Развитие уголовного права и процесса в Европе в 19 веке

24 Дек 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Франция первой из европейских держав кодифицировала свое уголовное право. Это произошло в 1791 г. УК 1810 г. стал последним из пяти французских кодексов, разработанных и принятых в начале XIX в. Подготовительные работы по созданию УК были начаты одновременно с ФГК в 1804 г., однако законопроект, представленный на рассмотрение Государственного Совета комиссией, возглавленной Тарже, вызвал существенные разногласия. Самыми спорными оказались вопросы существования суда присяжных и сохранения смертной казни. Несмотря на жесткое сопротивление части правоведов и политиков Франции, ссылавшихся на текст Декларации 1789 г., Тарже сумел отстоять смертную казнь в качестве одной из мер наказания.

Ни революционный Уголовный кодекс, ни сменивший его наполеоновский УК 1810 года не оказали на право других стран такого влияния, как Гражданский кодекс. Но если текст французских уголовных законов не был заимствован другими нациями, то генеральные принципы, положенные в их основу, оказали большое влияние на правовые представления и законодательную практику мировой цивилизации.

Уголовное законодательство Франции в период нового времени исходит из принципа формального равенства всех граждан перед законом: только характер самого преступного деяния, а не происхождение или социальное положение лица определяли меру ответственности. Субъектом преступления признавалось любое лицо, ссылки на ограничения возрастного, социального и полового характера отсутствовали. Для преступников моложе 16 лет предусматривалось смягчение меры наказания, если было доказано, что у него отсутствовало четкое представление о последствиях содеянного. В этом случае их выдавали родителям на исправление либо заключали в исправительный дом до достижения ими 20 лет. Смягчение наказания предусматривалось и для лиц, достигших преклонного возраста (старше 70 лет). Полное освобождение от ответственности применялось в случае невменяемости обвиняемого в момент совершения преступления и необходимой самообороны, доказанной в ходе судебного разбирательства.

Кодекс предусматривал строгое следование принципу формальной законности. Преступление, которое не предусматривалось законом на момент его совершения, не подлежало наказанию. Это правило стало одним из основополагающих в новой уголовной доктрине, направленной на максимальное ограничение судейского произвола. Уголовно-правовая концепция содержала представление о преступлении как проявлении вредной направленности человеческой воли, поэтому соучастие наказывалось одинаково с самим преступлением, но без применения смертной казни.

Кодекс 1810 г. содержал принципиально иную классификацию преступлений, предполагавшую конкретные критерии наказуемости. Он поставил действующее уголовное право на уровень требований классической школы права, проповедовавшей идеал умеренного законодательства. В основу изложенной в кодексе систематизации была положена одна из идей Просвещения о том, что все преступления могут иметь своим объектом только интересы сообщества либо личности.

О приоритете социальных интересов над частными свидетельствует тот факт, что на первое место выдвигались проступки и преступления против общественных интересов, разделенных на три группы:

1) против внешней безопасности государства (вооруженные антигосударственные выступления и отношения с враждебными Франции государствами, способные повлечь вооруженный конфликт). Преступления этой категории наказывались смертной казнью;

2) против Конституции (посягательства на избирательные права граждан, должностные преступления, пренебрежение административными и судейскими обязанностями). Преступления карались в основном позорящими наказаниями, преследовавшими цель общественного обсуждения и порицания преступников;

3) против публичного мира (фальшивомонетничество, подделка госпечати и знаков оплаты, частных бумаг и взяточничество).

Вторую основную группу уголовных преступлений составляли преступления против частных интересов, подразделявшиеся на преступления против собственности и против личности. Особое внимание уделялось классификации различных видов краж. На степень наказуемости оказывали влияние стоимость похищенного и различные объективные обстоятельства. Особую группу составили экономические преступления, многие из которых стали впервые предметом правового регулирования: контрафакция чужих литературных произведений, предметов промышленного производства, раскрытие коммерческих секретов.

Наказания, предусмотренные УК 1810 г., подразделялись на две группы: уголовные (за преступления) и исправительные (за проступки). Уголовные наказания могли быть мучительными (смертная казнь, пожизненная и срочная каторга от 5 до 20 лет, депортация, тюремное заключение) и позорящими (поражение в правах, изгнание и выставление у позорного столба).

Одним из наиболее тяжелых наказаний считалась депортация в отдаленные колонии Франции: Новую Каледонию, Гвиану, Мадагаскар. Это наказание было пожизненным, а самовольное возвращение осуждалось каторжными работами. Приговор к каторге либо депортации сопровождался полным поражением в правах избирательных, юридических  и семейных. Назначение позорящих наказаний влекло временное ограничение политических и гражданских прав.

