Россия и мир в конце ХХ века

14 Авг 2014 | Автор: | Комментариев нет »

ПЛАН

1. Реформы в экономической, политической и духовной сферах российского общества.
2. Поиск нового подхода в отношениях России с другими странами.
3. Становление постиндустриального общества.
Список литературы.

1. Реформы в экономической, политической и духовной сферах российского общества.

Специфика процессов социальной дифференциации и поляризации в России 90-х годов определяется невиданным для мирного времени системным кризисом, который поставил страну перед угрозой катастрофы. Российское общество отброшено назад на десятилетия, что особенно опасно на фоне быстрого прогресса Китая и стран Юго-Восточной Азии, уверенного экономического роста в США, Японии, Западной Европе. Выпадение России из числа ведущих мировых держав должно рассматриваться на глобальном уровне как признак социальной деградации общества, которая проявляется во всех областях, в том числе и в тенденциях развития социальной структуры.
Рассмотрим признаки деградации социальной структуры в связи с состоянием производства, обращения, распределения и управления, опираясь на приведенные выше цифры и факты и дополняя их только в случае необходимости.
Падение промышленного производства наполовину и сельскохозяйственного на треть сопровождается глубокими структурными сдвигами. Непрерывное на протяжении пяти лет снижение инвестиционной активности (в 1996 г. на 18%, перед этим в 1995 г. на 10% и т.д.) означает физическое и моральное старение оборудования во всех отраслях хозяйства, массовый выход его из строя (участившиеся аварии тому свидетельство), растущее отставание по техническому уровню производства от развитых стран. Деградация производства грозит стать необратимой. Лишенная удобрений земля истощается.
Одновременно происходит разрушение человеческого потенциала в этой, безусловно самой важной сфере жизни общества. Рабочие, техники, инженеры, научные работники либо работают в неполную силу из-за отсутствия заказов, средств на оборудование и приборы, даже на зарплату, либо вынуждены уходить, становятся безработными или переходить в другие сферы деятельности. Среди ученых ширится постоянная либо временная (по контракту на срок) эмиграция. Производственные и научно-исследовательские коллективы ослабевают, а многие разрушаются. Крестьяне переходят к ручному труду.
Нормальный процесс воспроизводства этих социальных групп оказывается нарушенным, поскольку молодежь не стремится в сферу производительного труда, где и без нее высок уровень открытой и скрытой безработицы. Система начального профтехобразования разрушается - в отличие от подготовки кадров по профессиям, в которых нуждается сфера обслуживания и управления. В средние и высшие технические учебные заведения конкурс мал или его нет вовсе. Получив диплом, 'их выпускники "рассеиваются: промышленности и науке они не нужны, да и зарплата там, кроме нескольких отраслей, как было показано выше, низка. Деградация технической базы и деградация человеческого потенциала в производства и науке идут "рука об руку".
В сфере обращения, на первый взгляд, положение иное. Былой дефицит кадров давно погашен и сменился избытком занятых. Обилие предлагаемых товаров на рынке, создаваемое, в основном, за счет импорта, вошло в противоречие с ограниченной покупательной способностью большинства населения. Одновременно обнищание сельского населения привело к тому, что в деревнях, особенно в северной части страны, развитая в свое время потребкооперацией сеть магазинов и пунктов по оказанию услуг сворачивается из-за трудностей с транспортом и убыточностью, оставляя без обслуживания миллионы селян.
Мы идем к тому, что удельная численность занятых в торговле превысит нормативы развитых стран. Упоминавшиеся выше "челноки" -прямое свидетельство нерациональной организации торговли и маргинализации миллионов рабочих, служащих, ИТР. В 2000 году 75% закупок промышленных товаров народного потребления по импорту были осуществлены "челноками". Общий объем неорганизованной торговли составил 15,6 млрд. долларов (в т.ч. импорт 14,5 млрд.). Импорт таких товаров, как одежда, обувь, галантерея составил б млрд., а по линии организованной торговли всего 2 млрд. долларов, т.е. в три раза меньше9. Вместо 10 млн. мешочников с этим объемом импорта могли бы свободно справиться в несколько раз меньшее число работников. Кроме того, надо учитывать и другие минусы. "Дикая" практика мешочничества с использованием чартерных рейсов авиации является петлей, удушающей отечественную легкую, текстильную, парфюмерную и другую промышленность. Затраты миллиардов долларов на рынках Стамбула - средство перекачки инвестиций из России в Турцию. Так же обстоит дело с Китаем, арабскими странами, Польшей и т.д.
