Русская культура в эмиграции

14 Сен 2014 | Автор: | Комментариев нет »

История русской эмиграции как массового явления началась с 1920 г., когда в результате революции и гражданской войны око­ло 2 млн. человек оказались выброшенными за пределы родины. Судьба разбросала русских беженцев по всему миру. К 1921 г. сложилось несколько основных центров расселения русских эмигрантов со своей собственной культурной жизнью - газетами, журналами, издательствами, школами, университетами и науч­ными институтами. Это - Париж, Берлин, Прага, Белград, София и (первое время) Константинополь, через который шел основной поток беженцев. Большие русские колонии сложились в государ­ствах, ранее входивших в Российскую империю (государства-лимитрофы) - Польше, Литве, Латвии, Эстонии. По существу русским городом был Харбин.

Политическим центром русской диаспоры стал Париж, где нашли свой приют большинство политических деятелей, и где были созданы ведущие политические объединения эмиграции. Литературной столицей русской эмиграции в 1920-1924 гг. был Берлин. Главным университетским городом русского зарубежья стала Прага, благодаря специальной акции чехословацкого пра­вительства.

Среди эмигрантов было много людей интеллигентских про­фессий, правда далеко не всем удалось найти работу по специ­альности. За пределами России оказались известные писатели, ученые, артисты, художники, музыканты. По разным причинам и в разное время родину покинули А.Аверченко, К.Бальмонт, И.Бунин, З.Гиппиус, Д.Мережковский, А.Куприн, Игорь Северя­нин, Саша Черный, М.Цветаева, А.Толстой, П.Милюков, П.Струве, Н.Бердяев, Н.Лосский, П.Сорокин, А.Бенуа, К.Коро­вин, С.Рахманинов, Ф.Шаляпин и многие другие выдающиеся деятели русской культуры.

Русская культура в эмиграции продолжала традиции дорево­люционной культуры. Вместе с тем опыт выживания в отрыве от родной почвы, трудные взаимоотношения с властями стран, дав­ших приют, идейная борьба различных течений в эмигрантской среде оказывали существенное влияние на условия культурной жизни в российской диаспоре.

Русская эмиграция была очень пестрой по политическим взглядам. Далеко не всегда политические мотивы играли решаю­щую роль в отъезде. Многие бежали от невыносимых бытовых условий, другие следовали за друзьями и близкими, третьи счи­тали невозможным продолжение профессиональной деятельнос­ти в Советской России. Большинство рассчитывали на скорое возвращение на родину.

При всей пестроте судеб, взглядов, настроений, социального и имущественного положения русские эмигранты тяготели к об­щению. В эмигрантской среде господствовало представление о высокой культурной миссии российской эмиграции - сохранение и воспроизводство отечественной культуры. "Охранение русской культуры, русского языка, православной веры и русских тради­ций", - так видели свою задачу эмигранты первой волны. Боль­шую роль в консолидации русской диаспоры сыграла русская православная церковь, отгородившая ее от влияния других кон­фессий.

Условия развития культуры в Советской России часто проти­вопоставляют эмигрантским. Пишут о том, что русская культура целенаправленно уничтожалась тоталитарным большевистским режимом и смогла выжить только в эмиграции. Но условия эмиг­рации вряд ли можно рассматривать как благоприятные. Тяжелая экономическая ситуация послевоенной Европы сказывалась прежде всего на жизненном уровне эмигрантов. Что касается гражданских свобод, то на практике они часто оказывались таки­ми же мифическими, как на родине.   По свидетельству Н.А.Бердяева, "свобода мысли в эмигрантской среде признава­лась не более, чем в большевистской России". Чрезмерная поли­тизация, черно-белое восприятие мира, агрессивность по отно­шению к политическим и идейным оппонентам, неспособность к компромиссу были типичными чертами сознания общества, рас­колотого гражданской войной. В этом отношении различие меж­ду Советской Россией и эмиграцией было невелико. Прошло много десятилетий прежде, чем Россия начала преодолевать это наследие революции и гражданской войны.

