Развитие общественного и государственного строя сословно-представительной монархии

27 Дек 2014 | Автор: | Комментариев нет »

Весь ход предшествующего развития вызвал значительные изменения в экономике и положении классов. На месте деревень появляются новые города, наблюдается рост ремесла и торговли. Борьба за освобождение из-под власти феодалов сплачивает городское население. Города добиваются независимости от сеньоров. Грамоты вольности дают и право на городское самоуправление. Население городов складывается в особую социальную группу, из которой по мере расслоения вырастает впоследствии буржуазия. Источниками сырья становятся отдельные сельскохозяйственные регионы. Укрепляются экономические связи между городом и деревней. В сферу товарно-денежных отношений активно вовлекаются феодалы и феодально-зависимые крестьяне.

Происходят существенные изменения в положении и составе крестьянства. Рынок товаров и услуг поднимает спрос на деньги. Возникает взаимный интерес феодалов и крестьян к замене натуральных повинностей денежной рентой. Помещик получал деньги и скорое удовлетворение своих потребностей, крестьянин – повышение товарности своего хозяйства и обретение свободы. Так, экономический интерес взрывает складывавшуюся веками систему феодальной эксплуатации. Феодалы в своем большинстве принуждают крестьян выкупаться на свободу, но, конечно, без земли. На большей части Франции постепенно исчезает серваж. Сеньору экономически выгоднее иметь дело с лично свободным крестьянином – держателем наследственного земельного надела, получившего название цензивы. Своевременная уплата цензитарием денежной ренты и других повинностей давала ему возможность распорядиться цензивой: передать по наследству и даже продать с согласия сеньора. Личная свобода давала возможность крестьянину уйти от своего господина, найти нового или поменять профессию с переездом в город. Новый держатель цензивы, сохраняя личную свободу, обременялся теми же повинностями, что и предыдущий, так что менялась только форма феодальной зависимости, но сохранялось содержание эксплуатации, тем более что размер цензивы сеньоры постоянно увеличивали.

Стремление феодалов к увеличению доходов приводит к усилению эксплуатации крестьян. Положение крестьян (да и горожан тоже) особенно ухудшается в связи с разорением страны, грабежами, постоянными реквизициями и ростом налогов в период Столетней войны с Англией (1337-1453 гг.). Ответом были массовые антиправительственные выступления – знаменитая крестьянская «Жакерия» 1358 г., восстание парижан 1356-1358 гг. и 1413 г., антиналоговые восстания 1379 и 1382 гг. в северных и южных городах Франции.

Внутриполитическая обстановка, вызванная Столетней войной, обострила отношения внутри господствующего класса. Определенная часть феодальной знати, противившаяся объединению страны и укреплению королевской власти, встала на путь предательства национальных интересов. Многие из них поплатились жизнью и своим имуществом. Их земли были конфискованы и розданы мелким и средним дворянам, активно поддерживавшим короля. В конечном итоге это привело к консолидации господствующего класса, отказу его от некоторых традиционных сеньориальных прав, осознанию необходимости защиты интересов сословий.

Духовенство во Франции считалось первым сословием. Его правовой статус определялся невмешательством в дела государства, признанием верховенства королевской власти и светской юрисдикции. Внутрисословные отношения регулировались церковными канонами. За совершение преступлений священнослужители отвечали перед церковным судом.

Основу экономического могущества духовенства составляли обширные земельные владения, пожалованные королем и крупными сеньорами в предшествующий период. Щедрые пожертвования (земли и денег) продолжались и в XIV-XV вв. Постоянным источником дохода духовенства являлся, как и ранее, специальный налог – церковная десятина (с урожая, приплода скота и т.п.), взимание которого обеспечивалось королевской властью.

Дворянство являлось вторым привилегированным сословием Франции, независимо от имущественного положения. Одно служило опорой королевской власти, несло службу королю и участвовало в управлении. Практически вся королевская администрация, армия и суд находились в руках дворянства. Это определило его ведущую роль во всей внутриполитической жизни страны. Наиболее важные решения короли всегда принимали по «совету и с согласия» титулованной феодальной знати.