Стоит заметить, что робкие попытки властей упорядочить взимание сборов с "челноков" и тем хоть немного пополнить бюджет (мафия свою долю гребет без стеснения) встретила сильнейшее сопротивление тех сил, которые наживаются на проводимой властями с начала 1992 года политике "открытых дверей", хотя другие страны, даже высокоразвитая Япония, защищают ряд отраслей с помощью высоких пошлин и всемерного поощрения отечественного товаропроизводителя.
В существующем на сегодня виде российская сфера обращения, прежде всего торговля, означает профессиональную и нравственную деградацию, во-первых, миллионов людей, вынужденных под давлением внешних обстоятельств не производить, а спекулировать и, во-вторых, тысяч людей, которые создали хорошо организованные преступные организации, чтобы получать свою "дань" с "неорганизованной" торговли. О сфере распределения было достаточно сказано выше. Физиологическая деградация большинства населения страны, которое стало хуже питаться, находит концентрированное выражение в ухудшении состояния здоровья граждан. Средняя ожидаемая продолжительность жизни мужчин опустилась ниже возраста выхода на пенсию (60 лет), а в ряде исконно русских областей - до 55-57 лет. Каждый третий юноша призывного возраста не может быть призван на военную службу по состоянию здоровья; до 15% призванных имеют дефицит массы тела (). В концентрированном виде бедность и нищета большинства находят выражение в вымирании населения России. Если в 1992 г. так называемая "естественная убыль" составила "всего" 0,2 млн. человек, тогда рождаемость еще подпитывалась условиями предшествующего года. Резкий спад рождаемости, рост смертности обозначились после первого года "реформ": в 1993 году естественная убыль возросла до 0,74 млн. и на протяжении 94 - 96 годов составляла 800 тысяч человек ежегодно. Уменьшение числа детей, и, стало быть, через несколько лет школьников, а потом вступающих в жизнь работников - наиболее тревожное свидетельство деградации социальной структуры.
Наконец, о сфере управления. Она разбухает в центре и в регионах. О чрезвычайно низкой эффективности управления можно судить по растущему несоответствию между целями, которые ставят руководящие органы государства, и конечными результатами их деятельности. Результаты, как правило, оказываются противоположными провозглашенным целям. Так, прекращение спада производства, стабилизация цен через 3-5 месяцев и постепенный подъем экономики были обещаны Гайдаром еще при объявлении "шоковой терапии". С тех пор подобные обещания постоянно повторялись "партией власти" во время предвыборных кампаний, а также в ежегодных посланиях Президента Российской Федерации. Начало 2001 года не стало исключением. В послании Президента и его выступлении перед Федеральным Собранием 6 февраля было обещано, что в текущем году рост ВВП составит не менее 2%, в будущем году произойдет "оживление экономики", а к 2005 году она будет "динамично растущей". Большинство экспертов выразили сомнение. Они подтверждаются объявленным в марте 2001 г. секвестированием расходной части бюджета, в т. ч. за счет "бюджета развития" (30 трлн. руб.), что приведет к дальнейшему свертыванию инвестиций и затягиванию депрессии.
Что же касается назревшего требования коренного изменения политики, то послание не оставляет сомнений в том, что прежний курс "на углубление либеральных реформ" будет продолжен в полном соответствии с требованиями МВФ. Первые шаги объявлены. Это реформа жилищно-коммунального хозяйства и реорганизация "естественных монополий". Первая заставит население вследствие роста оплаты жилья и коммунальных услуг еще туже подтянуть пояса, а второе откроет зарубежному капиталу дополнительные каналы для установления полного контроля над стержневыми отраслями экономики России. "Вторая волна" рыночных реформ является продолжением "первой волны", которая завела страну в тупик. Подводя итог сказанному, мы приходим к выводу, что деградация общества определяет деградацию его социальной структуры, и что ведущая роль в этом процессе принадлежит деградации сферы управления.