Культурно-просветительская работа в эмиграции началась еще в различных лагерях русских беженцев в Турции, Греции, Туни­се. В идейном самоопределении эмиграции большую роль играли лекции, беседы, собрания, которые организовывали такие видные деятели, как П.Б.Струве, П.Н.Милюков, Е.Д.Кускова, С.П.Мель-гунов. Характерны темы их выступлений: "Задачи русской обще­ственности", "Культурная роль эмиграции", "Россия, эмиграция и наши задачи", "Миссия русской эмиграции" и т.п.

Первая русская библиотека-читальня Всероссийского Земско­го союза и Всероссийского союза городов начала работать в ок­тябре 1920 г. в Константинополе, ставшем перевалочным пунк­том для основного потока беженцев. В 1921 г. в Константинопо­ле уже работали шесть русских библиотек и читален, две русские гимназии, начальная школа, курсы иностранных языков и раз­личные специальные и общеобразовательные курсы. В городе издавались русские газеты, работал летний русский театр, заро­дилась русская балетная школа, открылась художественная мас­терская для русских беженцев.

В 1920-1922 гг. в разных городах мира началось издание мно­жества русских газет. В 1920 г. возникло 138 новых русских га­зет, в 1921 - 112, в 1922 - 109 газет. Но жизнь их была коротка: к концу 1923 г. их осталось не более 100.

Налаживанием культурной работы занимались многочислен­ные общественные организации. Среди них большую роль сыгра­ли Всероссийский Земский союз и Всероссийский союз городов. Лишь в некоторых странах, таких, как Югославия, Болгария и Чехословакия, русские учебные заведения получали материаль­ную помощь от правительства. Именно в этих странах была со­здана обширная сеть русских учебных заведений, библиотек, ра­ботали различные профессиональные общества, художественные кружки.

Особую Акцию русской помощи провело правительство Че­хословакии, где в 1921-1925 гг. начали работать около 20 русских культурных учреждений, в том числе Русская народная библио­тека, Русский институт, юридический факультет при Карловом университете, народный университет, Русское историческое об­щество и Русский заграничный архив, различные школы, [гимна­зии и курсы.

Своеобразные условия сложились для русской диаспоры в Берлине. С одной стороны, инфляция и относительная дешевизна создавали благоприятную атмосферу для издательского дела. С другой - Германия была единственной страной в Западной Евро­пе, имевшей с 1922 г. дипломатические отношения с Советской Россией. В Берлине, куда часто приезжали советские писатели и художники, сложились уникальные возможности для общения между эмигрантской и советской интеллигенцией.

В Берлине было создано много издательств, которые были го­товы обслуживать как советский, так и эмигрантский рынок и печатать как советских, так и эмигрантских авторов. Самым крупным из них было издательство З.Гржебина, который в конце 1920 г. перенес свою издательскую деятельность из Петрограда сначала в Стокгольм, затем в Берлин.

В начале 20-х годов в Берлине возникло содружество "Веретено", объединявшее около 120 русских писателей и худож­ников, которое открыло в Москве свое отделение. В русском Берлине был создан свой Дом искусств по образцу петроградско­го Дома литераторов. Здесь встречались эмигрантские и советс­кие писатели,   свои  произведения  читали  А.Ремизов, В.Ходасевич, В.Маяковский, В.Шкловский. Орган петербургско­го Дома литераторов "Литературные записки" регулярно печатал сведения об эмигрантской литературе, списки выходивших за границей русских книг. Информацию о культурной жизни эмиг­рации давал советский журнал "Красная новь". В 1923-1925 гг. в Берлине по инициативе Горького издавался журнал, предназна­ченный для Советской России, правда туда не допущенный.

Общение между эмигрантами и неэмигрантами было настоль­ко тесным, что некоторых литераторов, проживавших тогда в Берлине, трудно с уверенностью отнести к советскому или эмигрантскому лагерю. В промежуточном положении находи­лись недавно приехавшие из России А. Белый, Ходасевич, Шкловский, И.Эренбург. Впоследствие из них лишь Ходасевич стал эмигрантом. Некоторые эмигранты, примкнувшие к смено­веховству, такие как, например, А.Толстой, подумывали о воз­вращении на родину. Неопределенным было положение Горько­го, который уехал за границу в 1921 г. под предлогом лечения, но задержался до 1928 г.

