Развитие монастырской системы помощи и поддержки нуждающихся в XIV-XVII веках

Парадигма помощи и поддержки в XIV — первой половине XVII в. существенно изменяется. Для этого времени характер­ны три формы поддержки и защиты нуждающихся; монастыр­ская система помощи, государственная система защиты (она вырастает из традиций княжеского нищепитательства и нищелюбия, как определенных форм княжьего права) и первые свет­ские проявления благотворительности.

Монастырская система помощи представляет два основных этапа развития монастырей. Первый — объединение земель во­круг монастырей в центральной части Руси (ХIV-ХVI вв.), второй — колонизация Севера (ХVI-ХVII вв.).

Объединение земель вокруг монастырей происходит со вто­рой половины XIV в., когда меняется характер монастырского управления, начинается переориентация жизнедеятельности монастырей, которые ставят перед собой прежде всего решение хозяйственных задач, превращая эти обители в самостоятель­ную феодальную вотчину. Во главе нового монастырского ре­формирования стояли Сергий Радонежский и митрополит Алексий.

На смену ктиторским монастырям, основанным князьями и епископами, приходят монастыри-вотчины. Ктиторские мона­стыри развивались на протяжении более двухсот лет. Они зало­жили основу «пансионной» системы поддержки не только для мужчин, но и для женщин. Институт вдов за это время получа­ет юридическое признание и «учреждение» (что позволяло вдо­вам жить в достатке на протяжении целого ряда лет). Более того, многие русские княгини (или их мужья) специально стро­или монастыри для проведения оставшегося срока жизни в его стенах. Постриги стали неотъемлемой частью женского жиз­ненного сценария.

В 1401 г. основан Московский-Вознесенский женский монас­тырь, в Кремле, женой кн. Дмитрия Донского — княгиней Ев­докией Дмитриевной, в монашестве Ефросинией.

Конечно же, ритуал пострига, кроме своей литургической основы, имел еще и хозяйственную, связанную с редистрибуционными принципами мирской жизнедеятельности. За получе­ние дара в виде личностной свободы, не связанной с вдовьей судьбой, требовался отдар. В XVI в. он не ограничивался толь­ко милостыней для нищих. Возможно, отдар приобрел форму обряда или даже системы законодательных соглашений.

Ктиторские монастыри еще существуют в этот период, но они находятся обычно в средневековом городе, а монастыри-вотчи­ны развиваются за его пределами. Их более интенсивное разви­тие связано с тем, что на первых порах они являются более откры­тыми помогающими системами для всех желающих и у них бо­лее выгодная система инвестиций для мирских людей. Прежде всего это достигалось за счет того, что монастыри-вотчины ску­пали земли, а значит, становились крупными земельными соб­ственниками, т. е. «уже с XIV в. купля была основным средством скопления кафедрою земель. Покупались не только села и дерев­ни, но и города». Тем самым как субъекты помощи и поддержки монастыри приобретали функции, которыми раньше обладали только князья. Именно эти функции защиты и поддержки закрепляются в народном сознании.

Помимо активной роли церкви в сакрализации жизненных процессов, важны и функции защиты и поддержки вдов и си­рот, т.е. те функции, которые были привилегией княжеской власти.

Привлекательность монастырской защиты и поддержки для работного люда состояла еще и в том, что они имели более вы­годные условия жизнедеятельности, находясь в составе монас­тырской вотчины. Крестьяне шли к монастырям, ибо они освобождались от пошлин и податей, от юрисдикции местных вла­стей, от проезжающих через села княжеских чиновников, ко­торым необходимо было давать подводы, лошадей и корма, про­водников и т. д. Крестьяне находили в монастыре тихое приста­нище, «надежную защиту от политических и административ­ных преследований и угнетений, — безопасное убежище от раз­личных неудач и бедствий, скорбей и лишений, не разлучных с жизнью почти каждого человека». Приход работного люда де­лает монастыри сильными и изобильными. Их богатство при­умножали и частные вклады. Они различны — от церковной утвари и предметов культа до земельных. Вклады жертвовались с разными условиями: поминание вкладчиков после смерти, кормление от их имени нищих и т. д. Но существовали и особые земельные вклады, позволявшие вкладчику при жизни льгот­ное проживание на территории монастыря (не принимать мона­шеского сана, не вести аскетический образ жизни). Такой про­живающий имел статус бельца.

Мы видим, как постепенно монастырско-вотчинская идеоло­гия привносит новые элементы призрения в стены монастыря: пожертвование некоторого дара в виде натуральных продуктов, собственности, денежных взносов. По некоторым данным, взнос при поступлении в монастырь составлял от 300 до 1000 руб. При всей спорности данной суммы тем не менее важно, что для поступления в монастырь требовался известный дар. Не случайно, что в этот период появляется некоторый вид «склад­чины», коллективной финансовой помощи нуждающемуся — на монастырь. Аналогичные тенденции в деле помощи и поддер­жки мы наблюдаем в XVI в., когда происходит колонизация Севера монастырями-вотчинами.

Князья предоставляли право монастырю отрезать земли кро­ме своих для крестьян из других вотчин. Селившимся на мона­стырские земли давалась свобода от податей на 10 или 20 лет, а также свобода от суда княжеской волостей, с подчинением игу­менскому суду во всех делах, «опричь душегубства». Помимо льгот для находившихся под патронажем монасты­ря имелись и четкие гарантии защиты от произвола посадника и тысяцкого, которые довольно часто нарушали установленные объемы пошлин и налогов.

Разумеется, на этом призрение не заканчивалось. Монасты­ри-вотчины предоставляли посадскому человеку или крестья­нину прибежище «на старости лет под монашеской рясой или в качестве бельца, живущего в тиши монастырской ограды», играя роль своеобразных страховых учреждений не только по случаю смерти, но и по старости. Внесение вклада было обяза­тельным условием, чтобы «иметь страховой полис».

Со временем желающим попасть за монастырские стены предлагалось вносить все большие и большие суммы, т. е. мо­настыри становятся своеобразной системой  закрытого призрения». Известен такой факт из благотворительной деятельности патриарха Никона. Одна бедная девушка хотела постричься в монахини, но не имела средств внести вклад, требовавшийся для поступления в монастырь. Никон внес за нее этот вклад в размере 17 руб. Практически все люди церкви стали вынужде­ны платить определенный налог.

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!