Развитие капитализма в 60-90е годы

ПЛАН

Введение                                                                                                                                     3
1. Развитие капитализма в сельском хозяйстве, влияние остатков крепостничества на помещичье и крестьянское хозяйство.             4
2. Развитие капитализма в промышленности, завершение промышленного переворота. Развитие железнодорожного строительства.      7
3. Расширение внутреннего рынка. Проникновение в Россию иностранного капитала.                     12
4. Формирование промышленной буржуазии и промышленного пролетариата.
5. Итоги модернизации в XIX веке. Тип российского капитализма.                       15
Заключение                                                                                                                               19
Список использованной литературы.                                                                                   21

Введение

Развитие капитализма в России отличалось сложностью и противоречивостью. Данный факт был признан уже в начале века всеми направлениями русской общественной и экономической мысли. Тем не менее оценка данного явления была различной.
Представители народнического направления считали, что капитализм в России насаждается сверху государством, акцентировали внимание на «язвы капитализма» (рост имущественного неравенства, засилие кулаков -мироедов, разорение и пролетаризацию деревни) и склонны были видеть в нем регрессивное явление, у которого в России нет будущего. Представители марксистского направления, указывая на присущую всем странам общую закономерность социально-экономических процессов и их объективный характер, подчеркивали прогрессивность капитализма и преувеличивали степень его развития в России.
Народническая оценка капитализма в России получила наиболее полное отражение в трудах видного экономиста и социолога В. П. Воронцова и первого переводчика на русский язык «Капитала» К. Маркса Н. Ф. Даниельсона, а марксистская - в трудах Г. В. Плеханова, В. И. Ленина, «легального марксиста» П. Б. Струве (позже отошедшего от марксизма) и ряда русских экономистов, применявших теоретические положения Маркса в своих научных трудах. Однако и среди марксистов были разные взгляды на капитализм в России. Так, в отличие от Струве, восхвалявшего капитализм, Ленин видел в нем негативные стороны.
Таким образом, развитие капиталистических отношений в России является чрезвычайно противоречивым явлением, которое до сих пор вызывает большое количество разногласий, как среди отечественных, так и зарубежных исследователей.

1. Развитие капитализма в сельском хозяйстве, влияние остатков крепостничества на помещичье и крестьянское хозяйство.