Такое положение не могло быть длительным. Процесс разме­жевания шел. Экономическая стабилизация в Германии привела к разорению массы русских идательств. Такая участь постигла, например, издательство З.Гржебина, которое с большим напря­жением 1сил и средств выполнило заказ советского правительства, но заказ не был востребован.

Таким образом, в первой половине 20-х годов были заложены основы культурной жизни русской диаспоры, определены типы и виды культурно-просветительских учреждений, наиболее при­способленных к условиям того или иного государства. Многие организации, созданные в начальный период изгнания, исчезли, другие впоследствии выросли в солидные предприятия. Так, на базе заочной политехнической школы, открытой в Париже в 1921 г., десять лет спустя был организован русский Высший техничес­кий институт.

Разочарование в старых лозунгах, которые привели Россию к гражданской войне, заставляло эмигрантскую интеллигенцию искать новый смысл существования. Оторванная от родной почвы физически, оказавшись в изгнании, она, душой и сердцем остава­лась с Россией. В начале 20-х годов в Русском Зарубежье возоб­новились старые споры о месте России в мировой цивилизации, об исторической роли интеллигенции. Обсуждались пути нацио­нального возрождения России, возможности эволюции больше­вистского режима. Возникали новые идейно-политические тече­ния и группы.

Заметным явлением идейной жизни эмиграции стало евразий-ство. Это течение впервые заявило о себе сборником статей со сложным названием "Исход к Востоку. Предчувствия и сверше­ния. Утверждение евразийцев", опубликованным в Софии в 1921 г. Авторы - П.Н.Савицкий, П.П.Сувчанский, Н.С.Трубецкой и Г.В.Флоровский - были неизвестны широкой публике. Впослед­ствии Трубецкой стал выдающимся лингвистом, Флоровский прославился как богослов и деятель экуменического движения (движение христианских церквей за объединение христианских церквей всех направлений). Идеи евразийцев разделяли такие крупные фигуры, как историк Г.В.Вернадский, философы Л.П.Карсавин и В.Н Ильин и др.

В основе этой идеологии лежало представление о России как о самобытной державе, существующей на стыке двух миров - Вос­тока и Запада. Евразийцы отстаивали самобытность русской культуры и выступали против западничества. Они считали, что оторванность большей части русской интеллигенции от нацио­нальной почвы и духовных основ народа сыграла роковую роль в революции. Большевизм оценивался противоречиво: с одной сто­роны, как итог европейской культуры, с другой - как широкое народное движение, восстание народа против европеизированной интеллигенции. Они смирялись перед революцией как перед сти­хийной катастрофой.

Это течение имело как поклонников, так и противников. Если одни видели в евразийстве проявление великорусского национа­лизма и упрекали евразийцев в примирении с большевистским режимом, то другие, напротив, считали их выразителями про­буждающейся национальной идеи.

Обстановка экономического и политического кризиса, пора­зившего послевоенную Европу, усиливала недоверие к западному парламентаризму и способствавала распространению евразийс­ких идей. Выходили новые сборники статей. В 1926 г. была опуб­ликована детальная политическая, социальная и культурная про­грамма евразийства. Но вскоре после этого внутри самого дви­жения наметился раскол, а увлечение евразийством пошло на спад.

Эволюция политических настроений эмигрантской интелли­генции нашла отражение в сменовеховстве. Сборник "Смена вех" увидел свет в Праге в 1921 г. и сразу привлек внимание как эмиг­рации, так и советских властей. Его авторы, (Ю.В.Ключников, Н.В.Устрялов, А.В.Бобрищев-Пушкин, С.С.Лукьянов, С.С.Чахо-тин, Ю.Н.Потехин) пытались найти место для интеллигенции в новой России, определить ее отношения с большевистской влас­тью. 'Трудно любить Россию красную от пожара и крови, но ино­го пути нет для русского"- таким был лейтмотив сборника. Ин­теллигенция меняла "вехи", признавала историческую правоту большевизма. Сменовеховцы считали, что многолетний спор, который вела интеллигенция с властью, закончен. "Большевизм не только сумел вовремя учесть стремление масс - он пришел безоговорочно исполнить и заветы истории русской интеллиген­ции", - писал Ю.Ключников. Они призывали отказаться от воору­женной борьбы с советской властью и всеми силами способство­вать культурному и экономическому возрождению России. Не принимая большевизм идеологически, сменовеховцы надеялись, что он сможет воссоздать крепкую государственность. Они счи­тали, что переход к новой экономической политике означал нача­ло постепенной эволюции большевизма, что красное знамя "зацветает национальными цветами". Устрялов называл свою идеологию национал-большевизмом.