К исправительным наказаниям относилось временное заключение в исправительный дом на срок от 6 дней до 5 лет, штрафы, запрет пользоваться некоторыми гражданскими и политическими правами (быть присяжным и опекуном, носить оружие, участвовать в выборах). Конфискация имущества выступает дополнительным наказанием в случае совершения особо тяжкого преступления.

Хотя  телесные и некоторые членовредительские наказания были отменены, в целом система наказаний, предусмотренная авторами УК 1810 г., вряд ли может быть названа гуманной. Тем не менее в ней воплотился несомненный прогресс уголовного права. Так, Франция стала еще в 1789 г. первым государством планеты, где смертную казнь стали рассматривать как способ лишения жизни преступника, а не повод к дополнительным мучениям его. Изобретение доктора Гильотена (жертвой которого он и пал во время якобинского террора) было в самом деле гуманным актом на фоне тех изуверских форм казни, которые сохранялись в количестве двух десятков даже в самой передовой стране тогдашнего мира – в Великобритании.

В последующем лучшие умы Франции десятилетиями боролись за полное изъятие этого вида наказания из арсенала юстиции. Их усилиями смертная казнь еще в XIX веке перестала быть зрелищем для толпы: ее прекратили проводить публично. Революционеры 1848 г. отменили применение смертной казни за политические преступления.

Через полтора месяца после штурма Бастилии французское Учредительное собрание произвело революцию в правосудии, когда в 9-й статье Декларации прав человека и гражданина провозгласило презумцию невиновности – первым среди законодателей человечества: «Так как каждый человек предполагается невиновным до тех пор, пока его виновность не доказана, то в случае признанной необходимости его ареста, закон должен позаботиться о полном устранении строгостей, не вызываемых необходимостью обеспечить суду его личность».

Затем – под прямым влиянием английского примера – во Франции были организованы суды присяжных по уголовным делам. Правда, в отличие от Англии, революционное законодательство и пришедший ему на смену наполеоновский Уголовно-процессуальный кодекс 1808 г. установили не состязательную, а смешанную состязательно-разыскную форму уголовного процесса. Ее основные черты таковы:

1) досудебное следствие и предание суду сохранили инквизиционный характер, исключающий какую-либо состязательность обвинения и защиты; отличающийся ограничением прав обвиняемого, отсутствием гласности, письменной процедурой;

2) судебное следствие в целом построено на началах формального равенства сторон, ведется устно и непосредственно.

Дословный перевод названия наполеоновского кодекса 1808 г. –  «Кодекс уголовного расследования», поэтому немудрено, что процессуальный акцент сделан именно на досудебном –  инквизиционном –  следствии. Оно потеряло большую часть своих средневековых атрибутов, но и без пыток положение обвиняемого было нелегким: вплоть до 1865 года каждый обвиняемый, даже совершивший незначительное правонарушение, подвергался предварительному заключению, где, естественно, оказывался в зависимости от следственных властей. Недаром О. Бальзак как-то обмолвился: «Во Франции есть человек более могущественный, чем король, чем министр юстиции, более могущественный, чем парламент. Это следственный судья».

Но и в открытом судебном заседании, несмотря на его состязательный характер, права обвиняемого были ущемлены. Невзирая на провозглашенную в 1789 г. презумпцию невиновности, в суде ощущался явный обвинительный уклон. Прокуратура (обвинение) оставалась главной стороной, а права защиты в процессуальном отношении были значительно меньше.

Не в пользу обвиняемого также и наделение председателя суда огромными, практически неограниченными полномочиями, именуемыми дискреционной властью. В статье 268 УПК 1808 г. было сказано: «Председатель наделен дискреционной властью, на основании которой он может предпринимать все, что он сочтет полезным для раскрытия истины; и закон полагается на его честь и совесть в том, что он приложит все усилия в целях ее обнаружения».

Уголовное уложение Германской империи 1871 г. состояло из трех частей: а) положения о разграничении преступлений, проступков и полицейских нарушений, об ответственности германских граждан за правонарушения, совершенные  за границей; б) общие вопросы уголовного права о стадиях преступления, о соучастии, смягчающих и отягчающих вину обстоятельствах; в) особенная часть, содержащая нормы, касавшиеся отдельных видов преступлений.

На первом месте среди преступлений стояли оскорбление императора и местных государей (курфюрстов), фальшивомонетничество, основание тайных организаций, участие в союзе, преследовавшем цель незаконного противодействия правоприменительной практике либо мероприятиям органов управления. Религиозным преступлениям была посвящена отдельная глава.

