Русская философия и литература

13 Мар 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Одной из национальных особенностей русской философской мысли, как уже было отмечено в предыдущих главах, являлась ее глубокая, органическая связь с художественной культурой, с искусством.

Связь философии с искусством, литературой - это общая закономерность ее истории. Достаточно вспомнить древнегреческую драму - трагедии Эсхила, Софокла, Еврипида, комедии Аристофана, в которых выражены многие философские идеи античности, - «Божественную комедию» Данте - настоящую философскую энциклопедию западноевропейского средневековья, «Гамлет» Шекспира, «Философские повести» Вольтера.

Однако ни в одной из национальных культур искусство, в особенности литература, не играло такой роли в выражении философских идей, как в России. Это во многом определялось преимущественно этической окраской философской мысли, ее антропологической ориентацией, ее религиозной формой (до XVIII века), неразвитостью традиций университетского, схоластического изложения идей в виде логических конструкций, точных понятий.

Особую роль в воплощении этих особенностей национальной философской мысли играла литература. Эта роль проявлялась уже в философии средневековой Руси (поучения, послания, жития), но она в наибольшей степени утвердилась в XVIII в. и достигла своей вершины в XIX столетии. Именно литература (проза, поэзия, драма, критика), благодаря вербальной, то есть словесной форме выражения, имеет наибольшие возможности Воплощения философских идей. Творчество А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, Ф. И. Тютчева, Ф. М. Достоевского, Л. Н. Толстого подтвердило это в полной мере.

Как неоднократно отмечалось русскими мыслителями, в России при отсутствии политических партий, парламентской трибуны, в условиях жесткого правительственного контроля всех форм общественной активности именно литература была голосом народа, выражением его мыслей, чувств, надежд. Но выполнить эту роль литература могла лишь потому, что была наполнена глубоким философским содержанием.

Эта связь литературы с философией была основательно раскрыта мыслителями-критиками и публицистами XIX века (В. Г. Белинский, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов, А. Н. Григорьев, Н. Н. Страхов) и XX века (Н. А. Бердяев, С. Л. Франк, Д. В. Мережковский, Г. В. Плеханов, Р. Иванов-Разумник).

Велика роль Н. Г. Чернышевского в осмыслении философского смысла русской литературы, нашедшая свое выражение в таких его сочинениях, как «Гоголевский период русской литературы» и «Эстетические отношения искусства к действительности». (Именно в этих произведениях, а не в призывах России «к топору», не в утопических планах будущего социалистического общества проявилось значение русского мыслителя.)

Магистерская диссертация Чернышевского, посвященная проблемам эстетики, вызвала острую полемику. Многие недальновидные поверхностно-либеральные критики упрекали Чернышевского в «принижении искусства», так как он говорил о том, что жизнь выше искусства, что искусство призвано выносить приговор действительности, быть «для человека учебником жизни». Эти упреки (подчас звучащие и в наши дни) совершенно несправедливы. Лучшие русские умы восприняли идеи Чернышевского как настоящий манифест, утверждающий глубокий смысл искусства, его роль в жизни общества. Об этом говорят не только сочинения представителей школы Чернышевского в философии (Добролюбов, Писарев), но и такие деятели искусства, как художники-передвижники (Крамской, Перов), композиторы «Могучей кучки», многие русские писатели. Характерно, что и Владимир Соловьев -философ, далекий от Чернышевского по своей философской и политической позиции, высоко оценил диссертацию Чернышевского за признание значительной и активной роли искусства в преображении жизни и признание объективной красоты в природе. Чернышевский не только утверждал, что «прекрасное есть жизнь», и уточнял, что речь идет «о человеке и человеческой жизни» и «прекрасно то существо, в котором видим мы жизнь такою, какою должна быть по нашим понятиям». Он разъясняет, что «истинная жизнь - жизнь ума и сердца», что основой ее является свобода. Причем свобода - «не частный вид человеческих благ... свобода и просвещение - это кислород и водород, без которых в природе не существует никакая жизнь». Причем просвещение Чернышевский понимал не в узком смысле простого распространения знаний, а как способность человека пользоваться своим разумом в решении не только личных, но и общенародных, общечеловеческих задач. (Такое широкое понимание просвещения было впервые высказано Кантом, который определял его как «выход человека из состояния своего несовершеннолетия».)

Точно так же Чернышевский считал просвещение условием развития общества. Он писал: «Русский, у кого есть здравый ум и живое сердце, до сих пор не мог и не может быть ничем иным, как патриотом, в смысле Петра Великого - деятелем в великой задаче просвещения русской земли».

Эти идеи русского мыслителя оказали непреходящее влияние на осознание философского- смысла и социальной роли русской литературы второй половины XIX века и первой половины XX века.

Русская литература - и прошлая, и современная - была осмыслена отнюдь не как чистое искусство, а как сфера философских размышлений, пророчеств, закрепления социального опыта. Н. Бердяев в начале XX века говорил, что «изумителен профетический характер русской литературы». Этот профети-ческий, т. е. пророческий, характер выразился в предчувствиях грядущей революции. Он говорит о Пушкине, с его предчувствием русского бунта, о Лермонтове, авторе поразительного стихотворения «Настанет год, России черный год, когда царей корона упадет», о Тютчеве, наконец, о Достоевском, который «до глубины изобличил» духовные первоосновы русской революции и дал ее образы, предвидел ее последствия.

С. Л. Франк справедливо подчеркивал» что Ф. М. Достоевский и Л. Н. Толстой могут быть признаны зачинателями и предшественниками всей русской идеалистической философии XX века. Действительно, в романах Достоевского был сконцентрирован колоссальный философско-нравственный заряд. Он был выражен и во внутренних монологах Родиона Раскольникова, и в мучительном самоанализе Ивана Карамазова, в его ночных беседах с чертом, и в «Легенде о Великом Инквизиторе», и в откровениях «человека из подполья». Здесь были поставлены глубокие философские проблемы - добра и зла, природы человеческой личности, внутренней и внешней жизни, цены утопий, невозможности подчинить течение человеческих жизней регламентации, заранее придуманному плану «счастливой жизни...».

Все эти проблемы никак не укладывались в рамки традиционных философских школ, которые были распространены в России - ни в просветительские рассуждения о неизбежном прогрессе, об изменении среды, за которой механически должно последовать изменение человека, ни в отвлеченные богословские рассуждения о тонкостях культа.

Реальная жизнь России, кипение человеческих страстей требовали иной философии, которая смогла бы раскрыть сущность человека во всей его сложности и противоречивости, определить его место в мире, показать тщетность попыток упрощенным путем, чисто внешними приемами изменения экономики и политики «преобразовать» человека.

Таким образом, органическая связь философии и литературы выступает как характерная черта русской философской мысли.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!