Сменовеховские идеи были сочувственно встречены больше­вистским руководством, хотя расценивались как буржуазно-реставраторские. Для налаживания мирной жизни страна нужда­лась в квалифицированных кадрах. Эмигрантов, готовых служить советской власти, охотно брали на работу в советские учрежде­ния за границей, разрешали возвращение на родину. Было разре­шено издание сменовеховского журнала "Новая Россия" ("Россия").

В эмигрантской среде сменовеховство не получило широкого распространения. Сменовеховская периодика - парижский жур­нал "Смена вех" и берлинская газета "Накануне", поддерживае­мые из Москвы, - не пользовалась уважением, а литераторы, со­трудничавшие с ней, подвергались остракизму. К середине 20-х годов сменовеховское движение выдохлось.

К этому времени завершился период адаптации эмигрантов, переживших первый шок вынужденного отрыва от родины. Большинство решило житейские проблемы, нашли источники существования, обустроили быт. Развеялись иллюзии о слабости советской власти и о возможности скорейшего возвращения на родину. Пришло осознание эмигрантского призвания - необходи­мости сохранить дух и традиции русской культуры, попираемой на родине большевиками. Наладилась культурная жизнь русского зарубежья. Проводились выставки, литературные вечера, кон­церты. Издавались журналы и газеты. С 1925 г. возникла тради­ция ежегодного проведения "Дней русской культуры", един­ственного торжества, объединявшего всю зарубежную Россию9. Для русского национального праздника культуры была выбрана символическая дата - день рождения Пушкина. Ни одна идея, ни одно мероприятие не собирало вокруг себя столько участников, сколько Дни русской культуры.

Самым значительным журналом Русского Зарубежья были "Современные записки" (выходил в Париже с конца 1920 по 1940 гг.). Журнал объявил себя внепартийным и был посвящен прежде всего вопросам культуры. По задачам и составу сотрудников он продолжал традиции "Русского богатства". В нем печатались по­чти все известные писатели и поэты Русского Зарубежья: И.Б-нин, Д.Мережковский, К.Бальмонт, М.Цветаева, А.Ремизов, И.Шмелев, М.Осоргйн, Ф.Степун, из младшего поколения -Н.Берберова, М.Алданов, В.Набоков. В журнале публиковались также философские, общественно-публицистические, научные статьи, имелся сильный критико-библиографический отдел.

Среди эмигрантских толстых журналов следует упомянуть также "Русскую мысль", издававшуюся с 1921 по 1924 г. сначала в Софии, затем в Праге и Берлине под редакцией П.Б.Струве. Журнал был продолжением дореволюционного издания.

Во второй половине 20-х годов количество русских изда­тельств резко сократилось. Художественная литература публи­ковалась главным образом в "Современных записках" и в изда­тельстве "Петрополис". Философская, религиозная и отчасти художественная литература издавалась в "УМКА-Ргеях". В 1928 г. при Сербской Академии наук на средства югославского прави­тельства была создана особая издательская комиссия. Это было результатом всеэмигрантского писательского съезда, проведен­ного в Белграде при поддержке правительства. Комиссия стала выпускать ранее неизданные произведения писателей Русского Зарубежья в серии под общим названием "Русская библиотека" а также серию "Детская литература". Были изданы книги Бунина, Куприна, Мережковского, Шмелева, Ремизова и др., а также сборники русских народных сказок.