Доступ в дворянское сословие недворян первоначально был возможен. Со временем лицам неблагородного происхождения доступ в дворянское сословие был закрыт. Оно стало замкнутым и наследственным, но и в этих условиях дворянский титул приобретался в результате королевского пожалования за оказанные услуги или в связи с назначением на высокую государственную должность. Эта практика королевского предоставления титула получила широкое применение в эпоху абсолютизма.

Статус дворянина не только обязывал служить королю и выражать свои верноподданнические чувства «слуг его величества», но и предоставлял значительные привилегии, широко используемые при жизни и передаваемые по наследству. Важнейшими привилегиями являлись владение неотчуждаемым леном, исключительное право собственности на землю, другое имущество и рентные права. Отличительными знаками дворянского достоинства являлись звания, титулы и гербы. Только дворяне имели особые судебные привилегии (право на суд равных), освобождение от уплаты государственных налогов и повинностей, право охоты на крестьянских полях и т.п.

Сословность не означала однородность. Своим богатством, знатностью происхождения и влиянием при  королевском дворе выделялась титулованная знать. В ее составе, как правило, были бывшие крупные сеньоры, которые приняли новые правила игры, но никогда не забывали о своей былой самостоятельности. Короли понимали это, поэтому одних приближали и награждали титулами и званиями, других – уничтожали. Борьба, то скрытая, то явная, продолжалась до конца XV в. и закончилась победой королевской власти. Другая часть дворянства, большая по численности, - средние и мелкие феодалы, занимавшие скромное положение в феодальной иерархии, всегда нуждалась в защите и поддержке короля от посягательств феодальной знати, а также противившихся феодальному гнету крестьян. Поэтому мелкое и среднее дворянство было сторонником сильной королевской власти.

«Третье сословие», в отличие от первых двух, включало в свой состав основную массу трудового населения и формирующуюся буржуазию Франции. Здесь находились горожане и крестьяне, категории населения многочисленные, неблагородные, лишенные каких-либо особых личных или имущественных прав, и в силу этого непривилегированные. Члены сословия не имели правовой защиты, произвол королевских чиновников и феодалов отражал реальное состояние их существования. Это было единственное податное сословие во Франции, на котором лежало в полном объеме бремя уплаты государственных налогов. Именно это обстоятельство породило суждение, что духовенство «молится за всех», дворянство «служит и воюет за всех», а третье сословие «работает на всех».

Третье сословие во Франции по своему составу было неоднородным. Среди горожан и крестьян происходили сложные изменения, связанные с подъемом экономики и начавшимся формированием внутреннего рынка. Усилился процесс замены серважа на цензитарное положение крестьян, т.е., оставаясь по-прежнему зависимыми людьми, они превращались в наследственных и лично свободных держателей земли сеньоров. Условия выкупа личной свободы были тяжелыми, практически доступными лишь наиболее имущим крестьянам. Появление цензивы создало возможность для перехода земли из рук в руки, для утраты ее неимущими крестьянами и скопления ее в руках зажиточных крестьян, будущей сельской буржуазии.

Аналогичные процессы протекали и в среде городского населения. По мере роста городов и увеличения численности городского населения возрастало и его социальное неравенство. Своим имущественным положением выделялись купцы, ростовщики, владельцы ремесленных мастерских, мастера, юристы и др., чаще всего объединенные в корпорации (цехи) по профессиональному признаку. Эта патрицианская верхушка городского населения (из нее сформировалась буржуазия) сосредоточила в своих руках управление городом. Нищенским было положение ремесленников, подмастерьев, учеников и неорганизованных в цехи плебейских элементов городов. На почве имущественного и социального неравенства происходили столкновения между патрициатом и другими слоями населения. Со временем цеховая регламентация становилась тормозом в развитии промышленного производства. Цехи нередко сопротивлялись техническим усовершенствованиям, усматривая в них опасность для мелкого производства. Наблюдалась борьба и между цехами различной профессиональной направленности.

Несмотря на социальную неоднородность, горожане были едины в отстаивании прав на самоуправление и в освобождении от сеньориальных повинностей. Они пользовались известными политическими правами: участвовали в избрании должностных лиц городского управления, имели право контроля за их деятельностью, подчинены городской юрисдикции. Горожане были лично свободны, обладали собственностью.