Общепризнанной является точка зрения, согласно которой характер развития капиталистических отношений в пореформенной России был обусловлен реформами Александра II (разногласия среди отечественных исследователей наблюдаются только в оценке степени данного влияния).
Отмена крепостного права в 1861 г. высвободила производительные силы России от неэффективной хозяйственной системы, основанной на принудительном труде. Пореформенные десятилетия XIX в. - время быстрого развития экономики и глубоких социальных перемен, сопровождавших переход к капитализму. Вместе с ростом населения Российской империи увеличивались и производственные показатели.
Однако промышленный подъем в пореформенные годы, по мнению В.А. Вдовина, начинался с растерянности и неопределенности. И действительно, в первые пореформенные годы не произошло значительного расширения производства. Казалось бы, реформа высвободила многочисленные рабочие руки, ожидавшиеся фабрикантами. А что на самом деле? Крестьяне не могли быстро освободиться от прежнего состояния, на что нужны были годы. Кроме того, значительное количество фабрик и заводов использовали в своей деятельности труд не наемных рабочих, а прикрепленных к этим заводам крепостных. После отмены крепостного права, такие рабочие толпами покидали заводы. Во многих случаях приходилось даже сокращать производство.
В России в сельскохозяйственном пользовании числилось 469,4 млн. десятин, что составляло 40,9% всей учтенной земли: из нее под пашней было 135 млн. десятин. Количество земли, находившейся в сельскохозяйственном пользовании, было весьма различно по районам. В конце века продолжало сокращаться помещичье землевладение: помещичьи земли путем продажи переходили к другим категориям населения. Однако, в руках помещиков продолжала оставаться  значительная часть земельных владений.
В целом во второй половине XIX века для развития всего помещичьего хозяйства были характерны тенденция роста производства, дальнейшее повышение его товарности. В начале века на долю помещичьего хозяйства приходилось около половины всего товарного хлеба, производимого в России.    Благоприятная    рыночная конъюнктура в годы промышленного подъема накануне первой мировой войны, а также продолжавшийся рост цен на продовольствие в годы войны стимулировали развитие помещичьих хозяйств. Это выражалось в их капиталистической реорганизации, техническом оснащении, в повышении агротехнического уровня производства и рентабельности. По этим показателям помещичье хозяйство превосходило крестьянское.
Помещичье хозяйство все более приобретало характер крупного производства. Еще в начале века по всей России насчитывалось до 570 передовых помещичьих хозяйств, организованных  по капиталистически, с площадью земли примерно в 6 млн. десятин. Более чем в половине из них велось улучшенное зерновое хозяйство. В последующие годы число хозяйств, применявших более современную капиталистическую систему, постоянно увеличивалось.
Крестьянство составляло три четверти населения страны, на долю крестьянского хозяйства приходилось 88 % валового сбора зерна и около 50% товарного хлеба. Крестьянские хозяйства давали основную сельскохозяйственную продукцию. Несмотря на сохранившиеся пережитки крепостничества, крестьянское хозяйство во второй половине XIX века развивалось в целом на основе капиталистических отношений.
По данным 1905 года, в общинном и подворном владении крестьян находилось 137 млн. десятин земли. На долю крупных крестьянских хозяйств приходилось 38% валового сбора зерна, на долю середняков и бедняков - 50 %. В то же время кулацкие хозяйства давали 34% всего товарного хлеба, бедняцкие и середняцкие - 14,7%.
Однако процесс капитализации крестьянского хозяйства и развития производительных сил в сельском хозяйстве России протекал по-прежнему медленно. Главным тормозом при низкой агротехнике являлось крестьянское малоземелье. В результате естественного роста сельского населения и дробления крестьянских хозяйств продолжал резко сокращаться размер душевого крестьянского земельного надела. В конце XIX века он составлял в среднем 3,5 десятины на душу, а к 1905 году - 2,6 десятины.
Сохранявшиеся  крепостнические пережитки в стране на рубеже XIX - XX веков тормозили рост сельскохозяйственного производства, что усугублялось различными стихийными бедствиями. Неурожайными и голодными для большинства российских губерний оказались 1897 и 1898 годы. Неурожаи во второй половине XIX века захватили не только губернии, наименее благоприятные в географическом, климатическом и почвенном отношении, но и плодородные губернии Юга и черноземной России.
Тем не менее изменившаяся общая экономическая конъюнктура в годы промышленного подъема во второй половине XIX века способствовала заметному росту производства в сельском хозяйстве. Подъем цен на продукты сельского хозяйства на мировом и внутреннем рынке оказывал стимулирующее влияние на этот рост, значительно превышавший общий рост цен.
Таким образом, в аграрном секторе России начала века существовали достаточно серьезные противоречия между традиционным (община и часть помещичьих хозяйств) и капиталистическим (хуторские, отчасти дворянские и купеческие владения) укладами.

2. Развитие капитализма в промышленности, завершение промышленного переворота. Развитие железнодорожного строительства.