Развитие культуры в конце советского времени носило противоречивый характер. Открывались новые школы и вузы, кинотеатры и дома культуры, создавались научно-исследовательские институты. Только за период с 1965 по 1980 г. начали действовать свыше 570 новых музеев. Развивались средства массовой информации: радио, телевидение. На 89 языках народов СССР и 66 языках народов других стран издавалась художественная и научная литература.
Вместе с тем субсидирование культуры из госбюджета постоянно было недостаточным; к началу 80-х годов оно велось по "остаточному" принципу. Усилилось административное воздействие на культуру, руководство ею со стороны государственных органов власти, прежде всего Министерства культуры. В постановлениях ЦК КПСС ("О литературно-художественной критике", "О работе с творческой молодежью" и других) определялись задачи литературы, искусства и науки, оценивались успехи и просчеты в их развитии. Опека со стороны партийно-государственных органов вызывала протесты многих деятелей культуры.
На рубеже 80-90-х годов произошли изменения правительственной политики в духовной жизни общества. Это выразилось, в частности, в отказе органов руководства культурой от административных методов управления литературой, искусством, наукой. Ареной острых дискуссий общественности стала периодическая печать - газеты "Московские новости", "Аргументы и факты", журнал "Огонек". В публикуемых статьях предпринимались попытки разобраться в причинах "деформаций" социализма, определить свое отношение к "перестроенным" процессам. Обнародование неизвестных ранее фактов отечественной истории послеоктябрьского периода вызывало поляризацию общественного мнения. Значительная часть либерально настроенной интеллигенции активно поддержала реформаторский курс М.С. Горбачева. Но многие группы населения, в их числе специалисты, научные работники, видели в проводимых реформах "измену" делу социализма и активно выступали против них. Различное отношение к происходящим в стране преобразованиям приводило к конфликтам в руководящих органах творческих объединений интеллигенции.
Начавшаяся "перестройка" вызвала к жизни мощное движение за освобождение культуры от идеологического нажима.
Годы "перестройки" преобразили художественную жизнь страны. На страницах журналов "Новый мир", "Октябрь", "Знамя" и других периодических изданий появились произведения поэтов и прозаиков, погибших в годы революции, во время репрессий. Печатались стихи Н.С. Гумилева, О.С. Мандельштама. Увидели свет произведения русских зарубежных писателей, покинувших Россию в 20-е годы (И.А. Бунина, Г.В. Иванова, Д.С. Мережковского, В.Ф. Ходасевича, В.В. Набокова и др.). Спустя сорок с лишним лет после принятия было признано ошибочным постановление ЦК партии о журналах "Звезда" и "Ленинград".
Появились негосударственные (кооперативные) издательства и издательские группы. Их усилиями были возвращены в литературу и философию произведения лиц, судьба которых сложилась трагически в условиях Советской России. Публиковались книги религиозных философов первой трети XX века - Н.А. Бердяева, В.В. Розанова, П.А. Флоренского. Был опубликован роман В. Гроссмана "Жизнь и судьба", некогда конфискованный у него органами госбезопасности.
Стремление к философскому осмыслению прошлого коснулось искусства кино (фильм Т. Абуладзе "Покаяние"). Возникли многочисленные театры-студии. Новые театральные коллективы пытались найти свой путь в искусстве. Были организованы выставки художников, мало известных широкому кругу зрителей 80-х годов, - П.Н. Филонова, В.В. Кандинского, Д.П. Штеренберга. С распадом СССР прекратили свою деятельность общесоюзные организации творческой интеллигенции.
Культура России в первой половине 90-х годов развивалась в условиях резкого сокращения государственных ассигнований на ее нужды. Законодательство Российской Федерации закрепило за культурой 2% средств федерального и около 6% местного бюджета. Однако реально для нее выделялось менее одного процента. В такой обстановке начала действовать федеральная программа "Сохранение и развитие культуры и искусства". Главное внимание в ней уделялось спасению важнейших объектов национальной культуры. В соответствии с программой проводились реставрационные работы по сохранению и восстановлению памятников прошлого в Москве, Новгороде, Великом Устюге. Реставрировались музеи С.А. Есенина в Константинове и декабристов в Ялотуровске, усадьба А.К. Толстого в Брянской области. Сохранялись сформировавшиеся на рубеже 80-90-х годов тенденции развития науки, литературы и искусства. Усилилась коммерциализация культуры. Коммерческой деятельностью занялись многие научно-исследовательские институты и вузы, театральные и музыкальные коллективы. Появились основанные на частном предпринимательстве художественные галереи и салоны.
