне", а противопоставление России Западной. Европе возводилось в принцип официальной идеологии. Мысль о превосходстве само­державной, православной России над "гниющим" Западом стала одной из составных частей теории официальной народности.

В социально-экономической жизни страны во второй четверти XIX в. все более определенно обозначились процессы, свиде­тельствовавшие о кризисе феодально-крепостнической системы, дальнейшем развитии капиталистического уклада, углублении социальной дифференциации.

Массовое применение техники, связанное с промышленным переворотом, т.е. переходом мануфактуры в фабрику, было ка­чественно новым моментом в развитии производительных сил. К этому времени относится зарождение отечественного машино­строения. На заводах изготовлялись паровые двигатели, рабочие машины и механизмы, главным образом для текстильных пред­приятий. В 1831 г. в России возникло первое механическое заве­дение для производства сельскохозяйственных машин.

Паровые двигатели стали использоваться на транспорте. В 1815 г. на Неве появился первый пароход. С конца 30-х годов нача­лось железнодорожное строительство. Открытое в 1851 г. же­лезнодорожное сообщение между Москвой и Петербургом имело большое значение для развития внутренних экономических свя­зей.

Но все же в первой половине XIX в. основным видом транспор­та оставался гужевой и водный, а главными путями сообщения -грунтовые дороги и реки. Железнодорожных путей в России к 1861 г. насчитывалось всего около 1,5 тыс. верст, что для огром­ных пространств страны было очень незначительно.

Идеи национальной самобытности, используемые официальной идеологией, стали применяться в культурной политике прави­тельства, прежде всего по отношению к системе образования и просвещения. Для ограждения России от потрясений Западной Европы и их последствий предполагалось "умножать, где только можно, число умственных плотин". Так считал министр народно­го просвещения С.С. Уваров в начале 30-х годов.

Уже в последнее десятилетие царствования Александра I в школьном образовании усилилось влияние церкви и религии. В 1817 г. было создано Министерство духовных дел и народного просвещения во главе с А.Н.Голицыным - председателем петер­бургского Библейского общества. В 1819 г. во всех российских университетах учреждались кафедры "богопознания и христианс­кого учения" и вводился курс богословия. В XVIII в. отсутствие богословия в учебном плане Московского университета отлича­ло его от других европейских университетов. В начальных шко­лах было запрещено изучение книги "О должностях человека и гражданина", из курса уездных училищ исключены начала есте­ственной истории и технологии, сократились курсы географии и истории. "Науки, изощряющие ум, не составляют без веры и без нравственности благоденствия народного, обучать грамоте весь народ принесло бы более вреда, чем пользы, науки полезны только тогда, когда как соль употребляются в меру, смотря по состоянию (т.е. сословию) людей", - писал в докладе царю в 1824 г. А.С.Шишков, бывший тогда министром народного просвеще­ния. В этих словах был сформулирован принцип сословности образования, ставший главным в политике правительства Нико­лая I по отношению к школе.

Одним из средств борьбы с распространением в обществе про­грессивных идей становилась цензура. Изданный в 1826 г. цен­зурный устав получил у современников название "чугунного". Цензор мог по своему усмотрению сокращать текст, заменять слова и выражения. С этого времени вплоть до конца николаевс­кого царствования усиливалось открытое гонение на передовую литературу и журналистику, а годы, последовавшие за револю­ционными событиями 1848 г. в Западной Европе, получили пе­чально известное название "эпохи цензурного террора". Запре­щалось к изданию все, что в малейшей степени, по мнению влас­тей, могло повредить существовавшим в России порядкам, "ослабить должное к власти почтение". В цензурных циркулярах 50-х годов указывалось, что "в книгах для простого народа" нельзя допускать критики правительства, церкви, описывать "бедствия крепостного крестьянства", следовало "избегать гово­рить о народной воле, о требованиях к нуждам рабочих классов".

 

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!