Развитие права России в начале XX века

24 Дек 2014 | Автор: | Комментариев нет »

В годы революционных событий особенно широко использовались чрезвычайные законы: «Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия» (1881 г.) и «Правила о военном положении» (1892 г.). Эти акты предоставляли, по существу, неограниченные права военным властям и полицейским органам в борьбе с революционным движением, давали возможность использовать военные суды и военно-уголовное законодательство. В 1905 г. они действовали на территории, где проживало около 117 млн. человек. В местностях, объявленных на военном положении, судебные органы могли применять смертную казнь, как за многие политические, так и за общеуголовные преступления.

19 августа 1906 г. Советом министров, по инициативе П.А. Столыпина, было введено положение «Об учреждении военно-полевых судов». Оно предусматривало их создание в местах, объявленных не только на военном положении, но и на положении «чрезвычайной охраны». Военно-полевым судам[1] было подсудно любое дело гражданских лиц, имевшее очевидно политический характер. Вопрос о предании военно-полевому суду решался генерал-губернаторами, «главноначальствующими» и лицами по их поручению.

Дело рассматривалось в течение двух суток, без предварительного расследования, в закрытом заседании. Приговор вступал в силу немедленно и приводился в исполнение в течение суток.

По приговорам военно-полевых судов в 1906-1907 гг. было казнено 1102 человека. Кроме того, без суда и следствия в 1905-1906 гг. по распоряжению генерал-губернаторов во время карательных экспедиций было расстреляно 1172 человека. Каратели, кроме того, применяли массовую порку участников беспорядков, забивая людей до смерти.

Особенно много смертных приговоров было вынесено после подавления первой русской революции, в годы реакции. Указ о военно-полевых судах не был утвержден Думой и перестал действовать в 1907 г. Но после их упразднения продолжали использоваться военно-окружные суды, которые мало чем отличались от военно-полевых. По официальным данным, за 1906-1909 гг. военно-окружными судами было приговорено к смертной казни 6193 человека, а всего царскими судами в 1907-1909 гг. было осуждено по политическим делам более 26 тыс. человек. К каторжным работам в 1906-1911 гг. приговорили 66 638 человек. За эти же годы 32 891 человек подверглись административной высылке.

Используя чрезвычайное законодательство, правительство крайне ограничило объявленные Манифестом 17 октября права и свободы. В нарушение рабочего законодательства предприниматели снижали заработную плату, рабочий день повсеместно удлиняли до 10-12 часов, а в ряде отраслей - до 15 часов.

Проводились массовые увольнения рабочих (локауты) с целью избавиться от «зачинщиков» забастовок и увеличить спрос на рабочие места.

Временные правила о печати[2] провозглашали отмену общей и духовной цензуры. Но значение этой прогрессивной меры существенно снижалось введением целого ряда требований и условий, при наличии и соблюдении которых могло быть выдано разрешение на издание печатного органа. Так, следовало сообщать администрации о цели издания, о его программе. Местные власти могли наложить запрет на издание и возбудить уголовное дело против издателей, редакторов и авторов.

Уже в 1906 - начале 1907 гг. началось массовое преследование демократической печати: - запрещались издания, накладывались штрафы, возбуждались судебные дела. Всего за 1906-1911 гг. были закрыты 978 газет и журналов. За 1907-1910 гг. аресту подверглись 1236 книжных публикаций. Наиболее жёсткие ограничения вводились на территориях, объявленных на чрезвычайном или военном положении.

С 4 марта 1906 г. стали действовать «Временные правила о собраниях». Без предварительного разрешения административных властей разрешалось проводить только собрания членов законно существующих (зарегистрированных) обществ или союзов. Устройство «разовых» публичных собраний (митингов) существенно ограничивалось: они могли проводиться только с разрешения административных или полицейских властей. Если, по мнению полиции, собрание могло угрожать «общественному спокойствию и безопасности», разрешения не давали. В случае нарушения установленных предписаний в ходе проведения собрания, оно могло быть распущено, а его организаторов привлекали к административной или уголовной ответственности.

Принятые одновременно «Временные правила об обществах и союзах» разрешали создание профсоюзов. Но их деятельность также существенно ограничивались. Так, министр внутренних дел имел право закрывать общества и союзы, если их деятельность «признается им угрожающей общественному спокойствию или безопасности».