Итоги "перестройки" для отечественной культуры оказались многосложными, неоднозначными. Культурная жизнь стала богаче и разнообразнее. В то же время существенными потерями обернулись "перест-роечные" процессы для науки, системы образования. Рыночные отношения стали проникать в сферу литературы и искусства. Преодолевая материальные трудности, борясь с диктатом рынка и вестернизапией культуры, деятели литературы и искусства стремились сохранить в своем творчестве лучшие традиции культурного наследия России.

2. Поиск нового подхода в отношениях России с другими странами.

Вопрос о месте России в мировом сообществе, в том геополитическом пространстве, которое образовалось после распада СССР, весьма непрост, отзывается болью в национальном сознании. В этом плане показательна и полемика в российской прессе по вопросу о статусе России в мировом сообществе, ее месте в системе международных отношений.
Одна из высказываемых точек зрения заключается в том, что Россия, признанная официальной преемницей СССР, сохранив за собой место постоянного члена Совета Безопасности ООН, обладая мощным ядерным потенциалом, обречена быть «великодержавной». Оппоненты этой точки зрения, оперируя реальными показателями сократившейся базы ресурсного обеспечения страны на международной арене (76 % по территории, 60 % - по населению, около 50 % - по ВНП от показателей СССР 1985 г.), низводят Россию лишь до уровня региональной державы.
Самоидентификация России в современном мире происходит в труднейших условиях.
Во-первых, страна переживает глубокий и всеохватывающий социально-политический и духовный кризис. Идет острая дискуссия вокруг вопросов о стратегии модернизации, средствах и методах ее реализации; общество расколото социально и политически, не способно сформировать сколько-нибудь общепринятое понимание общероссийских национально-государственных интересов, в том числе и реализуемых на международной арене.
Во-вторых, фактом является незавершенность становления России как суверенного государства современного типа. Признание Российской Федерации правопреемницей СССР в международных делах в известной степени «затуманило» несколько самоочевидных вещей: что государственность новой России не может выводиться из советской государственности. Ее нынешние лидеры, внеся определенный вклад в ликвидацию Советского Союза, тем самым отвергли связующие моменты с российской государственностью (в том числе периода существования царской империи). Борясь до обретения независимости в декабре 1991 г. против центра, Россия во многом боролась и против себя, так как лишилась преимуществ и возможностей единого хозяйственного комплекса.
В-третьих, с разделом Советского Союза Россия была как бы оттеснена дальше в северную и восточную часть Европы, лишена удобных выходов в Мировой океан, ослаблена инфраструктура, так как вместе с Украиной, Белоруссией и Прибалтикой от нее отошли и наиболее развитые в этом отношении регионы. Россия отделена от Западной и Центральной Европы поясом суверенных государств и выходит к Тихому океану наименее развитой своей частью.
Специалисты в области международной политики, исходя, из реальностей современного мира, прогнозируют три пути формирования мирового порядка. Согласно первой мир предстает как биполярная антагонистическая модель, где место СССР займет социалистический Китай. Однако этот вариант, по мнению большинства исследователей, маловероятен и умозрителен.
Вторая, однополюсно-авторитарная модель, в которой США по своей воле и вынужденно станут заниматься «устройством мира», исходя из собственных национальных интересов и миропонимания.
Третья, как неконфронтационная демократическая система, связанная с явно обозначившейся тенденцией формирования мирового сообщества народов, отношения в котором регулируются принципами и буквой международного права и где главную роль играет баланс интересов между различными, прежде всего ведущими государствами - центрами политического влияния и мощи.
И, хотя наиболее вероятной и перспективной в настоящее время представляется последняя модель, все же не исключено, что ее реализация будет испытывать на себе давление и влияние двух первых вариантов развития.