К началу 80-х годов XIX века в промышленно развитых регионах России завершился промышленный переворот. В основных сферах промышленного производства машинная техника уже вытеснила ручной труд; водяное колесо практически было заменено паровым двигателем. Паровые машины и механические станки заняли господствующее положение в горнодобывающей, металлообрабатывающей и текстильной промышленности.
В первые пореформенные десятилетия русская промышленность производила в основном предметы потребления, однако, начиная с 80-х годов XIX века растет удельный вес производства средств производства.
В первые пореформенные десятилетия промышленный облик страны определяла легкая промышленность, ведущую роль в которой играла текстильная, сосредоточенная главным образом в Московском, Петербургском и Прибалтийском промышленных регионах. На эти регионы приходилось 75% ткацких станков, 80% мощности паровых машин и 85% рабочих всей текстильной промышленности страны. С 60-х годов бурное развитие получила текстильная промышленность в польском городе Лодзь.
Другой важнейшей отраслью промышленности была горнодобывающая, которая в первые пореформенные десятилетия сосредоточивалась в основном на Урале.
Наряду с развитием традиционных отраслей промышленности возникали и новые - угольная, нефтедобывающая, химическая, машиностроение. Менялась промышленная география страны. К старым промышленным регионам - Московскому, Петербургскому, Прибалтийскому, Уралу - прибавились новые: южный угольно-металлургический (Донбасс и Южная Украина), Бакинский нефтедобывающий. Возникли крупные промышленные центры — Баку, Харьков, Екатеринослав, Юзовка, Горловка, Нарва, Лодзь.
Наиболее быстро росла горнодобывающая промышленность. С 1860 по 1895 год выплавка чугуна возросла с 21 млн. до 89 млн. пудов, добыча каменного угля с 18 млн. до 556 млн. пудов, нефти с 0,5 млн. до 377 млн. пудов. В производстве чугуна Урал уступил первое место югу России. Сохранявшиеся крепостнические пережитки в уральской горной промышленности были главной причиной медленного роста производства по сравнению с более свободным капиталистическим развитием юга России. Если в 1880 году юг давал всего 5% выплавлявшегося в России чугуна, а Урал - 70%, то к 1900 году на долю юга приходилось уже 52% выплавлявшегося чугуна, а Урала - 27%. В 1900 году одна домна Урала (принимая во внимание суровые климатические условия в регионе) давала в 8 раз меньше чугуна, чем одна домна на юге. Энерговооруженность (по числу лошадиных сил на один завод) промышленности юга в 25 раз была выше Урала; один рабочий на юге производил чугуна в 6 раз больше, нежели один рабочий на Урале.
В 80 - 90-е годы резко возросла роль Донецкого бассейна в добыче каменного угля и Бакинского - в добыче нефти. Если в 60-х годах на долю Донбасса приходилось 33% добываемого в стране угля (основная часть угля в то время добывалась в Польше, в Домбровском бассейне), то к 90-м годам Донбасс давал уже 70% угля. Добыча нефти развернулась лишь в 70-х годах, но уже тогда на долю Бакинского района приходилось 74% добываемой в стране нефти. К 90-м годам доля нефти Бакинского района возросла до 95%. Первоначально в бакинской нефтедобыче ведущее место занимали представители местной национальной буржуазии (Табиевы, Нагиевы, Манташевы). К концу XIX века их сильно потеснил иностранный капитал (главным образом английский, а также шведские промышленники Нобели).
Значительные успехи были достигнуты в отечественном машиностроении. Крупными центрами транспортного машиностроения (паровозов, вагонов и пароходов) стали Сормово (близ Нижнего Новгорода), Луганск и Коломна; центрами сельскохозяйственного машиностроения - Харьков, Одесса, Бердянск, Александровск, Елисаветград.
Промышленность развивалась не только в городах, но и в деревне. Особенностью промышленного развития России было то, что в ней не столько «мужик шел на фабрику», сколько «фабрика шла к мужику», то есть промышленность (преимущественно обрабатывающая) «переселялась» в деревню, находя в ней наиболее дешевую рабочую силу. Объясняется эта особенность тем, что крестьянин еще был связан с наделом, прикреплен к общине; к тому же еще в дореформенный период в деревне уже были широко развиты разного рода промыслы, подготовившие квалифицированные кадры для крупной промышленности. Таким образом, в Центральной России возникли сотни фабрично-заводских поселков (типа Орехово-Зуева), которые стягивали к себе избыточное сельское население. В 1890 году в Европейской России насчитывалось 329 фабрично-заводских поселков, в которых в общей сложности насчитывалось 451 тыс. рабочих, то есть 52% их числа в крупной промышленности.
В пореформенной промышленности особенно быстро развивались те ее отрасли, которые производили средства производства. Иначе говоря, рост тяжелой промышленности (группа «А») обгонял рост легкой промышленности (группа «Б»), что было характерно для капиталистической промышленности всех стран. Далее развитие промышленности сопровождалось процессом дальнейшей ее концентрации, которая выражалась в увеличении числа рабочих и суммы производства в расчете на одно предприятие, а также в дальнейшем укрупнении предприятия. С 1866 по 1890 года численность промышленных предприятий в России со 100 и более рабочими возросла в 1,5 раза, в то же время число рабочих в них — в 2 раза, а общая сумма производства — в 3 раза. При этом темпы концентрации были выше в наиболее крупных предприятиях: число крупнейших предприятий (насчитывавших каждое свыше 1000 рабочих) за 1866 - 1890 года удвоилось, численность рабочих в них утроилась, а сумма производства возросла в 5 раз.
