Римские провинции в период республики

22 Авг 2016 | Автор: | Комментариев нет »

Одним из главных следствий завоевания средиземноморского бассейна Римом было образование провинций (provinciae). Провинция буквально значит поручение, назначение или командировка, предоставляемые сенатом магистратам. В более широком смысле провинциями называли завоеванные внеиталийские области, управляемые римскими магистратами cum imperio. Магистратами же cum imperio назывались магистраты, наделенные правом издавать постановления и управлять от лица римского народа (диктатор, консулы, преторы).

В отношении внеиталийских областей Рим применял те же самые методы аннексии и федерации, которые применялись и при объединении Италии. Однако по сравнению с италийскими общинами провинции попадали в худшее положение. Провинции находились далеко за пределами Италии и были населены народами неиталийского происхождения, и потому на них смотрели как на подданных Рима (dediticii) и чужаков (peregrini), а на завоеванную территорию провинций, — как на собственность римского государства.

Смотря по обстоятельствам, на практике вышесказанное положение применялось то в большей, то в меньшей степени. Управление провинциями в первое время поручалось полководцам, завоевавшим эти провинции, наместникам, или преторам. В отличие от ординарных римских магистратов провинциальные преторы (praetores) обладали всей полнотой власти — военной, гражданской и судебной. Ни провокации, ни трибунской интерцессии, ни коллегиальности в провинциях не существовало. Провинциальные преторы с их неограниченной властью и правом действовать от имени римского народа (cum imperio) были прямыми предшественниками предимператоров I в. (Помпея, Цезаря, Октавиана и др.) ‘.

При вступлении в управление провинцией магистрат издавал особый адикт (edictum provincial), выставлявшийся в центральном городе провинции, с указанием тех норм, которыми намерен был руководствоваться ее новый правитель. Ближайшими помощниками претора были квесторы (quaestores), ведавшие финансовыми делами, сбором десятин и пошлин, и назначаемые сенатом легаты (legati) с целым штатом технического персонала. Первое время преторами были римские полководцы, завоевавшие эти провинции, впоследствии же в качестве наместников в провинции посылались магистраты по окончании срока своей магистратуры (promagistri), пропреторы и проконсулы.

Провинции представляли собою совокупность общин (civitates) и городов (oppida), каждый из которых находился в особом отношении к Риму. Провинции платили прямые и косвенные налоги, пошлины и всякого рода дополнительные сборы. Провинциальные земли превращались в государственный фонд (ager publicus). Как государственная собственность земля провинций не могла находиться в полном (квиритском) владении. Частные лица и корпорации могли иметь на нее только право владения (possessio) или пользования (usufructus). Прежние же собственники сохраняли свои владения на условиях аренды (agri stipendiarii, agri vectigales). Другая часть провинциального ager publicus сдавалась в аренду римским откупным товариществам или частным лицам, арендовавшим культурные земли, пастбища рудники (metalla), солончаки и т. д. Прямой налог взимался в виде десятины (decumata) с урожая и доходов с торговли и ремесел. К основному налогу прибавлялись всякого рода дополнительные сборы (ассе- sionee) и повинности.

В Сицилии, например, дополнительные сборы выражались в форме продажи и доставки хлеба в Рим (frumentum emptum), снабжения наместника, содер

жания войска (frumentum in cellam) и т. п. В фискальных целях наместники старались использовать местные учреждения — городские советы, ассоциации и пр. В основу фискальной организации Сицилии был положен закон сицилийского тирана Гиерона (lex Hieronica), представлявший подробный земельный кадастр с указанием различных статей государственных доходов и методов их эксплуатации'.

Наряду с аннексией применялся также и другой метод — федерация. С некоторыми общинами и городами римляне заключали особые союзные договоры. Такие общины носили название союзных свободных общин, или городов (civitates foederatae et liberae). Свободными союзными общинами считались, например греческие общины — Афины, Родос, Массилия и т. д. Вторую категорию составляли самостоятельные общины (civitates immuncs), более зависимые от Рима. К категории союзных общин принадлежали также и союзные царства (reges socii), расположенные на границах. Федеративные общины являлись первым этапом включения их в римское государство и превращения их в вассалов римского народа, а членов этих общин в его подданных.

При взгляде на провинциалов, как на чужаков (пе- регринов), и неограниченной власти претора провинции превратились в объект эксплуатации со стороны Рима, выражавшейся в ограблении завоеванных областей путем налогов и в эксплуатации доходных статей2.

Завоевания римлян, как и вообще всех народов античности, сопровождались захватом массы сокровищ, людей, земель, денег и дорогих вещей. «Истории» Ливия и Полибия пестрят массой цифр богатств и рабов, захваченных римлянами в завоеванных ими странах. Весьма типичен, например, рассказ о захватах, произведенных армией Луция Сципиона Азиатского после битвы при Магнезии (190 г.). В триумфе Сципиона Азиатского несли 224 отнятых у неприятеля знамени, 134 изображения покоренных городов, 1231 слоновый клык, 234 золотых венка, 137 420 фунтов серебра, 140 тыс. золотых монет, 1432 фунта серебра в сосудах, золото весом в 1023 фунта и т. д. Солдаты, участники триумфа, получили по 25 денариев, центурионы по 50, жалованье и продовольствие было выдано в двойном размере3.