Периодом расцвета литературы Русского Зарубежья стал ко­нец 20-х - начало 30-х годов, когда большинство писателей созда­ли свои наиболее значительные произведения. Среди них "Митина любовь", "Дело корнета Елагина", "Жизнь Арсенева" Бунина, проза Цветаевой, первые романы Набокова, романы Ме­режковского.

Вместе с тем в это время в эмигрантской литературной среде возникли сомнения в возможности и нужности существования русской литературы за рубежом в отрыве от развивающегося языка, от родины. Пессимистический взгляд на эмигрантскую литературу во многом объяснялся ее особым положением по сравнению с другими видами искусств. Эмигрантские художники и музыканты могли непосредственно обращаться к публике тех стран, где они жили. Русские художники Ларионов и Н.Гончарова, Яковлев и др. прочно вошли в художественную жизнь Франции. С.Рахманинов, И.Стравинский, Ф.Шаляпин име­ли мировую известность. Русские ученые находили себе место в западных университетах и институтах. Русские же писатели нуж­дались в русском читателе, а эмигрантская читательская аудито­рия уменьшалась. Русских книг издавалось все меньше. Суще­ствовать литературным трудом могли только те писатели, произ­ведения которых переводились на иностранные языки. Таких бы­ло немного. Литература Русского Зарубежья не была популярна на Западе. Молодые писатели-эмигранты, вступая на литератур­ную стезю, обрекали себя на нищенское существование. Некото­рые из них уходили в литературу той страны, где жили.

Все же и в 30-е годы появлялись новые журналы, объединяв­шие главным образом молодое поколение эмиграции, - "Числа", "Встречи", 'Утверждения". В 1937 г. в Париже возник второй после   "Современных   записок"   крупный   литературно-общественный журнал "Русские записки". Его задача была перекинуть мост между эмигрантской "столицей" и крупной русской колонией  на Дальнем Востоке.  Редактировал  журнал П.Милюков. Но связь с Дальним Востоком быстро прекратилась, и журнал превратился в двойник "Современных записок" с боль­шей регулярностью выхода.

Журнал "Новый град" (1931-1939) отразил духовные поиски эмиграции тех лет. Его редактировали известные философы Ф.Степун и Г. Федотов, печатались Н.Бердяев, С.Булгаков, Н.Лосский. Для сближения и влияния на литературную моло­дежь журнал организовал общество "Круг" и выпустил три аль­манаха под тем же названием. Молодая эмигрантская литература заметно отличалась от того, что создавалось старшим поколени­ем. Для нее было характерно чувство глубокого одиночества, проистекавшего от социальной отверженности. Отсюда - ее уг­лубленность в себя, в мир души, в хаос кошмаров и навязчивых идей. Причины кризиса русской зарубежной литературы были не столько специфически эмигрантскими (оторванность от родины, от языка), - кризис переживала западноевропейская литература, под влияние которой все больше попадала литературная эмигра­ция.

Заслуга эмиграции состояла в сохранении исторической памя­ти. Мемуарная литература занимала немаловажное место в пуб­ликациях эмигрантской периодики и издательств. С первых лет эмиграции выходил "Архив Русской революции", основанный И.В.Гессеном, позднее в Париже стала выходить "Русская лето­пись".

Приближение мировой войны окрасило жизнь русской эмиграции тревожным ожиданием катастрофы. На первый план выходят политические споры о позиции, которую должна занять эмиграция в случае нападения Германии на Советский Союз. Большинство эмигрантов отрицательно относились к Гитлеру, но тем не менее рассматривали его как возможного спасителя России и Европы от коммунизма. При поддержке советских представителей во Франции и в ряде других стран были созданы "Союзы возвращенцев", которые агитировали эмигрантскую молодежь за возвращение в СССР. Эта пропа­ганда имела успех. В СССР вернулись А.Куприн, художник И.Билибин, муж и дочь М.Цветаевой - С. и А.Эфрон, вслед за ними без всяких иллюзий последовала сама Цветаева. В то же время эмиграция пополнялась за счет отдельных невозвра­щенцев и беженцев из СССР. Их рассказы об ужасах сталинского режима производили сильное впечатление на эмиграцию и западное общественное мнение.

 

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!