Россия отличалась наиболее высоким уровнем концентрации рабочих на крупных предприятиях. В 1890 году 70% фабрично-заводских и горных рабочих сосредоточивались на предприятиях, имевших 100 и более рабочих, и почти половина рабочих была сосредоточена на предприятиях, имевших свыше 500 рабочих каждое. В то же время в такой индустриально развитой стране, как США, на предприятиях с 500 рабочими и выше сосредоточивалось 33% рабочих. Однако следует учесть, что в США, как и в других индустриально развитых странах, вследствие лучшей технической оснащенности и, следовательно, более высокой производительности труда, для производства одного и того же объема продукции требовалось меньше рабочей силы, чем в России.
Громадную роль в индустриальном развитии пореформенной России играл рост механизированного транспорта, и в первую очередь создание сети железных дорог. Для России, страны с огромными пространствами, железные дороги имели не только хозяйственное, но и стратегическое значение: тяжелые последствия бездорожья особенно ярко проявились в годы Крымской войны.
Указом 28 января 1857 года было учреждено Главное общество российских железных дорог, которое разработало широкую программу железнодорожного строительства, предусматривавшую прежде всего соединение хлебопроизводящих районов страны с судоходными реками и портами Черного и Балтийского морей. В данном случае преследовалась цель создать благоприятные условия для предпринимательского помещичьего хозяйства. Однако железные дороги призваны были выполнять и важную стратегическую функцию — быструю доставку войск из центра к западным границам.
Острый финансовый кризис в то время заставил правительство привлечь к железнодорожному строительству частный капитал, которому были предоставлены значительные льготы, и главная из них — гарантия ежегодной пятипроцентной прибыли. Кроме того, в частные руки передавались и железные дороги, построенные ранее на средства казны. К 1871 году почти все железные дороги находились в частных руках. Однако эта мера не оправдала надежд. К 1880 году долг казне частных железных дорог превысил 1 млрд. рублей. Вследствие этого правительство вновь вернулось к казенной постройке железных дорог, а затем и к постепенному выкупу частных железных дорог. Громадные выкупные платежи, взимаемые с крестьян за надельные земли, существенное повышение прямых и косвенных налогов позволили правительству провести эту меру: к 1895 году 60% железнодорожной сети было уже в казенном ведении, и жесткий правительственный контроль был установлен над железными дорогами, остававшимися в частном владении.
О быстром росте железнодорожной сети в пореформенной России говорят следующие показатели: если к 1861 году протяженность ее составляла 1,5 тыс. верст, то к 1871 году - свыше 11 тыс., к 1881 году -  более 22 тыс., к 1891 году - 30 тыс., а к 1901 году - уже 58 тыс. В железнодорожном строительстве России можно выделить два периода настоящего бума: конец 60-х  - начало 70-х годов, когда ежегодно вводилось в строй свыше 2 тыс. верст железных дорог, и вторая половина 90-х годов (время промышленного подъема), когда среднегодовой прирост железнодорожной сети составлял 8 тыс. верст.
В конце 60-х — начале 70-х годов были введены в строй такие важные линии, как Москва — Курск, Курск — Киев, Курск — Харьков, Харьков — Одесса, Харьков — Ростов, Москва — Ярославль, Ярославль — Вологда, Москва — Тамбов, Тамбов — Саратов, Москва — Брест, Брест — Киев. Таким образом, в начале 70-х годов Центр России был связан с северными, поволжскими черноземными губерниями, с портами Черного и Балтийского морей, а Москва превратилась в крупнейший железнодорожный узел страны.
В конце 70-х - начале 80-х годов началось строительство железных дорог и на окраинах Европейской России: в Закавказье, в Средней Азии и на Урале. Были проведены дороги от Перми до Екатеринбурга, от Самары до Уфы; Екатеринослав был соединен с Донбассом и Кривым Рогом. В 1883 - 1888 годам были построены Закавказская и Закаспийская железные дороги. В 90-х годах железные дороги соединили Центр с основными поволжскими городами, проведены линии Москва — Рига — Виндава, Вологда — Архангельск, Пермь — Котлас. В 1891 году началось строительство Транссибирской магистрали, имевшей исключительно важное значение в освоении Сибири, Приамурья и Приморья.
Строительство железных дорог оказало влияние на все стороны экономики страны. Железные дороги, связав самые отдаленные районы страны с центром и между собой, способствовали углублению их специализации, развитию внутреннего и внешнего рынка, росту подвижности населения. Рассчитанные сначала на удовлетворение в первую очередь нужд хлебного рынка, железные дороги дали сильный толчок развитию различных отраслей промышленности страны. Они связали производство с сырьевой базой и с рынками сбыта.