В целом третье сословие не представляло из себя единой силы. Оно было разобщено. Крестьянство явно отставало в своем развитии от городского населения. Не сложилось понимание общности интересов горожан и крестьян, поэтому первоначально под третьим сословием чаще понимали городское население, а точнее его патрицианские слои. Именно городская знать представляла интересы сословия в формирующихся органах сословно-представительной монархии.

С правления короля Филиппа IV Красивого (1285-1314 гг.) начинается новый этап политической истории Франции – сословно-представительная монархия. При нем активизируется процесс объединения страны, сепаратизму местной знати противостоит королевская власть. В течение XIV в. феодалы лишились права законодательствовать, вести частные войны, по своему усмотрению вершить суд. Парижский парламент в порядке апелляции мог пересмотреть любое решение сеньориальной юстиции.

Права феодалов  на сбор прямых и даже косвенных налогов были существенно ограничены. Сбор сеньорами тальи стал производиться с согласия королевской администрации. Карл VII (XV в.) вообще отменил право сеньоров на получение этой подати. В последующем короли запретили феодалам вводить новые налоги и чеканить собственную монету. В первой половине XV в. был издан ордонанс, запретивший феодалам иметь собственное войско. Численность гарнизонов в замках также ограничивалась. В результате проведенных мероприятий некогда суверенная власть феодалов, по существу, утратила свой самостоятельный политический характер.

Политика централизации государства и сильной власти французских королей вызывала резкое недовольство римско-католической церкви, стремившейся к мировому господству, к подчинению церковной власти монархов Европы. Филипп IV пошел на открытый конфликт с папой римским Бонифацием VIII. Он подчинил французское духовенство королевской юрисдикции, обложил налогом земли духовенства, запретил вывоз в Рим золота и серебра. Тем самым римская курия лишалась всех поступлений от французского духовенства. В ответ Бонифаций VIII пригрозил королю отлучением от церкви (1301 г.), но вскоре этот неумолимый владыка церкви скончался. Вновь избранный папа был единомышленником короля. Климент V перенес свою резиденцию из Рима в Авиньон, на территорию, подвластную Франции. И в течение семидесяти лет «авиньонского пленения» пап они являлись послушным орудием французского короля.

Авторитет церкви был основательно подорван. Торжество королевской власти было несомненным. Короли присвоили часть доходов духовенства, бесцеремонно брали деньги из папской курии. В королевскую казну отошли и огромные богатства ордена тамплиеров, монахи которого были обвинены легистами короля в ереси, в занятии черной магией и разврате (1308 г.).

Успешное разрешение конфликта с папской курией, последовательная политика ограничения суверенных прав сеньоров способствовали укреплению власти французских королей, их независимости. Юридическое обоснование независимости власти монарха дали юристы. Король, утверждали они, вправе решать любые внешнеполитические вопросы, выступать верховным законодателем и судьей. Принимаемые им решения не нуждаются в одобрении съезда феодалов или королевской курии. Его административные и судебные полномочия не имеют правовых ограничений.

Однако от теоретических постулатов самовластия французских королей до их реальной самостоятельности и независимости было еще достаточно далеко. Франция находилась на стадии становления сословно-представительной монархии, не получила завершения централизация страны, еще была сильна феодальная оппозиция королевской власти, поэтому любые попытки ломки прежней политической структуры сеньориальной монархии встречали ожесточенное сопротивление феодальной олигархии. Нередко в эту борьбу втягивались и городские корпорации. И только сила и власть, деньги и политика компромиссов делали французских королей способными решать важные общенациональные задачи. Следствием такой политики стал временный союз короля с представителями сословий Франции и появление в начале XIV в. сословно-представительного учреждения – Генеральных штатов.

Появление на политической сцене Франции нового общегосударственного органа, каким стали Генеральные штаты, было проявлением объективной исторической закономерности эволюции феодального государства от сеньориальной монархии к монархии с сословным представительством. Генеральные штаты, выражая интересы сословий, вместе с тем содействовали усилиям королевской власти в укреплении национального единства страны, в решении внутренних и внешнеполитических задач государства.

Первый созыв представителей от сословий, осуществленный Филиппом IV в 1302 г., был вынужденной мерой. Неудачная война с Фландрией, конфликт с римским папой обострили внутриполитическую ситуацию. Королю нужны были деньги. Введение нового налогового обложения без согласия сословий могло вызвать волну недовольства, привести к обострению кризиса в обществе. Так родилась идея советоваться с представителями от сословий, получать от них согласие на самообложение.