Проект устава общества или союза должен был представляться на утверждение административным властям. В случае если усматривалось, что деятельность общества или союза отклонилась от устава, общества или союзы могли быть запрещены.

В ходе и после революции профсоюзные организации подвергались преследованиям. Многие из них были закрыты. Закрывались и другие легальные рабочие организации - культурно-просветительские и т.п. Всего с 1906 по 1910 г. было закрыто около 500 профсоюзов.

Однако, несмотря на все преследования, запреты, значительное сокращение прав и свобод, завоеванных народом в годы первой русской революции, полностью их отменить самодержавный режим не смог.

«Уголовное уложение» 1903 г. В годы первой русской революции и в последующие годы реакции продолжали действовать «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 г. (в редакции 1885 г.) и «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» (1884 г.). Но массовые антиправительственные выступления вынудили царские власти ужесточать уголовное законодательство.

Большую роль в этом сыграло новое «Уголовное уложение», разработка которого началась в 1881 г. Комиссии по его составлению было указано уделить главное внимание «области посягательств на государство и его строй».

Разработка проекта была закончена в 1895 г. Проект представлен в Министерство юстиции, где обсуждался Особым совещанием при министре. Обсуждение завершилось в конце 1897 г. В конце 1901 г. проект по ступил на рассмотрение Особого присутствия департамента Государственного совета. В начале 1903 г. проект подписан императором. По ряду причин новое «Уголовное уложение» в действие полностью не вводилось. Его отдельные главы и статьи вводились отдельными указами на протяжении нескольких лет. Часть проекта «Уложения» осталась вообще нереализованной.

Новое «Уголовное уложение» объединяло «Уложение о наказаниях  уголовных и исправительных» и «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями».

В 1903 г. вступило в сипу новое уголовное Уложение, которое состояло из 37 глав и 687 статей. Число составов преступлений было сокращено в нем до шестисот пятнадцати.

В новом Уложении четко различались общая и особенная части.

Общая часть содержала 72 статьи, в которых давались более четкие определения понятия преступления, оснований наступления уголовной ответственности, форм вины, видов соучастия, стадий совершения преступления и других общих положений уголовного законодательства.

На содержание Общей части оказали влияние основные принципы буржуазного уголовного права. Впервые определялось пространство действия закона - вся территория Российской империи. Закон одинаково распространялся на всех пребывающих на ней лиц.

Уложение давало формальное определение преступления:

«деяние, воспрещенное законом во время его учинения, под страхом его наказания» [3].

Принцип аналогии отвергался: «нет преступления, нет наказания без указания на то в законе». Уложение принимало трехчленное деление: тяжкое преступление, преступление, проступок.

Возраст наступления уголовной ответственности был изменён с 7 до 10 лет.

Субъектом преступления признавалось вменяемое физическое лицо, достигшее десятилетнего возраста. Законодатель предусматривал ситуацию «уменьшенной» вменяемости, относящейся к лицам в возрасте от десяти до семнадцати лет.

Субъективная сторона выражалась в совершении преступления умышленно либо по неосторожности.

Новое Уложение в отличие от старого не делило умысел на заранее обдуманный и внезапно возникший. Неосторожность подразделялась на преступную небрежность (преступник не предвидел последствий, хотя мог и должен был их предвидеть) и преступную самонадеянность (предвидел наступление последствий, но легкомысленно предполагал их предотвратить).

Приготовление и покушение на преступление подлежали наказанию в случаях, установленных законом (в основном, это относилось к тяжким преступлениям). Добровольный отказ от преступления устранял применение      наказания.

Покушение на преступление (действие, которым начинается исполнение преступного умысла, но не доведенное до конца по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного) наказывалось в случаях, предусмотренных законом (при покушении на тяжкое преступление во всех случаях).

Соучастниками признавались лица, действующие заведомо сообща или согласившиеся на совершение деяния, учинённого несколькими лицами. Закон давал определение исполнителя, подстрекателя и пособника. При совершении проступка наказывался только исполнитель, участие в сообществе и шайке наказывалось особо.

Особенная часть разделялась на 37 глав, которые включали 615 статей. В них определялась ответственность за преступления, против веры, против императора и государства, против порядка управления, за нарушение постановлений, ограждающих общественную и личную безопасность и т.д. Более четко, по сравнению с предыдущим законодательством, определялись признаки составов отдельных преступлений.

