Российская музыка и театр в XIX веке

20 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

В истории русской музыки XIX в. занимает особое место. Именно в это время была создана русская опера, русская симфо­ническая и камерная музыка, своими корнями уходящая в народное музыкальное творчество. Сформировалась русская музыкальная школа. Но путь к этому был особенно труден в сравнении с литературой и изобразительным искусством. В начале века на музыкальной арене России безраздельно господствовали итальян­цы. Еще во второй половине XVIII в. на казенную службу в Россию приглашались итальянские композиторы и певцы. Они подняли пение на высоту современной европейской техники, но вместе с тем окончательно лишили его национального колорита. На при­дворной сцене доминировала итальянская опера — нечто вроде музыкальных водевилей с куплетами и танцами. Затем пришла серьезная музыка известных итальянских и других европейских композиторов. Как справедливо замечал Милюков, итальянизм сделался у нас такой же условностью в музыке, как классицизм в литературе и живописи. То и другое одинаково означали отчуждение искусства от живых родников национального творчества (15; 104). Итальянщина льстила вкусам совершенно неподготовленной пуб­лики, поэтому поворот к национальному и сближение с жизнью в музыке был труден.

Трудности становления русской национальной музыки можно проследить на судьбе произведений основоположника русской му­зыкальной школы, русской национальной оперы и симфонической музыки М.И. Глинки (16). Первая опера Глинки «Жизнь за царя» («Иван Сусанин») была представлена публике в 1836 г. Она была встречена благожелательно. Но публике она понравилась не тем, что в ней было нового и оригинального, а своими слабыми сторо­нами — имевшимися в ней итальянскими элементами. Еще более новаторской была музыка оперы Глинки «Руслан и Людмила», представленная в 1842 г. Но у публики музыка оперы вызвала, как говорилось в одной из критических статей, лишь недоумение, хотя декорации и костюмы были встречены с восхищением. И опера исчезла с театральных подмостков на целых пятнадцать лет.

Положение не изменилось и тогда, когда выступил еще более смелый новатор —А.С. Даргомыжский (17), заявивший, что он не намерен низводить музыку до забавы; музыка должна выражать слово, правду. Даргомыжский стал вместе с Глинкой одним из основателей русской классической музыкальной школы. Его оперы «Русалка», «Каменный гость», «Эсмеральда» и другие музыкальные произведения стали одной из ярких страниц русского музыкального искусства.

В 50-х годах под покровительством Даргомыжского образовался кружок молодых талантливых музыкантов — любителей: М.П. Му­соргский (18), ЦА. Кюи (19), НА. Рнмский-Корсаков (20), А.П. Бо­родин (21) и М.А. Балакирев (22). Последний был признанным руководителем кружка. Кружок заявил о себе почти одновременно с «бунтом 14» и вошел в историю русской музыки как «Могучая кучка». На первых порах этим пионерам русской музыки пришлось трудно. Они оказались, как и «передвижники» в отношении акаде­мии художеств, в оппозиции открывшейся в 1862 г. Петербургской консерватории, которая пропагандировала музыкальный космопо­литизм. Молодые музыканты создали свою бесплатную музыкаль­ную школу, которая стала своеобразной выставкой новой русской музыки, давая регулярно концерты.

Пониманию, принятию публикой новой, национальной русской музыки во многом способствовала деятельность выдающихся музы­кальных критиков и общественных деятелей В.Ф. Одоевского и В.В. Стасова, а также поддержка писателей, деятелей культуры, передовых представителей высшего общества. В.Ф. Одоевский (1804—1869) — друг Пушкина, Глинки, Гоголя, Лермонтова, первый русский музыковед и музыкальный критик много сделал для про­паганды и утверждения русской национальной музыки. Его музы­кально-критическая деятельность продолжалась свыше 40 лет и охватила время от начала творческого пути А.Н. Верстовского (20-е гг.) (23) до появления ранних произведений П.И. Чайковского, Н.А. Римского-Корсакова (60-е гг.).

Многочисленные статьи и выступления Одоевского по поводу оперы Глинки «Иван Сусанин» сыграли большую роль в понимании современниками этого выдающегося музыкального явления. В од­ной из статей он писал: «С оперою Глинки является то, чего давно ищут и не находят в Европе — новая стихия в искусстве и начинается в его истории новый период: период русской музыки» (24; 21). Критик подчеркивал, что музыка глинковской оперы — продолже­ние вековых традиций русской народной музыки, что Глинка творчески развил эти традиции, глубоко проникнув в народную жизнь, в народное искусство. Одоевский приветствовал появление оперы «Руслан и Людмила» Глинки как новый шаг в развитии русского музыкального искусства. Он подчеркивал, что эта опера по глубине и народности содержания, национальности музыкаль­ного языка поднялась выше всего, что было в западноевропейской опере (25; 8).

Одоевский активно поддержал выступление на музыкальной арене Даргомыжского. В последние годы жизни пропагандировал творчество А.Н. Серова, проницательно предсказывал великое бу­дущее Чайковскому, Римскому-Корсакову. Эстафету Одоевского подхватил другой выдающийся общественный деятель и музыкаль­ный критик В.В. Стасов. Стасов стал идейным вдохновителем «Могучей кучки» и как и Одоевский многое сделал для утверждения и понимания русского национального музыкального искусства. Стасов также до конца своей жизни поддерживал движение «пере­движников» и многое сделал для развития этого направления рус­ской живописи.

