Рим в первые дни после убийства Цезаря

31 Дек 2016 | Автор: | Комментариев нет »

На следующий день глава заговора Марк Брут обратился к народу с речью, в которой он объяснил смысл заговора. Собрание, в котором было много ветеранов Цезаря, ответило на речь Брута гробовым молчанием, показывая тем самым, что обществен­ное мнение уже не на стороне заговорщиков. «На­род не выказывал ораторам ни своего удовольствия, ни хвалил их за их поступок, но своим глубоким молчанием говорил ясно, что ему жаль Цезаря и стыдно Брута»

На 17 марта консул Антоний назначил экстрен­ное заседание сената в храме богини Земли, на ко­тором заговорщики вновь потерпели поражение. Предложение объявить Цезаря тираном и бросить его труп в Тибр, а тираноубийцам декретировать награ­ды не прошло. Предложение сочли слишком ради­кальным. Против него восстали даже сами заговор­щики из боязни потерять полученные ими от Цеза­ря земли и награды. Восторжествовало ком­промиссное предложение Цицерона: во избежание новой междоусобной войны забыть взаимные раздо­ры, объявить широкую амнистию, утвердить распо­ряжения диктатора, а разбор оставшихся бумаг Це­заря поручить консулу Антонию. 19 марта, по на­стоянию Антония, было вскрыто завещание Цезаря, в котором большая часть имущества назначалась усыновленному внучатому племяннику Октавию, а остальное другим внучатым же племянникам. В том случае, если они не вступали в права наследования, имущество переходило к Дециму Бруту и Марку Ан­тонию. Затем следовал перечень обещанных наград ветеранам и легионерам, стекавшимся из разных мест Италии. Бедные граждане получили по 300 се­

стерций. Кроме того, народу предоставлялись рос­кошные сады по берегу Тибра, где в свое время про­живала Клеопатра.

На 20 марта назначались санкционированные се­натом общественные похороны Цезаря. В день похо­рон ветераны и народ захватили труп Цезаря, поло­жили его на сложенный на форуме костер и сожгли при диких криках, воплях, рыданиях, звуках музы­кальных инструментов, бряцании оружия и угрозах по адресу заговорщиков. «В то время как одни пред­лагали предать труп Цезаря огню в храме Юпитера Капитолийского, а другие — в курии Помпея, внезап­но появились двое неизвестных, с мечами у пояса и с двумя копьями в руках, и восковыми факелами по­дожгли костер. Тотчас же стоявшая вокруг толпа ста­ла валить в него сухой хворост, скамьи, судейские кресла и все, что было принесено в дар покойному. Затем флейтисты и сценические актеры стали стас­кивать с себя одежды, взятые из арсенала триум­фальных принадлежностей и надетые специально для этого случая, и, разорвав их, бросали в огонь, вете­раны-легионеры бросали свое оружие, с которым они сопровождали похоронную процессию, а множество матрон — свои украшения, а также буллы и одежды детей.

К выражениям народного горя присоединило свои сетования множество чужестранцев. «В особеннос­ти жалели умершего Цезаря иудеи, по целым ночам просиживавшие на его пепелище.

Некий Герофил, называвший себя племянником Мария, объявил Цезаря защитником бедных и угне­тенных и призывал народ к мести и погрому богатых.

Положение заговорщиков становилось угрожаю­щим, и вследствие этого они под разными предлога­ми спешили покинуть Рим, отправляясь в провинции или разъезжаясь по своим виллам.

После отъезда наиболее влиятельных заговорщи­ков среди всеобщей растерянности и бессилия госпо­дином положения сделался Марк Антоний, соединив­шийся с Лепидом, начальником конницы. На Анто­ния в Риме смотрели как на законного преемника умершего Цезаря и продолжателя его политики, что вполне соответствовало действительности.

Первой заботой Антония было привлечение на свою сторону ветеранов и городского плебса — двух наиболее организованных сил. Вопреки воле сената он обнародовал найденные им в бумагах Цезаря про­екты законов, денежные и земельные награды. В ап­реле последовал аграрный закон Антония (lex de coloniis in agros deducendis), подтверждавший преж­ний закон Цезаря. В апреле же, по инициативе кон­сула Антония, был издан закон об отмене диктату­ры. Специальным сенатским постановлением (senatus consultum) Сексту Помпею гарантировалась личная безопасность и возвращались именияВсеми этими предложениями Антоний хотел угодить одновремен­но ветеранам, плебсу и сенату. В силу закона об обмене провинциями (lex de permutatione provincia- rum) за Антонием утверждалась Цизальпинская Гал­лия, прежде закрепленная за Децимом Брутом. Ци­зальпинская Галлия, вследствие своей близости к Риму, обеспечивала ее правителю господство в Италии и в самом Риме.

Поведение Антония не замед­лило, однако, вызвать против себя протест республикански на­строенных людей, во главе ко­торых стал 60-летний Марк Тул­лий Цицерон. Цицерон с боль­шим рвением взялся за дело, на­деясь помирить сенаторов с всад­никами, реорганизовать помпеянскую партию и восстановить «республику порядочных людей». В своих речах против Марка Антония, произнесенных в конце 44 и начале 43 г., великий римский оратор требовал объявления Антония вне закона и вос­становления прав сената. В общей сложности на эту тему Цицерон произнес 14 речей, известных под именем «филиппик». «Филиппики» Цицерона явля­ются не только историческим памятником первосте­пенного значения, но также выдающимся произведе­нием классической художественной литературы, за­мечательным по богатству, звучности и гармонии речи, ясности и силе мысли, разнообразию оборотов, искренности и захватывающему республиканскому пафосу.