Уложению 1903 г. были присущи две тенденции, свойственные развитию всего уголовного права России в начале ХХ века.

Первой из них являлось изменение уголовного законодательства в соответствии с принципами буржуазного уголовного права. Это проявлялось в формальном определении понятия преступления (как деяния, воспрещенного во время его учинения законом под страхом наказания), в стремлении ограничить казуальность, в более четком определении оснований наступления уголовной ответственности и т.п.

Второй тенденцией являлось усиление ответственности за государственные преступления. Главы же об ответственности за бунт против верховной власти и о преступных деяниях против священной особы императора и членов императорского дома; о государственной измене и о смуте вводились в действие в 1904-1906 гг., в условиях бурного развития революционной борьбы. За совершение таких деяний, а также за участие в «сообществе», организованном для посягательства на изменение формы правления России, за размножение, хранение или провоз из-за границы сочинений революционного характера «Уголовное уложение» устанавливало тяжкие наказания.

Особый интерес представляет глава «О смуте», в статьях которой достаточно полно отражены все основные формы революционной борьбы того времени. К ответственности привлекались лица, за организацию «скопищ»; подстрекательство «к ослушанию предъявленному требованию разойтись»; ведение революционной пропаганды, призывающей «к учинению бунтовщического или изменнического деяния»; произнесение публичных речей или публичное чтение сочинений «бунтовщического или изменнического» характера.

Специальные статьи устанавливали ответственность за пропаганду «преступных учений», распространение революционной литературы, за организацию стачки и т.д.

Уложение 1903 г. содержало специальную главу «О государственной измене», в которой значительно полнее устанавливалась ответственность за шпионаж, в том числе и в мирное время. Усиление межгосударственных противоречий в начале ХХ века обусловило введение ответственности за передачу, сообщение иностранным государствам тайных сведений, документов и предметов и т.п.[4].

Сложная система наказаний, характерная для Уложения 1845 г. и сохраненная в редакции 1885 г., была упрощена. Все наказания подразделялись на главные, дополнительные и заменяющие. В Уложении предусматривались восемь родов главных наказаний и восемь родов дополнительных. В Уложении предусматривались восемь родов главных наказаний и восемь родов дополнительных. Сословная принадлежность преступника и жертвы учитывалась судом при определении наказания (предложение отменить сословный критерий было отвергнуто Государственным советом). Смертная казнь совершалась через повешение, публично и не применялась к лицам моложе семнадцати и старше семидесяти лет. Приговоренные к смертной казни лишались всех прав состояния и иных прав. Каторга назначалась без срока или на срок от четырех до пятнадцати лет, ссылка назначалась без срока, но с правом досрочного освобождения за хорошее поведение. Заключение в крепость назначалось на срок до шести лет, в тюрьму - до двух лет, арест - на рок до шести месяцев, помещение в исправительный дом - до восьми лет.

Вступление в силу Уложения было отложено, но в действие постепенно вводились главы и статьи, содержавшие новые составы политических преступлений. Законом 1904 г. были введены в действие статьи о бунте против  верховной власти, о государственной измене, о смуте.

Выводы по вопросу. Экономическое, социальное, политическое развитие России в начале XX века требовало серьезных изменений в праве. Существовавшее законодательство не способствовало развитию капиталистических отношений. 900-е годы – годы интенсивной правотворческой деятельности. Часть законопроектов была утверждена, но многие так и остались в стадии разработки и обсуждения. Наибольшие изменения произошли в государственном, административном, земельном и уголовном праве.

Правовая система России после революции претерпела небольшие изменения. Особенно заметны они были в сфере государственного права.