Тем не менее, абсолютное большинство исследователей – историков, политиков, социологов считают, что Российская Федерация на внешнеполитическом уровне не может являться полноценным преемником СССР, и ареал ее «жизненных интересов» должен находиться в рамках СНГ.
Стратегический курс взаимодействия России со странами СНГ, утвержденный Указом Президента РФ от 14 сентября 1995 г., базируется на следующих положениях.
Приоритетность отношений со странами СНГ в политике России определяется прежде всего тем, что на территории СНГ сосредоточены наши главные жизненные интересы в области экономики, обороны, безопасности, защиты прав россиян.
К основным задачам политики России в отношении стран СНГ относятся: укрепление России в качестве ведущей силы формирования новой системы межгосударственных политических и экономических отношений на территории постсоюзного пространства, наращивание интеграционных процессов в СНГ. Предлагаемая Россией в рамках СНГ модель разноскоростной интеграции не является обязательной. Однако отношение к этой модели наших партнеров будет важным фактором, определяющим масштабы экономической, политической и военной поддержки их Россией.
В настоящее время можно говорить о трех уровнях интеграции в рамках СНГ.
Первый, наиболее высокий уровень получил воплощение в подписанном 2 апреля 1997 г. договоре России и Беларуси. 23 мая 1997 г. был подписан Устав Союза Беларуси и России, положения которого четко определяют основные параметры интеграционного процесса двух государств. Текст договора отвечает требованиям норм международного права.
Второй уровень представлен договором России, Беларуси, Казахстана и Киргизии. Его главная цель - согласование прежде всего экономической политики и принятие обязательных для исполнения всеми участниками совместных программ ведения экономических реформ. Уже созданы Таможенный союз России, Беларуси, Казахстана и Киргизии, Центральноазиатский Союз и другие органы. Третий уровень - деятельность в рамках всего СНГ. Истекший период жизни СНГ отмечен решительными действиями в миротворческом аспекте. Идеи сохранения отношений добрососедства и мира изначально были заявлены как приоритеты и закреплены в первых документах, принятых в рамках СНГ. Сегодня дело миротворчества опирается на прочный правовой фундамент. Это Декларация о неприменении силы или угрозы силой во взаимоотношениях государств, Соглашение о коллективных миротворческих силах и совместных мерах по их материальному и техническому обеспечению, Меморандум о поддержании мира и стабильности в Содружестве и другие документы.
Понимая исключительную важность коллективной обороны, главы государств Содружества еще 15 мая 1992 г. приняли решение о создании военно-политического союза, подписав Договор о коллективной безопасности.
С осени 1994 г. интеграционные процессы в военной области начали переходить в практическую плоскость. 21 октября 1994 г. главы стран СНГ подписали меморандум Совета глав государств Содружества "Основные направления интеграционного развития Содружества Независимых Государств". 10 февраля 1995 г. всеми государствами СНГ (кроме Азербайджанской Республики) подписана Концепция коллективной безопасности государств - участников Договора о коллективной безопасности. Во всех этих документах необходимость создания системы безопасности зафиксирована как первоочередная задача, причем формирование такой системы будет идти последовательно и поэтапно. Конкретные мероприятия отражены в плане реализации Концепции коллективной безопасности и Основных направлениях углубления военного сотрудничества.
Вот некоторые из этих мероприятий: завершение создания национальных вооруженных сил; разработка программ военного и военно-технического сотрудничества, разработка правовых актов, регламентирующих функционирование системы коллективной безопасности; создание совместной (объединенной) системы ПВО и т. д. В активизации процесса военной интеграции сегодня заинтересованы практически все государства Содружества. Естественно, что степень участия в нем у всех разная и определяется самими государствами в зависимости от политических, экономических и других условий. 20 апреля 1999 г. истек срок договора о коллективной безопасности (ДКБ) и протокол о его продлении подписали только 6 стран — Армения, Белоруссия, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан. Три других страны - участницы ДКБ - Азербайджан, Грузия, Узбекистан — решили выйти из договора по причине несоответствия, на их взгляд, договора новым политическим реалиям. Таким образом, организованная под эгидой России коллективная оборона стран — участниц ДКБ противостоит другой формирующейся военно-политической группировке ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан и Молдова), делающей ставку на поддержку НАТО.