Музыка «Могучей кучки» постепенно завоевывала успех. Пуб­лика начинает все более ценить мощь музыки Бородина, своеобра­зие и выразительность Мусоргского, красоту и изящество музыки Римского-Корсакова и Кюи. Ее творчество стало важным этапом становления русской музыкальной школы. Шедевры русского опер­ного искусства — оперы Мусоргского («Борис Годунов» и др.), Бородина («Князь Игорь»), прекрасная симфоническая музыка стали подлинной классикой, продолжали и развивали традиции русской музыкальной школы, заложенные Глинкой. Выдающийся вклад в русское музыкальное искусство внес П.И. Чайковский (26). Его оперы «Евгений Онегин», «Пиковая дама», «Иоланта», прекрас­ные балеты «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Щелкунчик», симфонические и камерные произведения вот уже более ста лет не сходят со сцен музыкальных театров, звучат в концертных залах. Русская музыкальная классика стала важнейшей частью мирового музыкального искусства. У нас родилось и такое прекрасное и уникальное явление, как русский романс, который и сегодня никого не оставляет равнодушным.

Характерными чертами русской национальной музыки и рус­ской музыкальной школы стали реализм, глубокая связь с народным творчеством. Ее отличали оригинальность, своеобразие мелодии и гармонии, свежесть, непосредственность и темперамент музыкаль­ного языка, а важнейшим принципом была программность, служе­ние обществу.

В XIX в. шло становление и развитие русского театра, драмати­ческого и музыкального. Реформатором актерского искусства, ос­новоположником реализма на русской сцене был великий актер М.С. Щепкин (1788—1863). Театр первой половины века воспитал плеяду замечательных русских актеров (Е.С. Семенову, ВА. Кара­тыгина, П.С. Мочалова, М.Е. Мартынова и др.), которыми гордится отечественная сцена. Основными центрами театральной культуры на протяжении XIX в. были Малый (Москва) и Александрийский (Петербург) театры. Значительно выросло число театров и театраль­ных трупп в провинциальных городах России, не уступавших по своему художественному уровню столичным, и имевшим богатую историю (нар. Театр Волкова в Ярославле). Появился новый демок­ратический зритель. Театр стал играть все более заметную роль в общественно-культурной жизни страны.

Для «простого» народа в последние десятилетия стали откры­ваться «общедоступные» театры. Это были отнюдь не театры второго сорта. В них ставилась классика, играли талантливые артисты. В 1887 г. был открыт театр для рабочих на Васильевском острове (Петербург). Спектакли для народа давались в театре за Невской заставой. Функционировали театры на ряде крупных заводов. В 1890 г. был открыт Народный дом на Петербургской стороне с залом на 1500 мест и т. д. Крупным событием в культурной и общественной жизни страны стало открытие МХАТа в 1898 г. (пьесой А.К. Толстого «Царь Федор Иоанович»), театра новаторского, всегда находившегося в творческом поиске. Сформировалась русская театральная школа, которая по праву считается лучшей в мире.

Центрами оперного искусства в России XIX в. были Мариин-ский (Петербург) и Большой театр в Москве. Отличные оперные театры были также в Киеве и Тифлисе. Особую известность в конце XIX в. получила Московская частная опера С.И. Мамонтова. Опер­ные театры отличались богатым репертуаром, в котором была широко представлена и русская классика, и западные композиторы. Всемирную славу в XIX в. получил русский балет. Большую роль в развитии балетного искусства сыграл известный танцовщик, а затем знаменитый балетмейстер М.И. Петипа (1818—1910). Русская ба­летная школа, так же как и театральная, считается лучшей в мире.

В разговоре о развитии художественной культуры нельзя обойти такое явление, как меценатство, свойственное, по крайней мере, в таких масштабах, только России. Многие представители торгово-промышленной буржуазии — люди неординарные, широких взгля­дов, яркие личности. Среди части предпринимателей второго и третьего поколения не было «культа денег», как на Западе. На свою деятельность они смотрели не только и не столько как на источник наживы, а как на своеобразную миссию, возложенную Богом или судьбою. Они оказывали широкую материальную поддержку искус­ству и науке. Многие крупные учреждения культуры, художествен­ные галереи, театры, учебные заведения были созданы и функционировали благодаря патриотической щедрости меценатов. Музеям они передавали свои коллекции произведений искусства, собранные в течение многих лет. Это относится не только к столицам, но и к губернским городам.

И еще об одном. Русские государи, независимо какую политику они проводили, традиционно покровительствовали искусству, ока­зывали материальную поддержку. Они покупали произведения ис­кусства у отечественных и зарубежных художников. Нам сегодня не столь уже важно, руководствовались ли они династическим тщесла­вием, желанием положительно выглядеть в глазах собственного народа. Важно, что многие произведения, приобретенные царским двором, передавались музеям, на их основе создавались картинные галереи и т. д.

Художественная культура XIX в. — это дворянская культура, поскольку ее создателями, творцами были по преимуществу выход­цы из дворянского класса. Однако эта культура отражала не узко­сословные интересы дворянства, а жизненные реалии всего российского общества. Начиная особенно со второй половины XIX в. в литературе и искусстве все более громко и значимо заявили о себе представители третьего сословия.

Одним из важнейших источников литературы и искусства XIX в. явилось обращение к народу, к богатству народного творчества, пронесшего сквозь века легенды, сказания и песни, в которых была выражена душа народная. Это придавало литературе и искусству особую глубину, важный смысл и значение. И, наверное, самой характерной чертой русской литературы и искусства XIX в. было доминирование высоких нравственных ценностей, служение на­роду, напряженный поиск истины. Русская художественная куль­тура XIX в., стала огромным, неповторимым вкладом в мировую культуру.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!