На местах создавались свои штаты. В XV в. они имелись практически в каждой провинции. Отношение королевской власти к ним во многом определялось проводимой ими политикой. Политика дистанциирования от центральной власти и сепаратизма откровенно подавлялась по мере усиления королевской власти.

Документа, который бы регламентировал работу Генеральных штатов, выработано не было. Поэтому все, что касалось созыва и роспуска Генеральных штатов, их состава и полномочий, являлось исключительной прерогативой короля.

Первоначально Генеральные штаты не имели выборных представителей. Действовал принцип именного мандата, когда высшее духовенство, а также крупные светские феодалы и представители верхушки городского населения приглашались лично. Позднее принцип выборности распространится на среднее и мелкое дворянство, представителей церквей, монастырей и городов (по 2-3 депутата). Третье сословие в палате было представлено городским патрициатом. Крестьянство в Генеральных штатах представлено не было. В конце XV в. было установлено, что каждый бальяж избирает по одному депутату от сословия.

Полномочия Генеральных штатов и продолжительность их работы определялись королем. Как правило, король созывал этот орган, когда нуждался в финансовой помощи, собирался ввести новые налоги или единовременные сборы или подтвердить старые. Учитывая, что податным во Франции было только третье сословие, а духовенство и дворянство имели «налоговый иммунитет», ясно, что привилегированные сословия всегда давали согласие на обложение третьего сословия.

Генеральные штаты обсуждали и другие вопросы, когда король нуждался в поддержке сословий: конфликт с папой римским Бонифацием VIII; борьба с орденом тамплиеров; вопросы о войне и мире; разрешение религиозных конфликтов; о совершенствовании законодательства и государственного управления и т.д.

Сословия заседали раздельно, по палатам. Посословным было и рассмотрение вопросов. Решение принималось простым большинством голосов и утверждалось всеми палатами, причем каждая палата имела один голос. Палаты духовенства и дворянства почти по всем вопросам были солидарны. Таким образом, феодалы всегда имели гарантированное большинство.

Генеральные штаты не обладали судебными и административными полномочиями. У них не было и собственного аппарата управления. Депутаты, связанные наказами избирателей, выступали с критическими замечаниями в адрес королевской администрации, высказывали просьбы и жалобы королю. Обобщенная в ходе сессии сводка наказов, носившая характер пожеланий, передавалась на рассмотрение короля. В отдельных случаях такие пожелания учитывались королем и даже облекались в форму нормативно-правовых предписаний.

В политической истории Франции Генеральные штаты оставили заметный след. Они созывались достаточно часто в XIV и XV вв., реже в XVI в. и всего по одному разу в XVII и XVIII вв. Их деятельность объективно способствовала укреплению королевской власти. В спорах между сословиями короли часто принимали сторону третьего сословия, что способствовало укреплению союза короля с городами, а следовательно и повышению авторитета власти в обществе.

Генеральные штаты не всегда были послушным инструментом политики королей. Иногда они противились королевской воле, отказывали в принятии необходимых ему решений. В ответ короли распускали Генеральные штаты и длительное время их не созывали.

Политическая активность Генеральных штатов и их роль в общем механизме управления страной особенно возрастала в периоды дестабилизации в обществе. Известные события 1356-1358 гг., когда восстали горожане Парижа, а затем вспыхнула и крестьянская война (Жакерия), – наилучшее тому подтверждение. Тогда Генеральные штаты под давлением горожан выработали программу реформ, изложенную затем в Великом мартовском ордонансе 1357 г., вынужденно утвержденную дофином Карлом.

Ордонанс возложил на Генеральные штаты контроль за деятельностью короля и его администрации, поручил реорганизовать государственное управление, предложил уволить со службы ненавистных народу чиновников, запретил продажу с торгов должностей судей, предлагал усилить контроль за рассмотрением дел в суде. Определил порядок сбора и расходования средств, полученных в результате налогообложения. Король лишался права созыва Генеральных штатов. Устанавливалось правило, по которому они должны сами собираться не реже одного раза в три месяца. Ордонанс провозгласил неприкосновенность депутатов, отменил частные войны, запретил практику незаконной реквизиции имущества и т.д.