3. Расширение внутреннего рынка. Проникновение в Россию иностранного капитала.

Для второй половины XIX века был характерен значительный рост внутреннего и внешнего рынка. Особенно быстро развивался хлебный рынок. В 60 - 70-х годах на рынок поступало от 500 до 700 млн. пудов хлеба, что составляло от 45 до 47% его чистого сбора. В 90-х годах на рынок поступало уже свыше 1 млрд. пудов, или 50% от чистого сбора хлебов. При этом 60% продаваемого хлеба шло на внутренний и 40% - на внешний рынок. Наиболее высокий уровень товарности был в основных хлебопроизводящих регионах - центрально-земледельческих, поволжских и левобережно-украинских губерниях, которые отпускали от 55 до 60% чистого сбора хлебов.
Быстро росла и торговля промышленными товарами, спрос на которые предъявляли не только возраставшее городское и промышленное население, но и деревня, все более потреблявшая фабричного производства ткани, орудия труда и утварь, кровельное железо, керосин и т. п. Крупным потребителем товаров являлась и сама промышленность, нуждавшаяся в продукции ее добывающих отраслей - металле, угле, нефти, лесных материалах. К концу XIX века, несмотря на быстрые темпы роста добычи угля и выплавки металла, приходилось ежегодно импортировать свыше 150 млн. пудов угля и 35 млн. пудов металлов для нужд российской промышленности, что составляло до 40% по отношению к добыче и производству этой продукции в самой России.
Втягивание России в мировой рынок обусловливало значительное возрастание объема ее внешней торговли. В начале 60-х годов внешнеторговый оборот России составлял 430 млн. руб. (на 223 млн. руб. вывоза и 207 млн. руб. ввоза), а в конце 90-х годов — 1306 млн. руб. (на 698 млн. руб. вывоза и 608 млн. руб. ввоза), то есть возрос в 3 раза. Характерен устойчивый активный внешнеторговый баланс для России (превышение вывоза над ввозом).
В структуре вывоза преобладала продукция сельского хозяйства (главным образом хлеб). В 1861 - 1865 годах ежегодно вывозилось в среднем 80 млн. пудов хлеба, в 1871 - 1875 годах - 194 млн., в 1881—1885 годах - 302 млн., в 1891 - 1895 годах - 414 млн. и в 1896 - 1900 годах -  444 млн. пудов, то есть за пореформенные 40 лет объем хлебного вывоза возрос в 5,5 раза. Из вывозимых хлебов более половины приходилось на пшеницу. Если в начале 60-х годов хлеб составлял 31% стоимости вывозимых из России товаров, то в конце 90-х - 47%. Характерно, что вывоз хлеба из России происходил даже в 1879 - 1881, 1891 -  1892 голодных годах.
Важными статьями вывоза являлись также лес, лен и продукция животноводства. За 60 - 90-е годы значительно увеличился вывоз сахара - с 3,3 млн. до 12,4 млн. пудов. В то же время Россия продолжала находиться на одном из последних мест по потреблению населением сахара. В 90-х годах на 1 человека в России приходилось 10,4 фунта сахара, в то время как в Германии - 47, а в Англии -92.
В структуре ввоза в Россию значительное место занимали хлопок, металлы, машины, уголь и нефть, «колониальные товары» (чай, кофе и пр.), а также предметы роскоши. Так, хлопок составлял 22% стоимости ввоза, энергоносители - 19%, машины - 15%, металлы  -  11%, «колониальные товары» -  11%.
Около 75 - 80% внешнеторгового оборота России приходилось на европейские страны, остальные 20 - 25% - на страны Азии и Америки. Основными внешнеторговыми партнерами России являлись Германия и Англия; на долю первой приходилось 25%, а второй - 22% российского внешнеторгового оборота.
В пореформенной России, в отличие от крепостной эпохи, складывалась иная кредитная система, соответствующая капиталистическому развитию экономики страны. Создавалась новая сеть государственных кредитных учреждений, игравшая важную роль в финансировании промышленности, железнодорожного строительства, предпринимательского сельского хозяйства.
В развитии кредитной системы значительную роль играл иностранный капитал, вторжение которого в российскую экономику заметно усилилось с 80-х годов XIX века. К 1890 году вложения иностранного капитала в России составили уже около 200 млн. руб., а к 1900 году они достигли 900 млн. Иностранный капитал вкладывался не только в банковское дело, но и в промышленность, в транспорт, в средства связи. С 60 - 70-е годы он направлялся в первую очередь в строительство железных дорог (преимущественно в виде займов). Значительную роль в привлечении иностранного капитала играла экономическая политика правительства, предоставлявшего иностранным банкирам ряд льгот.
С 80-х годов иностранный капитал начинает вторгаться и в сферу российской промышленности, в основном в горнодобывающие и химическую отрасли, в машиностроение. Преобладал капитал Франции, Англии, Германии и Бельгии (в общей сложности он составлял 96% иностранных вложений капитала в российскую промышленность), французские и бельгийские капиталисты особый интерес проявляли к металлургии и металлообработке, угольной промышленности, машиностроению, банковскому делу, электротранспорту. Английских капиталистов привлекали угольная промышленность, а также   металлургия и нефть юга России. Германский капитал вкладывался преимущественно в машиностроение, городское хозяйство, электротехническую и химическую промышленность.
В Россию иностранный капитал привлекали выгодный рынок сбыта и дешевая рабочая сила, что обеспечивало ему высокие прибыли. Сравнительно высокие таможенные пошлины, установленные на ввоз иностранных товаров, также способствовали притоку в Россию иностранного капитала и учреждению в ней иностранцами крупных промышленных предприятий. Известны такие иностранные предприниматели в России, как англичанин Юз, основавший свое дело в угледобыче и металлургии юга России, шведы Нобели в нефтедобыче Бакинского района, англичанин Бромлей и француз Гужон, имевшие крупные металлообрабатывающие заводы в Москве, германская фирма Зингер со своими филиалами в России по производству и продаже швейных машин, шведская фирма Эриксон, занявшая монопольное положение в развитии телефонной сети.
Иностранный капитал способствовал индустриализации страны и, несомненно, играл прогрессивную роль, но за это приходилось платить дорогой ценой - высокими процентами за предоставленные кредиты и нещадной эксплуатацией труда русских рабочих. Однако представления о господстве иностранного капитала в русской промышленности опровергаются позднейшими исследованиями отечественных экономистов и историков (в частности В. И. Бовыкиным, достаточно подробно проанализировавшим масштаб и эволюцию иностранных вложений в российскую экономику), которые доказали, что иностранный капитал являлся хотя и важным, но отнюдь не определяющим фактором промышленного развития дореволюционной России.