3. Становление постиндустриального общества.

В последние десятилетия началась кардинальная революция, принципиально изменяющая отношение мира человека и мира природы. Она еще не получила общепринятого названия. Это и понятно - она еще более в истоках, чем в развороте. Ее расцвет еще впереди.
В разных теоретических системах она именуется неодинаково. В марксистской терминологии это «научно-техническая революция», по цивилизационной типологии О. Тоффлера - «социотехническая революция». Чаще всего ее называют информационно-компьютерной или информационно-экологической. Ее собственным внутренним стержнем выступает создание и развертывание электронно-компьютерной, и биотехнологической технологии. Ее результатом в самом широком смысле может стать новая цивилизация, условно говоря «постиндустриальная», «информационная», «информационно-экологическая».
Общество, контуры которого только-только проявляются, будет характеризоваться тем новым и совершенно особым местом, которое будут занимать в нем информация и знания. Уже сегодня в наиболее развитых странах основные области промышленного и сельскохозяйственного производства, связь и коммуникации, быт и развлечения, образование и духовная жизнь прочно опираются на достижения фундаментальных наук, становясь все более и более наукоемкими. Поиск, создание, возрастание и хранение, смысловая трансформация, тиражирование и распространение знаний занимает все большее место в деятельности людей. Информация становится ценным продуктом и основным товаром.
Эти положения побуждают к тому, чтобы пристальней вглядеться в само понятие «информация». Еще недавно, так сказать, в докибернетическую пору информация понималась попросту как передача сообщения. В последние десятилетия на волне кибернетического бума это понятие переосмысливалось и углублялось. Сегодня оно трактуется как некоторая субстанция, которая питает как исследователей, вчитывающихся в непознанное, так тех, кто стоит у руля процессов управления производством и социальной жизни.
Возникли философские концепции, в которых информация ставилась в один ряд с протяженностью и движением. Информационность трактуется в них - как свойство всего Универсума и каждой его составляющей. Во многих случаях у разных авторов информация понимается как отраженное разнообразие, устранение неопределенности, отрицание энтропии, передача многообразия, мера сложности структур, вероятность выбора и т. д. При всем этом логически строгого общепринятого определения информации пока нет.
И на бытовом уровне уже ходят присказки типа «информация - мать эрудиции». Понимание того. Что информация есть некоторый содержательный сгусток любого знания, его внутренняя доминанта, глубинный стержень становится широко распространенным. Полагая возможность развития общества как «информационного», мы тем самым утвеждаем, что центр тяжести в «техносфере» и вообще во всей искусственной среде человеческого бытия перемещается с «энергетических» и «вещественных» моментов на «информационные».
Как мы уже говорили, одной из базовых составляющих культуры является техника. В нашей печати (В. В. Налимов) отмечалось, что на Земле нет кроме человека ни одного существа, которое нуждалось бы в энергии, не могущей быть освоенной натурально, физиологически. Недаром возник миф о Промётее, похитившем огонь у богов. От первого костра кроманьонцев до современных гидростанций и атомных реакторов - таков путь расширения энергетической основы технического прогресса. Последовательно сменяют друг друга как основы технических конструкций: дерево, медь, бронза, железо, сталь, сплавы, композиты разных модификаций. И их роль не исчезла.
Однако главным и основным стало сейчас решение проблемы: как именно соединить энергию и материал, сконцентрировать, отстроить, собрать много в единое. А для этого и надо опираться на информацию, прежде всего сущностную, т. е. научную.
Техника и технология наших дней весьма наукоемки. Высокие технологии конца века (электроника, информатика, космическое производство, биотехнологии и т. п.) выводят производство на новый уровень, принципиально отличный от предшествующей истории. В их лице мир вглядывается в свое обозримое будущее. Действительно, создание этих технологий вполне можно охарактеризовать как революцию, т. е. радикальное качественное преобразование в основах производительной деятельности, в отношении Человечества и Природы.