Контроль за соблюдением Мартовского ордонанса был поручен специально избранной комиссии «генеральных реформаторов».

Прогрессивное значение Великого мартовского ордонанса 1357 г. не вызывает сомнений. В нем выражены требования народа, взгляды демократических сил третьего сословия на политическое развитие Франции.

Вызванный временными обстоятельствами успех Генеральных штатов был непрочным. Попытка установить парламентский контроль за финансами, исполнительной и законодательной властью не удалась. Вскоре после подавления Парижского восстания и Жакерии Мартовский ордонанс перестал действовать.

Победа Франции в Столетней войне имела важные политические последствия. Прежде всего отпала необходимость в Генеральных штатах. Они еще созывались, но их значение падало. Укрепилась королевская власть. Ее сила заключалась в опоре на многочисленную наемную армию и бюрократический аппарат управления. Для их содержания Карл VII в 1439 г. ввел прямой постоянный налог (королевская талья), взимаемый без предварительного согласия Генеральных штатов. Королевская власть стала средоточием национально-государственного единства. Ее полномочия распространялись почти на всю территорию Франции. При Людовике XI (1461-1483 гг.) было навсегда покончено с феодальной раздробленностью. Королевские налоги и суд были распространены без изъятия на всю территорию страны.

Организационно структура органов центрального управления изменилась мало. Вместо королевской курии появился королевский совет (1314 г.), в который входили легисты и представители высшей светской и духовной знати, и счетная палата как орган финансового управления.

Среди должностных лиц на первое место вышел канцлер, возглавлявший королевскую канцелярию. Он вел делопроизводство, составлял королевские ордонансы, осуществлял текущее управление и контроль за деятельностью должностных лиц, председательствовал в королевском совете в отсутствие короля. Заметную роль играли коннетабль, возглавлявший королевскую армию, и камерарий – королевский казначей. Многочисленные королевские советники – палатины – выполняли отдельные особо важные поручения короля. В то же время в аппарат управления вводится немало новых должностей – секретарей, нотариусов, клерков и т.п., как правило, лиц незнатного происхождения, образованных, преданных королю.

Важной тенденцией в государственном управлении стало правило: государственные чиновники отправляют свои полномочия от имени короля.

На организацию местного управления существенное влияние оказывали две противоборствующие тенденции. Во-первых, сопротивление централизации и укреплению королевской власти на местах. Во-вторых, подавление сепаратизма местной феодальной знати и упрочение позиций королевской власти в местном аппарате управления. Такое противостояние не могло не сдерживать процесс централизации, но и остановить его не могло. Создание централизованного государственного аппарата было всего лишь вопросом времени.

Местная феодальная знать, лишенная иммунитетов, постепенно утрачивала административно-судебную власть над населением. Местные штаты, поддерживающие сепаратистов, перестали созываться.

В административном отношении Франция делилась на примерно равные по территории бальяжи и превотства во главе с бальи и прево – чиновниками, назначаемыми королем. Как и раньше, это были основные представители королевской администрации на местах. На них возлагалось текущее управление, сбор налогов, военные и административно-судебные полномочия. Аналогичными функциями обладали и сенешалы в сохранившихся на юге Франции территориальных округах.

С середины XIV в. роль бальи и сенешалов в местном управлении несколько падает. Они лишаются судебных и военных полномочий, которые передаются в ведение королевских лейтенантов. В дальнейшем короли вводят должности губернаторов, наделяя их в одних случаях чисто военными функциями, в других – вместо сенешалов и бальи, но только с более широкими полномочиями. Они контролировали сбор налогов, отправление правосудия на местах, осуществляли помилование и т.п. В ходе административной реформы в конце XV в., когда появились провинции, губернаторы назначались их правителями.

Города в XIV-XV вв. утратили многие свои права и привилегии. Местная королевская администрация активно вторгалась в городское управление. Королевские чиновники контролировали все стороны городской жизни, производство и торговлю, сбор налогов, суд и городскую администрацию. Органы городского самоуправления стали подконтрольны королевским чиновникам.

В рассматриваемый период существовали королевские, сеньориальные и церковные суды. Ведущая роль принадлежала королевской юстиции, юрисдикция церковных судов ограничивалась, а сеньориальных – утрачивала значение. Наметилась тенденция обособления судов от административных органов.