Механизм вызванного войной социально-экономического кризиса был типичным и не раз проявлял себя в войнах, которые вела Россия и другие страны. Особенность состояла лишь в интенсивности действия этого механизма, определяемой, с одной стороны, масштабами войны, а с другой стороны, глубиной того социального раскола, который поразил русское общество. Этот раскол был, в свою очередь, следствием крестьянской нищеты и малоземелья, следствием тех глобальных экономических и социальных причин, которые подняли крестьян на восстание 1905 года. Этот социальный раскол проявлялся в статистике предвоенной преступности, а потом, во время войны – в нежелании крестьян воевать за эту власть и в массовых сдачах в плен. Другой стороной социального раскола и нищеты был финансовый кризис, который породил инфляцию и разрушение рынка; это привело к голоду в городах и голодным бунтам. Продовольственный кризис неминуемо должен был дойти до Петрограда и породить грандиозный голодный бунт – и ненавидящая власть крестьянская армия должна была поддержать этот бунт, а затем – немедленно потребовать землю. Деятельность политических партий (и тем более «заговоры масонов») не оказывала существенного влияния на ход событий. «Февральское восстание именуют стихийным… – писал Лев Троцкий, – в феврале никто заранее не намечал путей переворота… никто сверху не призывал к восстанию. Накоплявшееся в течение годов возмущение прорвалось наружу в значительной мере неожиданно для самих масс»[5].

В результате Февральской революции Россия сделала новый шаг на пути превращения в буржуазное государство, хотя многочисленные пережитки феодализма еще сохранялись и были попутно устранены лишь Октябрьской революцией.

 

ЛИТЕРАТУРА:

Журнал заседаний Временного правительства. Март-апрель 1917 года.

Аврех А.Я. Масоны и революция. – М.: Политиздат, 1990.

Аврех А.Я. Царизм накануне свержения. – М.: Наука, 1989.

Аврех А.Я. Царизм и IV Дума (1912–1914 гг.). – М., 1981.

Величко А.М. Философия русской государственности. – СПб., 2001.

Солженицын А.И. Размышления над Февральской революцией. – М., 1983.

Архив русской революции (под редакцией Г. В. Гессена). М., Терра, 1991. В 12-ти томах.

Пайпс Р. Русская революция. – М., 1994.

Смирнов А.Ф. Государственная Дума Российской Империи 1906–1917 гг.: историко-правовой очерк. – М.: Книга и бизнес, 1998.

Якушкин В.Е. Государственная власть и проекты государственных реформ в России. – СПб., 1906.

Пестель П.И. Русская Правда // Избранные социально-политические и философские произведения декабристов: в 3 т. – М., 1951. Т. 2.

Кудинов О.А. Правовой статус Государственной Думы // История государства и права. 2004. № 4.

Котляревский С.А. Конституционное государство. Опыт политико-морфологического обзора. – СПб., 1907.

Политическая история России. Хрестоматия, В 2-х частях. Ч. II. – М., 1995.

История полиции дореволюционной России. Сборник документов и материалов по истории государства и права. - М., 1981.

Аврех А.Я. П.А.Столыпин и судьба реформ в России. - М., 1991.

Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. – М.. 1983.

История органов внутренних дел дореволюционной России. – М., 1984.

Исаев И.А. История государства и права России: учебник – М., 2007.

Ковалев Б.Н.  История отечественного государства и права: курс лекций. – Н.Новгород, 2007.

Понихидин Ю.М. История отечественного государства и права в вопросах и ответах: учебное пособие. – Саратов, 2007.

Исаев И.А. История государства и права России в вопросах и ответах: учебное пособие. – М., 2007.

История отечественного государства и права: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Юриспруденция» и специальности «Юриспруденция» / под ред. О.И.Чистякова – М., 2008.

История государства и права России: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / под ред. Ю. П. Титова. – М., 2008.

История отечественного государства и права: учебное пособие / А.А.Акмалова, В.А.Смирнов – М., 2008.

Курлов П.Г. Гибель Императорской России. – М.: Современник, 1992.

Конституционализм: исторический путь России к либеральной демократии. – М., 2000.

Политические партии в российских революциях в начале XX века. – М., 2005.

Орлова Н.В. Политические партии России // Страницы истории. – М., 1993.

Право в период Первой мировой войны. - М., 1983.

Фоменков А.А. Правомонархисты против первой русской революции. – М., 2005.

Учредительное собрание. Россия 1918. - М., 1991.

[1] В состав военно-полевого суда входили председатель и 4 офицера.

[2] Временные правила о печати вводились от 24 ноября 1905 г., 18 марта и 26 апреля 1906 г.

[3] См.: Исаев И.А. История государства и права России: Учебник. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2003. С. 473.

[4] См.: История государства и права России. Учебник / Под ред. Ю.П. Титова. М.: ООО «ТК Велби», 2003. С. 237-239.

[5] Нефедов С.А. Февраль 1917 года: власть, общество, хлеб и революция.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!