Столь же типична сцена разграбления Эпира Эмилием Павлом (167 г.), изображенная Ливием в 45-й книге его «Римской истории»:

«Утром все золото и серебро было снесено, а в четвертом часу солдатам дан был сигнал грабить город. Добыча была так велика, что на каждого всадника приходилось по 400 денариев, а на каждого пехотинца по 200. Вместе с тем было уведено в рабство 150 тысяч человек; после этого перешли к разрушению стен. Число разрушенных стен доходило до 70. Вся добыча была продана, а вырученные от продажи деньги поделили между войском... Затем Эмилий Павел взял марш в сторону г. Орика. К своему удивлению, римский полководец узнал, что он далеко еще не удовлетворил солдат, негодовавших на него за то, что они слишком мало получили из царской добычи, как будто бы они и вовсе не воевали в Македонии»'.

Точку зрения римлянина на провинции отчетливее всего выразил Цицерон во второй речи против Верреса. «К тому же обложенные данью земли провинции составляют как бы поместья римского народа (praedia populi Romani); поэтому как вам всего приятнее ваши ближайшие поместья, так приятна и римскому народу ближайшая к столице провинция».

Римские завоевания Hill вв. вызвали не только рост провинций, но и большие изменения в экономической и социальной жизни Рима.

Новые явления в экономике II в. и порожденные ими общественные перемены, с одной стороны, были естественным следствием внутренней эволюции рабовладельческого хозяйства Италии; с другой стороны, они никогда не получили бы такого выражения, а вся римская хозяйственная и социальная система не приобрела бы своей специфической формы, не будь внешнего фактора в виде больших римских завоеваний 111—11 вв. Эти завоевания сами были вызваны сложным взаимодействием причин, начиная с жадной тяги римского крестьянина к каждому куску плодородной земли в ранний период и кончая агрессией зрелой рабовладельческой системы во II в. Но, раз возникнув, римская военная экспансия, сначала примитивная, затем все более сложная, сама начала играть роль решающего фактора в экономике Италии и всего среди земноморского мира. Римские завоевания, порожденные экономикой, в свою очередь оказали сильнейшее обратное влияние на туже экономику, ускоряя ее развитие в том самом направлении, в котором она уже развивалась. Так, под воздействием войны окончательно сформировалась рабовладельческая система поздней республики с ее хозяйственными и социально-политическими явлениями. Война всегда играла в жизни Рима решающую роль, и римская социальная система всегда была военной в гораздо большей степени, чем какая-нибудь другая рабовладельческая система древности. В эпоху поздней республики это выступает всего яснее.

Большие римские войны, начиная с первой Пунической, выбросили на невольничьи рынки массы рабов, цены на которых в связи с этим сильно упали. Регул в 256 г. захватил в Африке более 20 тыс. пленных, Сципиону Младшему в Карфагене сдалось 50 тыс. человек и т. д. Наши источники отмечают только крупные цифры. А сколько людей попало в рабство во время более мелких войн в Цизальпинской Галлии, Иллирии, Испании, Македонии, Греции! Если бы мы могли подсчи

тать их общее количество, оно измерялось бы миллионами. Легко себе представить, как этот поток дешевых рабов стимулировал развитие рабства во всем Средиземноморье, и особенно в Италии.

Каждая победоносная война сопровождалась поступлением в Рим огромных ценностей в виде контрибуций и военной добычи: после первой Пунической войны римское казначейство получило 3,2 тыс. серебряных талантов 1, после 11—10 тыс.; Филипп V должен был заплатить 1 тыс. талантов, Антиох III — 15 тыс. и т. д. После своего триумфа над Карфагеном в 201 г. Сципион Африканский внес в казначейство 133 тыс. фунтов 2 серебра, а каждому из своих воинов раздал по 400 ассов 3.

По самым скромным подсчетам, в начале II в. из одной Испании за 6 лет было вывезено около 200 тыс. римских фунтов серебра (около 65 тыс. кг) и 5 тыс. фунтов золота (около 1,6 тыс. кг).

После завоевания обычно начиналось более систематическое ограбление провинций. Каждая провинция облагалась налогами, сбор которых обычно сдавался на откуп, что открывало откупщикам почти неограниченные возможности обогащения. Провинции служили таким же «золотым дном» и для римских наместников и их аппарата. Знаменитый Веррес, бывший пропретором в Сицилии с 73 по 71 г., награбил там 40 млн. сестерций.

Деятельность провинциальных наместников фактически была совершенно бесконтрольной. Правда,

после окончания срока их службы можно было жаловаться в сенат. В 149 г. по закону Л. Кальпурния Пи- зона (lex Calpurnia) была даже учреждена постоянная судебная комиссия по делам о вымогательствах римских магистратов (quaestio repetundarum), но так как члены ее состояли из сенаторов, то они обычно покрывали преступления своих товарищей по сословию. Гзй Гракх в 123 г. передал суды в руки всадников. Это несколько обуздало наместников, но зато тот же Гай Гракх ввел откупную систему для сбора налогов с провинций. Это породило такую систему узаконенного грабежа, перед которой поблёкли все прежние злоупотребления.

Колоссальная концентрация богатств в Италии вызвала там бурный и в известной степени искусственный подъем экономической жизни. Ценности, выкачиваемые из провинций, вкладывались в сельское хозяйство, торговлю, в откупные и ростовщические операции. Избыток денежного капитала порождал безумную роскошь верхушки правящего класса и накладывал отпечаток нездоровой спекуляции на всю деловую жизнь. Дешевый хлеб из Сицилии и Африки убивал мелкое крестьянское хозяйство, содействуя таким путем концентрации земельной собственности. Так римские завоевания 111—11 вв. ускорили превращение Италии в страну классического рабства и наложили своеобразную печать на италийскую хозяйственную систему.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!