Высшей судебной инстанцией являлся Парижский парламент, созданный еще при Людовике IX. Составленный из квалифицированных юристов, он превратился в суд по делам феодальной знати, рассматривал наиболее важные уголовные и гражданские дела, в том числе в порядке апелляции. В его составе было несколько палат: две судебные для рассмотрения гражданских, финансовых и некоторых уголовных дел, третья – только уголовные, несколько следственных палат и палата прошений, в которой рассматривались жалобы на судебные решения, приговоры и другие дела. Состав Парижского парламента назначался королем, при этом с 1467 г. – пожизненно (до этого существовал годичный срок).

Возросло количество (до 13 в конце XV в.) и активность местных парламентов, к которым отошла юрисдикция бывших сеньоров крупных феодальных владений (Нормандии, Лангедока и др.). Местным парламентам принадлежало право вынесения постановлений в случае пробелов в законодательстве (и обычном праве). Они могли восполнять такие пробелы путем издания особых постановлений, обязательных для низших судов их округа. Такие постановления могли быть отменены лишь королевской властью.

В начале XIV в. возник обычай передавать в Парижский парламент ордонансы и другие нормативно-правовые акты короля для регистрации; с 1350 г. такая регистрация становится обязательной. Местные парламенты и другие низшие суды при вынесении своих решений могли ссылаться только на зарегистрированные королевские акты. В случае отказа в регистрации, Парижский парламент выносил ремонстрацию (возражение), которая преодолевалась личным участием короля в заседании парламента. Из практики регистрации нормативных актов короля в парламенте выросло право проверки законности издания этих актов.

Кроме общих судебных мест, к которым относились парламенты, существовали и специальные королевские административно-судебные органы. Функции защиты финансовых интересов короля и его личной недвижимости выполняли счетная палата и палата казначейства. Некоторые наиболее важные дела рассматривал королевский совет, выступая в роли кассационного суда. Мелкие уголовные и гражданские дела решал прево, дела о серьезных преступлениях были подсудны бальи и сенешалам, а позднее (XV в.) – суду королевского лейтенанта. Все они назначались и увольнялись королем, а их деятельность полностью была подконтрольна королевской администрации.

Церковный суд превратился в чисто конфессиональный с особой подсудностью. Он рассматривал случаи из мирской жизни, которые противоречили канонам римско-католической церкви – ересь, колдовство, инцест, семейные дела, ростовщичество, а также проступки священнослужителей. Высшей инстанцией был суд римской курии. К нижестоящим судам относились: суд кардинала, суд архиепископа, суд епископа и его специальных уполномоченных (официалов).

С конца XIII в. ведет свое начало французская прокуратура. Тогда специальный помощник бальи исполнял функции обвинения в суде, представляя интересы короля. В XIV в. уже официально упоминается прокуратура как орган уголовного преследования и обвинения. Организация прокуратуры приняла вид системы, возглавляемой королевским прокурором, состоявшим при Парижском парламенте. Постепенно должности прокуроров и их заместителей были учреждены во всех местных парламентах, при бальи и сенешалах. На прокуроров возлагалась задача представлять интересы короны, обеспечивать обвинение и надзор при прохождении любых дел в суде.

Успешное окончание Столетней войны, введение прямых налогов и укрепление финансовой базы короля позволили завершить начатую еще в конце XIV в. реформу армии. Королевская политика централизации отразилась на общем ее построении. Естественным стал отказ от феодального ополчения, показавшего свою непригодность в ходе затяжной и изнурительной войны. Ополчение учитывалось в качестве резерва на случай военных действий.

Основным принципом комплектования постоянной армии стал принцип добровольного найма. В 1445 г. король Карл VII формирует первые отряды конницы, а спустя три года – отряды отборной пехоты, так называемых вольных стрелков. Людовик XI стал широко практиковать вербовку иностранцев (немцев и швейцарцев). Повсеместно создавались военные гарнизоны. Армия имела централизованное руководство и четкую систему управления. Король обязал дворян нести военную службу. Французское дворянство получило преимущественное право на занятие офицерских должностей. Прием и увольнение, перемещение по службе офицеров являлось исключительной компетенцией королевской власти.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

8-902-89-18-220

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!