4. Формирование промышленной буржуазии и промышленного пролетариата.

Процесс формирования промышленной буржуазии начался еще в дореформенную эпоху. Он выражался в том, что из среды мелких товаропроизводителей выделялись занимавшиеся торговлей и ростовщичеством. Накопив необходимый капитал, они затем вкладывали его в промышленное дело, становясь промышленниками-предпринимателями. Однако, занявшись промышленным предпринимательством, они в то же время продолжали расширять и торговые операции. Соединение промышленного капитала с торговым — характерное явление для мануфактурной стадии промышленности. Предприниматель выступал здесь одновременно в роли купца и фабриканта. Впоследствии рост промышленного капитала и промышленной буржуазии был связан с переходом от мануфактуры к крупной машинной индустрии.
Социальной базой формирования промышленной буржуазии служили купечество, отчасти мещанство, но преимущественно представители разбогатевшего крестьянства. Известные династии русских фабрикантов - Гучковы, Коноваловы, Кокушкины, Кондрашевы, Гарелины, Гандурины, Ямановские, Зубковы, Морозовы, Прохоровы, Рябушинские - вышли из среды крестьянства. Перечисленные выше фамилии относятся исследователями к московскому типу буржуазии, кроме которого в России существовал и так называемый «петербургский» тип буржуа. Данные ряда исследователей выявляют существенную разницу между этими двумя типами.
В 70 - 80-е годы возникают организации русской буржуазии для защиты своих предпринимательских интересов. В 1873 году в Петербурге образовался «Совет съездов представителей коммерческих банков». Он объединил банкиров Петербурга, Москвы и нескольких крупных промышленных центров. В 1874 году в Харькове был учрежден «Совет съездов горнопромышленников Юга России», представлявший интересы владельцев металлургических, машиностроительных и железорудных предприятий Донбасса и Криворожья. В 1880 году возник «Совет съездов горнопромышленников Уральской области».  В 1884 году в Баку был образован «Совет съездов нефтепромышленников», созданный группой ведущих предпринимателей и фирм, занятых добычей, переработкой и транспортировкой нефти и нефтепродуктов, а в 1888 году - «Совет съездов мукомолов». Союзы предпринимателей действовали на основании уставов, утвержденных правительством. Регулярно, иногда по нескольку раз в год, собирались их съезды, которые занимались вопросами тарифов, налогов и другими делами торговли и промышленности. Эти союзы промышленников впоследствии послужили базой для формирования монополистических объединений.
Тем не менее, крупная отечественная буржуазия, при всей своей экономической мощи, была достаточно разнородна по составу; достаточно вспомнить хотя бы о московском и петербургском ее типах, существенно различавшихся по источникам формирования, способу организации и управления производством, мировоззрению, а нередко и по интересам.
Россия отличалась наиболее высоким уровнем концентрации рабочих на крупных предприятиях. В 1890 году 70% фабрично-заводских и горных рабочих сосредоточивались на предприятиях, имевших 100 и более рабочих, и почти половина рабочих была сосредоточена на предприятиях, имевших свыше 500 рабочих каждое. В то же время в такой индустриально развитой стране, как США, на предприятиях с 500 рабочими и выше сосредоточивалось 33% рабочих. Однако следует учесть, что в США, как и в других индустриально развитых странах, вследствие лучшей технической оснащенности и, следовательно, более высокой производительности труда, для производства одного и того же объема продукции требовалось меньше рабочей силы, чем в России.
Для рабочего класса в России характерны были маргинальный статус (не было редкостью и пребывание «между полем и фабрикой») и низкий уровень квалификации. Оборотными сторонами этого являлись высочайшая в мире степень концентрации производства в дореволюционной России и весьма скромная доля рабочей аристократии в общей массе пролетариата, отсутствие корпоративных, тред-юнионистских и иных форм его самоорганизации. Поэтому высокая концентрация рабочих на крупных предприятиях России не может служить показателем ее преимущества перед развитыми капиталистическими странами.

