Реальные договоры. Ссуда в римском праве

1 Янв 2015 | Автор: | Комментариев нет »

Договор ссуды (commodatum) предполагает переда­чу индивидуально определенной вещи одним лицом во вре­менное безвозмездное пользование другому лицу. Этимоло­гия названия этого договора указывает на взаимную выгоду (commodare означает «ссудить», «одолжить», «предоставить») сторон. Этот договор был двусторонним неравным (bilateralis unequalis), основывался на принципах доброй совести. Пред­метами данного договора могли быть как движимые, так и не­движимые вещи (res in commercio, tam mobiles quam immo-biles), разрешенные к гражданскому обороту. Ссудополуча­тель (commodatarius) на время действия договора был лишь держателем вещи и нес материальную ответственность за ее сохранность (custodia). В «Институциях» Юстиниана перечис­лены случаи ее наступления («nihilo minus obligatus perma-net»): случайная потеря, пожар, обвал (здания), кораблекру­шение, нападение разбойников или врагов.

Commodatarius обязывался пользоваться взятой вещью лишь дозволенным способом (иначе он совершал furtum usus), а по истечении обусловленного договором времени вернуть ее in specie cum superfluo. По мнению Квинта Муция Сцеволы, тот поступал воровски, кто, получив вещь в ссуду, изменял произвольно способ пользования ею. Передавая ему вещь, ссудодатель (commodans) сохранял права владения и соб­ственности на нее, как о том говорят Помпоний и Ульпиан: «Rei commodatae et possessionem et proprietatem retinemus (Pom-ponius)»; Nemo enim commodando rem tacit ejus, cuicommodat» (Ulpianus). В «Институциях» Юстиниана ссужаемая вещь опре­делялась как не приобретенная за какую-либо плату или пре­доставленная для пользования: «Commodata res tune proprie intellegitur, si nulla mercede accepta yel constituta res tibi utenda data est. Gratuitum debet esse commodatum» (Institutiones Jus-tiniani). Павел указывает на возможность ссуды чужой вещи, которой владеет ссудодатель: «Commodare possumus etiam alienam rem, quam possidemus, tametsi scientes alienam possidemus» (Paulus). Ссудодатель обязан был по договорен­ности предоставить вещь ссудополучателю в установленный срок, а также возместить расходы на ее содержание (impensae necessariae), а в случае необходимости — и убытки, возник­шие по его вине (при ссуживании неисправной вещи). Вещь не считается возвращенной, если была возвращена в худшем состоянии («proprie dicitur res non reddita, quae deterior red-ditur»). Ульпиан отмечал, что по отношению к выданной вещи со стороны ссудополучателя должна проявляться бережли­вость: «Custodiam commodatae rei diligentem debet praestare».

При предоставлении ценных res mancipi стороны могли заключать фидуциарную сделку (fiducia cum amico cont-racta) или воспользоваться precarium. Последний был разновидностью прав на чужие вещи. Этимология слова указывает на характер получения объекта прекария: pre­carium буквально означает «выпрошенное», «вымоленное», «данное во временное пользование», но также «нечто вре­менное», «ненадежное», «преходящее». Прекарий есть то, что один предоставляет во временное пользование друго­му по его просьбе до истребования обратно («Praecarium est, quod precibus petenti utendum conceditur tamdiu, quamdiu is, qui concessit, patitur»). Вещно-правовые отношения сто­рон начинались с момента передачи вещи одним лицом (precarium dans) по просьбе другого лица (precarium acci-piens) в бесплатное, временное пользование и держание, но с сохранением за собой права в любое время истребовать эту вещь обратно.

Как институт пользодержания precarium сложился как такое отношение, при котором неимущие сограждане в роли клиентов обрабатывали земли богатых патрициев; при этом со временем они оказывались в зависимости от своих патро­нов, которые смогли фактически неограниченно эксплуати­ровать их (vide de colonis). Прекарием можно было восполь­зоваться и при покупке вещи в рассрочку, когда малоиму­щий покупатель получал возможность пользоваться вещью, еще не уплатив за нее всей покупной цены. Позже прекар-ные отношения были распространены и на движимые вещи, однако с развитием института ссуды стали приходить в упа­док. Дающий прекарий мог с помощью interdictum de precario в любое время потребовать от прикариста возврата вещи или возмещения вреда, причиненного умышленно. В постклас­сическом праве precarium рассматривается уже как договор, а при Юстиниане он был отнесен к contractus innominati. Средневековый договор precaria, родственный эмфитевзи-су, предположительно возник как раз из римского precarium. На основе этого договора храмы на время предоставляли зем­ли для обработки, взимая ежегодную подать деньгами или продуктами.

Права сторон в договоре ссуды защищали такие иски: commodans actio commodati directa, commodatarius actio commodati contraria. Примеры использования этих исков при­водит Гай (Instit. IV. 47). Истец (commodans) мог требовать «сколько (ответчик) должен дать и сделать по доброй совести (bonae fidei)». Истец добивался выдачи отданной в качестве ссуженной вещи в прежнем виде. Ответчик, в свою очередь, мог добиваться от ссудодателя возмещения расходов, произ­веденных им на поддержание переданной вещи in statu ante hoc, но более всего — тех расходов, которые ему пришлось сделать ввиду получения вещи в состоянии, функционально не предназначенном для ее целевого использования. Квинту Муцию Сцеволе приписывается некоторое увеличение ответ­ственности лица, пользующегося вещью. Именно он установил, что ссудоприниматель отвечает не только за злонамеренное, но и за неосторожное повреждение вещи. В качестве прину­дительной меры commodatarius мог воспользоваться правом удержания взятой вещи (jus retentionis) до момента получе­ния необходимых выплат (impensae) от ссудодателя. Отвечая на требования по иску коммоданта, коммодатарий мог выдви­нуть exceptio non adimpleti contractus, требуя от истца вы­полнения взаимного обязательства по данному договору. Не­возвращение ссуженной вещи вело к виндикации или обвине­нию в воровстве.

В преторской юрисдикции позже было образовано особое средство — interdictum de precario, которое служило для ограж­дения собственника вещи, отданной в безвозмездное поль­зование, против злоупотреблений того, кто пользовался. Ин­тердикт относился одинаково как к вещам недвижимым, так и движимым. В противоположность иску против вора он огра­ничивался тем, что восстанавливал нарушенное обладание лица, отдавшего вещь в пользование, или даже только тем, что, оставляя вещь в пользовании того, кому она была отдана, во избежание будущих недоразумений объявлял о правах ее хозяина. Таким образом, обязательство по безвозмездной ссу­де или прекарию было отлично от обязательств по деликту, и передача в прекарий получила характер юридической сдел­ки. Юлиан и Ульпиан, кроме интердикта, допустили еще при- менение других договорных исков (condictio incerti, actio prae-scriptis verbis) и тем самым признали в прекарии договорный характер. Во всяком случае, это был договор строго односто­ронний.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!