«Все вы, — говорил в одной из «филиппик» Ци­церон, — чувствуете одно и стремитесь к одному: от­вратить от Республики замыслы Марка Антония, по­тушить его бешенство, подавить его дерзость. Этого желают все сословия, на этом настаивают муниципии, колонии, вся Италия. Сам по себе крепкий сенат вы своим авторитетом сделали еще более крепким. На­стало время, квириты, действовать, настало оно, правда, позже, чем это требовало достоинство наро­да римского, когда уже нельзя более откладывать...

Мы переживаем критический момент. Борьба идет за свободу (de libertate decemitur). Вы должны побе­дить, квириты, и я верю, что мы добьемся победы на­шим единодушием и предан­ностью делу. Пусть будет все, что угодно, но только не рабст­во. Другие народы могут сно­сить неволю, римский народ мо­жет быть только свободным» (aliae nationes servitutem pati possunt, populi Romani est propria libertas)

Всегда колебавшийся и нере­шительный, Цицерон теперь от­крыто призывал к защите Республики силой оружия. После того как сенат вместо объявления Антония вне закона вступил с ним в переговоры, Цицерон сдру­жился с Гаем Октавианом, племянником Цезаря.

Гай Юлий Цезарь Октавиан (Gaius Iulius Caesar Octavianus), до усыновления Гай Октавий, родивший­ся в 63 г., приходился внучатым племянником Юлию Цезарю, пользовался его расположением и был им усыновлен. В мартовские иды Октавий находился в Греции, в городе Аполлонии, пополняя свое образо­вание и одновременно готовясь к парфянскому похо­ду. Получив известие об убийстве Цезаря и своем усыновлении, Октавий, принявший впоследствии имя Гая Юлия Цезаря Октавиана, неожиданно высадил­ся в Италии и заявил свои права на наследство Це­заря. Цицерон приветствовал в его лице защитника республиканской свободы. Антоний же отнесся к 19-летнему сыну Цезаря с иронией и пренебрежени­ем, как к ничтожному и малоспособному претенден­ту на наследство великого Цезаря. С холодной на­смешкой Антоний заявил, что оставленное его отцом наследство состоит лишь из одних долгов. Такое оскорбительно-пренебрежительное отношение со стороны близкого к Цезарю человека заставило са­молюбивого Октавиана присоединиться к партии се­ната и в союзе с вождем оптиматов Цицероном вы­ступить против Антония.

Антоний и Октавиан — два диаметрально проти­воположных человека. Антоний обладал редкой физической силой, имел сангвинический темперамент, быстро возбуждался и так же быс­тро впадал в меланхолию, славил­ся своими причудами, похождения­ми, любовными связями, кутежами и долгами. Долги Антония дости­гали нескольких миллионов сес­терций. Проскрипции, вымогатель­ства, подделка завещания Цезаря и прямая кража дорогих вещей — все это вызывалось широким обра­зом жизни Антония.

Полную противоположность Антонию представлял Октавиан.

Слабый здоровьем, но красивый, с тонкими чертами лица, голубыми, проницательными, но непроницае­мыми глазами, Октавиан был воз­держан в жизненных потребнос­тях, скромен, робок, скрытен, лу­кав, жесток и мстителен.

Стиль речи Антония — воз­бужденный, неровный, порыви­стый; речь же Октавиана — простая, плавная, не увлекательная, но убеждающая. Не обладая, подоб­но Антонию, военными талантами, Октавиан умел находить нужных людей и привязывать их к себе. В победе Октавиана над Антонием известную роль сы­грали также и личные качества обоих претендентов на трон Цезаря.

Первой заботой Октавиана было укрепление сво­его влияния среди войска и народа, что было достиг­нуто раздачами, празднествами и подкупами. Поми­мо родства с умершим Цезарем — диктатором, ве­теранов на сторону Октавиана склоняли высокая оп­лата службы, единовременные подарки и обещания наград в будущем. В то время как Антоний платил солдатам по 100 денариев, Октавиан давал по 500. Таким путем ему удалось собрать под своим знаме­нем большую часть старых солдат («легион Марса») и образовать из них надежную гвардию. Республи­канцы и цезарианцы, со своей стороны, поддержива­ли Октавиана, предпочитая его «гнусному тирану» Антонию, т. е. из двух зол выбирая меньшее.

«Между тем Цицерон успел приобрести в столи­це огромное влияние. Он уничтожил всех, кого хо­тел: он добился падения Антония, заставил его уда­литься и выслал против него с войском двух консу­лов, Гирция и Пансу, для того что­бы прогнать Антония из Италии, на­конец, он убедил сенат дать молодо­му Цезарю ликторов и знаки претор- ской власти как защитнику отечест­ва»

Антоний вынужден был поки­нуть Рим и отправился на север, где он надеялся закрепиться в Цизаль­пинской Галлии.

Высланные против Антония вой­ска под командой консулов 43 года, Гирция и Пансы, к которым в звании претора присоединился и Октавиан, одержали победу. После поражения Антония под Мутиной последовал декрет сената, объявлявший его вра­гом отечества, было произведено но­вое перераспределение провинций, по которому Марк Брут получал Македонию, Кассий — Сирию, Сек­сту Помпею вручалось командова­ние римским флотом.

Мутинская война являлась боль­шим успехом республиканцев-леги- тимистов и прежде всего их вождя, «отца отечества» Тулия Цицерона Марка, казалось, своим талантом второй раз спасшего республику.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!