5. Итоги модернизации в XIX веке. Тип российского капитализма.

Характер, уровень и особенности развития капиталистических отношений в дореволюционной России оценивались различными исследователями, политиками, общественными деятелями по-разному. Особенностью данного вопроса является то, что в литературе он, традиционно получая противоречивую интерпретацию, находился в центре идейно-политической борьбы.
Обширная дискуссия о характере, уровне и особенностях развития капиталистических отношений в дореволюционной России развернулась в начале – середине девяностых годов XX века, и продолжается до сих пор. Таким образом, в трудах отечественных историков были подробно рассмотрены отдельные аспекты капиталистического развития России конца XIX – начала ХХ века.
Обобщив существующие точки зрения на развитие капиталистических отношений в дореволюционной России, а также проанализировав ряд количественных и качественных показателей, мы пришли к следующим выводам.
Российскому капитализму конца XIX – начала XX века был присущ ряд особенностей. Среди основных можно отметить следующие: сжатые сроки капиталистического развития, регулирующая роль государства и сохранение феодальных пережитков, которые нарушили естественную последовательность формирования капиталистических структур.
В российском капитализме была представлена не только крупная фабрично-заводская промышленность, но и более ранние формы: мелкотоварное производство, система домашнего труда, крестьянские промыслы и мануфактуры. Крупный капитал их одновременно и разрушал, и консервировал, создавая препятствие для своего дальнейшего развития.
Промышленность в России была развита неравномерно как по районам сосредоточения, так и по отраслям, и характеризовалась высокой степенью концентрации производства.
В пореформенный период усиливается развитие капитализма в сельском хозяйстве. Мировой опыт продемонстрировал два основных варианта этого процесса: один - путь медленного приспособления феодальных структур к капиталистическому способу производства, другой - создание фермерских хозяйств и сельхозкооперативов, свободное предпринимательство. В России имели место оба варианта, но темпы развития капитализма в сельском хозяйстве сдерживались многочисленными феодальными пережитками.
В условиях российского абсолютизма торгово-промышленное предпринимательство зависело от государственных структур. Они за долгую эволюцию капитализма в России сумели приспособиться друг к другу.
Государство в России традиционно являлось крупным самостоятельным субъектом хозяйствования. С наступлением эпохи капитализма экономическая деятельность государства претерпела существенные изменения: ее рамки расширились, структура усложнилась, она стала приобретать рыночный характер.
По количественным показателям российские структуры занимали достаточно высокое положение, ненамного (в 1,5 раза) уступая лидерам - владениям США и Британской империи и значительно, в 3 - 5 раз превосходя аналогичные структуры Австро-Венгерской, Итальянской и Японской империй. Поэтому по своему месту в мировом потенциале (10,0%) Российская империя входила в первую пятерку великих держав наряду с владениями США, Британской и Германской империями, наравне с владениями Франции. По качественным показателям все российские структуры занимали одно из последних мест: седьмое - восьмое среди имперских и метропольных структур и 21 - 23-е места среди всех структур.
Таким образом, Россия по качественным показателям, характеризующим степень ее индустриализации, являлась развивающейся аграрно-индустриальной державой, обладавшей огромными потенциальными возможностями. По природно-демографическому потенциалу она занимала одно из ведущих мест в мире после Британской империи, значительно превосходя (в 1,5 - 6 раз) все остальные державы. По уровню индустриализации общества и экономическому потенциалу в целом Российская империя, включая ее центральные части, наряду с Японской империей входила в третью группу индустриально развивающихся стран, в которых были созданы основы крупного машинного производства, имелся значительный отряд фабрично-заводских рабочих, но они существенно уступали не только ведущим промышленным странам - США, Германии, Великобритании и Франции, но и второму эшелону промышленно развитых государств — Австро-Венгрии и Италии, где процесс индустриализации общества еще не вполне завершился.