Среди полицейских преступлений уложение называет изготовление печатей, несоблюдение правил о выезде за границу, хранение оружия и пр. Каждый немец был обязан оказывать содействие полиции.

Германское уложение предусматривало довольно суровые наказания: смертную казнь, заключение в рабочем доме, тюремное заключение, помещение в крепость, арест, ограничение в правах, штраф. Наиболее сурово наказывались преступления, совершенные против государства, церкви и собственности.

В 1877 г. в дополнение к Уголовному кодексу 1871 г. был принят Уголовно-процессуальный кодекс, построенный на принципах состязательности, независимости следственного судьи от прокурора и допущения защиты на стадии предварительного следствия. По окончании предварительного следствия прокурор направлял дело в суд, который выносил решение по делу. В суде действовал принцип свободной оценки доказательств. Особенностью уголовного судопроизводства Германии являлось право потерпевшего присоединения к прокурору в качестве обвинителя.

Особенностью права Англии является отсутствие кодифицированного законодательства, хотя одним из основных источников права является закон. В Англии с XIII в. было издано множество законов, но их не свели в какую-либо определенную систему. Немало старых законов действует и по сей день, но с помощью судов их содержание изменилось. Частное право Англии развивалось в форме судебного прецедентного права. Прецедентное право однако не имеет для судьи обязательной силы, т.к. в некоторых случаях судья может отклониться от прецедентов и вынести новое по своему содержанию решение.

Прецедентное право состоит из двух частей: общего права и права справедливости.

Уголовная юстиция Англии сохраняла исторические основы судоустройства с выделением судов суммарной юстиции, где незначительные дела решались королевскими судьями, судами с участием присяжных, высших судов общего права.

Реформированию судоустройства препятствовали исторически сложившееся судоустройство и принцип несменяемости судей. Самая низшая инстанция – суд магистратов мировых судей на местах. Они действовали в виде индивидуальных судов, малых сессий, городских судов в больших городах (позднее заменены полицейскими судами), а также в виде судов триместров.

Основная масса дел решалась в судах ассизов – традиционных разъездных судах общего права. В 1834 г. создан Центральный уголовный суд, который имел равнозначное с судом ассизов значение. Здесь разбирались дела Лондона и некоторых центральных графств. Высшие суды рассматривали особой важности или подсудности дела, а также обвинения от имени короны. К их числу принадлежали: особый суд коронной юрисдикции; суд королевской скамьи; суд казначейства; суд лорда – сенешала.

Наивысшей инстанцией оставалась палата лордов. Ей принадлежала привилегированная юрисдикция в отношении пэров по обвинениям в государственной измене и фелонии.

Уголовная юстиция Великобритании XVII–XIX вв. характеризовалась высокой продуктивностью и сохранением высокой степени репрессивности и жесткости санкций.

Обвинения возбуждались в основном частными лицами. Наиболее массовыми преступлениями в это время были: бродяжничество, нарушение законодательства о бедных, нарушение полицейских правил.

В первой половине XIX в. на первое место выходит браконьерство. Основными видами наказаний по низшей категории преступлений (мисдиминор) были штрафы, заключение в тюрьму на срок до двух месяцев, заключение в исправительные школы. Применялись и телесные наказания, а также разнообразные полицейские исправительные меры. Для особых видов преступлений – каторга, смертная казнь и телесные наказания.

Обновление уголовного права шло очень медленно. В основном оно двигалось по пути смягчения наказаний за незначительные преступления.

Гражданская юстиция Англии отличалась такой же запутанностью подсудности и длительным сохранением средневековой системы различений судов общего права и судов справедливости. Основой судебной реформы XIX в. стало создание судов графств (1847 г.), на которые возлагалась основная гражданская юрисдикция. В каждом округе организовывался суд в составе профессионального судьи и профессионального адвоката (барристера).

Высшие суды (исторически – суды общего права) сохранили свои основные полномочия. Суд королевской скамьи по преимуществу рассматривал дела, в которых одной из сторон была корона, и гражданские иски, возникшие вследствие уголовных преступлений. Суд общих тяжб рассматривал обычные судебные процессы. Суд казначейства – споры, связанные с королевскими доходами.

Гражданскую юрисдикцию, кроме того, составляли суды справедливости. В XVIII в. система судов справедливости ограничивалась только канцлерским. Для ускорения разбора дел существовал суд лорда-канцлера и суд апелляционной инстанции. Наивысшей инстанцией был суд палаты лордов. Важное значение имели специальные суды. Заново организованный суд пробата (1857 г.) получил исключительную компетенцию разбора дел о наследстве. В 1857 г. был создан суд по делам разводов. Существовали также воинские суды, морские, промышленные и лесные.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!