Весь мир производства там, где он вступил в фазу революционных изменений, разительно меняет свой облик. Меняется соотношение производства благ и сферы услуг в пользу последней. Снижается весомость тяжелой промышленности, идет ее разукрупнение, диверсификация (умножение многообразия). Жесткие вертикальные моноструктуры заменяются территориально рассеянными производственными сетями. Интеллектуальная деятельность подвергается всесторонней «технологизации». Компьютерная технология расширяет возможности мыслительных актов, разоружает память, создает предпосылки для творческих взлетов.
В этой ситуации резко возрастает необходимость создания «республики ученых», т. е. того сообщества, которое занималось бы беспрерывной атакой неизведанного, умножала бы «умственную силу» рода людей. Высоко значимым становится массовое образование, построенное на основе фундаментальных свершений науки. Страна, где пренебрегают сферой образования и поворачиваются спиной к науке, обречена на гниение. Дальновидные экономисты давно осознали значимость «человеческого капитала». А это значит, что наиболее впечатляющий результат, высочайшую эффективность дают «вложения» в человека. Будущее экономики, экологии вообще человеческой жизни зависит прежде всего от того, каков интеллектуальный багаж людей и каков их духовный, нравственный облик.
Информационно-компьютерная революция подготавливает базу для, глубоких социальных изменений. Они охватят все этажи общественной целостности - социальное устройство, хозяйственную жизнь и труд, области политики и образования. Традиционные представления о социальных структурах, характерные для XIX в. или первой половины XX в., по всей вероятности, уйдут в прошлое. Уже происходят процессы, ведущие к тому, что в промышленном производстве остается все меньше «синих воротничков» (рабочих). Зато все больше становится «белых воротничков» (специалистов) и «стальных воротничков» (роботов). Возникает новый слой работников с высокой интеллектуальной квалификацией. А. Тоффлер называет его «когнетариат».
Информационная технология стремительно развивается. Так, в 1971 г. первый в мире микропроцессор («Кремниевый чип») содержал 2300 транзисторов и позволял выполнять 60 тысяч операций в секунду. В 1993 г. компьютер пятого поколения содержал уже 3 миллиона 300 тысяч транзисторов и выполнял 166 миллионов команд в секунду. Знатоки и эксперты полагают, что к концу XXI появятся компьютеры шестого и седьмого поколения, которые будут содержать в каждом процессоре 80-100 миллионов транзисторов и выполнять до 2 миллиардов команд в секунду.
Существенно изменится и духовно-культурная сфера общества. Информационная технология станет мощным генератором и резким усилителем культурных сдвигов и инноваций. Она вызовет противоречие и неоднозначные процессы. Электронные средства индивидуального пользования позволят любому человеку получать необходимую информацию. И это изменит характер массовой культуры, системы образования, расширит кругозор каждого отдельного человека. Два противоположных процесса в культуре: массификация и демассификация, взаимопереплетаясь, вызовут немало не предсказуемых коллизий и неожиданных возможностей. В целом они выведут культуру на иной качественный уровень.
Информационная революция не может не затронуть сферу политических отношений. С одной стороны, последствия ее отрадны: расширение возможностей непосредственного участия каждого в принятии демократических решений, упрочение демократической индивидуальной свободы. Но вместе с тем возникает опасность всеохватывающего контроля правящих структур над людьми, вплоть до манипулировании ими. Преодоление этого противоречия возможно лишь на путях недопущения любых форм тоталитаризма и защиты достоинства и свободы каждого человека.
И, наконец, информационная революция окажет серьезное воздействие на самого человека, его образ жизни, род занятий, самочувствии. Разумеется, многое зависит от того, в каком социальном контексте будет протекать информатизация человеческой жизни, как она будет связана с демократизацией социальности, гуманизацией духовной атмосферы. Тем не менее, можно предположить, что формирование банков знаний, доступных для всех, становление информационной эпистемологии окажут воздействие на характер интеллектуальной деятельности.
В мир вместе с компьютеризацией входит новый вид реальности - виртуальная реальность, искусственная псевдосреда, с которой можно общаться как с подлинной. Эта новая технологическая среда окажет мощное (и пока что совершенно непредсказуемое) воздействие на человеческую психику. Сегодня эта перспектива обнаруживается в частности в феномене маньяков компьютерных игр и экстатической погруженности в «виртуальную реальность».