Заключение

Российскому капитализму конца XIX – начала XX века был присущ ряд особенностей. Среди основных можно отметить следующие: сжатые сроки капиталистического развития, регулирующая роль государства и сохранение феодальных пережитков, которые нарушили естественную последовательность формирования капиталистических структур.
В российском капитализме была представлена не только крупная фабрично-заводская промышленность, но и более ранние формы: мелкотоварное производство, система домашнего труда, крестьянские промыслы и мануфактуры. Крупный капитал их одновременно и разрушал, и консервировал, создавая препятствие для своего дальнейшего развития.
Промышленность в России была развита неравномерно как по районам сосредоточения, так и по отраслям, и характеризовалась высокой степенью концентрации производства.
В пореформенный период усиливается развитие капитализма в сельском хозяйстве. Мировой опыт продемонстрировал два основных варианта этого процесса: один - путь медленного приспособления феодальных структур к капиталистическому способу производства, другой - создание фермерских хозяйств, свободное предпринимательство. В России имели место оба варианта, но темпы развития капитализма в сельском хозяйстве сдерживались многочисленными феодальными пережитками.
В условиях российского абсолютизма торгово-промышленное предпринимательство зависело от государственных структур. Они за долгую эволюцию капитализма в России сумели приспособиться друг к другу.
Государство в России традиционно являлось крупным самостоятельным субъектом хозяйствования. С наступлением эпохи капитализма экономическая деятельность государства претерпела существенные изменения: ее рамки расширились, структура усложнилась, она стала приобретать рыночный характер.
По количественным показателям российские структуры занимали достаточно высокое положение, ненамного (в 1,5 раза) уступая лидерам - владениям США и Британской империи и значительно, в 3 - 5 раз превосходя аналогичные структуры Австро-Венгерской, Итальянской и Японской империй. Поэтому по своему месту в мировом потенциале (10,0%) Российская империя входила в первую пятерку великих держав наряду с владениями США, Британской и Германской империями, наравне с владениями Франции. По качественным показателям все российские структуры занимали одно из последних мест: седьмое - восьмое среди имперских и метропольных структур и 21 - 23-е места среди всех структур.
Таким образом, Россия по качественным показателям, характеризующим степень ее индустриализации, являлась развивающейся аграрно-индустриальной державой, обладавшей огромными потенциальными возможностями. По природно-демографическому потенциалу она занимала одно из ведущих мест в мире после Британской империи, значительно превосходя (в 1,5 - 6 раз) все остальные державы. По уровню индустриализации общества и экономическому потенциалу в целом Российская империя, включая ее центральные части, наряду с Японской империей входила в третью группу индустриально развивающихся стран, в которых были созданы основы крупного машинного производства, имелся значительный отряд фабрично-заводских рабочих, но они существенно уступали не только ведущим промышленным странам — США, Германии, Великобритании и Франции, но и второму эшелону промышленно развитых государств — Австро-Венгрии и Италии, где процесс индустриализации общества еще не вполне завершился.

Список использованной литературы.

1. Ананьич Б. Проблемы российского реформаторства // Знание – сила. - 1992.- №2.- С.74-85.
2. Ананьич Б. В. С. Ю. Витте и П. А. Столыпин – российские реформаторы XX столетия // Звезда. - 1995. - № 6. - С. 104 – 109.
3. Анфимов А. М. Крестьянское хозяйство Европейской России. 1881 – 1904. – М.: Наука, 1980.
4. Всемирная история: В 24 т. /  Под  ред.  Бадак А.В., Л. А. Войнич  Т. 19. - Минск.: Литература, 1998.
5. Головатенко А. История России: спорные проблемы. – М.: Школа-пресс, 1994.
6. Зверев В.В. Даниэльсон Н.Ф., Воронцов В.П: Капитализм и пореформенное развитие русской деревни (70 – 90-е годы XIX в.) // Отечественная история. - 1998.- №1.- С.157-167.
7. Исаев Н.И. История государства и права России. – М.: Юнити, 1999.
8. История СССР. XIX - начало XX в./ Под ред. В.А. Вдовина.- М.,1990.
9. Коробков Ю. Д. Пособие по истории России для поступающих в вузы. – Магнитогорск, 1996.
10. Федоров В. А.  История России 1861 – 1917. – М.: Высшая школа. 2000.

© Размещение материала на других электронных ресурсах только в сопровождении активной ссылки

Вы можете заказать оригинальную авторскую работу на эту и любую другую тему.

(20.9 KiB, 23 downloads)

Здесь вы можете написать комментарий

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.
Навигация
Связаться с нами
Наши контакты

vadimmax1976@mail.ru

8-908-07-32-118

О сайте

Magref.ru - один из немногих образовательных сайтов рунета, поставивший перед собой цель не только продавать, но делиться информацией. Мы готовы к активному сотрудничеству!