Диалог микропроцессорной системы и человека, превратившись в постоянный и необходимый момент жизненного пути, во многом существенно преобразует процесс обучения, профессиональный труд, досуг, лечение. Высокий уровень информированности, попросту не сравнимый с современным, пробуждение творческого потенциала, невиданные способы общения людей - все это породит иной тип человеческой личности.
Характеризуя грядущее общество как информационное, возникающее на основе компьютерной технологии, видимо, следует сделать одно важное дополнение. Как отмечалось отечественными исследователями (например, А. Д. Урсул), это общество должно быть не только информационным, по и экологическим. Выдвижение в постиндустриальном обществе на первый план информационных проблем еще не решает всех коллизий в отношении «общество - природа». Назревающий глобальный экокризис (о нем подробнее будет рассказано в следующей главе) повелительно требует поворота общества в сторону коэволюционных задач, т. е. достижения оптимальных отношений человечества и его природно-экологической среды. Производство не может не стать экологизированным. Иначе мы захлебнемся в его отбросах, погубим естественные условия нашего обитания.
Как это ни печально, но вещественные и энергетические ресурсы иссякают. Уже есть обоснованные расчеты, на сколько сможет хватить в обозримом будущем невозобновляемых ресурсов (уголь, нефть, газ и т. д.). Но есть один ресурс, который стремительно возрастает - интеллектуальный, информационный и прежде всего ресурс научно-технического знания, образованности, информированности людей. Опираясь, главным образом, на этот ресурс, включая и духовно-нравственное богатство, человечество в состоянии преодолеть назревающую глобальную нестабильность и выйти к новым горизонтам истории.
Есть ли будущее у научно-технического прогресса? во всех ли отношениях его можно рассматривать как прогресс?
Дело в том, что, создавая «техносферу», человечество теснит природу, антропогенное воздействие на биосферу Земли становится губительным, прерываются естественные циклы возобновления природных ресурсов. Плата за удобства, комфорт, высокие урожаи и дома с горячим водоснабжением оказывается непомерно высока. Видимо, не по всем параметрам и не во всех отношениях научно-технический прогресс есть благо. Многое в нем пугающе быстро оборачивается злом. Перед человечеством возникли глобальные проблемы, выросли проблемы выживания рода людей.

Список литературы

1. Верт Н. История советского государства. – М., 1991.
2. Вишневский А., Е. Андреева Население России в первой половине нового века // Вопросы экономики. – 2001. - №1. – С. 27 – 45.
3. Голенкова З. Т. Динамика социокультурной трансформации в России // Социс. – 1998. – №10. – С. 77 - 85.
4. История России. ХХ век./ Под ред. А.Н. Сахарова.- М.: АСТ, 1998.
5. Кредер А. А. Новейшая история: XX век. – М.: ЦГО, 1995.
6. Куда идет Россия? / Под ред. В.П. Данилова. - М., 1994. - Вып. 1.
7. Морроу Л. Начиная с нулевого года // Перспективы. – 1991. - №12. – С. 12 – 14.
8. Новейшая история России XX века. / Под ред. А. Ф. Киселева. – М.: Владос, 1999.
9. Осмысление истории / Под ред. Г. Н. Севостьянова и др. – М., 1996.
10. Семенникова Л. И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. – М., 1995.
11. Современная политическая история России (1985-1997 гг.); Хроника. / Под ред. В.И. Зоркалцева, А.И. Подберезкина. - М.:Тандем, 1997. - Т. 1.
12. Согрин В. Политическая история современной России. 1985-1995. - М.: Владос, 1994.
13. Соколов А. К. Курс советской истории. – М.: Высшая школа, 2000.
14. Экономические реформы в России: итоги последних лет. 1991-1996. / Отв. ред. В.П. Логинов и др. - М.: Альфа-банк, 1997.

(23.0 KiB, 10 downloads)

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

Контрольные работы в Магнитогорске, контрольную работу купить, курсовые работы по праву, купить курсовую работу по праву, курсовые работы в РАНХиГС, курсовые работы по праву в РАНХиГС, дипломные работы по праву в Магнитогорске, дипломы по праву в МИЭП, дипломы и курсовые работы в ВГУ, контрольные работы в СГА, магистерские диссертации по праву в Челгу.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!